1966

1

1301 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 126 (октябрь 2019)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Сметанин Сергей Егорович

 

Продолжение, начало в №№ 99, 106, 111 и 117

 

IX

 

Какой она красавицей была? –
Из тех, что взгляд не сразу покоряют,
Но сердце постепенно привлекают,

Ведя на вдохновенные дела.


Конечно, отточив на людях глаз,
И бескорыстный опыт представляя,
Я это понимаю лишь сейчас –
Таким уж был наивненьким тогда я.

Она была моложе лишь на год,
Причём казалась года на два старше –
С какой-то хрупкой аурой монаршей
Брала моё сердечко в оборот.

Томительным восторгом обуян,
К высокому весьма предрасположен,
Я чувствовал себя как Д`Артаньян –
Задиристо-рассеян и тревожен.

Наверняка ей было невдомёк
Моё смешное сказочное чувство,
И весело мне было или грустно –
Горел в глазах лучистый огонёк.

«Привет» ли говорила, или «здрасте»

Иль мимо проходила между дел –
Она спокойно источала счастье,
И мир во мне взвивался и летел.

Я о семье её совсем не слышал,
Скорей всего – обычная семья,
И кто бы на балкон из них ни вышел –
Казались мне роднее, чем друзья.

Короче, это было не иначе,
Чем волшебством чарующей любви,
Восторгом молодой ещё, горячей
И многого не знающей крови.

 

Что делать с этим не соображая,
Я продолжал любить, учиться, жить
И в школу музыкальную ходить,
Куда пока вела тропа земная.

Ничто моей судьбы не омрачало,
Никто её испакостить не мог,
То было жизни светлое начало,
Надежды удивительный залог.

Казался мир старинным и бессмертным,
Давно прошедшей – страшная война,
И времени звенящая струна
Томила предвкушением концертным.

Однажды в нашем клубе для детей,
В подвале, там, где в теннис мы играли,
Мы стулья для игры переставляли
В одной из развлекательных затей.

И Лена, веселясь, кружилась рядом,
Я на неё старался не смотреть,
Боялся потревожить лишним взглядом,
Готов был от восторга умереть.

И приключилось рядом с Леной сесть.
О, боже! Это выдержать? О, боже!
Остаться! Сохранить мужскую честь!
Но я с собою справился, похоже.

И как я не сбежал, не представляю,
О том стараясь виду не подать
И про себя одно переживая:
– Ну, как же мне с собою совладать!

Да, трудно мальчугану из совхоза
Привыкнуть сразу к жизни городской,
А прикоснуться к девочке такой
Хотя бы локотком – отнюдь не проза.

Бок о бок приземлился голубок:

Такое полусказочное диво!

Она была милее, чем цветок,

Причёсанная просто и красиво.

 

Когда б со мною был мой добрый «ФЭД»11,

Я попросил бы друга сделать фото,

И получил из прошлого привет,

Хотя бы для себя, не для кого-то.

 

Душа взлетала, падала опять,
В один поток сливались ощущения,
Короче, невозможно описать,
Как пережил безумный миг общения.

Сегодня с высоты прошедших лет

Взирая на несчастного героя,

Я сделал бы его смелее втрое,

Но в прошлое, увы, возврата нет.

 

К тому же в те года, скажу я вам,

Уж как бы ни манило нас веселье,

Мы скоро расходились по домам

Далёкие от лени и безделья.

 

Так, не делясь на «чётких пацанов»,

И «ботанов», как нынешние дети,

Мы верили в весну на всей планете,

И мир блистал загадочен и нов.

 


X

 

Я не застал традиций старины

Купеческой, церковно-православной,

И целью дней достойно-своенравной

Мы были широко увлечены.

Мы знали, что наступит коммунизм,
Закончатся грабительские войны
На Западе... И заживём спокойны.
Профессоры сказали бы – трюизм12!

Газетами (в любой передовой)
Журналами (в любом киножурнале)
Бурлил и проливался труд живой,
И мы его безмерно почитали.

Мир и война, победа и беда,
Свершенья и предвиденья науки –
Всё измерялось мерою труда
И восхищало глаз, и жгло нам руки.

 

Не всё, конечно, было по плечу,

И юность не на всё была готова,
Но, мы хотели жить «по Ильичу».
И что, скажите, было в том плохого!?

 

Учиться «на четыре» и «на пять»,
Заботиться и думать о народе?
Крестьян в полях, рабочих на заводе
За главное в Союзе почитать?

 

Единство этих простеньких причин,

Которое светло бродило в каждом,

Из нас творило женщин и мужчин,

Но, много прежде, – личностей и граждан.

 

Типичная поэзия труда
Земного и небесного начала
Пронизывала общество тогда
И песней в голове моей звучала.

Песня о тревожной молодости

Забота у нас простая,
Забота наша такая:
Жила бы страна родная,
И нету других забот.


Возможно ли подобное забыть?
Возможно ли самих себя не слушать,
Предательство прямое обнаружить,
Позор друзей и близких заслужить?

Мы все друг другу были как родня.

Как водится, в семье не без урода,

Иных влекла излишняя свобода,

Но проходила в три-четыре дня.

 

Зато сейчас нести свободны бред

И крайне редко то, что выше бреда.

Да здравствует мобильный интернет –

Всемирная, карманная победа!

 

Хотя не скрою, что тебе я рад,

Мой искренний, неведомый читатель.

Ты мне дороже премий и наград.

Что рейтинга глумливый показатель!

 

Что истины печатных пустяков!

Восторги «независимых» журналов,
Сентенции13 собраний и анналов,
И глупости надутых знатоков!

На кой мне чёрт посмертный звездопад?
И прошлого претензий не приму я:
Что чище нежной песни бьющих в лад
Сердец, соединённых напрямую!

 

Святую песню – соловьиный труд,

Души моей черёмушную вьюгу

Потомки справедливые зачтут,

Как самую весомую заслугу.

 

Но тем мой идиллический14 удел

Определённо более приятен,

Что я и современникам понятен,

(Чего всегда, признаться, и хотел).

 

Пока же славы парус не восстал,

И ни один ещё телеканал

На дерзкий слог поэмы не ссылался:

Каким я был, таким я и остался.

 

Легко обставил поколенье «next»,

Особых прав, не требуя при этом:

«Читайте первый в мире гипертекст,15

Сработанный лирическим поэтом!»

 

Я подлечу к вам звёздочкой в зените,

И жаворонка песню обращу,

Лишь об одном меня вы не просите:

В бессмысленном я смысла не ищу.

 

Умеренность руководит мужчиной,

Ведь он уже не резвое дитя,

Что в крайности бросается шутя,

Пренебрегая толком и причиной.

 

И я не стал бы, счастьем изувечен,

Из автора целителя лепить...

Его стихи улучшат вашу печень,

Но прежде нам придётся бросить пить.

 

Я вовремя мою умерю страсть,

Собью плотнее ближних целей стаю,

Перелистаю, переставлю часть,

И о далёком тихо помечтаю.

 

 

XI

 

Нежней весенней яблони в цвету,

Прелестней, чем жасмина плеть живая...

В слезах любви я вижу красоту,

Зову, прощально руку поднимая.

 

Ещё не поздно ноты подобрать,
Мелодии волшебной уступая –
Гармонии ушла струя святая:
Мне этой пьесы больше не сыграть.

Пусть видится яснее, чем в кино,
Открытой книги древняя страница,
Увы, вернуть былого не дано,
И никогда оно не повторится.

Ну, что ж? Пора смириться с тем, что есть,
Историю мою вести к финалу.
Я, честно вам признаться, поначалу
И не мечтал так много произвесть

Возвышенных любви воспоминаний
О времени счастливейшем из всех

Периодов везений и стараний,

Мальчишеских занятий и утех

 

Хотя и есть желанье рассказать

О жизненном пути через эпоху,

От «перестройки», надо понимать,

Ведущую назад, к царю Гороху.

 

Мы прошлому верны не потому,

Что счастливы мы были в годы эти,

Я с радостью отдал бы всё на свете –

Раздвинуть настоящего тюрьму.

 

Ярчайший миг меж будущим и прошлым

Мне Дербенёв явил довольно пошлым

А в жизни полной, как таганский16 свет,

Без планов и историй смысла нет.

 

И вспомянув, как перекати-поле
Неровным шаром гонит ветра шквал,
Я по степи катиться бы не стал:
Лететь мечтаю лишь по вольной воле.

По вольной воле буду продолжать
Достойное моё повествованье,
Покуда не смогу себе сказать –
Заветное исполнено желанье.

И лишнего в нём не было ничуть –
Ничьё впустую не задето имя
(Свои стихи, коль правильно взглянуть,
Нам никогда не кажутся дурными).

 

Читателю ж не надо двух попыток:

Какой размер стиха ни выбирай,

К добру не приведёт любой избыток –
Искусства не бывает через край.


Дрожу ли я в июльском, летнем зное,
Моржом ли пру из полыньи зимой,
Знать не должны далёкие герои,
Возникшие сейчас передо мной.

Андрюша милый, где твоя Елена?
Дружище! Саня! Где же твой бушлат!
Шли постепенно, и прошли мгновенно –
Тех лет уже давно за пятьдесят.

И даже если вы сегодня живы,
Как ветра прошлогоднего порывы,
Как бывшие на небе облака,

Мечта от вас предметно далека.

Романтика спасти сумеет нас,
Под крылышком её весь мир прекрасен,
И сам натурализм не так опасен,
Такой, каким бывает он подчас…


В тот давний год весь двор увлёк хоккей.

Я денег попросил себе на шайбу
И клюшку за четырнадцать рублей,

Козе понятно, далеко не лайбу.

 

Во дворик вышел. Шайбу покидал.
Какой-то мужичок, слегка поддатый:
– А ну, пацан, мне клюшку показал!
Причины не ища замысловатой,

 

Легонько врезал сверху о ледок,
И надвое новинка развалилась.
На том душа со спортом распростилась.
А мужичок? Нагадил, да утёк.

Я даже огорчиться не успел:
Попал, как говорится, «под раздачу».
И вот через года смеюсь и плачу,
То время вспоминая между дел.

Подобный случай был уже со мной,
В семье совхозной, где мальчишек трое,
Я молча занимался сам собою,
За креслом с книгой толстой и большой.

Пришёл слегка подвыпивший отец,
Спросил с детей по заданной программе:
Рассыпал подзатыльников ларец –
И мне досталось, наравне с друзьями.

 

И не сказать, что жаль мне до сих пор

Бесценного затылка или шеи,

Но я хоккеем больше не болею,

И спорт навеки «выведен в оффшор».

 

Что делать!? Знать, судьба моя не та,

Чтобы быстрее, выше и сильнее...

Баян певучий для меня роднее

И музыкальной жизни маята.

 

Примечания:

 

11. «ФЭД» – фотоаппарат завода ФЭД (по имени Феликс Эдмундович Дзержинский).
12. Трюизм – общеизвестная, избитая истина, банальность.
13. Сентенция – краткое изречение нравоучительного характера.
14. Идиллический – простой, мирный, безмятежный.
15. Гипертекст – текст на основе языка разметки, содержащий нелинейные ссылки.
16. Таганский – тюремный (по названию «Таганка» – тюрьма).

 

(Продолжение следует)

   
   
Нравится
   
Комментарии
Сергей Сметанин
2020/05/13, 13:32:15
Окончание в № 133 (май) 2020 г.
Сергей Сметанин
2019/10/29, 15:40:28
Светлана и Евгения, спасибо за искренний отзыв. Очень рад вниманию и поддержке.

С уважением
Евгения
2019/10/29, 12:55:50
Приятный слог. Вдохновения поэту!
Светлана
2019/10/29, 06:54:32
Душевно, умно. Благодарю. Удачи поэту!
Сергей Сметанин
2019/10/27, 18:32:48
Спасибо за отзыв и замечание, Алексей Николаевич. Рад вниманию и высказанному мнению. Постараюсь учесть его в дальнейшем. Всего Вам самого доброго!

С уважением
Алексей Курганов
2019/10/27, 12:51:17
Использование в стихзотворных текстах уменьшительных суффиксов ("наивненький". "сердечко") отрицательно влияют на их восприятие.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов