Дождик в розовой косынке

3

208 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 127 (ноябрь 2019)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Белоусов Виталий

 

Ночью я просыпался от шума и грохота на улице. Там, после двухнедельного изнурительного зноя, не на шутку бушевал жуткий ливень. Порывистый ветер под ослепительный блеск молний, треск и разрывы грома безжалостно хлестал по стёклам ветвями вишен, разросшихся в нашем палисаднике.

– Нам бы тихий дождичек, – вздыхала мама. – Спи, сынок, – она подходила ко мне и поправляла одеяло, не считаясь с тем, что я уже давно не маленький – одиннадцать лет отметили.

Под утро я крепко уснул. Не слышал, как унялась непогода, как ушёл на работу отец. Поднявшись с постели, потянулся к стулу за рубашкой и брюками.

– Проветри комнату, – послышался мамин голос из кухни. – Там, на улице, такая благодать!

Я оделся и распахнул окно. Ласково пригревало солнышко, щебетали воробьи, игриво порхали над штакетником бабочки. После дождя улица буквально преобразилось – словно облачилась в свои самые яркие праздничные наряды.

– И тебе надо устроить банный день, – подошла ко мне мама. – Речка для вас – баловство, в ней как следует не отмоешься...

– Только не сегодня?.. Хорошо?..

Я высунулся в окно, услышав музыку.

– Кто это, мама? – спросил, увидев посреди дороги, чуть наискосок от нашего дома, незнакомую девочку. – Ты посмотри, как она здорово танцует...

Я отодвинулся, давая возможность маме полюбоваться на чудную артистку.

– Где? Кто? – мама с любопытством оглядела улицу. – Никого не вижу, – она улыбнулась. – Вот шутник, – взъерошила мне волосы, отстраняясь от окна. – Иди, умойся, да за стол садись...

Я удивился, протёр глаза, даже ущипнул себя. Да как же мама не заметила? Вон она, в пёстром платьице и розовой косынке, продолжает вальсировать…

– Мама! Мама! – закричал я. – Иди скорее!

Девочка остановилась и, глянув в мою сторону, застеснялась и спряталась за дерево. Стихла и музыка. Я вздохнул и поплёлся в ванную комнату.

– Наверное, в гости к кому-то приехала, – произнёс, усаживаясь за стол на кухне.

– Кто? – спросила мама.

– Девочка, которая танцевала.

– Выдумщик, – мама поставила передо мной тарелку с картошкой и котлетой. – Ешь...

Я рассмеялся.

– Ты, мама, сама меня разыгрываешь, – сказал. – Ты не могла её не заметить... Она же не призрак...

 

Мама налила в чашку молока, положила на блюдечко сдобную ватрушку.

– Боюсь, Костя, – сказала, – погубят тебя компьютерные игры. Настоящей войны не видел, а во сне в атаку бежишь, криком исходишь. Был бы жив твой дед, хлебнувший горя и бед в Великую Отечественную, дал бы он тебе чёсу! Вот расскажу отцу, что ты уже и днём начал грезить...

– Не надо, мам, – я отложил ложку, расправившись с содержимым тарелки. – К Борьке не только я хожу... И другие ребята... Мы по очереди играем... Не волнуйся...

– Раньше я думала, что компьютер – это хорошо, – мама вытерла руки о фартук, присела на табурет. – Мол, вы дома, нигде больше не болтаетесь, ничего худого с вами не случится. А оказывается, – с компьютером не меньше тревог и переживаний за вас...

Я допил молоко.

– Скоро Борькин брат вернётся из армии, продолжит учёбу в институте, и не видать нам больше его компьютера, – подошёл к маме и обнял её. – Так что не переживай особо...

Мама покачала головой.

– Не у Борьки, так у кого-то другого найдёте пристанище... Мы б тоже давно купили себе компьютер, да боюсь, что ты прилипнешь к нему, не до школьных уроков будет...

Я вышел на улицу, постоял возле палисадника, осмотрелся... Улица из конца в конец была пустынной, но я заметил, как мелькнул и опять исчез за стволом тополя краешек пёстрого платьица.

– Знала, что ты захочешь со мной встретиться, – девочка вышла из укрытия. Худенькая, стройная, темноволосая, глаза – голубые.

– От кого прячешься? – спросил я. – К кому приехала? Я тебя вижу впервые...

– Я сама по себе, – девочка улыбалась.

– Так не бывает, – возразил я. – Только кошки сами по себе...

– А я бы могла и кошкой перед тобой появиться, но как бы мы с тобой тогда разговаривали?.. Ты же не умеешь мяукать?..

– Ещё чего!.. Я же человек!..

– Да, человек... А я вот разной могу быть, в зависимости от обстоятельств... Сейчас вот – человек... Девочка... Хорошенькая я, правда?..

Я смутился.

– Я не случайно тебя выбрала, – девочка взяла меня за руку, и я почему-то не почувствовал её прикосновения.

– Выбрала?.. – я отдёрнул руку. – Как выбрала?.. Ты кто?..

– Тиана, – девочка опустила взгляд. – Я – дочь дождя.

Я отшатнулся.

– Кого-кого?..

– Дождя, – с лица девочки не сходила улыбка. – У меня, представь, тоже есть родители... Может, они сейчас за мной наблюдают, как и за тобой твоя мама...

Я покосился в сторону нашего дома. Да, так и есть, мама выглядывала из окна. «Совсем пропал, – подумал, – если заметила, что сам с собой разговариваю».

– Да, Костя, твоя мама меня не видит, вполне может заподозрить…

– Ты что, читаешь мысли?..

– Читаю… Ты уходи, пока не окликнула... Разве не слышишь, как Андрей тебе с пригорка кричит?.. Вон, как руками машет!..

Обернувшись, я увидел друга на возвышении за огородами.

– А откуда ты его знаешь?..

– Ты ещё удивляешься?..

– И он тебя не видит?..

– Нет, конечно...

– А почему?..

Девочка меня подтолкнула:

– Беги...

– А ты?..

– Я тебя найду...

– Найдёшь?.. А зачем?

 

 

 ***

 

– Чего ты там топтался? – спросил Андрей первым делом. – Я даже охрип, кричавши...

– Да так…Что-то мне сегодня нездоровится…

Я обернулся, чтобы убедиться, не стоит ли девочка на прежнем месте, и обомлел… За лугом и рекой, на всю ширь горизонта, над чернеющими гребешками леса, покачивался в воздушном мареве замок... Мощные зубчатые стены с узорчатыми окнами, громоздкие башни и величавые колоны, винтовые лестницы и деревянный мост на цепях, широченное парадное крыльцо. Я зажмурился, открыл глаза, снова зажмурился, замотал головой, даже издал какой-то гортанный звук...

– Ты чего? – растерялся Андрюха. – Что с тобой?..

– Ничего, – промямлил я. – Кажется, доигрался...

– Не понял…

Мы спустились с пригорка.

– Компьютерные игры боком выходят, – сознался. – У меня от них целый день галлюцинации...

– И сейчас что-то померещилось?

– Да. Замок. Такой громадный... На полнеба!..

Андрюха присвистнул.

– С каретами у парадного подъезда? – усмехнулся. – С кучерами?..

Я не стал рассказывать другу про девочку-привидение.

– Только Борьке ничего не говори, – попросил. – Сам потом ему признаюсь, вместе похохочем...

Дорогой я едва сдерживался, чтобы не оглянуться и не посмотреть на загадочное видение. Я боялся, что оно может возникнуть на небе и в другом месте, потому шёл, ссутулившись, потупив взгляд.

Борька, когда пришли к нему, удивился.

– Не хочешь играть?.. Да ты что?.. Не узнаю, – он уступил место за компьютером Андрею, а мне предложил. – Тогда давай сразимся в шахматы…

Расставляя фигуры, я подумал: возможно, отвлекусь, и полегчает…

 

Мы уже доигрывали вторую партию, и я начал было успокаиваться, за окном промелькнула знакомая розовая косынка. Я моментально прозевал коня, поставил под удар проходную пешку.

На улице послышался лай, кто-то ступал по крыльцу. В комнату к нам зашёл дядя Захар, Борькин отец.

– Не сон ли? – развёл он руками. – К компьютеру нет очереди, и никакой драки. И поди ж, вдруг за шахматы засели. Даже не верится...

– Так мы, пап, – Борька оживлённо потирал руки, – и по компьютеру в шахматы играем... У нас вторая партия, и я опять у Костика выигрываю...

– А на кого там собака лает? – поинтересовался я.

– Да не пойму... Подошли к двору, а Шарик вдруг заволновался, да давай в палисадник брехать...

– А там кто?..

– Так в том-то и дело, что никого... Впустую брешет...

– И вы его в палисадник запустили?..

– Ну, раз попросился, чего не разрешить?

Я поднялся с дивана.

– Куда ты?.. – вскинул брови Борька. – Твой ход!..

С недобрым предчувствием я вышел на крыльцо.

 

– Не ожидал меня здесь увидеть? – спросила Тиана.

Она, свесив ноги, сидела на ветке яблони, росшей в широком палисаднике. Шарик, надрываясь в лае, кидался к девочке, пытаясь схватить её за ногу.

– Боишься, что укусит? – спросил.

– Возможно... Уйми ты его!..

– А сама не можешь?..

– Для этого нужно рассердиться... А я не злюка...

На крыльцо вышел Борька.

– С собакой разговариваешь, что ли? – рассмеялся. – Воробьи, наверное, Шарика раздразнили, – сбежал с крыльца в палисадник, схватил собаку за ошейник и затащил её во двор. – Пошли, доиграем...

Девочка спрыгнула на землю, одёрнула платьице, поправила косынку.

– Знаю, что хочешь спросить у меня, – улыбнулась. – Да, Шарик тоже не мог меня видеть... Просто он чуял, что рядом кто-то чужой... Вот и реагировал... У него же нюх особенный, собачий...

– Не преследуй меня больше, – попросил я. – Пожалуйста...

И тяжело вздохнул, подумав: либо хакеры в мою голову проникли да мозги взломали?

Дядя Захар, когда возвратились в комнату, песочил Андрюху:

– Я не против компьютера… Играйте себе на здоровье, но не заменяйте реальную жизнь на виртуальную... Совсем мало бываете на свежем воздухе, все прежние увлечения забросили... Так же нельзя!.. Да и в интернете немало полезного и поучительного, а вы только и знаете одни стрелялки... Без конца, с утра до вечера, – пальба и взрывы, кровь ручьями и тысячи трупов, грязные каменоломни и сборища вампиров... Не надоело?.. С такими увлечениями до шизофрении недолго...

– А по телику лучше? – возразил Борька. – Сам говоришь, одна реклама, а в перерывах между ней – бандитские разборки, чаще всего не поймёшь, кто кого преследует, за что и зачем....

– Не спорю, но по телику выбора нет, приходится смотреть то, что предлагают... Да и не сижу же я перед телевизором как зомби...

– И мы пока не зомби, – парировал Борька.

– То-то, что пока...

Дядя Захар вышел во двор.

 

– Ходи, – велел мне Борька, когда вновь уселись на диван. – Коленки дрожат? Слабо проигрывать?

Я потянулся к слону.

«Не трожь! – услышал позади голос Тианы. – Двигай вперёд пешку... Да, эту...»

«Зачем?» – чуть было не спросил я вслух, но послушно передвинул пешку на клеточку вперёд.

Борька переставил слона.

«Бери его ладьёй», – последовал совет.

«Зачем?» – опять я молча возмутился.

«Не дрейфь!»

Я «проглотил» Борькиного слона.

– Ты подставляешь мне ладью? – удивился тот. – Хотя, нет, – он зачесал затылок. – Ладья мне не по зубам... Я, брат, проиграл... Какой бы ход я ни сделал, ты грозишь мне двойным шахом, а затем объявляешь мне мат... Не пойму, как же так случилось!.. У меня же был явный перевес в силах, я уже почти выигрывал...

Я повернулся, но за моей спиной никого не было. Только откуда-то доносился голос Тианы:

– Я появилась, чтобы узнать, куда ты пропал, что с тобой случилось. Мне нравилось, что ты всегда радовался мне – «слепому» дождику, не прятался в укрытие, смеялся, подставляя под струистую воду лицо и ладони. И даже в сильный дождь не спешил домой – подолгу стоял на крыльце, облокотившись на перила. Мне не забыть, как ты с друзьями ходил на рыбалку, как вы, застигнутые дождём, весело разбегались и укрывались под деревьями. Ты проявлял особую радость, и потому я приметила тебя… И выделила тебя одного из всех… Теперь хоть знаю, почему тебя не вижу… Компьютер…

Я замотал головой, закрыл уши ладонями.

«Надоела, сгинь! Да уйди ты от меня!» – воскликнул про себя.

– Сыграем ещё разок? – предложил Борька.

– Не хочу, – я поднялся с дивана. – Голова чего-то раскалывается, пойду домой…

 

***

 

Я понимал, что надо принять таблетку и лечь в постель. Но как признаться в недомогании маме? Ещё чего доброго, перепугается и вызовет «скорую», а там ещё неизвестно, какой диагноз поставят.

И я решительно направился на пригорок, чтобы ещё раз убедиться: не схожу ли с ума? И… в полной растерянности, с чувством сострадания и жалости к себе опустился в траву. Да, со мной происходило что-то неимоверно страшное. Нет, теперь в воздушном мареве над горизонтом не вырисовывался глыбой таинственный замок. Там, на всю ширь полосой простиралась неведомая местность. Просматривались очертания зарослей, дороги, строений. Это в самом деле там? Или эта картинка только в моей голове?

Послышались шаги.

«Наверняка, Тиана», – предположил я.

Передо мной появился старик. Седоволосый, в очках, с пышной бородкой. Одет был в коричневый кафтан, чёрные шаровары, на ногах – сандалии. Он больше походил на сказочного героя, чем на земного жителя.

– Согласен: в смешном наряде, – присел старик рядом со мной. – Некогда было принаряжаться, да и не стариковское это дело – перед зеркалом вертеться. У меня к тебе неотложная просьба, в которой ты не должен мне отказать...

Я на всякий случай отодвинулся от незнакомца. Ну, если и он, как Тиана, способен читать мои мысли, ждать чего-то хорошего от непредвиденной встречи не приходится.

– Я вас не знаю, – сказал мрачно. – Что вам от меня надо?..

– Малость, самую малость, – старик вздохнул. – Внучка от меня убежала... Такая озорница, но добрая слишком, за себя не умеет постоять... Боюсь, что-нибудь с ней случится...

– Тиана? – спросил я, чтобы окончательно убедиться в том, что умопомрачительный сериал на моё выживание продолжается.

– Она, она!.. – старик закивал. – Если отец узнает, что она сбежала и находится здесь, ей не посчастливится... Он суровый, строго накажет... А мне бы не хотелось... Славная у меня внучка, люблю её очень...

– А вы, получается, не люди? Вы – призраки? – спросил я.

– Считай, как хочешь... Мы вроде и есть, нас вроде и нет...

Я сорвал травинку, затеребил её пальцами. Что происходит? Неужели меня втягивают в какую-то компьютерную игру? Если так, то я наверняка нахожусь у ворот портала, то есть перехожу из реального мира в виртуальный?..

 

Я отчаянно замотал головой, отгоняя дурные мысли, понимая, что глупо продолжать разговор непонятно с кем и непонятно о чём...

– Ты не отвлекайся, – попросил старик. – Подумай, где может быть Тиана?.. Я знаю, что ты встречался с ней, вы даже общались...

Я хмыкнул:

– Вы знаете о том, что мы виделись, но не знаете, где она сейчас... Как это?..

Старик стушевался.

– Слабею я, а мир не стоит на месте, развивается, так что не под силу угнаться за новыми познаниями... Тиана кое в чём меня превзошла, вот и бахвалится этим иногда... Как сейчас, играет со мной в прятки: откуда-то посматривает за мной и посмеивается... Но я на неё не сержусь, только одно тревожит: лишь бы отец не наказал за недозволенные шалости....

– А кто вы? – непроизвольно спросил я. Ну, как-никак, хоть и компьютерная игра, а всё же надо знать, с кем имею честь познакомиться.

– Мы – дожди...

– Это мне давно понятно, – не стал я перечить.

– Тиана рассказывала?

– Немножко...

– Я старый дождь, дряхлый такой, только и смогу окропить водичкой. С меня выльется столько, сколько обычно выжимают с постиранной рубашки... Стыдоба, в общем… А вот отец Тианы – другое дело... Настоящий ливень! Его обычно сопровождают ветры и грозы... Да ты его как раз минувшей ночью слышал!.. Не выходил на крыльцо, чтобы на него посмотреть?.. Нет?.. Ну, а Тиана – это тихий дождичек в солнечную погоду... Слепым его прозвали люди...

– Ерунда какая-то, – вырвалось у меня.

– Не веришь?.. Трудно, конечно, поверить...

– Устал я...

Повалившись спиной на траву, я раскинул руки и уставился в голубое небо. Мне так хотелось, чтобы назойливый старик убрался восвояси, чтобы я наконец-то вышел из непонятного мне полузабытья.

От реки доносились голоса ребятни. Там плескались в воде, гоняли футбольный мяч по лугу. Я покосился в ту сторону и опять увидел мираж... Что в этот раз преподносило небо – мне было уже всё равно.

– Ещё скажете, что вы оттуда?..

– Оттуда, – услышал голос старика.

 Я закрыл глаза.

– Какая чепуха, – прошептал.

От земли исходило тепло. Ласкало своими лучами солнышко, уже усмирившее свой дневной жар. Прожужжала пчела, зинькнула пролетавшая мимо уха муха. Вдыхая полной грудью воздух, пахнущий травой и мёдом, я чувствовал, что меня обволакивает приятная истома.

Пробудился от шума.

 

– Костик! Сынок, – склонилась надо мной мама. – Тебе плохо? Что случилось? Где это видано – на сырой земле спать?.. Поднимайся сейчас же!..

Я сел в траве.

– Заснул, что ли? – спросил, протирая глаза.

– Вставай, вставай, – торопила мама. – Застудишься...

Я поднялся в полный рост и с опаской окинул взглядом горизонт за речкой и лугом. Как всегда, чернел далёкий лес, над ним стояло огромное облако, из-за которого пробивались лучи заходящего солнца. Миража как не бывало!

Я заулыбался и на радостях обхватил маму.

– Как здорово! – закричал. – Получается, вся эта белиберда мне приснилась!.. Ура-а!..

– Тихо-тихо... Что ты, – отстранилась мама. – Хорошо, соседка шла за телёнком и на тебя здесь натолкнулась… Пошли домой, – мама потянула меня за руку.

Когда входили в калитку, я приостановился.

– Но и правда, чего-то голова разболелась, – сказал.

– Ну, вот, – ахнула мама, – чего боялась, то и случилось... И температуришь, наверное... На сегодня хватит шляться с друзьями. Сейчас примешь лекарства от простуды, и – сразу в постель!.. И никаких разговоров!..

Укрывая меня одеялом, запричитала:

– Побереги себя от компьютерных игр… Вижу, что тебя они затягивают, а потом, со временем, от них трудно будет отвязаться… Одна моя знакомая, представь, утром, только проснётся, – сразу за компьютер, на обед с работы прибежит – опять же к нему, после работы тоже торопится – а как же, надо на виртуальном огороде вовремя урожай собрать, куда-то его определить, доход подсчитать, снова засеять грядки, полить, обработать… А настоящий огород, представь, зарастает сорняками, руки до него не доходят… Да и убраться в доме ей стало некогда…

 

***

 

На тумбочке зазвонил сотовый телефон. Я дотянулся до него с постели.

– Ты жив-здоров? – спросил Андрей. – Вчера вечером к вам домой прибегал. Твоя мама сказала, что спишь. Чего рано завалился?

– Да так... Устал...

– Я сейчас к Борьке… Придёшь?.. Не задерживайся… Его мама уйдёт на работу, только отец будет дома, у него же отпуск... Но дядя Захар, сам знаешь, для острастки нас ругает... Если бы разозлился всерьёз да компьютер выключил – другое дело...

– И то правда, – согласился я.

Мы отключились.

Было слышно, что мама гремит на кухне посудой – скорее всего, проводив папу на работу, готовит себе и мне завтрак.

Я откинул одеяло, подскочил к окну и распахнул его. Где-то поблизости щебетали воробьи, промычал телёнок. Я поймал себя на мысли, что боюсь увидеть Тиану. Затаив дыхание, высунулся на улицу по пояс, огляделся... Теперь надо было убедиться и в отсутствии миража. Босяком, в одних трусах, выбрался в палисадник, из него через калитку – на проезжую часть дороги. Прошёл за угол дома и дворовые постройки, заслонявшие ту часть горизонта, которая меня вчера пугала. Небо было чистым, голубым, ни одного облачка.

Я развернулся и вприпрыжку побежал домой.

– Что происходит? – удивилась мама. – Неужели спортом решил заняться?

– Ага, пробежался... Теперь каждый день буду!.. Не представляешь, мама, как здорово!..

Мама вздохнула.

– Была бы я помоложе!.. Как давно не бегала босой по росе!.. Мне бы твои заботы!.. Иди завтракать, а то простынет...

Я умылся, оделся и с жадностью навалился на еду. Становилось легко, словно сбросил с плеч стопудовый груз. «К Борьке пойду, – размышлял я, – но к компьютеру пока не сяду. Надо полностью восстановиться, а потом видно будет». С этими мыслями я поблагодарил маму за вкусный завтрак, пообещал ей, что не залезу в какие-то переделки, и вышел на улицу.

Я выбрал дорогу через пригорок. Постоял на нём, огляделся. Было солнечно, тепло, округа утопала в зелени. День как день, ничто не напоминало о вчерашних чудесах, ничто не предвещало перемен посёлку и его жителям. Я, словно на крыльях, сбежал с пригорка и через прогон между огородами выбрался на улицу, на которой жил Борька.

И я увидел… Тиану! Опешил. Может быть, не она? Нет, она. Понурившись, девочка медленно шла мне навстречу.

– Ты? – только и спросил я.

Тиана обрадовалась.

– Ой, Костик, наконец-то тебя дождалась, – воскликнула, но на глазах её были слезы. – Я не успела... Что мне теперь делать?..

– Куда не успела?..

– Мираж, единственная возможность вернуться домой, исчез... Мне нельзя было долго оставаться на земле… Меня или наказали за непослушание, или же позабыли второпях... Что-то у них, наверное, случилось...

– У кого «у них»?..

– Трудно мне тебе это объяснить... Вы, люди, ещё не познали множество разных природных явлений, которые нередко наблюдаете... Миражи для нас, дождей, служат средством перевоплощения, то есть мы можем пользоваться ими, чтобы перейти из своего реального мира в другой мир – в виртуальный… Как я вчера сделала... Мираж для нас – как компьютер для вас... Только у нас – покруче...

 

Я стоял, раскрыв рот.

– Интересно и заманчиво, но, как видишь, и опасно… Родители не зря предупреждают… Есть грань, которую нельзя переходить… Я вот не послушалась дедушку, побыла у вас больше дозволенного, и теперь… Ты, Костик, даже не можешь представить, в каком положении я сейчас нахожусь!..

– Мираж, может быть, снова появится, возможно, и к вечеру, – я взял Тиану за руку и к своему удивлению почувствовал её рукопожатие.

– Будем надеяться...

– А где ты задержалась, что не успела? – спросил я, не зная, как продолжить разговор.

– Собаки на меня напали, никак не могла от них отбиться... Хорошо, мужчина помог, отогнал их, но было уже поздно – не успела...

– Да что ж тебе собаки! – не удержался я. – При твоих способностях...

– Боялась, что они меня покусают... От испуга не смогла сосредоточиться...

Я вздохнул.

– А я думал, что всё, что со мной вчера происходило – наваждение, – сказал.

– Да, много чего необычного случается... Тебе повезло увидеть...

– Ага, такое пережил, аж вспоминать не хочется...

– Ты меня прости... И не сердись...

– Да ладно...

На перекрёстке улиц появились прохожие.

– Расходимся, – спохватилась Тиана. – Ни к чему, чтобы нас видели вместе…

– Погоди, – попытался её задержать. – Ты же невидима!..

 

***

 

Борькин отец, пропуская меня в калитку, улыбался:

– Иди-иди... Там, на стрельбище, такая пальба с криками «ура»!.. Тратите на что зря свою энергию!..

– Дядя Захар, – обратился я к нему. – Вы когда-нибудь мираж видели?..

– Не довелось... А что?..

– Интересно ведь...

– Ни холодно – ни жарко от него...

– А всё-таки… В нашей местности миражи могут быть?..

– Не знаю, не задумывался…

– В пустыне бывают, я знаю – мы в школе проходили… Но там путникам мерещатся пальмы над блестящим озером да верблюды среди барханов… Дядя Захар, а вы верите в чудеса?.. С вами когда-нибудь происходили?..

– А как же!.. Однажды в лотерею выиграл… Один рубль... Маловато, но приятно... Да и давно это было, в детстве... Ну, проходи, дружки давно тебя дожидаются...

Увидев меня, Борька уступил место за компьютером Андрюхе.

– Сразимся в шахматы? – предложил мне и засиял. – Получишь сейчас урок от меня!..

– Посмотрим, – огрызнулся я.

Устроившись на диване, расставили на доске шахматы, начали первую партию.

– И сегодня не будешь подходить к компьютеру? – спросил. – Крышу сносит из-за игр?..

Я покосился на Андрея. «Проболтался», – прошептал, но того не то, что взглядом, окриком вряд ли можно было отвлечь от игры. Бой шёл не на жизнь, а на смерть. Горели и дымились, плавились и рушились громады зданий, сооружений, техника... Андрюху, попавшего в переделку, сбивали с ног и даже убивали, но он вновь и вновь поднимался, хоть и медленно, но упорно продвигался вперёд, преодолевая врага.

– Ты, правда, видел мираж?.. Замок?.. А что там ещё было?.. – допытывался Борька. – А почему?.. У тебя что, дарование?..

– Ходи, – отмахивался я.

Мне опять не везло. Я терял фигуру за фигурой, и вскоре получил мат. «Где ж её носит? – выходил я из себя. – Чем она там занята?» Я рассчитывал, что Тиана незримо устроится за моей спиной, и мы вдвоём дадим прикурить Борьке. Ишь, как радуется, что выиграл! Я и предположить не мог, что девочка не последует за мной.

– Мысли разбегаются, – сказал я в оправдание.

– Понятно, – фыркнул Борька. – Экстрасенсу не везёт, что-то в голове расстроилось...

Я ничего не ответил. Пусть, пусть пока посмеётся! Не пройдёт и получаса, как он с Андрюхой выпадет в осадок от изумления.

– Могу вам такое показать! – вскочил я с дивана. – В цирке никогда не увидите!..

– Фокусы, что ли?..

– Мелко плаваешь...

– Ну, показывай...

– Не сейчас, – я метнулся к выходу.

– Остынь; если домой за фраком – можешь простынёй воспользоваться, – съязвил Борька вдогонку.

 

Во дворе дядя Захар строгал доску за верстаком.

– Что с поля боя рано убегаешь?.. Или за подкреплением? – поддел он меня. – Сражение, видать, не на шутку...

Я молча выбежал на улицу.

Тиану, как и предчувствовал, нашёл на пригорке. Она безучастно сидела в траве, сникшая и опечаленная.

– Мираж ждёшь? – спросил я участливо. – Не появляется?..

– Как видишь...

Она вздохнула и произнесла:

– Мне, Костик, поесть бы чего-нибудь... Я проголодалась...

Девочка опустила взгляд.

– Ты кушать хочешь? – протянул я.– Но ты же, – я осёкся. – Я думал, что у тебя еда не такая, как у нас...

– Но я же не прежняя... Я сейчас человек, как и ты...

– Ясно, – я посмотрел в сторону своего дома. – Пошли к нам, вместе пообедаем...

– Там же твоя мама...

– Ну и пусть, она же тебя не увидит...

– Принеси лучше сюда... Пожалуйста...

«Перечить не буду, – подумал я, – да и на сытый желудок быстрее с ней договорюсь».

Дома я без особых хлопот выпросил у мамы тарелку картошки с двумя котлетами, по два огурца и помидора, несколько кусочков хлеба и бутылку молока. Хотя пришлось приврать. Мол, собрались с ребятами перекусить на природе, договорились, что каждый принесёт, что может.

– Не выброси посуду, – наказала мне мама и занялась своими делами.

Тиана не стала угощаться на пригорке.

– Подальше от посторонних глаз, – потянула меня за кустарник.

И опять я не стал ей противиться.

Мы разложили еду на салфетке, которую я прихватил. Я откусил помидор, принялся жевать.

– Мне достаточно, – сказал. – Я потом, дома, перехвачу... А ты кушай на здоровье...

Тиану не надо было упрашивать.

– Я проиграл Борьке, – признался я. – Почему не стала мне помогать?

– Ну, знаешь, – зарумянилась девочка. – Надо самому... Раз-другой на кого-то понадеешься, и не заметишь, как расслабишься...

– А если я тебя попрошу?..

– К ребятам не пойду, – замотала головой Тиана.

– Почему?..

– Не могу...

Она уже управилась с котлетами, доедала картошку с огурцами.

– Хлеб и помидор с собой заберу, – сказала. – Хорошо?.. Вкусный у меня обед получился... Не ожидала... Большое тебе спасибо...

– Тиана, – протянул я, – пожалуйста... Я ребятам обещал...

– Ты обо мне рассказал?.. Да как ты мог?..

Я спохватился:

– Нет! – о тебе и словом не обмолвился!.. И зачем, если они тебя не будут видеть?.. Ты им просто покажешь свои способности, но так, будто это я маг и волшебник… Предположим, чтение мыслей… Андрюха и Борька свихнутся, когда убедятся, что я угадываю, о чём они думают!..

– Я не джин из бутылки, Костик...

– Мы ненадолго...

– Нет, Костик, я не могу…

– Почему?..

– Есть причина… А ещё, тебе понравится быть волшебником, и ты захочешь превратить меня в свою рабыню...

– Ну, нет… Что ты!..

– Не могу…

– Но что ребята подумают?.. Получается, я их обманул...

– А ты у меня спрашивал, согласна ли я?..

Тиана вышла из кустов на пригорок. Я последовал за ней, и увидел в десятке метров от нас рыжего лохматого пса. Это была бродячая собака, которая уже две недели ходила от двора к двору и отовсюду её прогоняли.

Я отломал от куста палку, размахнулся и запустил её в пса. Не попал, но собака взвизгнула, подпрыгнула и стремглав метнулась с пригорка.

– Дурак! – закричала на меня Тиана. – Дурак! Собака просила у нас поесть, – бросила на меня укоризненный взгляд и сбежала с пригорка.

– Я боялся, что она тебя укусит, – закричал я вслед, но это была неправда: я твёрдо знал, что метнул палку не от страха за девочку, а от досады.

 

***

 

Возвращаться к друзьям было стыдно. Как можно объяснить им свой дурацкий порыв покрасоваться в роли волшебника? Посмеются, обзовут клоуном, и будут правы.

И домой идти нельзя. Мама не поверит, что быстро покончили с трапезой на свежем воздухе и разошлись кто куда, каждый по себе.

Я припрятал в траве тарелку, ложку и бутылку с молоком, от которого Тиана почему-то отказалась. Постоял в размышлении на пригорке, но больше ничего не оставалось – неторопливо двинулся к реке.

– Что без Борьки и Андрея? – встретили меня ребята, гонявшие по лугу футбольный мяч. – Постоишь на воротах?

Я отказался. Раздевшись, вошёл в воду, поплыл. «Вот и стали врагами», – стучало в голове. Оказывается, верно говорят: от дружбы до ненависти – один шаг. «Ну и пусть! Задавака! Да и нужна она мне? Неизвестно откуда взялась, прицепилась». Но чем дольше я бултыхался в воде, тем сильнее одолевали меня другие мысли, от которых становилось на сердце беспокойно. Почему я не подумал, что девочка где-то провела минувшую ночь в своём лёгком платьице? Я лежал в тёплой постели, а она, скорее всего, пережидала темноту, свернувшись в клубок от холода, у кого-то на крыльце или ещё хуже – в траве под открытым небом. Ну, если она, приняв человеческий облик, стала нуждаться в такой же пище, как и я, то и тепло ей не чуждо.

Я вышел на берег, одел рубашку и брюки.

– Давай к нам, – позвали ребята, но я был полон решимости действовать.

Однако напрасно исходил все улицы села. Девочка, возможно, и видела меня, когда я проходил мимо, но пряталась, таилась. Несколько раз попадался на глаза лохматый рыжий пёс. Но и он, понятно, был обижен – завидев меня, убегал.

Попадались прохожие. Им было всё равно, куда я иду, какими мыслями занята моя голова. Они бы мне помогли, не будь Тиана невидимкой. Я не мог согласиться с тем, что она покинула наше село и куда-то побрела восвояси. Мне было неприятно осознавать: единственный человек, с которым она знакома и по человеческим правилам должен быть ей опорой – оказался предателем, и этот человек – я.

 

В кармане в очередной раз засигналил сотовый телефон. Я вынул его и, убедившись, что звонит Андрюха, нажал на красную кнопку. «Вот и с друзьями нехорошо получилось, – подумал. – Как им теперь объясню, почему скрываюсь от них, а теперь вот даже и отключился?»

Я сунул сотовый обратно в карман. «А ведь, наверное, – подумал, – существует связь, по которой Тиана может общаться со своим дедушкой? Или, если исчез мираж-портал, то это невозможно?»

– Хорошо, – донеслось от ближайшего двора. – Если она попадётся нам на глаза, мы позвоним… До свидания.

Хлопнула калитка, из-за палисадника вышел полицейский с папкой под мышкой.

– Мальчик, – окликнул он меня. – Ты незнакомую девочку не видел?.. Лет десяти примерно...

Полицейский, в котором я узнал нашего участкового уполномоченного, пронизывал меня взглядом.

Я попятился.

– Какую девочку? – протянул.

– В цветастом платьице, в розовой косынке...

– Так она же... – вырвалось у меня.

– Что она?..

Я вжал голову в плечи.

– Так видел, или не видел?..

Я отчаянно замотал головой.

– Нет, – выдавил.

Я не мог понять, почему полицейского заинтересовала Тиана – она же прозрачная, как стекло, и никто, кроме меня, не в состоянии её видеть!

Участковый двинулся дальше по улице.

«Может, это совсем другая девочка?» – подумал я. И тут меня словно током прошибло! Да какой же я дурак, не мог сообразить, если Тиана нуждается в еде и тепле, то она, как и я, как любой другой человек, – видима для всех окружающих. И тогда вполне можно объяснить её отказ пойти к ребятам, сходить ко мне домой пообедать. Значит, она знала, что окончательно перевоплощается в человека?.. Но почему мне не сказала об этом?.. И не было бы никакой ссоры…

Возвращаясь домой, завернул на пригорок, чтобы забрать припрятанную в кустарнике посуду. К удивлению, бутылку с молоком не обнаружил. Тиана забрала? Когда? Я покричал, но никто не отозвался.

– Где тебя носило? – набросилась на меня мама, принимая от меня тарелку и ложку. – Прибегали Андрей и Борька, тебя спрашивали. Ты чего от них прячешься? И телефон отключил, не могла дозвониться. Поругались?..

– Я кушать хочу, – произнёс я устало и плюхнулся за стол.

Мама рассмеялась:

– Ты посмотри на него, будто после изнурительной работы вернулся...

– В футбол играл, – буркнул я и, чтобы избежать других вопросов, сказал, – по улицам участковый какую-то девочку ищет...

– И к нам приходил, – мама поставила передо мной тарелку с макаронами, подала чашку с чаем и ватрушку.

– А к нам почему? – насторожился я.

– Ну, служба у него такая... Ходит, у всех интересуется: не видел ли кто незнакомую девочку...

– Ты, конечно, не видела?

– Ну, почему же?.. Видела... Она, за полчаса до прихода полицейского, прохаживалась мимо нашего дома, даже на окна поглядывала...

Я чуть не поперхнулся.

– Не торопись, – мама постучала мне по спине. – Кушай аккуратней...

Я боялся, что невзначай могу выдать своё беспокойство, но в другой раз трудно будет начать разговор о наболевшем.

– Наверное, у кого-то что-то уворовала, если участковый ищет...

Мама вздохнула.

– Возможно и так, – согласилась. – Кушать хочется, а откуда у девочки деньги?.. Недотёпа я, надо было окликнуть, зазвать в дом да покормить... Не случайно ж, думаю, шла по улице и на окна поглядывала. Надеялась, что хоть одна сердобольная душа отзовётся...

– И отдала б её в руки полицейского...

– А что тут плохого? Надо ж выяснить, откуда взялась в наших местах, кто её родители. Не дело, если бродит неприкаянной, никому не нужной… Говорят, людей избегает, если кого встретит, то убегает... Ну, что собака бездомная, которую без конца пыряют...

Я стукнул себя ложкой по лбу.

– Ты чего? – растерялась мама.

– Да так, – буркнул. – Мозги чуть поправил.

 

Не говорить же маме, что опростоволосился: если бы расспрашивал прохожих на улицах, то определённо, что-то бы узнал о Тиане, а то, может быть, и нашел её, бедняжку...

– Не отыщутся родители, в детдом определят, – продолжила разговор мама.

– А если девочка не сможет ничего вспомнить? А вдруг в полиции она начнёт нести всякую несуразицу?

– Ну, тогда в психбольницу, будут лечить... А с чего ты взял, что она ненормальная?

Я едва сдержался, чтобы не выскочить из-за стола. Расправившись с едой, поблагодарил маму за вкусный ужин.

– Я на улицу, побуду до темноты.

– Лучше загляни в мастерскую. Там отец чинит твой велосипед.

– Не до велика, – я махнул рукой и выскочил за калитку.

 

***

 

Вечерние поиски не принесли желаемого результата, и ночью я долго не мог уснуть. Если участковый нашёл девочку и увёз её в райцентр, я уже никак не мог ей помочь.

Подхватился с постели, когда солнце уже взошло.

– Ты куда? – вышла из спальни мама.

– На рыбалку, с ребятами...

– Ну, хорошо, развейтесь...

Я прихватил удочку, но спрятал её в конце огорода. Вышел на сельскую площадь и обомлел – возле здания сельсовета стояла полицейская машина, на крыльцо из распахнутой двери вышли пять человек, трое – в полицейской форме, двое – гражданские. Издали я узнал участкового уполномоченного и председателя сельсовета.

Я юркнул за брёвна, сваленные возле чьего-то двора. Не раздумывая, достал из кармана сотовый телефон и набрал номер Андрюхи.

– Чего ты? – спросил тот спросонья, – вчера не отвечал, а теперь будоражишь... Что стряслось?..

– Девочка из детдома убежала, её там сильно обижали...

– Какая ещё девочка?.. Ты что, рехнулся?..

– Она в нашем селе скрывается…

– И что?

– Её полицейские ищут...

– Ну и пусть...

– Девочке надо помочь!.. Я её случайно встретил… Она мне такие ужасы рассказала… Ей никак нельзя возвращаться в детдом… Звони Борьке!..

Я продолжил наблюдение за полицейскими, буквально через пару минут позвонил Борька.

– Что ты там затеял? – спросил. – Отец сказал, что видел незнакомую девочку... Вчера, когда проходил через бывший колхозный сад, она с собакой среди яблонь бродила...

– С собакой? – я опешил, но тут же успокоился: вот, совсем человеком стала, с собакой подружилась...

Друзья засыпали меня вопросами, когда собрались вместе.

– Потом, потом, – отмахнулся я. – Полицейские расходятся. Я за нашим участковым последую, а вы – за кем хотите. Если девочку увидите, проследите за ней и дайте мне знать. Сами никаких действий не предпринимайте.

– Либо влюбился? – брякнул Андрюха.

Борька хмыкнул.

– Тогда ничего не поделаешь, – похлопал меня по плечу. – Придётся помочь...

 

Мы расстались. Участковый шёл серединой улицы, и мне, следуя за ним, приходилось перебегать от палисадника к палисаднику, чтобы оставаться незамеченным. Но он шёл не торопясь, часто останавливаясь и подолгу разговаривая с прохожими.

Волокита мне скоро надоела, и я наконец решился его обогнать.

– Опять ты, мальчик? – окликнул он меня. – Так что, девочку не видел?..

– Нет, – прошёл я спокойно.

– Если встретится вдруг, скажи мне, – бросил вдогонку.

Завернув за угол, я увидел лохматого рыжего пса, в которого вчера бросал палку. «А не с ним ли подружилась Тиана?» – мелькнула мысль. Я пошёл следом за собакой, которая семенила впереди по краю дороги и пока меня не замечала. Я вспомнил, что вчера несколько раз встречал пса. Что ж меня тогда не осенило, что ж я не додумался проследить за ним?

Пёс нырнул в кусты. Я обернулся. Участкового не было, но он вот-вот мог появиться из-за угла. С замиранием я прислушивался к его нарастающим шагам, застыл, когда он, бурча что-то себе под нос, прошёл мимо.

По дебрям крапивы и чертополоха был проторен след. По нему я вышел в заросший заброшенный огород. Стараясь не издавать шума, подкрался к обвалившемуся приземистому сараю. Задержался возле двери, висевшей на верхней петле.

Я услышал её голос. Она была там, внутри. И она плакала.

– Хоть ты, Трезорка, у меня есть, – причитала, как я понимал, обнимая пса. – Не так страшно с тобой... Мы одиноки, никому не нужны... Ни еды, ни крова... И замёрзла совсем... Что будем делать?.. Порадовалась, что среди людей нашла настоящего друга, а и он не из лучших – задумал превратить меня в игрушку...

На глаза навернулись слёзы. «Бездомный, униженный пёс оказался добрее меня, ухоженного и обласканного человека!» Я отодвинулся от дверного проёма. Вытирая слёзы, поспешил отдалиться от сарая.

«Что делать?» – стучало в висках. Я понимал, что ей надо найти уютное и надёжное пристанище... Но где? Была бы она мальчишкой, то было бы легче. В крайнем случае, чтоб и не знали родители, могли б ночевать на сеновале. Познакомить Тиану с девчонкой? Но с кем? Кто умеет хранить тайны, не будет досаждать расспросами, не проболтается?

Оказавшись на дороге, я позвонил Борьке.

– Я нашел её, – сказал. – Сам не могу отлучиться, вдруг опять перепрячется... Ты ближе всех живёшь... Сбегай, возьми чего-нибудь поесть... И девочке, и собаке... Рыжий бродячий пёс вместе с ней… Быстро!.. Только родителям не проговорись...

– Я с Борькой тут...

– Да, чуть не забыл... Девочке надо переодеться, для маскировки... У твоей сестрёнки почти такие размеры… Прихвати её платье или халат... Поищи... Ну, понятно, не трогай то, в чём ходит...

Я извёлся, ожидая ребят. Время тянулось, мысли, от которых распирало голову, не давали покоя.

– Пока я без вас, – принимая свёртки, сказал я. – Спрячьтесь в огороде, чтобы вас никто не заметил с дороги...

Андрюха с Борькой, корча рожи, переглянулись между собой.

– Иди-иди, жених, – прыснули в кулаки, на что я не обиделся.

Пёс зарычал, учуяв меня.

– Зачем пришёл? – Тиана поднялась с соломы, одёрнула платьице.

Я протянул ей свёртки.

– Поесть принёс, – сказал. – И переоденься....

Тиана опустила глаза.

– Спасибо, – обмолвилась. – Я думала, что ты обо мне и не вспомнишь, – и натужено улыбнулась.

Я вышел к ребятам, чтобы не смущать девочку. Чтобы избавиться от занудных расспросов, предложил:

– Давайте подумаем, к кому бы её поселить на время?..

 

***

 

– Возьму грех на душу, – согласилась бабушка Поля. – Сама рано осталась без родителей, воспитывалась в детском доме... Нелегко было, много горюшка хватила... Девочку жалко, её понимаю, поберегу... Только сами-то не проболтайтесь... Невзначай может и получиться... А вообще, вы молодцы, ребята, всегда горой стойте друг за дружку, не давайте в обиду ни себя, ни других...

Бабушка уложила Тиану в постель.

– Отогревайся, – сказала. – Я тебя травами попою, и ты не заболеешь. Поживи у меня пока, а каким завтра придёт – не будем загадывать...

Мы пообещали навещать Тиану, попрощались и направились к двери.

– Останься, Костя, – попросила меня девочка. – Мне надо с тобой поговорить.

 Мальчишки хихикнули.

– Ладно, раз так, пошли, я вас угощу чаем с коржиками и мёдом, – старушка увела их на кухню.

Я присел на край постели.

– Спасибо, я благодарна вам, – девочка коснулась моей руки. – Я сама себя погубила... Свой мир потеряла, и в вашем – не смогу жить… Какая я глупая!.. Неужели никогда больше не свижусь с дедушкой, с родителями, с братьями и сёстрами?..

Мне хотелось успокоить девочку.

– А может, – выдохнул, – тебе будет неплохо у нас?.. Я, Андрюха и Борька всегда будем рядом, поддержим, заступимся… И бабушка Поля хорошая… Она тебе понравится. Поживёшь у неё спокойно месяц-другой...

– Нет, Костик... Мне надо есть, одеваться, много чего другого... За счёт бабушки жить?.. Ну, нет... Да и долго будут выяснять, кто я, откуда взялась… Ведь никто не поверит мне… Моё предназначение – поливать землю, поить растения... Я обязана вернуться домой...

– Но как?

– Не знаю пока... Иди к ребятам, не отказывайся от угощения... А я посплю, устала очень... И прости меня...

– За что?..

– Я нарушила твой покой...

– Ты сама меня прости... Вчера тебя сильно обидел...

 

Я прошёл на кухню.

– Уснула, – сказал.

Хозяйка усадила меня за стол.

– Чувствуйте себя как дома, – сказала. – В любое время приходите, не бросайте девочку...

Мы поблагодарили бабушку за угощенье, направились к двери.

– Я заберу платье сестрёнки, – обмолвился Андрей.

– Конечно, конечно, – разрешила бабушка Поля. – Оно, думаю, больше не пригодится... Да и я в своих сундуках пороюсь, может быть, что-либо состряпаю... Я же портниха...

– Вы только про детдом у неё не расспрашивайте, – попросил я и добавил: – Ей тяжело о нём вспоминать...

– Ладно-ладно... Я сама детдом прошла, хорошо знаю, как там...

– А если к вам полицейские придут?..

– С чего бы?.. Сами говорите, что никто не встретился на улице, когда ко мне шли... Особо не беспокойтесь: самой не сладко было в детдоме, не раз убегала, и до сих пор остаюсь благодарна людям, которые меня примечали и помогали в трудные минуты – кто чем мог...

Мы вышли на улицу, убедившись, что никого поблизости нет.

С середины дороги поглядывал на нас рыжий лохматый Трезор.

– Пошёл отсюда! – замахнулся на него Борька. – И чего мы не прогнали, когда плёлся за нами?.. Выдаст девочку...

Я согласился. Если видели Тиану с собакой, то пёс – отличный ориентир для полицейских. Я нагнулся, будто для того, чтобы поднять с земли палку или камень... Пёс отпрыгнул, развернулся и засеменил по улице.

– Вернётся, – предрёк Андрюха. – Будем надеяться, что девочка проснётся, вспомнит про него... И бабушка Поля, возможно, запустит собаку во двор...

Возле здания сельсовета по-прежнему стоял полицейский автомобиль. Только мы с ним поравнялись, как дверца открылась, и из кабины высунулся человек в форме.

– Мальчики, – обратился он к нам. – Вы случайно не встречали незнакомую девочку лет девяти-десяти?..

Я намерился было сказать, что нет.

– В цветастом платьице и розовой косынке? – спросил Андрюха.

Я обомлел, а полицейский, обрадовавшись, будто добыча уже у него в руках, выбрался из кабины.

– Ну? – спросил. – Где она?

Словно ком в горле у меня застрял. Я недоуменно вытаращился на товарища.

– Она, – Андрюха показал рукой в сторону автобусной остановки, – в город уехала... Я видел, как в автобус садилась...

Теперь уже вылупился на Андрюху, глотая воздух, полицейский.

– Как же так? – недоумевал. – Кого ж мы тут тогда ищем?..

Он достал сотовый телефон, стал звонить кому-то. Из машины выбрался ещё один полицейский.

– Пошли отсюда, – дёрнул меня за рукав Андрюха. – Здорово я придумал, правда? – расхохотался, когда отошли на значительное расстояние.

– Думаешь, поверили? – спросил Борька.

– А что им остаётся, если не находят никаких следов?..

Мы разбежались по домам, чтобы показаться перед родителями, а потом снова исчезнуть с их глаз.

– Где же рыба? – поинтересовалась мама.

– Кошке отдал, – буркнул я, потянувшись за энциклопедией на книжной полке. Её я уже листал вчера. Нашёл и даже пытался прочитать статью о миражах, рассматривал картинки. Но статья показалась скучной и тяжело воспринимаемой. «Надо, – подумал я, – сходить в библиотеку, чтобы поискать о миражах что-то более доходчивое и интересное».

– Костик, что с тобой происходит? – спросила мама.

– Удивляешься, что с книгой на каникулах?..

– Не только... Ты чем-то озабочен... Что у тебя случилось?..

– Ничего, мам...

– Не обманывай.... Вышла по утру в огород, принялась за прополку и наткнулась на твои удочки... От меня припрятал?.. Чтобы я подумала, что в самом деле на рыбалку ушёл?..

– Не, мам, – я заёрзал на стуле, – но ты не сердись, – открыто посмотрел ей в глаза. – Я потом всё-всё тебе расскажу...

Я, конечно, вполне мог что-нибудь придумать в оправдание, но не хотелось обманывать маму.

– Хорошо, – она улыбнулась. – Только не натворите глупостей... Да, чуть не забыла... Отец отремонтировал твой велосипед... Прокатись, попробуй...

 

***

 

Друзья поддержали мою идею покататься на велосипедах.

И мы понеслись по улицам!.. Закудахтали и шарахнулись по сторонам куры, безмятежно копошившиеся до этого в пыли... Загорланил нам вдогонку петух, сорвавшийся со штакетины забора. Ошалело вскочил и заметался на привязи задремавший было телёнок. Разлаялись во дворах собаки. Заругались на нас женщины на перекрёстке, хотя им-то ничего плохого мы не сделали.

Выбрались за околицу и оказались на дороге, уходившей в сторону райцентра.

– Давайте наперегонки! – предложил Борька.

Машин не было, и мы с гиканьем помчались вперёд, стараясь опередить друг друга. Я даже забыл, что велосипед только что из ремонта, что предварительно надо было его опробовать на надёжность.

Вдруг вдалеке я увидел на шоссе лужи, которых становилось всё больше и больше. Ну, такое впечатление, что весь асфальт залит прошедшим недавно проливным дождём. В призрачном мареве показалась машина, но она не шла, а как бы парила над дорогой...

– Мираж! – закричал я. – Самый настоящий мираж!..

Всем нам в солнечную погоду, когда сильно разогревается асфальт, приходилось наблюдать это удивительное природное явление. В самом деле, на шоссе совершенно сухо, на небе ни облачка, а на дороге – лужи. Если наклониться к шоссе, то призрачные лужи станут крупнее и отчётливее. Но самое интересное, в этих лужах отражаются близлежащие и отдалённые предметы.

Как же я мог забыть про эти сказочные явления?! «Расскажу Тиане, – подумал я. – Прямо сейчас!..»

Мимо пронеслась машина, которая только что «порхала» в мареве. Ребят уже не было видно. Они, без всякого сомнения, разгорячённые, заметив, что я отстал, понеслись наперегонки друг с другом!.. Конечно, они видят этот мираж над асфальтом, как и видели уже десятки раз... Что им этот мираж по сравнению со спортивным азартом?..

Разворачивая велосипед, я заметил в туманной дымке человеческий силуэт. И что любопытно, чем ближе ко мне он подходил, тем ближе пододвигались лужи, по которым он ступал...

– Не узнаёшь? – спросил, остановившись.

Я протёр глаза.

– Ты просто не ожидал меня увидеть... Я дедушка Тианы...

Я раскрыл рот от неожиданности и удивления.

Силуэт, покачиваясь, ступил из призрачной лужи на сухой асфальт и превратился в уже знакомого мне старичка.

– Что с Тианой? – спросил он тревожно. – Я не ощущаю рядом её присутствие, она как будто от меня уходит... Что с ней?.. Что молчишь?..

Старик взял меня за руку, и я не почувствовал его рукопожатия.

– Она должна вернуться домой, – сказал. – Отца боится?.. Так у него забот хватает, ему пока ничего не известно про её отсутствие… Почему она сюда не приходит?..

Я растерялся.

– Сюда?.. А вы можете забрать её с собой прямо сейчас?..

Старик уставился на меня.

– А ты что, ничего ей не объяснял?..

– Я?.. А что я?..

Старик возмущённым взглядом окинул меня.

– Значит, ты её тут держишь?.. Зачем?.. Ты не соображаешь, что творишь?..

Я на всякий случай заслонился велосипедом.

– Где ключ, который я тебе отдал?..

– Какой ключ?.. – выдавил я.

– С его помощью можно отворить дверь в наш мир…

– Не знаю… А вы разве мне его давали?..

– На пригорке… Вспомни, – старик осуждающе смотрел на меня.

Послышалось шуршание шин, зиньканье звонков, голоса.

– Я сам, наверное, виноват, – огорчённо произнёс он. – Тогда, на пригорке, я подумал, что ты не спишь, что ты просто прикрыл глаза от усталости… Я объяснил, что надо делать с ключом, а потом положил ключ в карман твоих брюк… Ты его, наверное, обронил…

– Дайте другой ключ…

– Другого нет…

Старик повернулся, ступил в призрачную лужу и вместе с ней, превращаясь в силуэт, стал отдаляться.

– А сами как без ключа управляетесь? – крикнул я.

И услышал уже едва доносившийся голос:

– Ключ нужен тем, кто более суток общался с людьми… Поищи, помоги моей внучке…

Подкатили ребята.

– Если бы цепь не слетела, ты бы ни за что меня не перегнал, – горячился Борька.

– Если бы да кабы, – ухмылялся Андрюха.

– А у меня руль заклинило, – буркнул я, чтобы избавиться от расспросов.

 

Мы возвращались не спеша. Я волочился за ребятами, не прислушиваясь к их спору. Я не мог чётко вспомнить, о чём конкретно беседовал со стариком на пригорке, а уж про ключ – и спрашивать не нужно. Если действительно старик мне его отдал, то куда он делся? Потерял? Но где?.. И вообще, что представляет собой этот злополучный ключ?.. Надо было спросить у старика, да вот – не пришло в голову…

По понятным причинам я отказался идти с друзьями играть на компьютере. Поставив велосипед во дворе, метнулся на пригорок. Но как старательно, сантиметр за сантиметром, ни просматривал каждый клочок земли, заросший травой, удача не улыбалась. Я понимал, что это должен быть необычный ключ, совсем не такой, как для наших замков… Лишь только одно было ясно: по своим размерам он может вместиться в кармане моих брюк…

 

***

 

Вновь оказавшись у Борьки, я сел за компьютер и с остервенением ворвался в игру. Я пробирался по канализационным тоннелям, поливая свинцом из автомата всех, кто неожиданно появлялся на пути, и кто, в свою очередь, старался из укрытий уничтожить меня. Потом я выбрался на открытую местность и ползком от куста к кусту стал пробираться к строениям, возле которых ходили часовые, а поодаль, под навесом, группа людей в камуфляжах сидела вокруг пылающего костра… Но как ни старался, меня обнаруживали, не давали приблизиться…

Я уступил место ребятам, которые сразу переключились на свою любимую игру. Вышел во двор.

Дядя Захар сидел на чурбане возле верстака, покуривал, пуская дым колечками. Я присел на другой чурбан, стоявший рядом.

– Чем, сударь, озабочен? – спросил дядя Захар.

– Да ничем, – обронил я.

– А чего кислая физиономия?..

– Устал…

Дядя Захар хмыкнул:

– Ну, раз устал, отдохни... Это хорошо, что утомлять стали игры. Может быть, наконец-то образумитесь, да займётесь полезными делами… Один мой знакомый – уже в возрасте, а поди ж, – полгода виртуальный город строит. Изо дня в день… Говорит, увлёкся и оторваться от компьютера не может… Недавно на работе похвалился, в игру в «одноклассниках» зашёл и нам показал свой град… Красиво, конечно, впечатляет… Но ведь у него дома второй месяц калитка на одной петле болтается, отремонтировать – недосуг… Борька мой, басурман, прежде мне и матери по хозяйству помогал, а теперь не достучишься до него… И сам, наверное, без охотки родителей слушаешься?..

Я поднялся:

– Ненадолго домой сбегаю… Пацаны про меня спросят, так и скажете…

– Сбегай, скажу, – усмехнулся дядя Захар, разминая спину. – Мне б так уставать, как вам…

Я выскочил на улицу. Сначала помчался вприпрыжку, радуясь, что увижу Тиану, что расскажу ей о встрече с дедушкой. Потом замедлил шаг, соображая, говорить или пока не говорить про потерянный ключ…

Возле дома старушки ещё издали я заметил рыжего Трезора.

«Определённо выдаст!» – у меня сжалось сердце, и я решительно ринулся вперёд.

Однако собаку не пришлось прогонять. Ни окриком, ни палкой, которую я уже собирался выломать. Увидев меня, пёс подхватился с земли, отряхнулся и с явной неохотой удалился за угол сарая.

– На стук в окно вышла тётя Поля.

– Проходи, – пропустила меня в калитку. – А чего один? – спросила. – Девочка не спит, можешь к ней пройти… Я пока тут, во дворе, повожусь, а вы погутарьте… Когда дружки твои придут, я вас чаем угощу…

Тиана лежала в кровати, укрывшись одеялом.

– Костик? – обрадовалась. – Хорошо, что ты пришёл!..

Я улыбнулся.

– Как себя чувствуешь? – спросил.

– Плохо… Очень плохо, Костик, – Тиана печально смотрела на меня.

– Температура? Озноб?..

– Да нет…

– А что?..

– Не знаю, как тебе объяснить…

– Говори, пойму…

– Я же, сам знаешь, не человек…

– И что?..

– А то, что как бы очеловечиваюсь…

– Ты уже говорила…

– Но это, оказывается, полбеды…

– Не тяни…

– Чем сильнее я очеловечиваюсь, тем сильнее тупею...

– Не понял…

– А что тут понимать? – Тиана съёжилась и содрогнулась. – Будучи дождиком, я многое знала и умела… Чему-то я научилась у родителей, что-то сама познала… Теперь, становясь человеком, я теряю свои прежние способности…

– И об этом говорила…

– Говорила… Но тогда я не знала, что будет ещё хуже…

– Что хуже?..

– А то, что мне надо всё постигать заново… Хорошо, если совсем не потеряю разум, то придётся учиться в школе с первого класса…

– Не придумывай...

– Я полностью утратила способности, которые приобретала с детства... Я, по сути, никто... И мне не стать человеком без способностей, которые даются вам сызмальства... Понимаешь?..

Я перебил:

– Но ты же вот сейчас самый настоящий человек!..

Девочка всхлипнула.

– Я уже начинаю меняться, – сказала. – Бабушка Поля подсела ко мне, начала расспрашивать… Я стала ей отвечать, да, видимо, невпопад, потому что она покачала головой и сказала: «По-моему, бредишь ты, девочка. Как бы не пришлось обратиться в больницу»… Боюсь, что могу превратиться в девятилетнего младенца...

Я в полной растерянности заходил по комнате, потом резко остановился, повернувшись к девочке.

– Я видел твоего дедушку, – сказал.

– Дедушку видел? – села в постели Тиана. – Где? Что он тебе говорил? Он на меня не сердится?

 

Я присел на табурет.

– Жалко, что меня с тобой не было, – произнесла, выслушав меня внимательно, со слезами на глазах. – И не сказал, когда вновь появится? – опечалилась.

Я опустил голову.

– Дедушка почему-то не может придти за мной, – обмолвилась Тиана через несколько минут. – Но он вполне мог дать совет, как поступить мне…

Тиана вытянула руку из-под одеяла.

– Посмотри, – протянула мне перстенёк с голубым камешком. – Ты не видел, потому что я держала его в кармашке платья…

– И что? – спросил я.

– Это подарок от дедушки… Там, у нас, этот перстень выглядит иначе… Дедушка дал мне его, чтобы я немножко походила в ваших местах… Волшебный перстень… Я задержалась, и теперь перстень потерял свою силу, не может мне помочь… Чтобы вернуться домой, нужно что-то другое…

– А ты на каком пальце его носила, когда попала сюда?

– На указательном…

– Надень на другой палец, попробуй!..

– Пробовала…

– Или это впустую без миража?..

– Мираж нужен, но и без миража перстень должен подавать знак…

– Какой?

– Не знаю…

Тиана вздохнула, опять прилегла и натянула одеяло до подбородка.

– Возьми с собой перстень… Может, увидишь дедушку, передай ему… И скажи, что я его очень люблю…

– Ты сама, – обронил я. – Поедем кататься на велосипеде…

– Нет, Костик, у меня может и не получиться… Через день-другой я могу стать далеко не такой, как была… Я возможно позабуду дедушку, позабуду всё, что было со мной прежде…

– Тиана, – я сжал перстень, – Тиана…

– Иди к ребятам, – сказала она. – И не надо плакать… Что будет, то и будет…

В коридоре я вытер слезу, которая накатилась на щёку.

– Ребята позвонили, зовут на речку, – сказал я бабушке Поле, которая кормила во дворе кур. – Мы завтра к вам придём…

– Ох, и намаялась же ваша подружка в детдоме, – услышал в ответ. – Но ничего, в обиду её не дадим.

Я благодарно улыбнулся старушке и вышел на улицу. Трезора, к удивлению, не заметил. Неторопливо побрёл, не зная, то ли к ребятам идти, то ли продолжить поиски злополучного ключа неизвестно где…

 

***

 

С ребятами сходил на речку, искупались. Единственная была радость, что не обманул добросердечную бабушку Полю.

Поиграл безо всякой охоты в футбол на лугу. Пропустил два гола, когда предложили постоять на воротах. Мальчишке из другой команды паснул мяч, когда перевели в защиту. Знали б ребята, что у меня творилось на душе.

Когда стемнело, разошлись по домам. Я, конечно, не рассказал друзьям о разговоре с Тианой, не поделился переживаниями.

«Как будет, так и будет», – вспомнились её слова. А что будет? Не может она долго оставаться у старушки, да и не будет же бабушка держать взаперти живого человека? И попадёт Тиана в детский лом. А куда ей деваться без родителей и документов? И начнутся для неё невыносимые испытания. Как она будет чувствовать в таком возрасте первоклашкой?.. А если её определят в детсадовскую группу?.. Бедная Тиана…

В раздумьях я и не заметил, как ко мне в спальню вошла мама.

– Что уединился? – спросила. – Заболел? – потрогала у меня лоб. – А чей это перстень? – поинтересовалась.

Я сунул руку с перстнем в карман.

– У девочки отнял? – строго спросила. – У кого?.. Да как ты мог?..

Я потупился.

– Нашёл, – буркнул мрачно и вынул сжатый кулак из кармана. – Случайно нашёл, – протянул перстень маме.

– Красивый, – оценила и попробовала надеть себе на палец. – Не подходит, маленький, – сказала…

– Я тебе большой куплю, с алмазами, – вырвалось у меня.

– Дорогой, – мама прильнула ко мне, – родненький… Спасибо, – и резко отстранившись, с удивлением посмотрела на меня.

– Что, мама? – спросил я.

– Погоди-погоди, – она хитровато улыбнулась, вышла из спальни. – А это откуда? – проявилась в дверях. – Тоже, скажешь, нашёл?..

Я принял из её рук зелёный отгравированный камешек.

– У меня такого не было, – хмыкнул, – я же не девочка, чтобы безделушки собирать…

– В кармане твоих брюк лежал…

– В кармане?.. Но откуда он?..

– Мне-то откуда знать?.. Складывала твои брюки, вот он из кармана и выпал…

Под ложечкой у меня засосало, сердце забухало. Неужели?…

Я сравнил зелёный камешек с тем, что украшал перстень, и обмер. Они были похожи, как близнецы.

– Мама! – закричал я, – Мама! – и запрыгал вокруг неё от радости. Я, конечно, не мог и представить, что нужно делать с зелёным камешком, но твёрдо знал, что этот камешек, – тот самый желанный ключ!

– Тихо-тихо, папу разбудишь, – мама поднесла свою ладонь к моему рту. – Он уснул, ему рано утром вставать. – Чего вдруг взвинтился? – спросила и передразнила: – «я же не девочка, чтобы безделушки собирать»…

Мама ушла.

 

«А что если заменить камешек в перстне?» – осенила мысль, и от этой мысли возникла испарина у меня на лбу.

Я принёс из кухни отвёртку, аккуратно разжал зажимы на перстне, поменял камешки и прижал зажимы. Раздался треск, исходивший непонятно откуда, и спальня в одно мгновение озарилась ослепительным блеском. Что такое? Откуда? Но и моргнуть глазом не успел, как видение исчезло. Всё так же стояла тишина, сумрачно освещала спальню лампа, висевшая у меня над кроватью.

Я повертел в пальцах перстень с зелёным камешком. Неужели это он дал знак, заработал?

Долго не мог уснуть, ворочался. Оказывается, бывают ситуации, когда есть родители и друзья, а поделиться радостью не с кем. И оказывается, это так невыносимо. Интересно, как чувствует себя сейчас Тиана? Спит? Или не находит покоя, как и я? Но на дворе ночь – бабушка Поля, если и пустит в дом незваного гостя, то как я объясню свой визит?.. Перстень, явно, сработает, когда солнце разогреет асфальт и над дорогой заструится мираж…

Не помню, как заснул. Пробудил меня телефонный звонок. В комнату через окно уже заглядывали солнечные лучи, протарахтел по улице трактор.

– Дрыхнешь? – спросил Андрюха. – А тут такое творится!.. Полицейские возле дома бабушки Поли… Скорее сюда!..

Некогда было предупреждать маму. Слышно было, как она с кем-то разговаривала по телефону на кухне. И, скорее всего, проводив на работу папу, готовила мне завтрак.

Я быстро оделся. Завернул перстень в бумагу и засунул в карман брюк. Нашёл в шкатулке на столе булавку и пристегнул ею карман. Выбрался на улицу через распахнутое окно.

Я нёсся, словно выкладывался на стометровке на уроке физкультуры! Видел бы учитель, и никакие б отговорки не помогли мне отказаться от школьных олимпиад!

Бабушка Поля разговаривала с двумя полицейскими возле калитки. Поодаль стояли два автомобиля. Когда подошёл, из двора вышли ещё двое в полицейской форме.

– В комнатах нет, – сказал один из них. – Ни во дворе, ни в огороде… И в сараях проверили… Убежала… Видимо, кто-то предупредил…

Полицейские покосились на меня.

– Что надо, мальчик? – спросил человек, стоявший ближе ко мне.

– Ничего, – пожал я плечами.

– Так ступай по своим делам…

– Зря вы на него, – заступилась за меня бабушка Поля.

– Хороший, – хмыкнул полицейский. – Вчера эти хорошие обманули нас… Сказали, что девочка уехала в город на автобусе, а оказывается, никуда не уезжала… Вот, – повернулся ко мне, – попадётся твой дружок, уши надеру…

 

Из двора на улицу вышел местный участковый.

– Придётся, Матвеевна, протокол составлять, – развёл руками.

– Ага, преступницу укрывала…

– Ну, не преступницу, а всё же…

– И пишите, у вас работа такая… А с меня – какой спрос?.. Не оставаться же на улице на ночь глядя?.. Вот и приютила бедолажку. Да любой человек на моём месте не закрыл бы перед ней дверь!..

– Ладно-ладно, – примирительно сказал участковый. – Мы обязаны проверить, навести порядок. Не дело, что малышка бродит неприкаянной… Правда, мы до сих пор не выяснили, кто её родители, но обязательно выясним…

Я хотел отойти, но услышал, как старший, в звании майора, стал давать распоряжения:

– Вы, двое, – осмотрите ближайшие улицы, вы, двое – здесь оставайтесь, а я с участковым – по селу проедусь… Ориентиром может быть рыжая лохматая собака… Если увидите, значит, девочка где-то поблизости…

У меня зазвонил телефон.

– Дай сюда, – протянул руку полицейский.

Я обмер. Вдруг Андрюха или Борька? Но сдвинуться с места был не в силах. Послушно достал из кармана сотовый телефон,

Полицейский нажал кнопку вызова, поднёс телефон к уху. Но тут же отдал его мне.

– Костик, ты где? – услышал мамин голос. – Как мог убежать, не позавтракав?..

– Иду, мама, – ответил громко и чётко. Правда, домой идти я пока не намеривался, а отчеканил – для полицейских, чтобы поверили, чтобы не надумали за мной проследить. Мне представлялось, что Андрюха и Борька прячутся где-то поблизости и с интересом наблюдают за нами. Но где Тиана? Она куда спряталась?..

 

***

 

К моему большому недоумению, и ребята куда-то пропали. Куда? Пробовал к ним дозвониться, ничего не получалось – тётенька-автомат равнодушно отвечала, что связи нет, и советовала перезвонить попозже. Но куда попозже, когда мимо меня уже дважды проехал полицейский автомобиль, а это значит, что уже два раза полицейские прокатились по улицам села.

Майор с переднего сиденья, а участковый – с заднего, окинули меня взглядом, но не окликнули. В очередной раз, когда появятся снова, возможно, и приостановятся, поинтересуются, почему я слоняюсь на перекрёстке. И дуралею понятно, что я кого-то поджидаю.

Я прошёл мимо дома бабушки Поли. На улице никого не было, но в открытую калитку, увидел, что возле крыльца во дворе стояли и разговаривали о чём-то двое полицейских. Я не задержался, и меня они не заметили.

Охватывала тревога. И солнце уже поднялось, и пекло оно уже невыносимо. Я перешёл на теневую сторону дороги. Я подумал, что надо бы позвонить маме, сказать, что немножко задержусь с ребятами, чтобы она не волновалась.

И только достал телефон, только стал набирать номер, мне самому позвонили.

– Андрюха! – обрадовался я, – Борька с тобой?.. Куда вы исчезли?..

И услышал в ответ:

– Ждём тебя в бывшем колхозном саду, там, где раньше пасека была…

– А что вы там делаете?..

– Потом-потом…

 

До бывшего колхозного сада, который уже давно не охранялся, но по осени радовал селян обильным урожаем яблок, рукой подать. С улицы я выскочил на лужайку за огородами, по узкой тропинке перебрался через заросший мелкой порослью овраг, обогнул здание полуразвалившейся кузни…

Андрюха ждал меня на окраине сада.

– Девочка с нами, – огорошил он меня. – Еле ноги унесли!..

– С вами? – я раскрыл рот; ну, такого исхода, конечно, я не ожидал.

– Представляешь, – Андрюхе не терпелось всё сразу мне рассказать, – собака девочку выдала… Не отходит от дома бабушки Поли, вот кто-то и сообразил, позвонил в полицию, они и приехали…

– А ты откуда узнал?

– Отец рано встаёт, вышел на улицу и увидел, как проехала полицейская машина… Обмолвился о ней, когда зашёл в дом… Ну, я уже не спал, слышал, как отец маме говорил… И сразу подумал про Тиану…

– И что?..

– Да что… К тебе бежать было некогда, по дороге заглянул к Борьке… И представь, успели… И то, благодаря тому, что старушка не хотела сразу пускать к себе полицейских… Пока она бранилась с ними возле калитки, мы зашли к ней в дом с огородов, растормошили девочку, и уже с ней обратно в окно…

– И сюда сразу?.. А зачем отключились?..

– Ты слушай, не перебивай… Поначалу мы прятались у бабушки в погребе… Он у неё в огороде… Спустились по лестнице, прикрыли за собой дверь… Один из полицейских, когда нас искали, хотел спуститься по лестнице, но верхняя доска под ним хрустнула, и он побоялся дальше…

– Как в кино, – засмеялся я.

– Похлеще! – присвистнул Андрюха. – Представь, когда спрятались в погребе, нас вынюхал пёс, стал скрестись в дверь… Мы, конечно, его запустили… Даже удивительно, что не заметили полицейские…

– А если бы тявкнул из погреба?

– Мы слышали, как полицейские проходили мимо погреба. Боялись, что он тявкнет, но Тиана его гладила, уговаривала… От нас Трезор шарахается, а её слушается… Удивительно…

Я вздохнул.

– Теперь понятно, почему не мог до вас дозвониться… В погреб не проникает связь… Глубокий погреб?..

– Не включались и когда уходили огородами…

От бывшей пасеки осталась сторожка без окон и дверей, да более сотни колышков в земле, на которых когда-то стояли пчелиные ульи.

 

Навстречу выскочил пёс. Увидев меня, заскулил и попятился обратно в сторожку.

Появились на свет Тиана и Борька.

– Вот видишь, – сказала Тиана. – Мне всё равно придётся открыться… И ничего хорошего меня не ждёт…

Девочка опустила голову. Андрюха и Борька уставились на меня. Они, понятно, с честью выполнив свой человеческий долг, не знали, что же дальше делать, а мне как бы говорили: заварил кашу, вот теперь и расхлёбывай!..

Я присел на бревно возле сторожки, Тиана опустилась рядом.

– Будете навещать меня в детдоме? – тихо спросила.

Андрюха толкнул Борьку.

– Пошли, я тут неподалёку раннюю яблоню знаю…

– Рано ещё, – отмахнулся было Борька. – Кислые…

– Пошли!.. Пусть Чапай думает…

Когда ребята скрылись в зарослях, Тиана погладила меня по плечу.

– Хорошие у тебя друзья, – сказала.

Я молча расстегнул булавку, достал из кармана драгоценную реликвию, стал разворачивать бумагу.

– Что это? – спросила Тиана.

Я протянул ей перстень.

– Ты хочешь мне его вернуть? – удивилась.

– Нет, – вырвалось у меня. – Вернее – да! – вернуть…

– Зачем?.. Я же тебя попросила отдать дедушке, если вдруг увидишь его когда-нибудь…

– Бери, – велел я. – Надень на палец, попробуй…

– Но мы же пытались, и ничего не получилось…

– Пробуй! – я сгорал от нетерпения.

Девочка взяла у меня перстень.

– Напрасно, – вымолвила.

Я еле сдерживал себя.

– Я поменял камешки, – сказал миролюбиво. – Вспомни, был голубой, а теперь – зелёный…

– Поменял, – повторила Тиана. – А где ты взял новый?..

И тут я уже не сдержался.

– Да надевай его скорее на палец!.. – закричал.

– Как хочешь, – Тиана вжала голову в плечи, испуганно отстранилась. – Пожалуйста…

И только она поднесла перстень к указательному пальцу, послышался треск, и камешек брызнул голубым сиянием. Только надела перстень, послышался шум дождя… Странно, ну, будто на нас обрушился ливень, но ни одной капли…

– Кажется, получилось, – Тиана поднялась с бревна. – Я чувствую…

– Конечно, получилось!..

Мы взялись за руки и закружились.

– Мне приятно, Костик, вспоминать, как в прежние времена, когда я каталась на тучке, ты называл меня не слепым дождиком, а солнечным… И ты даже сочинял про меня стихи…

Не заметили, как утих незримый ливень. Всё так же, томясь от жары, кукожилась листва. О необычном видении напоминало лишь едва уловимое глазом мерцание камешка.

– Теперь что? – Тиана смотрела на меня, будто требовала продолжение чуда.

 

***

 

Ребят недолго пришлось ожидать.

– Хоть бы угостили яблочками, – поддел я их.

– Ты лучше скажи, что надумал? – отмахнулся Андрюха. – А то пошли в детдом, да набьём морду всем, кто её обижал, – он кивнул в сторону Тианы. – Твой детдом в нашем райцентре?.. – спросил.

Я усмехнулся.

– Как бы нас самих сейчас не поколотили, – сказал.

– Кто?.. За что?..

Я обвёл взглядом ребят.

– Нам нужно пробиться к трассе, а это будет нелегко. Не думаю, что полицейские уехали…

– К трассе? А зачем? – удивился Борька.

– Хочешь посадить Тиану на попутку? – предположил Андрюха. – Но она, наверное, никого не знает в городе. Да и там скорее попадет в полицию, а потом в детдом…

Тиана оторопело смотрела на меня.

– Не бойся, – улыбнулся я. – Мы тебя не бросим… И не надо тебе в город…

– Так что ты надумал? – уставился на меня Борька.

Из сторожки, виляя хвостом, выбрался пёс.

– Его надо поймать и привязать здесь, – сказал я. – Если увяжется за нами, – пропадём…

– Не надо, – прошептала Тиана. – Я без него никуда не пойду, – она умоляюще посмотрела на меня. – По себе знаю, как плохо быть одиноким и никому не нужным…

– Ладно, – согласился я.

Мы гуськом по зарослям выбрались из сада к дороге, которая вела к центральной площади села. Идти по ней было опасно, и мы спустились в овраг, по нему добрались до мостика через него, поднялись наверх и оказались возле складских помещений, в которых хранил зерно и удобрения местный фермер.

– Класс, – изрёк Борька. – Ворота открыты, значит, дядя Петя на месте… Он мне приходится крёстным, думаю, что поможет…

Через несколько минут, радуясь удаче, мы сидели в «Жигулях».

– Что за спешка? – удивлялся дядя Петя, управляя автомобилем, – Что значит «надо»?.. Хоть бы объяснили толком…

 

Борька, удобно развалившись на переднем сиденье, посмеивался. Мы, разместившись за их спинами, переглядывались и молчали.

Из-за угла улицы вынырнула полицейская машина.

– Шнурок развязался, – угнулся к коленкам Борька, позабыв, что на ногах у него сандалии.

Я обнялся с Андрюхой, Тиана прильнула ко мне. Может быть, и проехали бы незамеченными, но неожиданно со звонким лаем в окно высунулся пёс.

Полицейская машина стала разворачиваться, чтобы последовать за нами.

– Атас! – закричал я.

– Дядя Петя тормози! – взвизгнул Борька. – Тормози!..

Ничего не понимающий водитель нажал на тормоза.

– Что такое?.. Что происходит?.. – вскинулся он на нас.

Но уже было не до объяснений. Пробками мы выскочили из автомобиля и ошалело, не оборачиваясь, кинулись к лазу в заборе, который огораживал территорию нашей сельской школы. В узкую дыру никакой взрослый не пропихнётся, а для нас она – спасение.

Мы пробежали по дорожкам, пересекли спортивную площадку и оказались у стены, в которой тоже был проделан лаз.

– Вдруг там нас поджидают!? – произнесла взволнованно Тиана.

– Там дороги нет, – успокоил я. – Чтобы обойти вокруг, полицейским время надо, да и там кустарник – считай, повезло.

– Достанется дяде Пете, – сказал я мрачно, когда отошли от школы и перевели дух.

– А за что ему? – возразил Борька. – Это если бы он по нашей просьбе прибавил газу, а полицейские – вдогонку за нами, другое дело…

– Ну, тогда тебе достанется… И от крёстного, и от родителей, если он пожалуется им ..

– Да ладно, – отмахнулся Борька. – Ты лучше скажи, зачем к трассе идём?..

Я прибавил шагу.

– И что дальше? – спросил Андрюха, когда по лощине вышли к асфальтной дороге и, постояв в посадке, убедились, что трасса пустынна.

– Что придумал? – не унимался Борька.

Я взял Тиану за руку.

– Пошли, – сказал. – Была не была…

Вдвоём мы вышли на дорогу. К удивлению, ребята не последовали за нами, и только пёс не желал отставать. Он вертелся у ног Тианы, и даже тёрся о мои ноги, чувствуя, что находится под защитой девочки.

– Получится? Не получится? – шептал я, пугаясь, что наши хлопоты могут оказаться напрасными.

– Есть! Есть! – чуть не запрыгал я. – Видишь, – я показал рукой туда, где на разогретом асфальте растекались лужи, а над ними, в сером мареве, волнами покачивались лента дороги, ближайшие к ней деревья…

– Мираж? – удивилась Тиана. – Неужели?..

– Мираж, – прошептал я.

Тиана засияла.

– Значит, у меня получится?

– Конечно, получится…

От посадки донеслось:

– Полиция! Возвращайтесь сюда!..

Я обернулся. Сначала я увидел друзей, которые, переживая за нас, махали руками, а затем – полицейскую машину, возникшую на окраине села.

– Беги, Тиана! – закричал я. – Это дядя Петя взболтнул им про трассу… Беги!..

Девочка взмолилась:

– Я же не успею… Мираж далеко…

– Беги, пока не поздно!.. Мираж будет к тебе приближаться!.. Так с дедушкой было!.. Беги!..

Тиана отбежала несколько шагов и оглянулась.

– Я буду помнить тебя всю свою жизнь, – помахала мне косынкой. – Береги голубой камешек, который остался у тебя… Пусть обо мне напоминает… И не попадай в зависимость от игр, иначе будешь осознавать себя успешным только в играх! Не забывай про своё предназначение в жизни!..

 

Мимо меня с визгом пронёсся полицейский автомобиль, но девочка уже стала отдаляться, постепенно превращаясь в призрачный силуэт.

Я видел, как вскоре автомобиль остановился, распахнулись все четыре двери, из салона выбрались полицейские. Я представил, как они удивлены и ошарашены.

На трассу вышли ребята.

– Что случилось? – спросили. – К кому она побежала?

– К дедушке, – улыбнулся я.

– Родственник нашёлся? – заморгал Борька. – А почему ты нам не сказал?.. Знал, и не сказал… А девочка знала о нём?.. Смотрите, полицейские уже возвращаются… А чего они так быстро?.. Дедушка убедил, что девочка – его внучка?.. А почему он не мог заехать в село?.. Поломался по дороге?.. А ты с ним по телефону созванивался?.. Или ты без нас катался на велике и случайно увидел дедушку?..

Я продолжал улыбаться. Возможно, и глупо, но что я мог рассказать ребятам?.. Борька, задавая вопросы, получается, сам на них и ответил… Пусть действительно думают что отыскался дедушка, что у него случилась поломка в дороге, что я совсем случайно встретился с ним на трассе, а таился лишь потому, что готовил сюрприз для девочки… Да и вообще, как можно объяснить то, в чём сам толком не разобрался?..

С нами поравнялась, возвращаясь, полицейская машина. Из кабины выглянул участковый. Он, явно, хотел нас спросить про девочку. Но, почесав затылок, опять вернул своё грузное тело в салон.

– Чертовщина какая-то, – буркнул и повторил, – чертовщина…

Машина удалилась.

– Тианы с ними нет, – сказал Борька. – Выходит, ты правду про дедушку...

– А то…

Над нами нежданно нависла тучка, заморосил дождик, совсем нежданный в солнечную погоду.…

– Ура, слепой дождь!.. Слепой дождь! – запрыгали ребята.

Я вздрогнул… Тиана?.. Неужели Тиана?.. – и тоже запрыгал от радости. – Она!.. Конечно, она!.. И в свой дом вернулась, и своими полезными делами занялась…

– Ты хоть адрес у неё спросил? – поинтересовался Борька. – Куда будешь письма строчить?..

Подставляя под дождик лицо и ладони, я неожиданно для самого себя задекламировал:

 

Солнечный дождик

Совсем не слепой.

Вздумал опять

Поиграться со мной.

И я не бегу

От него без оглядки.

Меряем лужи

От мамы украдкой…

 

– Ну, вот, – присвистнул Андрей. – Уже и стихи стал сочинять…

На нас умилённо, лёжа на асфальте, поглядывал Трезор.

Я наклонился и погладил его.

– Пошли, дружище, – сказал. – У каждого должен быть дом, где тепло, где тебе рады и в тебе нуждаются…

– Ко мне, может быть, сходим? – предложил Борька.

– В другой раз, – сказал я.

И вспомнил, как когда-то с мамой, застигнутые нежданным дождём, со смехом убегали под навес с огорода… Как давно это было! Как хочется испытать эти чувства заново!.. «Наверное, мама занята прополкой, – подумал я. – Вот удивится, когда возьму тяпку и тоже наклонюсь рядом над грядкой!.. Подумает, что сон… А как рада-то будет!»

Я тайком от ребят помахал рукой тучке, которая, отдаляясь, выстилалась в голубом небе розовой косынкой.

   
Нравится
   
Комментарии
Сергей Иванович
2019/11/15, 17:00:55
Хорошая проза. Надеюсь, что будет продолжение.
Сергей Иванович
2019/11/15, 16:55:02
Хорошая проза. Надеюсь, будет продолжение.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов