«Что есть ведущий к вечным благам путь?..»

0

94 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 131 (март 2020)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Сокольская Тамара Игоревна

 

Василий Блаженный. Картина Сергея Кириллова, 1994 годО терпении

 

Бросают многие, себя жалея,

Ко Господу нетерпеливый глас.

Но после смерти будет тяжелее

Услышать от Христа: «Не знаю вас».

 

Как видно, храбрость воина в сраженьи,

Так лишь во время горестей и бед

Познать возможно истое терпенье,

Живёт ли оно в сердце или нет.

 

Терпенье – добродетель христианства,

Которая от веры может быть.

Так пьёт больной горчайшее лекарство

И чает поскорей болезнь забыть.

 

Терпеньем облегчается страданье,

А нетерпеньем множится недуг.

В тяжёлых обстоятельствах роптанье –

Не что иное, как хуленья дух.

 

Добро и зло, болезнь и смерть – от Бога.

Святое Провидение во всём.

Потерпим здесь мы временно, немного

До возвращенья в горний отчий дом.

 

 

О гордости

 

Что может быть для нас опасней,

Что может сокровенней быть,

Что боле может быть заразней,

Чем гордости надменной прыть?

 

Начало гордости – незнанье,

Незнанье самого себя.

Рядится гордость в одеянье,

А в самом деле – без белья.

 

И странно, чем гордиться можно?

Что есть у нас, – Господний дар.

Но кто же мы, сказать несложно:

Сосуд гнилой, трава и пар.

 

И чем гордиться человеку?

Со всех сторон одна беда:

Здесь грех, тут смерть, соблазны века,

Там страхи Божьего Суда.

 

Смотри на Господа смиренье.

Тебе гордиться ли, рабу?

И что богатые именья?

Нагим окажешься в гробу.

 

И сколько сможешь ты различий

Средь множества могил узреть?

Ведь примет ветхое обличье

В земной кровати духа клеть.

 

Смотри внимательно в начало

И в непременный свой исход.

Ты – прах. Из праха покрывало

Тебя за дверью жизни ждёт.

 

 

О смерти

 

Однажды нам положено уснуть,

Неправедным и праведны елицы.

Чем ближе к смерти, тем короче путь,

Всё далее рождения границы.

 

Не знаем века нашего конец.

Почившие о Господе блаженны, –

Получат за труды они венец,

Освободившись от бытийной скверны.

 

Доныне жизнь исполнена бедой:

Сегодня ты богат, убогий – вскоре,

Сейчас ты полон сил, потом – больной,

Теперь ты в славе, завтра же – в позоре.

 

Наш путь усеян страхами и злом,

Живём в извечной брани с супостатом,

Который ходит рыкающим львом,

Ища, каким бы поживиться братом.

 

Блуждает смерть невидимой стезёй,

Как зватель наш, за каждым человеком.

Никто не скажет точно, в час какой

Она разрубит связи с этим веком.

 

Вернуться в землю – каждого удел.

И за столетья не было такого,

Кто мог бы миновать такой предел

И не закончить вдруг пути земного.

А в чём застанет смерть, в том будет Суд.

Для нас кончина – Господом призванье.

Очистим сердца скверного сосуд,

Готовясь к встрече с Богом покаяньем.

 

 

О молитве

 

Скажите, что хранит душевный град

От вражеских лукавых нападений?

Что веры слабой орошает сад?

Что духу лучшее средь угощений?

 

Что гонит скорби, и печаль, и боль?

Чрез что нам Бог дарует утешенье?

Что солит нашу горькую юдоль?

Что есть духовная основа бденья?

 

Что слабо и мертво без Бога в нас?

Что от страстей является покровом?

Что быть должно на сердце каждый час,

Повсюду и в согласии со словом?

 

С мечом молитвенного языка

Одержим над грехами мы победу.

О, как же Божья благость велика!

Он нам позволил с Ним вести беседу!

 

 

В Великую Пятницу

 

Как души грешные к Себе Христос

С любовью призывает непрестанно!

Какой же в нашем сердце злой мороз,

Коль мы не видим Жертвенные Раны?

 

А Он для нас тогда сошёл с небес.

А Он для нас был плотью во смиреньи.

За нас раздал долги, уменьшив вес

Бесчисленных всех наших согрешений.

 

За нас бесчестье принял, неприязнь.

За нас к злодеям был причтён последним.

За нас Он, Сыне Божий, принял казнь

С разбойниками на кресте соседнем.

 

За что мы злобой воздаём Ему?

За что мы чувства любим чёрной масти?

За что мы не хотим прийти к Нему?

За что предпочитаем службу страсти?

 

А Он зовёт: «Придите все ко мне».

Распят за нас Он до сих пор, поверьте.

Задумайтесь хоть раз о Той Цене,

Какою выкуплены мы у смерти.

 

 

О победе христианской

 

Не против крови с плотью наша брань,

Но против духов злобы поднебесных.

Работающий страсти платит дань

Невидимому войску бестелесных.

 

Войти в утробу сердца хочет зло

И здесь зачать в соблазне беззаконье,

Чтоб разорить душевный мир зело,

Оставив в нём разбойничье зловонье.

 

Влагают в сердце вечные враги,

Как будто во влагалище, орудья.

Лишить спасенья нас хотят они

И посрамить пред Божьим Правосудьем.

 

Чтоб нам сберечься от кровавых встреч,

Дано оружье против супостата:

Святое Слово – наш духовный меч,

Смиренные молитвенные латы.

 

Не стоит, видит Бог, страшиться нам.

И то, что невозможно человеку,

Возможно всё сказавшему рабам:

«Всегда Я с вами, до скончанья века».*

 

* Мф. 28:20.

 

 

О смирении

 

И всякий, возвышающий себя,

Смирится. И возвысится смиренный.

Проверь, насколько же душа твоя

Является гордынею плененной.

 

Ты в ближнем замечаешь ли порок?

А зло, сокрытое в котле сердечном?

А скверный самоценности росток

Ты поливаешь с видом безупречным?

 

Пред братом низко кланяясь зело,

Бываешь ли ты сердцем непреклонным?

А хмурится ли «чистое» чело,

Как наречёт тебя кто непокорным?

 

А носишь ли ты шею, словно серп,

Внутри умом же возносясь при этом?

А стелешь Господу ты путь из верб,

Увы, не следуя Его заветам?

 

И если внутренне всё это так,

То знай, что нет ещё в тебе смиренья.

Ведь Бог наш судит не наружный знак,

А смотрит в сердце Своего творенья.

 

 

О зависти

 

Печаль о благе своих ближних

От гордости ведёт свой род.

Взирает с горестью Всевышний,

Как мы едим сей горький плод.

 

Поэтому своим же братом

Жестоко Авель убиен.

Того же стала результатом

Иосифа продажа в плен.

 

Вот так на кроткого Давида

Саул надменный восстаёт,

Аман в мучении от вида

На Мардохеевский почёт.

 

Но зависть есть не что иное,

Как гордой матери дитя.

Ты умертви её, слепою

Уйдёт и зависть от тебя.

 

А что Христов смиренный воин?

Считает он грехи свои

И видит, как же недостоин

Безмерной Божией Любви.

 

 

О покаянии

 

О, слёзное святое покаянье!

О, сладкая по Господу печаль!

Как часто губим мы непослушаньем

Духовного имения хрусталь.

 

Мы губим святость, правду, непорочность,

С охотой ко греху сдаёмся в плен.

Однако мир, покой, отрады сочность

Душа находит среди Божьих стен.

 

Господь в сердечные стучится двери.

На струнах нашей совести игрой

Остатки будит Он уснувшей веры

И сладкий обещает нам покой.

 

Через угрозы вечных наказаний

Зовёт Он нас, балованных детей,

Посредством промыслительных страданий

Спасая от погибельных сетей.

 

Ко Господу встаём непослушаньем,

Сердечною встаём к Нему спиной.

Уходим со своим каким-то знаньем

Мы волею от Бога, не ногой.

 

Зачем не помним мы, какой ценою

Искуплены от смерти, для чего?

Начнём просить, искать, стучать душою

Мы в двери милосердия Его.

 

 

Об осуждении и клевете

 

Безумен, кто судить посмеет брата,

Ведь этим похищает сан Христа.

Внесут за гробом непременно плату

За слово каждое твои уста.

 

Рассматривай всегда свои пороки,

Тогда не будешь думать о другом.

Не забывай Евангельские строки

О маленьком сучке в глазу чужом.

 

И берегись как будто прокажённых

Таких людей, что любят клевету.

О, как же много Богом осуждённых

За эту Ахиллесову пяту.

 

Как часто видим брата согрешенье,

А он покаялся, как только пал.

О, как тогда опасно осужденье,

Ведь Бог простил его и оправдал.

 

Как жезлом тело, так душа злословьем

Уязвлена бывает на беду.

Хотя других не знаешь беззаконий,

За это только можешь быть в аду.

 

 

О языке

 

Ничем больше так не грешит человек,

Как злыми своими устами.

Блажен, кто словам помешает побег

Свершить из сердечного храма,

 

Блажен, кто для них знает меру и вес,

Для уст своих – дверь и запоры!

Как много секретных открыто завес,

И сколько беды и раздора,

 

Несносной печали, хулы, клеветы

Язык окаянный рождает.

Всё зло это сердце из грешной среды

В избытке своём извергает.

 

Задумайтесь, могут ли злые уста,

Вкусившие слово гнилое,

С достоинством Тайну Святую Христа

Принять, не лишившись покоя?

 

Помолимся крепко: «Господь, положи

Храненье устам нашим грешным,

Язык необузданный нам завяжи

Узлом псалмопенья прилежным».

 

 

О сердце

 

Похоже наше сердце на сосуд.

Пустой сосуд удобен к восприятью.

А если страсти с прихотями тут,

То он не будет полон благодатью.

 

Имеем в сердце веру или нет,

Мы сердцем любим или ненавидим,

Гордимся иль несём смиренья свет,

Порадуем кого-то иль обидим.

 

Храним прощенье в сердце или зло,

В нём ропот слышен или же терпенье,

В нём страх Господень действует зело

Иль гордого денницы дерзновенье.

 

Пока поймёшь, увы, пройдут года.

Опустошите сердце вы от мiра,

Очистите от скверны и туда

Божественной любви налейте миро.

 

Тогда слова все ваши и дела

В избытке сердца явятся иначе,

Разрушится греховная скала,

Господь такого ждёт от нас тем паче.

 

 

Об узком пути

 

Что есть ведущий к вечным благам путь?

Что есть дорога с тесными вратами?

Нельзя ль достичь блаженства как-нибудь

Пространными и сладкими путями?

 

Нет, путь в ограде Божией верней.

Пространный путь – дорога нашей плоти;

И те, кто выбор сделает на ней,

Окончит жизнь в погибельном болоте.

 

Здесь потчуют самолюбивый чин,

Здесь нет оплота Божьего закона.

Увы, отсюда путь всегда один –

В долину плача вечного и стона.

 

У входа в тесный путь положен крест,

А с ним – богатые плоды смиренья,

(Обычные для славных горних мест),

Ведущие в пространство утешенья.

 

Но узкий путь страданья и теснот

Нельзя увидеть плотскими очами.

А кто его не видит, значит, тот

Его искать не станет со слезами.

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов