«Всё повторится вновь…»

5

338 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 124 (август 2019)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Румянцев Валерий

 

***

 

В сюжетной линии запутавшись, бредём

Героями великого романа.

По воле автора то мокнем под дождём,

То продираемся сквозь заросли бурьяна.

Что впереди – пытаемся постичь,

Делясь плодами наших размышлений.

Порою издаём победный клич,

Порой сдаёмся в плен привычной лени…

За горизонтом где-то эпилог,

А мы едва ушли от предисловья.

Но держим путь – без карты, без дорог,

Ведомые надеждой и любовью.

И нет для нас иных проводников

Сквозь лабиринты авторского текста,

Что тянутся из глубины веков

И шанса не оставив нам на бегство.

Да и куда бежать? В другой роман?

По крайней мере, этот нам привычен.

И автор наш отнюдь не графоман,

Хотя порой, признаться, алогичен.

Что думал он, нас отправляя в путь,

Навряд ли мы когда-нибудь узнаем.

Но разве это повод повернуть,

Решив, что эпилог недосягаем?

Нет, он скорее не определён.

Мы каждый день в нём изменяем что-то.

Пока же дремлет в ожиданье он.

В туманной дымке. Там, за поворотом.

 

 

***

 

Хмурый осенний дождь,

Этот бездомный нищий,

Листьев опавших вождь,

Летнее счастье ищет.

О, как наивен он,

Мокрый изгой небесный,

Ищет ушедший сон,

Словно предмет телесный.

Сна не сыскать вовек

В мире вещей реальных,

Время вершит свой бег

Тихо и гениально.

Всё повторится вновь,

Будет и снова лето,

И заструится кровь

В жилах дождя-поэта.

Всё повторится вновь

Только совсем иначе,

Будет не та любовь,

Будет не та удача.

Будет иной беда,

Будут другими слёзы,

Но завершать года

Будут всегда морозы.

 

                                           

Лето

 

И комары, и мухи, и жара

Приятного немало доставляют.

Но всё ж и эта знойная пора

Порой очаровательной бывает.

Когда, найдя спасительную тень,

Следишь за безмятежным небосводом,

В душе покой и сладостная лень,

И забываешь старые невзгоды.

И пышноцветье красками пленит,

И жизнь уже не кажется постылой,

И каждая травинка говорит,

Что надо жить, пока ещё есть силы.        

 

 

***

 

Гром победы грохочет в ушах,

Оптимизмом наполнены речи.

Почему же тяжёл каждый шаг,

Почему опускаются плечи?

Почему так противно внимать

Обещаньям и посулам лживым

И никак не могу я принять

Время хамства, насилья, наживы?

Может, что-то не так в голове,

Оттого и понять я не в силе,

Или что-то неладно во мне,

Или что-то не так в этом мире.

 

 

***

 

Что философствовать о том,

Что до конца непостижимо.

Мечтать о веке золотом

Бессмысленно рабам режима.

Цепей незримых не порвать

Как ни старайся, вдохновенью

На помощь некого позвать.

Одно осталось нам: терпенье.

Терпенье – наш последний шанс,

И мы им тешимся украдкой…

Каким порой бывает сладким

Звучащий в памяти романс.

 

 

***

 

А ведь осень и впрямь золотая.    

Словно солнце впитала на память.

Листьев огненных хрупкие стаи

Ткут шуршащий ковёр перед нами.

Воздух свеж и прозрачен как струи

Горных рек, что звенят в поднебесье.

Чистоту его с жадностью пью я,

Окунаясь в осеннюю песню.

 

 

***

 

Зима. Под ледяным покровом

Мчит присмиревшая река.

Мороз к земле жмёт облака.

Под натиском его суровым

Они не в силах снег сдержать.

И он пошёл неторопливо,

Вальяжно, трепетно, сонливо

Лес в шёлк тончайший наряжать.

И шёл всю ночь. Когда с рассветом

Луч солнца пал на белый лес,

То заискрились до небес

Вмиг вспыхнувшие самоцветы.

 

 

***

 

Моя звезда уже погасла.

И разум горько говорит,

Что все мечты мои напрасны

И сердце скоро догорит.

 

Всё тише кровь бежит по жилам,

Всё больше груз прожитых лет.

Всё, что душа моя любила,

Давно уж нет. Давно уж нет…

 

Ещё немного остаётся,

И в дальний путь отправлюсь я.

И в небе вновь звезда зажжётся,

Но в этот раз не для меня.

 

Уйду я, но звезда ночная

Осветит новой жизни путь,

И будет сердце греть лучами

Кому-нибудь, кому-нибудь.

 

Моя звезда давно погасла,

Но на судьбу обиды нет.

Жизнь и прошедшая прекрасна,

Как звёздный свет. Как звёздный свет…

 

 

***

 

Зима прошла, и вслед сугробам

Растаял лёд в душе моей.

Я, как медведь свою берлогу,

Покинул мир своих затей.

 

Вновь в небе солнце заблистало,

Гоня тоску вослед зиме,

И предо мной опять предстала

Та, что ночами снилась мне.

 

Легко забыть невзгод ненастье,

Когда увидишь новый свет.

И в новое поверить счастье,

Забыв о том, что больше нет.

 

И вспыхнут новые надежды

Взамен утраченных надежд,

И будут белые одежды

Взамен испачканных одежд.

 

Зима прошла, и у порога

Весны дыханье всё сильней.

И вновь я ощущаю Бога

В душе моей, в душе моей…

 

 

***

 

Вы знаете, вы всё, конечно, знаете,

Как вновь страна упала в грязь лицом.

Теперь-то вы, наверное, признаете,

Что власть в руках у шайки подлецов.

Вы помните, вы всё, конечно, помните,

За Ельцина стояли вы горой.

Портрет его повесив в своей комнате,

Вы с жаром выступали предо мной.

Вы говорили шапками газетными

И фразами сванидзевских зеркал.

Я слушал ваши речи неприветные

И вашу мысль с надеждой в них искал.

Но мысли не было в словосплетениях,

Когда заученно, казённым языком

Холопски рассуждали вы о гениях…

Я слушал вас и думал о другом.

Как может глупость так опутать нацию,

Как может дурь ввести народ в гипноз

Так, что теперь любую провокацию

Спешит украсить он венками роз.

Вы помните, вы бегали по комнате

И коммунистов втаптывали в грязь.

Но срок придёт, и вы, пожалуй, вспомните:

«Которые тут временные? Слазь!».

 

 

***

 

За вдохновение приходится платить.

Нет, не подумайте, не нам, а Провиденью.

Оно нам платит, чтоб не рвалась нить

С мелькающим божественным виденьем.

По этой нити видит Бог наш мир

Глазами вдохновлённых мониторов

И созывает ангелов на пир

Прозрений, гениальности и вздора.

На вдохновенье тратим мы года,

Привыкнув, дозу множим без разбору.

Но ломка наступает, и тогда

Никто не платит сломанным приборам.   

 

 

***

 

Любовь отчаянно нагрянет,

Пытаясь сбить рассудок с толку,

И с неослабным пылом станет

Превозносить вас без умолку.

Но вознеся вас на вершину

Сверхчеловеческого чувства,

Любовь, как всякая машина,

Не выдержит проблем искусства.

И шестерёнки настроений

Начнут проскальзывать всё чаще,

И хор прохладных дуновений

Остудит пламя чувств рычащих.

И сердце вновь забьётся тише,

И потечёт спокойно кровь.

И разум даже не услышит,

Как с ним прощается любовь.

 

 

***

 

Молю: «Приди, святое вдохновенье!

Я без тебя как круглый сирота.

Даруй хотя бы краткое мгновенье,

Ты для меня отрада и мечта.

Так где же ты? Кого сегодня ищешь?»

И вдруг я вспомнил: чуть я стал седым,

Оно шепнуло мне: «Прощай, дружище,

Теперь ходить я буду к молодым».

Нет смысла в ожидании томиться,

Не спать, не есть, а ждать его приход.

Оно ушло. И следует смириться.

Но жизнь ведь не ушла. Но жизнь идёт.

И нужно видеть цель, и к ней стремиться.

Себя встряхнуть и бросить в новый бой,

Сражаться, победить и удивиться,

Как заискрится мир перед тобой.

 

 

***

 

Жизнь проползла улиткою по склону.

Устав, на миг присела отдохнуть.

И Ветер, налетая, нежно тронул

Её тоской наполненную грудь.

И молвил Ветер: «Ты ведь так устала,

Усни спокойно. И увидишь сон.

Всё то, о чём когда-то ты мечтала

В явь превратить тебе поможет он.

Усни спокойно. Время быстротечно.

Во сне оно течёт ещё быстрей.

Ты не заметишь, как проходит Вечность,

И постепенно растворишься в ней.»

От ветра тьма над склоном потянулась,

Чтобы скорей забыться и заснуть.

А Жизнь в ответ лишь тихо улыбнулась

И снова поползла в свой длинный путь.

 

 

***

 

Когда бестемье подступает

Тисками жёсткими к груди,

И мозг от жажды изнывает,

И нет просвета впереди,

Когда звучит в ушах недужно

Бессмыслиц заунывный хор,

Судьбу схватить за горло нужно,

Чтоб прекратить весь этот вздор.

И в пальцах ощутив биенье

Перепугавшейся судьбы,

Суметь отбросить прочь сомненья

И не ловить её мольбы.

Свернуть ей шею, усмехнуться

И, гордо выпрямясь, идти

Куда глаза глядят, споткнуться,

Но вновь надежду обрести.

Встречать с готовностью проблемы

И весело кидаться в бой –

И вот тогда закружат темы,

Как комары, перед тобой.                            

 

 

***

 

В начале всех времён, когда носился Хаос

В бесцветной круговерти Ничего,

Уже тогда мне сразу показалось,

Что, мир создав, я застыжусь его.

Но усомнился я в своих сомненьях,

Разрушив бесподобное Ничто.

А это было как всегда прозреньем,

И вновь я совершил совсем не то.

Я создал мир. Я за него в ответе.

Я это даже где-то признаю.

Но то уже, что в мире Солнце светит,

Снижает опрометчивость мою.

И пусть в меня и верят, и не верят,

Но для молитв я вызвал к жизни Жизнь.

По сути, жизни – лишь входные двери.

За ними ждут другие рубежи.

 

 

***

 

Нас держат за быдло и, в общем-то, правы,

Мы звание это давно заслужили.

Бездумно живём, погибаем без славы,

Не зная, зачем эти жизни прожили.

Нас держат за быдло. А мы позволяем,

В текучке на гордость махнувши рукою;

И мыслями, словно хвостами, виляем,

Себя убеждая: мол, время такое.

 

 

***

 

Как хороши, как свежи были розы,

Что бросил я на гроб моей страны.

Прошли года. Благодаря склерозу,

Страну уже полузабыли мы.

Но я, к несчастью, обделён склерозом.

И, как святыню, в сердце берегу

На крышку гроба брошенные розы,

Что позабыть никак я не могу.

 

 

***

 

У всех свой крест.

Иным он лишь обуза.

Коль случай выпадет избавиться от груза,

Они отбросят прочь постылый вес.

Другие крест несут как дар небес.

Сжав зубы, но гордясь предназначеньем,

Несут его как символ излеченья,

Как факел через тьмой укрытый лес.

У каждого есть в этой жизни крест.

Кого-то он толкает на свершенья,

А для других он только украшенье

Или охота к перемене мест.

 

 

***

 

Дойти до сути. Отшатнуться,

Увидеть то, что так хотел.

Дрожа, к стакану потянуться,

Забыв про кучу важных дел.

Напиться. Скрежетать зубами

В попытках тщетных всё забыть.

И непослушными губами

Твердить одно: не может быть!

Найти в страданьях утешенье,

Забыться беспокойным сном,

Чтобы наутро с отвращеньем

Пытаться вспомнить о былом.

И вновь желать дойти до сути,

Смысл нашей жизни видя в том.

И снова жить как на распутье,

В сомненьях: верно ли идём?

 

 

***

 

Сначала было Слово.

Потом слова, слова…

Из слов плела оковы

Проворная молва.

Словами, как цепями,

Опутывали мир.

Словесными плетями

Секли тех, кто не мил.

Словами окрыляли

Или вгоняли в гроб.

Слова воспламеняли

Или несли озноб.

В итоге люди стали

Жить под эгидой слов,

И думать перестали:

А смысл тех слов каков?

 

 

***

 

Рубежи вы мои, рубежи…

Жизнь смеялась в лицо: удержи!

Но сдержать цепь стремительных лет

Ни ума, ни желания нет.

Потому я её не держу.

Жизнь пыталась грозить: ухожу!

Навсегда уходу. На века.

Я в ответ её промолвил: пока!

Если что, иногда заходи –

Ведь века у тебя впереди.

Но у жизни опять поворот:

Нет, пожалуй, останусь на год.

Я ещё над тобой посмеюсь.

И она не ушла. Ну и пусть.

Рубежи вы мои, рубежи…

Как из вас трудно паззлы сложить.

 

 

***

 

Клокочет горная река,

Несясь к равнине по каменьям.

Издалека

Через века

И через краткие мгновенья.

От нетерпения дрожа

И сотрясая камни дрожью,

Она летит – чиста, свежа, –

Покуда не столкнётся с ложью.

А на равнине – лжи разлив.

И полноводность – не спасенье.

Река течёт меж старых ив

В немом и грустном потрясенье.

Где чистота прозрачных вод?

Зачем такие перемены?

Ужель стремилась я вперёд,

Чтобы покрыться грязной пеной?

И мог ли думать мой исток,

Что предстоит мне стать помойкой?

Куда, скажите, смотрит Бог?..

А Бог смотрел за новой стройкой.

 

 

***

 

Шальные мысли быстро прилетают

И так же быстро вылетают вон.

И снова голова твоя пустая,

Открытая ветрам со всех сторон.

Навязчивые мысли словно черви,

Вползут неслышно в мозг, сплетут клубок,

И начинают действовать на нервы,

Зудя одно и то же, как урок.

Они тебя не бросят в одночасье.

Они упорством волю перетрут.

И поплывёшь ты на своё несчастье,

Куда тебя настойчиво зовут.

Но снова налетят шальные мысли –

И жизнь рванёт неведомо куда.

Галопом, с безрассудностью, со свистом

Прыжком через застывшие года.

 

 

***

 

Прошелестела цепь прошедших лет.

Мы снова на юконский лёд ступаем.

И вновь нам шлёт безмолвие привет

Прорвавшим тишину собачьим лаем.

Но мы уже не встанем на тропу.

Сейчас мы только гости здесь, не боле.

Мы выбрали судьбу – увы – не ту.

И что-то изменить не в нашей воле.

Свет настоящей жизни бьёт в глаза,

Душа из клетки рвётся на свободу,

Но нам уже без городов нельзя,

Нам не вернуть утраченные годы.

Мы здесь чужие. Горько сознавать:

Мы даже не чечако. Мы – чужие.

На тёплый дом, удобную кровать

Мы променяли мир, в котором жили.

 

 

***

 

Жизнь вновь свалилась мне на плечи.

И я тащу сей тяжкий груз.

От жизни только время лечит,

Но я леченья сторонюсь.

Ведь даже самый лучший лекарь

Не может излечиться сам.

Увы! Так суждено от века:

Взывать с надеждой к небесам

И лишь оттуда ждать спасенья,

Не веря лекарям земным,

Но испытать лишь потрясенье

Поняв, что сами мы творим

Всё то, что с нами происходит.

И хоть виним мы всех подряд,

Никто нас за руку не водит.

Всё в нас самих – и рай, и ад.

 

 

***

 

Дайте истины глоток –

Море лжи уже достало.

Как беспомощный листок

Я перед девятым валом.

 

То взлетаю с пеной ввысь,

То с размаху бьюсь о рифы.

Мне суёт настырно жизнь

Горькую судьбу Сизифа.

 

Но я знаю, что спираль

С кругом всё-таки не схожа.

Кто упорно смотрит вдаль,

Новый свет увидеть сможет.

 

Значит, будет тот виток,

За который стоит драться.

Дайте истины глоток,

Чтобы этого дождаться.

 

 

***

 

То ли во сне, то ли в бреду,

Но точно, что не наяву,

Мне помнится: я был в аду

И у костра там ел халву.

Кипели грешники в котлах.

Клубились серные дымы.

Мы говорили о делах,

Людей доведших до сумы.

Мой собеседник был одет

В смесь макинтоша и бахил

И всё твердил, что он адепт

Каких-то высших тёмных сил.

Мне было явно всё равно,

Я ел халву, следя за тем,

Чтоб догоревшее бревно

Нам не смогло создать проблем.

Оно, уголья пеплом скрыв,

Пыталось ближе подползти.

Но чужд был мне его порыв,

И я сказал ему: прости.

И оттолкнул опять в костёр,

Где очищающий огонь

Всё, что осталось, в прах растёр,

Его метнув мне на ладонь.

Смотря на призрачный узор,

Я думал, что когда-нибудь

Вот так же жизненный костёр

Прервёт безжалостно наш путь.

Деянья, чувства, грёз полёт –

Всё в нашем маленьком мирке –

Пред чьим-то взором промелькнёт

Лишь серой кучкой на руке.

 

 

***

 

Кусочек сыра Бог Лисе отправил,

Но тут же свой сюжет слегка подправил.

Ворона с сыром потому на ветке,

Что мы у лести как марионетки.

 

 

***

 

Жизнь – это крылья за спиной.

Когда их нет – существованье.

Но крылья часто, бросив в бой,

Там оставляют на закланье.

 

 

***

 

В потоке знаний много пены,

В потоке чувств микроб измены.

Не потому ли трудно жить,

Когда сплошные перемены.

 

 

***

 

Не обещай себе побед,

В победах двойственность сокрыта.

После побед – у новых бед

Как у разбитого корыта.

 

 

***

 

Бокал вина. В нём целый мир сокрыт.

Когда тобою этот мир испит,

Ты чувствуешь в себе его броженье.

И в результате голова болит.

   
Нравится
   
Комментарии
Диана
2019/08/09, 05:27:08
Как поговорила с умным другом. Спасибо вам, Валерий. И, главное, за эту жажду нового. С вами рядом - интересно, спокойно и не хочется уходить.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов