Папуа и папуасы ­

21

906 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 132 (апрель 2020)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

Моё необыкновенное путешествие

 

 

КАК МЕНЯ ТУДА ЗАНЕСЛО?

 

Поездка в Папуа в августе 2019-го для меня была авантюра. Друзья пригласили меня в это путешествие, и я, не раздумывая, согласилась. Компания в таких делах – самое главное. Потом – всё остальное – деньги, время и пр. Мне в первую очередь хотелось попасть в национальные парки и на острова. А вот мои попутчики интересовались папуасами, их традициями и обычаями. Что ж, они специалисты! Правда, помимо историков, в нашей небольшой группе были ещё и биологи. Ну, для них там вообще оказался рай на Земле!

Я к поездке готовилась основательно. Это было правильно, и я действительно не ошиблась с экипировкой и разными важными мелочами. К сожалению, удалось найти очень мало литературы по интересующей меня теме. Отмечу, пожалуй, лишь невероятно интересный и очень полезный путеводитель Антона Кротова: «Индонезия: От Суматры до Папуа. Практический путеводитель» (М., 2016) и просто увлекательное чтиво из серии «Глазами очевидца» (авторы: Сумский В., Серебряков С., Пугачева В.: «Индонезия: Ява» – М.: Ардженто Груп, 2010.). О нашей поездке я написала подробный отзыв. Он есть в интернете на сайте отзывов – там советы и рекомендации. Но ведь хочется ещё и эмоциями поделиться! Впечатления я разделила на две части: «Индонезия: Джакарта, Флоренс – острова и океан, драконы и немного Бали», и «Папуа и папуасы».

С детства для меня папуасы ассоциировались в первую очередь с Н. Миклухо-Маклаем. Узнав, что я поеду в Папуасию, я сразу стала искать сочинения самого путешественника и книги о нём. Непростое это дело! Но кое-что, конечно же, купила у букинистов. Н. Миклухо-Маклай находился на Новой Гвинее с сентября 1871 по декабрь 1872 года. Почитать его книги настоятельно рекомендую всем. Во всех изданиях много сведений о папуасах и отличные рисунки самого путешественника. Уникальная личность! Читать интересно! Но сейчас с историей региона лучше знакомиться все-таки по современным изданиям и в интернете.

Папуа (с ударением на последнюю букву), то есть «курчавый», назвал остров дон Хорге де Менесес, первым из европейцев высадившийся на нём в 1526 году.

Сейчас остров разделён на две части. Западная часть принадлежит Индонезии. Восточная – самостоятельное государство. На вопрос, почему мы поехали в Папуа, принадлежащую Индонезии, а не в Папуа-Новую Гвинею, ответил наш руководитель Д. Черняховский. В Восточной части (куда мы не ездили) располагается государство «Папуа-Новая Гвинея» или кратко ПНГ. В Западной части острова (это 22% территории Индонезии), находится провинция Папуа, самая большая в Индонезии. История колониального освоения восточной части острова довольно богата, и в настоящее время ПНГ гораздо более экономически развита, чем её западный сосед. За своё относительное благополучие ПНГ платит усилением нагрузки на природные экосистемы. По данным Географического факультета МГУ, более половины территории государства Папуа-Новая Гвинея, увы, уже подвержено современным антропогенным изменениям, чего нельзя сказать про западную часть острова.

К тому же Папуа – это очень и очень малонаселённый регион. Численность населения ПНГ в разы больше. В индонезийской части острова – четверть населения живет в небольших городах на побережье, еще четверть – в Балиеме и долинах других больших рек. Здесь сохранились и вовсе необитаемые районы. Папуа – это действительно дикая страна, во всех смыслах. Мнение Дм.Черняховского для меня авторитетно, он учёный, опытный путешественник, многократно бывавший в этих местах. И он регулярно ездит в этот регион, так что его информация отнюдь не устаревшая. Кому интересно, ищите «Тайный Меридиан» в интернете. Там много интересного.

«Часто «яфи», как называют здесь выходцев с Явы, презрительно смотрят на папуасов, а уж мы, европейцы, чего греха таить, и вовсе едем сюда, как в зоопарк. При этом забывается, что долина Балием с её 100-тысячным населением, никогда не видевшим белых и не знавшим железа, была открыта для европейской цивилизации лишь в 1938 году, и первое, что испытали первооткрыватели – шок от превосходно развитого и очень своеобразного сельского хозяйства, гармонирующего с природой, позволяющего жить полностью автономно от внешнего мира».

По мнению Дм. Черняховского, в Папуа первые формы оседлого земледелия появились не просто раньше, чем в любых других частях мира, а раньше на тысячи лет! Можно внимательно почитать мнения специалистов, это очень увлекательно. Но для дилетантов важно ответить (попытаться) на два вопроса. Первый – почему папуасы начали заниматься ранним земледелием явно раньше других народов? То есть, почему они не только лазили по кустам и тащили в норку все то, что оттуда сорвали, а старательно сажали эти самые кусты «около своей норки»? Хозяйственные были? Уже тогда, много тысяч лет назад. И такими и остались по сей день, откуда возникает вопрос номер два. Почему они застыли на этом этапе? Правда, слово «застыли» здесь не особо подходит, так как за последние 4 тысячи лет папуасы освоили и гораздо более совершенную технику устойчивого земледелия, и разные новые культуры.

Чтобы ответить на первый вопрос, обратим внимание на важное обстоятельство. В любых других частях мира, где человек научился возделывать землю, присутствовали самые разнообразные млекопитающие, а в Новой Гвинее никого сильно кусачего не водилось. По полям сказали одни грызуны. Причиной этого является островная изоляция региона. Это особое царство живой природы. А попросту – не было там хищников! Дефицит настоящих хищников восполнялся питонами и большими хищными птицами. Таким образом, первое и главное отличие Новой Гвинеи от других земледельческих областей – ограниченность ресурсов для охоты. А вот для земледелия условия были благоприятными. И всякие злаки росли, и климат тому благоприятствовал. И мелкие животные повсюду проживали, которых ловили и ели. Второй вопрос – почему папуасы остались в каменном веке? Ответ на него аналогичен – из-за ограниченности ресурсов в условиях островной изоляции. Не было у них контактов с внешним миром вплоть до появления шустрых мореплавателей-соседей, сумевших преодолеть большие проливы. Пришельцы с ближайших островов привезли с собой новые сельскохозяйственные культуры и животных, например, свиней, собак. Появились и новые методы земледелия (освоили террасы). Но по большому счету островная изоляция продолжилась вплоть до появления голландцев (они привезли батат, маниок, миссионеров и кроликов).

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ И ВПЕЧАТЛЕНИЙ

 

Итак, мы отправились в Западную часть острова Новая Гвинея. Кстати, Новая Гвинея примечательна тем, что это второй по размеру остров в мире (после Гренландии).

Столица провинции Папуа – город Джаяпура, тут находится главный аэропорт, и почти все рейсы в другие города на индонезийской части острова летят только отсюда. Джаяпура находится на побережье, виды при посадке невероятно живописные.

Как и вся Индонезия, западная часть Новой Гвинеи раньше принадлежала Нидерландам. Все вместе эти колонии назывались Голландской Ост-Индией. В ходе Второй Мировой Войны японцы вытеснили голландцев и захватили острова. В августе 1945-го, сразу после капитуляции Японии, Индонезия объявила свою независимость от Голландии. Через несколько лет Нидерланды согласились отпустить Индонезию, но решили сохранить контроль над западной Новой Гвинеей. Индонезийское правительство считало себя наследниками всех Голландских Ост-Индов, и потребовали, чтобы и эту территорию им отдали.

Голландцы не согласились. Вроде как, папуасы – совсем не индонезийцы, так что нечего их территории объединять. Голландия продолжила контролировать Папуасиюеще более десяти лет, а Индонезия продолжала всё это время «качать права» и требовать, чтоб территорию передали им. В итоге, в 1961 и США якобы надавило на Голландию, дескать, отдайте! И Голландцы согласились уйти из этой колонии. То было время разгара холодной войны, и американцы хотели отвлечь внимание индонезийцев от желания начать союзничать с СССР. В итоге было принято решение в конце 1960-х провести в Папуанародный референдум по вопросу будущего территории. Местному населению предстояло решить, хочет ли оно независимости, или же войдёт в состав Индонезии. Пока вопрос обсуждался, в 1963 году Индонезия взяла территорию под свой временный контроль, и воизбежание всяческих провокаций, ввела туда свою армию. Дальше события развивались предсказуемо. В 1969 году состоялся референдум с громким названием «Акт свободного выбора». Как уж выбирали (угрожали или ублажали), никто сегодня и не скажет, хотя не трудно себе это представить. Но единогласно западная часть острова присоединилась к Индонезии.

Наблюдатели от ООН тогда были озадачены, им предстояло утвердить результаты референдума. С одной стороны, процедура голосования состояла почти что из одних нарушений, но с другой – холодная война была в разгаре. И никто не желал сближения Индонезии с СССР. В итоге боливийский наблюдатель написал в докладе, что «процедура самоопределения прошла в соответствии с местными порядками». С тех пор в Папуасии идёт вялотекущая война за независимость, а именно – папуасы время от времени совершают нападения на представителей режима. Но сами они (папуасы) и страдают от этого, ведь оружия у них нет. Что же касается восточной части острова – там события развивались по другому сценарию. В 1880-е годы эту часть острова разделили между собой Великобритания и Германская империя. Британцы приобрели юго-восток, немцы – северо-восток. В 1885 и в 1895 годах Великобритания и Германия, владевшие землями в восточной части Новой Гвинеи, признали власть Нидерландов над западной частью острова. Граница между голландской Новой Гвинеей и восточной её частью прошла по 141 градусу восточной долготы. Британская часть была отдана Австралии в 1906, а немецкая после Первой мировой войны стала австралийским мандатом Лиги Наций.В 1975 в восточной части Австралия дала независимость государству Папуа-Новая Гвинея.

В ПНГ мы не ездили, а потому не буду на этом останавливаться.

Чтоб удобнее было управлять своим куском острова, отдалённым регионом, индонезийское правительство распилило некогда слегка мятежную половину острова ещё на две части, на провинцию Папуа Барат и на самую проблемную, собственно, провинцию Папуа.

Провинция Папуа Барат (западная Папуа) со столицей в Маноквари содержит десяток районов (кабупатенов). Есть город, который имеет статус, приравненный к отдельному району. И всё это еще и меняется постоянно. Сюда переселилось много индонезийцев с соседних островов. Их здесь сейчас живет большинство, расстояния тут не очень велики, горы не очень высоки, и по своему устройству Папуа Барат напоминает любую другую отдалённую индонезийскую провинцию. Мусульмане составляют примерно половину местного населения.

Провинция Папуа в Индонезии – самая глухая, далёкая, дорогая. И невероятно интересная. Только здесь есть районы, куда только на самолёте и можно попасть. Куда-то можно только приплыть на лодке или прийти пешком. С другой стороны, не стоит преувеличивать дикость и глухоту этих мест – о существовании белого человека осведомлены сегодня все, и почти все взрослые носят одежду – европейский, индонезийский, австралийский сэконд-хэнд. Провинция Папуа разделена почти что на 30 районов (кабупатенов). Город Джаяпура имеет статус, приравненный к отдельному району. Имеется ежегодная тенденция к дальнейшему дроблению районов.

Папуасия достаточно безопасна. В деревнях никто ничего не ворует. На рынках в Вамене или в Джаяпуре могут что-то стырить, но по мелочи. У нас ничего похожего не происходило. На туристов не нападают, об этом пишут все путешественники. Конечно, нужно быть внимательным, не забывчивым, как и везде в мире. Местные тоже не боятся грабителей.

«Иногда папуасы устраивают массовые потасовки, демонстрации, стычки с полицией и властями. Поскольку папуасы недовольны, что ими управляют индонезийцы, сепаратисты этим пользуются и могут перевести это недовольство в форму потасовки. Если что-то шумное и многолюдное в городе происходит, лучше держаться подальше. Полиция, разгоняя папуасов, может поймать вас, счесть за иностранного журналиста – а иностранные журналисты в таких случаях очень не приветствуются – и «для вашей безопасности» выслать из Папуа, или вовсе закрыть въезд в Индонезию».

Вероятность стать непосредственно жертвой теракта со стороны сепаратистов или погибнуть в результате армейской операции для туриста «исчезающе мала». Местная полиция присутствует повсеместно, но ни в каких действиях замечена не была. «Местные папуасы могут напиваться, становиться навязчиво дружелюбными, прилипчивыми и надоедливыми. От таких граждан, как и в нашей стране, лучше держаться подальше. И ни в коем случае не поддерживать их в распитии алкоголя, не покупать им выпивку и не пить с ними. Ибо никто не знает, на каком стакане они опьянеют, утратят контроль над собой и растеряют все полезные свойства».

Путешественники, побывавшие и в Папуа, и ПНГ пишут, что они и похожи, и в чём-то не похожи. Но все сходятся во мнении, что настоящая папуасская жизнь в Папуа сохранилась лучше, чем в восточной половине острова.

Почему? Дорог в центре острова тут почти нет. Пишут, что среди гор до сих пор тут обитают папуасы, носящие котеку. Но, по-моему, это осталось в прошлом. Цивилизация проникает везде, и процент людей с котекой если и остался, то где-то уж совсем в глухомани. Или на туристических тропах. Котека осталась как праздничное украшение, а также как излюбленный туристами сувенир.

Деревни в Папуа обычно ограждены забором, деревянным частоколом, чтобы не разбежались свиньи или дети. Или отдельно дом бывает огорожен забором или даже рвом. В глухомани до сих пор остались сёла, где люди строят дома полностью из природных материалов, где население не торгует и не использует деньги, где люди ходят в соседние деревни только пешком. Такие места наиболее интересны, хотя жить в них городскому российскому человеку долго непросто – тут нет электричества, мобильной связи и интернета. Граждане, говорящие по-английски и даже на бахаса индонесиа, тут встречаются нечасто. Здесь свои диалекты в каждом дворе. Джунгли Папуа пока не пилят и не продают в другие страны. Здесь есть реально глухие места, не тронутые современной цивилизацией.

Про еду. Еда в Папуасии есть индонезийская (платная, регулярная, вкусная и в городах присутствующая с утра до вечера) и папуасская (бесплатная, невкусная, появляющаяся в деревнях после захода солнца). Индонезийская еда встречается во всех городах и райцентрах, там, где есть индонезийцы. Они открывают свои лавочки, продают свои блюда. Рис со вкусными добавками (соевые и куриное мясо, рыба и прочее). Суп с лапшой, суп с соевыми фрикадельками и т.д. Пьют сладкий чай, холодный чай. В супермаркетах большой выбор питьевых йогуртов. Всё, что есть в центральной Индонезии, предлагают выходцы из неё в городах Папуа. Цены, впрочем, отличаются. И очень сильно. На Яве одно, в Папуасии на побережье – другое. Ну а в глубинке – всё самое дорогое. Закусочные есть и стационарные, и на колёсиках. Последние выкатываются ближе к вечеру, и еда в них немного дешевле, чем в стационарных местах. И все там свежее, только что приготовленное. Но это индонезийская еда.

Папуасских столовых-закусочных или кафе-ресторанов в природе не существует. Папуасы не любят и не умеют что-либо организовывать. Поэтому на миллион папуасов не нашёлся ни один, кто бы открыл хижину с надписью «Папуасская еда». Какой-нибудь дорогой ресторан в папуасском стиле с деревянными скульптурами в интерьере можно найти. Особенно при дорогих гостиницах. Но их открывают кто угодно, но не папуасы. На улице, на рынке какой-нибудь папуасский пункт еды не найти нигде. Всё, что папуасы придумали, это продавать с земли овощи и фрукты, чем они и занимаютсяв городах на официальных и неофициальных рынках.

В деревнях еды не видно никогда! Днём папуасы ничего не готовят и не едят. Для приготовления чего-то нужен огонь, электричества-то нет. А жечь, к примеру, костер, долго. Поэтому папуасы не едят, копаются на огороде, рыбачат, охотятся или бездельничают, пока не настанет вечер. С наступлением темноты женщины начинают разводить костер, в основном запекают батат (сладкий картофель) в углях. Мясо бывает только по очень большим праздникам. Приведет гид туриста, тот заплатит за свинью, вот папуасы с энтузиазмом её зажарят и съедят свинью за компанию с интуристом. Свинья ведь дорогая. И, честно говоря, свиньи тут на свиней в нашем российском понимании совсем не похожи. Они мелкие и тощие. По-моему, наши московские вороны крупнее и упитаннее.

Охотники и рыболовы иногда едят то, что поймают. Но особо никто тут этим не заморачивается. Всё добытое сразу съедается – ведь жарко и сыро, хранить ничего невозможно. Принято считать, что еды у папуасов мало, а потому они в основном тощие. Ничего подобного! Своими глазами видела высоких крепкого телосложения папуасов, причем не одного – как исключение из правил. А довольно много их было на фестивале в Вамене. Да и женщины в основном упитанные, так же, как и детишки. Так что местное население выглядит совсем не изможденным.

 

КАКИЕ ОНИ, ПАПУАСЫ?

 

Невысокие. Темнокожие. Мелкокудрявые жесткие волосы. Обычно коротко стриженные. Черты лица грубые. Тяжелые подбородки. Смотрят исподлобья. Неприветливые. Но… Антон Кротов пишет: «В представлении папуаса, белый мистер должен быть, как правило, как-то прикреплён к одному из папуасов – должен быть сопровождаем кем-то. Вайтмен, разгуливающий по лесам и деревням свободно, без сопровождения, это нонсенс, непорядок, неправильное положение вещей, которое обязательно нужно исправить – по мнению папуаса! Вайтмен без сопровождения может как-то «испортиться», ведь он нежное, тепличное существо!»

Теория о несамоходности нас, не местных, несёт как отрицательные, так и положительные практические последствия. Отрицательным результатом является то, что папуасы, увидев свободного иностранного человека в папуасской местности, стараются прикрепиться к нему, сопровождать на улице, на трассе, в деревне, хотите ли вы этого или нет. А. Кротов пишет: «Вас могут провожать в туалет, на помывку на речку, вы будете «под конвоем» купаться, рассматривать деревни и города, и даже спать в школе или в церкви вы будете в обществе добровольного помощника. Уединиться нет возможности. Даже не спрашивая вас, кто-то прицепится к вам. В некоторых случаях один человек может сопровождать вас несколько дней, иногда гиды-надсмотрщики будут сменяться. Папуасы будут крайне бояться оставить вас одних или же наедине с другими местными, но новыми папуасами. И даже если много раз сказать, что сопровождение не нужно, оно всё равно будет».

Это действительно так. Мы целый день (и не один) ходили по папаусским тропам, очень непростым, преодолевали и реки вброд, причём дважды, один раз в бурном потоке по колено в воде. Переходили по мостику из трёх связанных бревнышек, одно из которых было очень тоненьким. У нас на группу в 15 человек имелся свой сопровождающий из Москвы и местный гид из Вамены. И всегда с нами ходили папуасы-добровольцы, материализующиеся из ниоткуда. Так вот, если наших мужчин надо было звать – они не всегда помогали в трудную минуту, то папуасы были всегда начеку. Их было несколько. Они менялись. Такое ощущение, что у каждого был свой район, где он мог сопровождать незваных гостей. В самом конце маршрута с нами шёл милейший дядька неопределенного возраста. Босиком, а у них нога очень широка, как ласта. Но в теплой синтетической куртке. Денег он не просил. Стал прощаться. И как же был рад тому, что его осчастливили! А наши дамы не стали жадничать!

Есть некоторые случаи, когда сопровождающий человек действительно пригодится. В некоторых глухих местностях и горах, если вам нужна тропинка, правильную тропинку знает только папуас. Мы вчетвером умудрились отстать от группы. Конечно, мы бы нашли дорогу, но благодаря нашему добровольному сопровождающемуэто случилось много быстрее, чем могло бы быть в противном случае.

В городах и городках Западной Папуа (где преобладают или часто встречаются индонезийцы), папуасы «не прикрепляются» – это свойство работает только в сельской местности. Папуасы очень предупредительны и вежливы, и это вторая особенность их взаимоотношений с белым человеком. Вежливость их имеет и положительные, и отрицательные (для нас) стороны. Вот, например, папуасы хотят вам помочь, отвести вас куда-то, но они ещё не собрались. И вы тоже, пока они не собрались, решили, чем терять время зря, что-то почитать, написать, поспать, пожевать и т.д. Скоро вы поменяетесь местами, но не заметите этого: папуасы уже ждут вас, и сами что-то жуют (бетель-нат), но стесняются поторопить или намекнуть, вежливо думая, что вы заняты важным делом (чтением, сном, разбором фотографий). И вот, они ждут вас, а вы – их, и это может длиться час, пока вы не скажете: ну что, вы уж собрались? Да, давно в сборе, вас ждём! – ответят они.

Из опыта других путешественников известно, что, например, папуасы утром постесняются вас разбудить, хотя надо бы. Но зато они будут, опасаясь, что ваши вещи похитят, – вас бдительно охранять. Думая, что иначе вас самих убьют, украдут, заколдуют, они будут рядом с вами сидеть, будут прятать ваши вещи от мифических грабителей, будут проверять, хорошо ли заперта дверь от этих же грабителей, и при этом скрипеть ею и мешать вам спать. Ваши ботинки они будут прятать от воров так, что и вам будет трудно их обнаружить. Такова их вежливость.

Третья особенность менталитета. Это мы испытали на собственном опыте. Никто не способен оценить в километрах расстояние до любого населённого пункта. Ни местные жители, ни водители не привыкли измерять что-то в километрах или иных единицах длины. Одно и то же место может оказаться и «недалеко», и «очень далеко» (по словам папуасов). Максимум, чего можно добиться это «неделя пути», «дней десять пути», «два-три часа». Расстояние тут – понятие очень условное.

Четвёртая и важная особенность. Время для них ничего не значит. Папуас не умеет куда-то спешить. Редкие люди, которые тут могут как-то организоваться, становятся быстро большими начальниками, и мы с ними не сталкивались. Но обычно и начальники не торопятся, тоже опаздывают. Всё может происходить очень не вовремя или не происходить вообще. Автобус может часами собирать пассажиров, чай или рис могут тоже готовить часами, нужный человек может не появиться сегодня вообще, а болтать с приятелями, остановиться и пожевать с ними бетель-нат, лодка может не пойти. Соответственно КПД папуасской работы – не очень большой.

Очередь в кассу супермаркета в Вамене всегда имелась, хотя народу было мало. Потому как кассир все делало как-то вяло. А в кафе? Все готовится невероятно долго, счет выставляется тоже не быстро и непременно что-то перепутывается.

Пятое свойство – вредные привычки. Папуасы, в большинстве своём, имеют вредную привычку – они жуют бетель-нат. Это плоды особой пальмы, зелёные плодики размером с маленький лимончик, а в нём – орешек. Есть ещё и зелёные колбаски, похожие по виду на серёжки с берёзы, только твёрдые и зелёные. И третий ингредиент – белый порошок. Папуас суёт в рот орешек, колбаской подцепляет из банки или пакетика белый порошок (у них он всегда при себе) и начинает жевать. От этого слюни становятся красными. Глотать не принято, вот они и начинают плеваться. Уплеванность местности тут превышает всякое разумение. Но от жевания папуас чувствует радость, и может некоторое время не спать, если он, например, за рулём. Да и вообще, почему бы не порадоваться, если это так просто! Но от радости остаются повсюду мерзкие красные плевки. И красные зубы. Что не местных жителей сильно раздражает.

Один наш путешественник решил попробовать это действо, пожевал и случайно проглотил. Немножко, конечно. Но выражение его лица было препакостным, да и настроение не улучшилось. Говорит – поганое ощущение. Выпил чуть ли не пол литра воды, дабы запить это безобразие. Опустило не сразу.

Бетель-нат растёт на побережье, там и продаётся, и оттуда экспортируется в горы. В прибрежных деревнях почти у всех есть своё дерево бетель-ната или несколько деревьев, и его можно жевать бесплатно. Можно десять орехов сжевать за день, а можно даже двадцать. Зелёные сосиски тоже растут. Покупать приходится только белый порошок, но его уходит мало, и он недорог (это известь, она как-то окисляет слюни с бетелем). Бетель-нат собирают в большие мешки и везут лодками, машинами, маршрутками в другие, горные провинции. Продают его везде, в прибрежных местах дёшево, в горах – не очень. Все имеющиеся деньги папуас способен прожевать.

Жуют бетель в основном мужчины с четырнадцати лет или ещё раньше. С помощью бетель-ната папуасы поддерживают дружбу, хорошие отношения друг с другом, ведь можно угостить друга или потенциального друга бетель-натом. С помощью его убивают время в ожидании маршрутки, грузовика, в ожидании ночи. В электрифицированных городах и сёлах убить время помогает телевизор, а где нет света, там бетель-нат преобладает. В цивилизованных местах установлены щиты с запретом плеваться.

У папуасов есть еще одна вредная привычка – пьянство. Многие папуасы не прочь выпить. Если купить выпивку не удаётся, потому что её нет в продаже, или нет денег в наличии, выпивка изготовляется ими самостоятельно. «Самогоноварение, из бананов и других фруктов, тут распространено (хотя папуасы и секретятся). Пьют они самые разные по крепости жидкости, и способны напиваться до утраты ума. Сперва становятся буйными, весёлыми, потом навязчивыми, потом агрессивными, потом – неподвижными. Пьянство одолевает папуасов и в сельской местности, и в городе, разница только в сортах выпитого: в селе самодельное, в городе – и что-то официальное, покупное».

Мы с подругой с папуасами не выпивали. Но у нас были в группе молодые люди, которые с кем только это не делали. Ежевечерне они где-то ходили, с кем-то общались и выпивали в различных компаниях. Гуляли, например, на папуасской свадьбе. И ещё на каком-то действе отметились. С их слов, папуасы вообще-то люди добрые и не жадные. Наверное. А вот мне показалось, что мы им не интересны и не симпатичны. Наверное, нужно прожить рядом с ними подольше, чтобы делать какие-то выводы. Пишут, что они наблюдательные. Если им покажется, что вайтмен, поселившийся у них (или как-то попавший в их зону влияния), чрезвычайно богат, то они могут попросить в подарок или сами взять какую-нибудь вещицу – под предлогом, что у белого мистера много всего и так есть. Это не считается каким-либо грехом. Если у кого-то чего-то много, папуас, отщипнувший чуток, не чувствует себя виноватым. Он может и сорвать фрукт из чужого сада, и унести коробку макарон из перевернувшейся фуры – ведь фруктов и ящиков так много, никому не будет вреда, если он возьмёт немного и себе. Рюкзак всегда, в папуасском доме, нужно держать закрытым и застёгнутым. Если и не пропадёт ничего, то папуасы могут начать без спросу перетаскивать ваш рюкзак в более «надёжное» место, и если он открыт, разроняют часть содержимого, а если хрупкое – то могут и разбить что-то.

Мое общение с папуасами было незначительным. Когда я покупала сувениры на фестивале, малосимпатичная женщина смотрела на меня как на пустое место. Плетёные браслеты были связаны веревочкой. А как его померить? Она, не глядя, развязала. Когда я спросила о цене, показала на пальцах. Я протянула 5, она поморщилась. Оказалось, пятьдесят. Казалось бы, ей ведь нужно продать свои поделки, ты хотя бы глаза подними на покупателя. А ей было абсолютно все равно, что происходит. Второй эпизод – торговля с неопределенного возраста мужчиной за серьги. Он никак не мог показать, сколько стоит. Бестолковый до ужаса! Самые смышлёные – те, кто знают немного английский. С ними можно и поторговаться. Но большинство этого не делают. Или сбрасывают совсем немного.

Меня не интересовали котеки. Они тут считаются самым ходовым товаром. Мои попутчики покупали их в огромном количестве. Я купила ножик из кости какого-то животного. Но главное – скульптурную композицию, вырезанную из куска какого-то мягкого дерева. Похоже, что целиком, но утверждать не стану. Цена – миллион! Местных денег, само собой. Но я горда тем, что теперь являюсь обладателем предмета такой стоимости. А ведь его еще надо было довезти до дома в целости и сохранности. Я довезла.

 

НЮАНСЫ НАШЕГО БЫТИЯ В ПАПУА

 

Перелёт из Москвы до Джакарты был долгим, что понятно. А вот то, что так долго надо было лететь внутри одной страны, это удивило. Шесть часов от Джакарты (столицы Индонезии) до Джаяпуры (столицы региона Папуа)! Ничего себе расстояния! В Джаяпуре оставили сумки с пляжными вещами, получили разрешения – это делал гид, мы его ждали у терминала. Кстати, визы краткосрочные на въезд в Индонезию вообще отменили. По прилете ненадолго ничего оформлять не нужно. Из Джаяпуры перебрались (перелетели) в Вамену – город в центре острова.

На выходе из аэропорта стоял тощий голый папуас в котеке и с зонтиком. Лет 15 его снимают все, кто сюда прилетает и платит ему. Звезда интернета! Я посмотрела максимальное количество документальных фильмов про Папуа. Вамена там показана ужасающе задрипанной. Но сейчас здесь абсолютно новый современный аэропорт, чистый, красивый. Вещи мы сложили в машину, а сами минут семь шли пешком по центральной улице.

Предупреждение смотреть под ноги – не пустые слова! Тротуары состоят из бетонных плит высотой см 40, под которыми идет вдоль всей улицы сточная канава глубиной под метр. Чего там только нет – от бумажек и бутылок до прочей мерзости. При нас вся эта пакость плавала далеко внизу, но при дождях, видимо, уровень гадости много выше. Но главное – внимание! – в тротуаре есть дыры и провалы. Даже не хочется думать, что может быть, если туда свалишься…

Наш гостевой дом оказался очень приличным. Я готовилась к худшему. В холле кулер и стаканы. Внимательная и отзывчивая хозяйка (не папуаска). Смешные бородатые мужики (папуасы), сильно смахивающие на бомжей, сидели у боковой двери – охрана! Они почти всегда спали.

Номер большой, две кровати, посреди стены (высоко) одна расшатанная розетка, из которой всё выпадало. Приклеивали подзарядники пластырем. Стена в плесени – но только в углу. Сушилка для вещей стояла там же в углу, но ничего не сохло. Имелась ванная и низкий местный унитаз, ведро и ковшик. Вода из душа шла, но чуть тёплая.

Полотенца и туалетную бумагу дала хозяйка на ресепшн. Завтрак – 2 яйца, хлеб, маргарин и джем. Кофе, чай. Ананасы и мандарины. Да в общем-то всё прилично! Не Марриот!!!!! Мы не рассчитывали, что в день вылета нам предложат завтрак! А он был. Пустячок, а приятно.

Приходили продавцы сувениров. Не так уж и дорого всё продавали. Недалеко обнаружился супермаркет. Для туристов. Есть йогурты, вода, всякая сладость. Наши ходили ужинать в кафе. Довольны. Не три копейки, но по европейско-российским меркам – совсем не дорого тут, хотя нас пугали местными ценами.

Кстати, в гостевом доме я на ресепшене купила открытки. Точнее, для начала я спросила, где в Вамене почтовое отделение. Оказалось, оно находится через дом от нас, если выйти в боковую дверь. Проводить меня до почты вызвались сразу два проснувшихся охранника. На почте удивились моей просьбе, но пообещали продать мне открытки на следующий день – дескать откуда-то их принесут. Марки в продаже имелись. Почта напоминала обыкновенный жилой дом. Я, кстати, была единственным посетителем, и вызвала неподдельный интерес у местного населения. Где-то в глубине строения плакал младенец, выглядывали вездесущие старушенции. Я вернулась в гостевой дом. Хозяйка поинтересовалась результатом моего похода. Оказалось, что открытки есть и у неё. Качество оставляло желать лучшего, но меня это не смутило. Я тут же купила те, что мне понравились. Сразу же попросила ручку. И через несколько минут вернулась на почту! Меня встретили как родную! Открытки добрались до адресата не быстро. Но в целости и сохранности.

Одна из главных затей в этом туре была – поход (треккинг другими словами) в Балиемскую долину. Вспоминаю с содроганием! Гиды-папуасы в Ваменеесть, но с нами ходил (ездил) индонезиец. Папуасы делятся на Дани и Лани. Разные, ненавидящие друг друга (исторически) племена. Все живут в одной долине. Именно сюда, в Балиемскую долину мы и направились.

Её открыл голландский летчик в 1937 году. Надо почитать «Путешествие в Шангри Ла». Там все подробно рассказывается. Если кратко, то он случайно пролетал надо долиной и увидел густонаселенные районы. Попали же сюда впервые американцы в 1945 году, когда потерпели авиакатастрофу. Хорошо, что их не убили и не съели, ибо американцы в отместку разбомбили бы всю долину. Но папуасы их оставили жить, а американцы со временем вывезли своих сограждан на параплане, к которому прикрепляли на тросе какие-то мешки.

Но есть сведения, что сюда в 30-х годах приходила ботаническая экспедиция. Немцев? Голландцев? Надо поискать информацию.

Итак, мы собрались в путь. И для начала довольно долго тряслись на раздолбанном автобусе по разбитой дороге. Через речки перекинуты мостики, пару раз мы выходили из нашего транспортного средства, потому как береженого Бог бережет!

Долина большая. С двух сторон горы. Реки, сплошь ручьи. Берега разные, чаще высокие, поросшие кустарником. Дорога есть, но совсем небольшая. Мосты деревянные, на вид совсем хилые. Автобусы маленькие и разбитые, двери не закрываются. Пыльные и грязные.

Местное население представлено вдоль дорог женщинами, которые носят на голове торбы с длинными мягкими ручками. Неподдающиеся учету дети крутятся тут же. Есть деревни самые обыкновенные. Особенно их много вдоль дороги. Обязательны заборы из камня. Или из палок, и чтобы они не гнили, поверху что-что выложено. Есть обитые пластинами из металла – но это редкость. Ворота – дугообразная крыша – как широкая оглобля. Есть протестантские церкви. Огромные, пустые, пугающие. В Вамене стоит крест – белый, невероятно большой. В одной из деревень около почти что развалившегося моста отстроено большое и красивое белое здание и сине-золотыми наличниками. Может, лучше бы новый мост построили?

Строения в деревнях – попросту сараи. Так что ничего необычного – сараи и заборы. Через заборы лесенки в три перекладинки с каждой стороны. Но очень аккуратненькие огороды. Крошечные заплатки, с любовью обработанные вручную. Главный инструмент здесь – небольшой ломик с одним расплющенным концом. Им делают дырку в земле, и в эту дырку запихивают то, из чего ждут урожай. Чаще всего это батат – сладкая картошка. По пути в местную глухомань встречали местных дам, которые несли в сетках, закрепленных на головах, морковку. Ещё много всякой зелени. Рынок овощей впечатляет. Но не столько ассортиментом, сколько атмосферой. На рынке грязища такая, что просто страшно туда заходить. Мусор валяется повсюду, никто его не убирает. Папуасы съедают, к примеру, конфеты из упаковки и, и всё – фантики, сам пакет – тут же и бросают. Такое впечатление, что они привыкли есть растительную пищу и им в голову не приходит, что это мусор и его надо убирать. На рынке под прилавками сидят не только детишки, но и женщины, которые кормят грудью. Или просто сидят. Кстати, на огородиках, а в горах сплошные террасы под углом градусов как минимум в 45, кто-то обязательно работал. И женщины – их большинство, и подростки, и мужчины.

В отдалённых от дороги деревнях в долине стоят дома-хижины, чаще круглые, реже вытянутые. Деревня – это семья. Раньше точно была одна, сейчас, может, и не одна. Был дом женский, был мужской. Была кухня, где все ели и молодежь решала вопрос продолжения рода. Сейчас все смешалось. И теперь к этому прибавились солнечные батареи и кое-где ТВ-тарелки. Наверное, в горах есть совсем глухие места. Но цивилизация сюда точно стала проникать.

Все одеты в потертую, но чистую одежду. Повсеместно женщины стирают. На реке на камнях разложено выстиранное белье. Или на траве, но реже.

На женщинах бусы, на девочках серьги. Но ничего такого в сувенирных лавках нет. Только нечто связанное из ниток и травы, в основном кольца и браслеты. Браслеты из бисера, но папуасы их одевают на плечи. Продают топоры, ножи из костей страуса или кабана. Или еще кого-то? Какие-то подвески. Бисер, что-то деревянное, ракушки, и куски зубов. Или кости! На голову обручи с перьями. И сумки-авоськи – почти что круглые – если их разложить. Очень симпатичные. Но они сплетены из какой-то тонкой, чуть ли не бумажной веревки. В нашем климате пофорсить долго не удастся – развалится (продырявится все мгновенно).

Важно! В таких походах нельзя пить воду. Я совершила ошибку, и мне было очень худо! Воду надо брать с собой обязательно, но стараться пить совсем понемногу. Или совсем этого не делать. Тропа идет не по джунглям. Обычный лес. Временами тропа как дорожка у нас в Подмосковье. Был спуск по какой-то сыпучке, резко вниз, потом подъем. Мне было тяжко. И высота 2000, и жарко, хотя было не критично. И я поначалу пила много воды, пока она не закончилась. В сухом остатке: вверх одышка, вниз – гудят коленки. Одеваться нужно как для пеших прогулок. Удобная обувь – ботинки или кроссовки. Никаких прочих глупостей. Непослушные у нас были, пожалели об этом! Еду взять с собой, но совсем немного. Максимум внимания возможности обгореть! Это запросто! Мне очень помогла двигаться треккинговая палка! Брать по возможности!!!

Повторюсь, в пути нам помогали неизвестно откуда появившиеся добровольные помощники из числа папуасов – классные мужики! Очень внимательные и добросовестные. Наш гид из местных – ему респект, отличный парень. Но его надо было звать, он не всегда понимал, что мы можем рухнуть вниз, и нас требуется срочно поддерживать. Он явно не специалист по лесным походам. Московский гид Дмитрий тоже, конечно, помогал. Если была возможность его обнаружить в пределах досягаемости. Он двигался с такой скоростью, что нам не всегда удавалось его догнать. Да! Наши очаровательные «мальчики» тоже вели себя по-джентельменски, если, конечно, сами не были близки к обнулению – среди нас альпинистов не оказалось. Опыт походный кое у кого был, что помогло. Особенно при переходе реки вброд. В самом конце пути. По-моему, это была серьезная преграда.

Но были и облегчённые «куски» маршрута. Когда на 10-11 км пути мы вышли на проселочную дорогу – такую привычную, родную, что я пошутила: «Чувствую себя фуникулером. Иду, ровно покачиваюсь и немного поскрипываю». Именно так и было.

Папуасские деревни мы видели, но вовнутрь не заходили. Две или три были действительно почти что первобытные. Ещё в одной – из соломенной крыши торчала солнечная батарея. Понятно, что она подключена явно не к костру. Так что цивилизация постепенно проникает и в эти края.

Но все мои страдания того стоили!

Места красивые. Если удавалось остановиться, выдохнуть и оглядеться – не заметить этого было невозможно. Папуасы к нам подходили, мы с ними общались. Я от своих подарков избавилась очень быстро. Как только увидела симпатичную девицу, тут же отдала ей пакет – у меня были майки и кофты девичьи. Фломастеры и конфеты тоже отдала мгновенно – первым встречным детишкам. Ибо сил нести еще и подарки на себе у меня не имелось совсем.

Когда вышли на ровную дорогу, стали попадаться селения совсем современные – то есть дома стояли уже обыкновенные. Не хижины. Но папуасы вокруг роились.

Внешне они кажутся равнодушными. Добиться улыбки даже от малыша совсем не просто. Огородики чудные – аккуратненькие, ухоженные. Небольшие – как игрушечные. Живности почти нет. В селениях вдоль дороги – тощие собаки и чумазые свиньи таких же размеров. В горах никто не попался. Описывать подробно долго – но даже несмотря на все трудности похода, вспоминаю этот путь с удовольствием.

Всякие глупости о том, что могут выйти головорезы-папуасы из леса, и вас съедят или похитят – бред! Головорезы могут выйти и из вашего подъезда у собственного дома! Всяко в жизни бывает.

А тут жизнь такая, какая она есть.

Горы и долина – плюшевая, порезанная на крошечные заплатки-огородики.

Конусы хижинок, одежда, которая разложена на камнях вдоль реки.

Редко встречают невысокие мрачные, секондхендно одетые женщины неопределенного возраста, которые тащат на спине авоськи, похожие на наши – советские. Только у них они большие, как мешки. И заканчиваются на голове. В авоськах мы видели только морковку. Говорят, бывает и батат. А может – и что другое.

Попадались трудяги – стоят они под углом градусов в 45 и тюкают по земле чем-то наподобие ломиков. Это тут после топора главный сельхозинструмент.

Детишки не идут сразу на контакт, и подарки принимают с осторожностью. Не попрошайничают.

Ближе к цивилизации – местные папуасы-мажоры рассекают по дороге на мопедах (или мотоциклах?). Главный шик тут – пройтись в шлеме! Это ж красота!

Ну и много что можно вспомнить еще…

Такая вот жизнь неспешно многовековая.

 

ПАПУАССКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В БАЛИЕМСКОЙ ДОЛИНЕ.

 

Это действо проводится с 80-годов ХХ века. Проживающие в этой долине племена дани и лани, все время враждовали и норовили друг друга поубивать. Вышел из своей деревни, зазевался, тебя соседи тут же убили. Да ещё и съесть могли. Воевали – нападали тоже регулярно. Воевали за женщин и свиней.

Есть мнение, что индонезийское правительство решило организовать этот фестиваль – как демонстрацию всех племенных возможностей друг перед другом. Это, во-вторых. А главное – для перемирия. Чтобы папуасы общались друг с другом мирно и красиво.

Точно скажу одно – туристы тут не главные. Фестиваль действительно – невероятно значимое событие для местного населения. А мы – так, до кучи.

Конечно, не ходят сейчас папуасы в котеках. Это у них национальное украшение. Некоторые по окончании своих выступлений переоделись в штаны. Но и у нас никто в кокошниках по улицам не бродит! Когда мы уходили с фестиваля, я обратила внимание на группу молодежи. Они уже закончили выступление. К раскрасу во всех местах тела добавились брюки. Обуви не было. Кстати, на одном брюки были точно такие же, как у меня. Год назад я купила своим сыновьям и себе брюки для погонщиков слонов в лавке в национальном парке «Читван» в Непале. Плотная хлопчатобумажная зеленая ткань, но главное удобство – много глубоких, закрытых карманов. Со слонами мы дела в Москве не имеем, но для выгула собаки – вещь незаменимая. В них я в Папуасии и щеголяла. Одинаковые с папуасом брюки – не самое главное, о чём я хотела сказать, хотя именно они для начала привлекли мое внимание. Я остановилась. А потом обратила внимание, как молодежь общалась. Они были из разных команд – украшены по-разному. Они о чем-то активно спорили. Весело, громко, увлеченно. Было видно, что им интересно! А значит, не зря организуется это мероприятие!

На фестиваль съезжается невероятное количество местного населения. Едут на всем, что движется: на мотоциклах, мопедах, на грузовичках, в автобусах. Народу видимо-невидимо. Мы приехали в 10.00, пробыли там до 14.00. Когда возвращались, навстречу нам двигались вереницы транспортных средств, переполненных местными – от мало до велика! Для них это праздник. Причем большой!

Начался Фестиваль 7 августа. Соседи по гостевому дому присутствовали на открытии, делились с нами впечатлениями. Мы приехали рано утром на третий день.

Как это выглядело? Большое поле, огороженное веревочками. С одной стороны – соломенный навес, и под ним партер как на стадионе – четыре ряда. Небольшой. С другой стороны – два «партера», один обычный, другой со стульями в белых атласных покрывалах. Небольшой ангар с сувенирами и кофе, который можно и выпить, и купить в пакетах. Что-то похожее – подобие деревянных беседок ещё в двух местах. Местные стоят на открытом воздухе. За верёвочками сидят на земле местные жители и продают все как везде – мандарины, поделки. Немногочисленные иностранцы, а нас было десятка три-четыре максимум – ютились под навесом. Некоторые туристы толклись у веревочек, направляя на папуасов огромущие объективы или блестящие айфоны.

Папуасы поначалу были исключительно в папуасском обличии. Раскрашены-побелены, обмазаны чем-то чёрным или серым. С котеками, среди которых обнаружились и оригинальные – сильно гнутые, украшенные. Имелись и просто тонкие, желтые.

Много стражей порядка. И полиция присутствовала, и кто-то, похожие на военных. Какие-то распорядители метались вдоль веревки и временами пытались повлиять на выступающих. К нам на трибуну постоянно просачивались местные мальчишки. Их периодически выгоняли. Но если им удавалось посидеть и посмотреть представление – как они сопереживали! Мы-то просто глазели, потому как понять что-то было крайне проблематично.

Стали выходить группы (команды) папуасов и что-то изображать. Кто-то танцевал, кто-то показывал сцены драматические, кто-то играл в войнушку. Самодеятельность. Танцевали не синхронно. Из танцевальных фигур мало что получалось. Двигались вкривь и вкось. Но они же не ансамбль Моисеева! Что с них взять! Периодически выбегали агрессивно-театрально настроенные воины! Трясли копьями, стреляли из луков. Очень по-разному все раскрашены. Котеки разные, какие-то украшения тоже отличаются. Разыгрывались театрализованные представления. Но в основном изображались танцы. Главная фигура построения, так же, как и танцевальная – куча. Да и то она не сразу получалась. Построиться в шеренгу, в очередь – это задача была невообразимо сложная и почти что у всех либо не получалась вообще, либо цепочка была какая-то рвано-кривая. Несколько танцевальных па исполнялись неплохо – перепрыгивание с ноги на ногу, эдакое топтание или подпрыгивание, покручивание задами и приседание. Почему-то совсем не было никаких музыкальных инструментов, тамтамов, например! Кричали – да! Совсем немного. Зато как орал ведущий! Быстро, невероятно громко и практически без перерывов. Музыки тоже не было. Зато летали дроны. Шустрые и надоедливые. Два или три. Свистели и шуршали.

Самые сильное впечатление – крепкого телосложения мужчины. Папуасы, как оказалось, есть крупные, мощные, элегантные, с атлетическими фигурами! Некоторые очень красиво бежали! Широким шагом, очень онибыли похожи на греков с античных амфор! Сильные и красивые! Неплохо метали деревянные копья местного производства. Стреляли из лука восхитительно!

За время нашего присутствия на фестивале никакого нарушения порядка мы не увидели. И никаких пьяных или плюющихся гостей не было. Мусор имелся в немерянном количестве, но только там, где команды готовились к выходу. Ходил поблизости один бомж-папуас. Так мы решили, оценив его внешний вид. Многие туристы фотографировались с папуасами в зоне – отстойнике, где они собирались перед началом выступления. Говорят, кто-то им давал деньги, кто-то сигареты. Я подошла к этой толпе, рассыпанной небольшими группами словно по помойке – там было невероятно много мусора! – буквально на несколько мгновений. Не люблю постановочные фото. Да и жарко было! А мои попутчики остались очень даже довольны своими фотосессиями! Кто-то поделился хорошими портретами! За это всем спасибо!

В общем и в целом, зрелище, конечно, любопытное, своеобразное. Главное, настроение! Как им всем это очень нравилось. А значит, основная задача, которую ставили организаторы фестиваля – общение и перемирие, выполнены сполна. И пока что это не поставлено на коммерческо-туристические рельсы. Но все впереди.

По пути домой (в основном в залах ожидания аэропортов) мы, конечно же, обменивались впечатлениями. Рассматривали покупки! Разглядывали фотографии.

А у меня в памяти осталась картина.

Среди праздношатающихся гостей стоит группа только что выступивших папуасов. Верхняя часть телу них остались украшенными, а внизу уже присутствовали штаны (одни мои!) Папуасы так увлечённо что-то друг другу говорят и так заразительно смеются! Они счастливы!

И я, можно сказать, тоже.

Ведь мне удалось их увидеть своими глазами!

 

 

 

Хотите защищённый и удобный дом с надёжной кровлей? Дом, превосходящий дома папуасов? Раз так, обращайтесь в интернет-магазин «Гуд Руфинг». Здесь ведётся оптовая и розничная продажа кровли и кровельных материалов – металлочерепицы, модульной черепицы, гибкой битумной черепицы, композитной черепицы, фальцевой кровли, доборных элементов, подкровельных гидроизоляционных и пароизоляционных пленок, утеплителя, вентиляционных и водосточных систем. Доставка материалов и монтаж кровли под ключ по всей территории Беларуси.

   
   
Нравится
   
Комментарии
Елена Прасолова
2020/04/04, 13:05:24
Уважаемая Марина Анатольевна!

Большое Вам спасибо за очень интересный материал!
Я узнала много нового и увлекательного из истории и культуры обитателей острова.

Особенно хочется отметить стиль подачи информации: использование первоисточников, экскурс в историю, описание событий и типажей (не без "юморины"!) и пр., пр., пр.

Успехов Вам во всех Ваших начинаниях!
Алексей Курганов
2020/04/03, 08:15:14
Весьма занимательно, весьма. Дикие люди! Дети гор!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов