Откровения засланных казачков

12

7824 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 136 (август 2020)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Голубничий Иван Юрьевич

 

В условиях обострения идеологической борьбы между условными «либералами» и не менее условными подчас «патриотами-государственниками» (при отсутствии внятно сформулированной государственной идеологии) время от времени начинает обновляться кадровый состав «официального патриотизма». Как правило, это фигуры, призванные «освежить» картинку патриотического бомонда, взамен опостылевших народу властных пропагандистов прежних розливов. В обязанность этих людей входит обоснование и оправдание всех инициатив власти, в том числе и явно антинародных (вроде повышения пенсионного возраста), и откровенно абсурдных (вроде прописанного в поправках к Конституции Господа Бога). А поскольку при выполнении подобных задач исполнителям заведомо и неизбежно приходится дезинформировать граждан, то и кадры подбираются соответствующие. Они могут быть обаятельными, непосредственными, но главным «профессиональным» качеством при этом является отсутствие стыда и вообще какой-либо рефлексии. Беспринципность и невежество также обязательны. Ну, всё это так, к слову. Теперь о деле.

 

С некоторых пор в телевизионных политических шоу стал принимать участие аналитик Сергей Михеев, позиционирующий себя как «патриот». Телезрителям импонирует его непосредственность и своеобразный патриотический задор. Некоторых, правда, смущают блуждающий взгляд и сбивчивая речь, но это, в конце концов, не так существенно, как то, что он говорит. Естественно, у жанра телешоу свои законы, и от участников требуется определённая «заострённость» позиции. Поэтому, с одной стороны, не принято предъявлять к выступающим завышенные требования по части логичности и строгогосоответствия общепризнанным истинам. Но, с другой стороны, вопросы, которые затрагиваются в ходе этих зрелищных передач, порой слишком серьёзны, чтобы допускать по отношению к ним чрезмерную «лёгкость мыслей», которая неизбежно проявляется в том случае, когда тот или иной «боец патриотического фронта» стремится понравиться одновременно и властям, и патриотической общественности в максимально широком смысле этого понятия. В то же время, опыт регулярного просмотра подобных шоу даёт нам возможность утверждать, что главный их смысл состоит в дезориентации широких масс, «выпускании пара» общественного недовольства, «забалтывании» действительно серьёзных проблем и вопросов, манипуляции общественным мнением и разобщении народа.

 

Недавно на интернет-ресурсе «Актуальные комментарии» был опубликован текст, над которым стоит подпись «Сергей Михеев, политолог». Текст имеет название «Поправки в Конституцию – это только начало», при переходе на источник он оказался расшифровкой выступления Михеева в телепрограмме «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» от 5.07.20. Само собой, этот материал не мог не заинтересовать многих, поскольку принятые поправки вызвали широкое и эмоциональное обсуждение в обществе, подняв ряд серьёзных вопросов, которые до сих пор так и не получили ответов. И если некий хороший человек претендует на то, чтобы разъяснить смысл и предназначение этих поправок, то грех не воспользоваться возможностью получить это разъяснение компактно и в готовом виде. Однако с первых же абзацев становится ясно, что в рассуждениях политолога что-то не так. Очень не хотелось бы понапрасну обидеть уважаемого человека, но, к сожалению, утверждения и умозаключения Михеева, относящиеся к его видению важнейших этапов и вех истории России, по ряду признаков представляются, скажем так, интеллектуально недобросовестными и нравственно недостаточными.

«Отрицание истории, которое происходило у нас как минимум два раза, сыграло с нами злую шутку. Был шанс, сначала в 17-м, потом в 91-м году улучшить, не разрушая, подумать…».

 

Уравнивать в статусе «разрушения» судьбоносные революционные события 1917 года с предательской контрреволюцией 1991 года – научно некорректно, неэтично, а кому-то могло бы показаться даже глупым. В 1917-м объективно возникшая в России революционная ситуация повлекла за собой грандиозные социальные преобразования и сдвиги, в результате которых было создано первое в мире многонациональное государство рабочих и крестьян – СССР. Создание этого государства действительно сопровождалось освобождением от многого отжившего, архаичного, мешавшего на пути к новой жизни. Случались и перегибы, о которых впоследствии было многократно сказано и которые были по возможности исправлены партией и государством. Но героические усилия нескольких поколений советских людей привели к построению самого справедливого человеческого общества на земле, и это было признано (хотя в отдельных случаях и «сквозь зубы») всем миром. Наследие СССР, его научно-технические и социальные достижения эксплуатируются уже три десятилетия после развала той страны, и при этом у иных «патриотов» всё ещё хватает наглости и бесстыдства порочить советскую власть и говорить о ней с противоестественным, ничем не объяснимым высокомерием.

 

«…По большому счёту, не хватило любви к собственной стране, чтобы найти ту модель, при которой можно было все улучшить, не разрушая…».

Опустим слова «по большому счёту», это пустозвонная риторика, но уточним – у кого, по мнению политолога, не хватило любви к собственной стране? У большевиков, выстоявших в нечеловечески трудном, на грани возможного, противостоянии с агрессивным и враждебным внешним миром, перед угрозой расчленения и уничтожения России западными государствами при активном содействии пресловутого Белого движения? У творцов трудовых «пятилеток», осуществлявших индустриальный и научно-технический прорыв СССР, для того чтобы подготовить страну к грядущей неизбежной войне? Вы бы, господа, так научились любить Россию, как любили её большевики, а потом брались бы рассуждать о том, что не способны понять… «Всё улучшить, не разрушая» – сия простодушная благоглупость была бы достойна Манилова, но в устах современного человека, позиционирующего себя как патриота, она звучит как минимум демагогически. Особенно когда разговор идёт вроде бы на серьёзном уровне, и предметом этого разговора является один из самых важных переломных моментов истории человечества. «Улучшить и углубить» – это мы уже слышали от одного государственного предателя, ныне глубоко и искренне ненавидимого и презираемого большинством своих соотечественников.

 

«…В этом смысле отрицание истории в 91-м году было катастрофой, но в метафизическом смысле эта катастрофа была неизбежна как зеркальное отражение отрицания истории в 17-м году. Это было ужасно, но это было, видимо, неизбежно. За это надо было заплатить, и заплатить в первую очередь тем, кто инициировал это отрицание в 17-м году».

 

«Зеркальное отражение отрицания истории» – это тоже пустое псевдофилософское сотрясение воздуха, призванное затуманить лживую суть сказанного. Катастрофа 1991 года была преступной антинародной контрреволюцией, когда, в результате предательства значительной части партийной верхушки, был разрушен Советский Союз, и Россия была отброшена далеко назад в своём развитии. Разрушение «в метафизическом смысле» режиссировалось и финансировалось с Запада, что давно общеизвестно и с чем, возможно, не будет спорить и сам «патриот» Сергей Михеев. Его глубокая неправда состоит в утверждении, что эта контрреволюция и все её следствия были «неизбежной платой» за Великий Октябрь 1917-го года, и эту плату, якобы, должны заплатить те, кто «инициировал» события вековой давности. Но, если даже пойти на такую дикую, поистине безумную постановку вопроса, проблема будет в том (и политолог не может этого не знать), что люди, которые совершили Великую Октябрьскую социалистическую революцию, давно ушли из жизни, и на момент августовского контрреволюционного переворота 1991-го года «заплатить» уже ни за что не могли. «Заплатил» ни в чём не повинный народ, который спокойно жил и честно трудился в своей свободной, могучей и независимой стране, и этот народ продолжает «платить» по сей день. Кому? Известно, кому – новым хозяевам жизни, и это также факт, оспорить который невозможно. Значит, это было «надо»? Не стыдно, политолог?

 

«Но сейчас, как мне кажется, у нас есть шанс улучшить, не разрушая. Найти оптимальный сплав разных периодов истории, вынуть из них всё то, что действительно работает на благо людей, страны, истории. Если хотите, всё то, что несёт созидание и любовь. Из этого попытаться вычленить оптимальную модель развития, этот шанс есть. Мы довольно долго любили говорить, между прочим, про Китай, когда обсуждали перестройку. Мол, посмотрите, Китай наблюдал опыт распада СССР, и они какие-то уроки извлекли. Сейчас перед нами стоит задача извлечь уроки из собственного прошлого, как это ни странно. Улучшать, преобразовывать, не разрушая».

 

На сегодняшний день необратимо разрушены советские системы образования, здравоохранения, социальной защиты, трудового права… и ещё многое, о чём политолог также не может не знать, что действительно работало «на благо страны, людей, истории». Наша история за постсоветские годы была искажена, фальсифицирована и оплёвана до неузнаваемости, при молчаливом попустительстве инстанций, прямым служебным долгом которых было этому противостоять. При этом следует отметить, что «национал-патриоты» внесли свой собственный (и огромный!) «вклад» как в разрушение СССР, так и в оплёвывание прошлого. Общенародная собственность в результате – в руках ограниченного круга «эффективных собственников». Всё это происходило и продолжает происходить под видом «улучшений» и «преобразований». Из этого политолог предлагает «вычленить оптимальную модель развития»? К кому адресована эта пустозвонная маниловщина? Ссылки на Китай смехотворны – там были ошибки и перегибы, но не было государственного предательства, как у нас в 1991-м году, а это значит очень много, и об этом тоже политолог не может не знать.

 

Подготовив почву для выводов, Сергей Михеев высказывает свою главную мысль, концепцию, как будто списанную с тупых методичек, рождённых в недрах подлого агитпропа «горбачёвского» образца.

 

«Сейчас нужно сосредоточиться на этом – консолидация, вычленение оптимального, самых важных этапов нашей истории, даже если они конфликтуют друг с другом. В этом смысле поправки в Конституцию – только начало работы…».

 

Сегодня мы имеем перед глазами значительный опыт «консолидации» в понимании нынешних идеологов нашего «деидеологизированного» государства. Один из наиболее ярких и близко лежащих примеров – это системное уничтожение советского наследия в отечественной топонимике. На протяжении всех постсоветских лет власть, активно или пассивно, способствовала тому, чтобы ликвидировать как можно больше напоминаний о советском прошлом в названиях городов и улиц. Многое общественности пока удалось отстоять, но процесс ползучей десоветизации продолжается. Не будем сейчас рассуждать о моральной правомерности того или иного переименования, отметим только, что одна только эта, постоянно действующая, кампания сведения счётов с советским прошлым нанесла колоссальный ущерб единству нашего общества. А тут ещё всевозможное прославление предателя Солженицына, установка памятника предателю и палачу русского народа адмиралу Колчаку, установка памятной доски (впоследствии «осквернённой» и бесславно демонтированной) мучителю блокадного Ленинграда финскому фельдмаршалу Маннергейму при участии высоких государственных чинов, инициатива одиозного телеведущего по увековечению памяти гитлеровского холуя и военного преступника генерала Краснова, систематические «прощупывания» общественного мнения на предмет возможной (частичной или полной) реабилитации генерала-предателя Власова, расплодившееся по регионам всяческое антисоветское и сепаратистское «казачество» с портретами коллаборационистов в своих «схронах» и т.д. и т.п. Вероятно, всё это и называется сегодня, на языке пропагандистов, «консолидация, вычленение оптимального, самых важных этапов нашей истории, даже если они конфликтуют друг с другом». Озвученная Михеевым информация о том, что «поправки в Конституцию – только начало работы» – это, в сущности, «подстава» по отношению к власти (мы извиняемся за вынужденное использование уличного словца за неимением удовлетворительных аналогий ему в данном случае). В 20-летнюю годовщину действующей власти говорить о том, что работа только начинается – это или запредельный цинизм, или неадекватность; выбирайте, что больше нравится, но и то, и другое выглядит как минимум издевательски. Вероятно, эта «гениальная» пропагандистская идея принадлежит не самому политологу, а рождена в недрах идейного руководства и прописана в соответствующих инструкциях-методичках. Эту же мысль можно было бы сформулировать более изящно, в том духе, что «жизнь ставит новые задачи и т.д.». Но – сказано, как сказано: «только начало работы». Устами пропагандиста гражданам ясно даётся понять, что их в грядущем ждёт ещё много трудностей на пути к консолидации и благоденствию, поэтому расслабляться нельзя.

 

Но и это ещё не всё. Сегодня порой иные беспокойные радетели за Советскую власть, мешающие власти нынешней «обустраивать Россию» по капиталистическому образцу, ядовито сетуют на отсутствие в современной жизни великих целей и задач. А без них, говорят они, общество разлагается, теряет национальное и гражданское самосознание. Политолог Сергей Михеев смело и предметно разоблачает этот «пораженческий» миф.

 

«…Мы стоим перед грандиозной задачей. За Конституцию действительно проголосовало беспрецедентное число граждан. Тем не менее, как мне кажется, у некоторых есть соблазн успокоиться и сказать: «Да все прекрасно. Смотрите, как все хорошо проголосовали». Однако, я думаю, дальше стоит сверхважная задача – найти концепцию развития страны».

 

Об обстоятельствах голосования по поправкам и о новациях, применённых в ходе этого голосования, сказано и написано немало. Дело это на данный момент уже прошлое, но, тем не менее, стоило ли раздражать граждан лишним упоминанием о том, о чём целесообразнее было бы поскорее забыть? Тем более что может пострадать консолидация общества, а это противоречит обозначенным выше задачам. Но нет, политолог не успокаивается: проголосовали хорошо, теперь нужно найти концепцию. Не совсем понятно: то ли, по его мнению, прежняя концепция была негодной, то ли её не было вообще; но и то и другое плохо.

Завершается данный смысловой блок очень содержательным фрагментом, не без претензий на идеологическое водительство в более значительном масштабе.

 

«И очень важен вопрос элит. У элит, как мне кажется, сейчас есть соблазн расслабиться, успокоиться и друг другу рассказать, что всё прекрасно. Нет, я считаю, во-первых, далеко не всё замечательно и надо себе чётко отдавать отчёт в том, что те, кто проголосовал за поправки, далеко не всем довольны в этой жизни. Те, кто проголосовал против, не должны становиться изгоями. Противопоставлять эти две части общества не имеет смысла…».

 

Фрагмент про соблазн для элит «расслабиться» мы пропускаем как просто набор слов. Про то, о чём говорится далее, можно сказать, что те, кто голосовал против поправок, уже успели побыть изгоями, полной чашей хлебнув оскорблений и обвинений в «предательстве», и это послевкусие у многих останется надолго. Вдумаемся. Людям предложили прийти на избирательные участки и высказать своё мнение, а когда они, поверив добросовестности этого призыва, пришли и высказали его, из тех, кто проголосовал «неправильно», сразу же стали делать чуть ли не врагов государства. Консолидация, которой и не было, понесла дополнительный ущерб. Какой в этом был смысл? Об этом, возможно, политолог Михеев нам всем когда-нибудь расскажет. Далее он проговаривает, видимо, сокровенное, после чего главный смысл выступления в какой-то степени проясняется: «…И здесь у элиты, на самом деле, архиважная задача. На них ложится ответственность по нахождению этого консенсуса. Необходимо преодолеть разрыв между правящим классом и обществом. И тех, и других убедить в том, что у нас одна задача. Двигаться надо в одном направлении, это общая работа».

 

Если воспринимать сказанное всерьёз, то что можно возразить на это? Сытый голодного не разумеет. Убедить «элиту» и общество (читай: богатеев и работяг) в том, что у них одна задача – труд непосильный, едва ли в обозримом будущем осуществимый, по понятным причинам. К тому же, сначала задачу эту общую нужно более-менее внятно сформулировать, а это само по себе нелёгкая задача… В общем, похоже, политологу всё равно, что говорить, главное – поддерживать позитивный «патриотический» дискурс, не затрагивающий по-настоящему острых и принципиальных вопросов: за всё хорошее против всего плохого, но с обязательным оттенком осуждения советского прошлого. При этом эпитет «архиважная» предательски выдаёт не изжитое до конца марксистско-ленинское образование. Демагогические, феерически бессмысленные шаблоны и алгоритмы столь же предательски выдают достойного ученика «горбачёвской» школы. Извините, но с такими «патриотами» и врагов не надо, они всё деморализуют и развалят сами. А потом расскажут нам о необходимости «возврата к истокам». Кстати, факт, что Михеев вступил в партию «За правду», дополнительно характеризует политолога. В этой молодой партии уже сегодня есть очень яркие и интересные личности; со временем, при сколько-нибудь удачной политической судьбе этой партии, их, несомненно, будет ещё больше.

 

К слову, политический начальник Сергея Михеева по партии «За правду» Захар Прилепин в своих интервью с поистине детским простодушием проговаривает знаковые, ключевые моменты этой искомой и чаемой «консолидации»: «Надо отдавать себе отчёт – живём мы в капиталистической стране. Социалистическая революция у нас не произошла. Недра народу никто возвращать не будет. Требовать надо возможных вещей, а не вещей, которые выходят за рамки наших с вами возможностей и полномочий. У нас все это произошло в 91-м году. И мы с вами смирились с тем государством, все проголосовали за Ельцина, за ту Конституцию, и с этим живём».

 

Пассаж красноречивый, не нуждающийся в особых комментариях. Но, по крайней мере, честно и прямо. Каких «возможных вещей» считает допустимым требовать этот начинающий политик с неоднозначной репутацией? Очевидно, прожиточного минимума, и, возможно, подачек, за которые народу нужно будет униженно благодарить хозяев и власть. Но главное – внушить своей аудитории, что «социалистическая революция у нас не произошла», и тем самым заставить забыть, что социалистическая революция у нас была, но в 1991 году вполне определёнными силами и исполнителями была совершена капиталистическая контрреволюция. Народ, по замыслу кукловодов, должен забыть эту истину. Вот он и весь ваш «консенсус» – создать идеологическое обоснование социальной несправедливости, оболванить народ, подготовить его морально к вечному рабству, убедить его в неизбежности перспективы всю жизнь ишачить на хозяина – «эффективного собственника», с которым мы (?), якобы, смирились в 1991 году. На утверждение этой идеологемы и направлена, собственно, вся «патриотическая» риторика Сергея Михеева как функционера – винтика пропагандистского аппарата.

 

Комментируя данный текст, мы понимаем, что кто-то неизбежно скажет: «А стоило ли вообще уделять так много внимания частным высказыванием очередного персонажа телевизионного и околополитического паноптикума? Мало ли, кто что болтает в стремлении как-то “засветиться” в телеэкране, пользуясь возможностями “свободы слова”?». Оно вроде бы и так. Но, во-первых, этот политолог олицетворяет определённую тенденцию, чрезвычайно вредную для России в её нынешнем состоянии. А во-вторых, в последнее время фигура Сергея Михеева (наряду с другими подобными фигурами) презентуется как некий фактор противодействия со стороны «патриотическо-государственнического» фланга по отношению к «либеральному». Говоря проще, из политолога делают очередную «знаковую» фигуру, которая предназначена для транслирования нужных установок – установок внешне благообразных, но, как можно легко убедиться, с явственным антинародным душком. Одна федеральная газета («отметившаяся», кстати, в год 75-летия Великой Победы публикацией слащавого панегирика «Неугасимая лампада», посвящённого известному коллаборационисту, графоману-антисоветчику Борису Ширяеву, о котором с исчерпывающей полнотой рассказала газета «Советская Россия» в разоблачительной статье «Чадящая лампада»), опубликовала о политологе Сергее Михееве обширный материал, в котором, в частности, было сказано следующее: «Существо гражданской позиции Михеева прежде всего определяется патриотизмом. При обсуждении любой проблемы он всегда исходит из интересов государства и народов России, чем навлекает на себя гнев либеральных оппонентов. Но он не тушуется, не отступает, а самым решительным образом торпедирует аргументы своих противников».

 

Про качество «патриотизма» Сергея Михеева красноречиво свидетельствует всё вышесказанное – «свежесть» его явно не первая. По поводу гнева неназванных «либеральных оппонентов» – здесь, вероятно, им самим виднее. Но возможно, что, прочитав текст концептуального выступления Сергея Михеева, «либеральные оппоненты» только бы от души посмеялись и искренне порадовались тому, что, как и прежде, по ключевым, фундаментальным политическим вопросам (таким, как отношение к социализму и к Советской власти) они вполне единодушны с такими вот «патриотами», а их разногласия имеют декоративный, игровой и, в общем-то, глубоко формальный характер. Если рассматривать суждения этого политолога по существу, а не по форме, то станет совершенно ясно, что Сергей Михеев – своеобразная, нестандартная модификация либерального пропагандиста-задушевника, занятого обеспечением того, чтобы народ не проснулся, не осознал своих настоящих интересов, а продолжал бы с удвоенной силой выполнять «общие задачи» по приумножению богатства имущего класса и комфорта власти. Эта пропагандистская версия работает на определённую часть общества, уязвимую перед демагогией и эмоциями, восприимчивую к псевдопатриотической риторике и к особому, скажем так, психобиологическому типу пропагандистов.

 

Задача настоящих патриотов и коммунистов состоит в том, чтобы не дать возможности внедрить («заслать») в патриотический контекст очередных антисоветских «казачков». Иначе Россия зайдёт в очередной тупик, и мы опять потеряем время.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов