Республика Адыгея

6

1034 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 123 (июль 2019)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

Республика Адыгея является одним из самых маленьких субъектов России. Но на её крошечной территории находятся сотни самых разнообразных исторических достопримечательностей. Адыгея – один из туристских центров нашей страны.

И вообще – эта маленькая республика в своей красоте.

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ

 

Земля Адыгеи имеет древнюю историю, но её следует рассматривать в рамках более обширной исторической области Северо-Западного Кавказа (или Закубанья), включающей территории современной Республики Адыгеи, Краснодарского и Ставропольского краев, а также частично Карачаево-Черкесии.

Впервые люди появились здесь ещё на заре развития человечества. К античному времени относятся и первые из известных в письменных источниках государственные образования коренных народов Кавказа. Одним из самых крупных и развитых считалась Синдика, расположенная к юго-востоку от Таманского полуострова.

По соседству с коренными кавказскими народами в причерноморских районах Кавказа, а также некоторых районах средней Кубани существовали и древнегреческие города-государства. В V в. до н.э. они объединились в крупное Боспорское царство, частью которого были многие древнеадыгские народы. В эпоху античности Северо-Западный Кавказ был одним из самых богатых регионов мира, о чём свидетельствую находки их роскошных погребений скифо-меотских курганов.

Значительные изменения в историческом развитии Кавказа внесло Великое переселение народов, ознаменовавшее начало средневековья. В Закубанье вторглись воинственные аланы, гунны, булгары, а затем и хазары. В IV-X вв. постепенно исчезли античные названия народов на Северо-Западном Кавказе.

В X-XIII вв. существенное влияние на развитие адыгских народов сыграли аланские племена, подчинившие значительную часть Северного Кавказа и частично Закавказья, а также Византийская империя, распространявшая своё политическое влияние на причерноморские районы. В IX-XI вв. существовали довольно тесные русско-кавказские связи. В это время в результате походов Святослава на территории прежнего Боспорского царства было образовано древнерусское Тмутараканское княжество, центр которого находился на Таманском полуострове. Определённую роль в развитии региона сыграло и Грузинское государство.

В начале ХIII в. кавказские народы подверглись татаро-монгольскому нашествию и вошли в состав Золотой Орды. Крупнейшие государства региона были разгромлены, но адыгские племена вели упорную борьбу против захватчиков. Именно в это время после падения Аланского государства произошла миграция касогов на Центральный Кавказ, где постепенно сформировался кабардинский этнос. Тогда же появляется и новое обобщённое наименование адыгов – «черкесы» (в русском летописях – «черкасы»), хотя сами адыгские народы называли себя «адыгэ» («адыги»).

В средневековье среди кавказских народов начинается процесс становления раннефеодальных отношений. Среди ряда адыгских племен выделялась княжеская верхушка «пши», которая стремилась обратить в зависимость свободных крестьян.

Позитивное влияние на экономическое развитие всего региона оказала генуэзская торгово-колониальная империя. Торговые пути, а именно они влияли на развитие человечества, обеспечивали взаимообмен не только товарами, но и знаниями. Народы, через чью территорию они проходили, богатели и получали возможность пользоваться плодами передовых цивилизаций своего времени. В истории человечества известны глобальные торговые дороги, изменившие судьбы регионов. Стратегически удобное положение Северного Кавказа сделало его естественным мостом, связывающим страны Средиземноморья, Средней Азии и Дальнего Востока, Скандинавии и Ближнего Востока. В различные времена здесь существовало несколько важных караванных дорог, некоторые из которых проходили и по территории современной Адыгеи.

Первые из известных на сегодняшний день торговых путей, проложенных в Северо-Западном Кавказе, были созданы ещё в античное время. Предприимчивые греки основали в причерноморском регионе десятки поселений. Самым сильным государственным образованием являлось Боспорское Царство, объединившее значительную часть Крымского полуострова, приазовских и причерноморских районов Северного Кавказа. Греческие поселения были и на Средней Кубани. Древние греки постепенно наладили с местным населением разносторонние связи, организовали активную торговлю. В обмен на керамику, оливковое масло, вино, оружие, ювелирные украшения кавказские народы (меоты, синды, керкеты и др.) предоставляли зерно, кожи, шерсть, меха, воск и рабов.

Учёные пишут, что торговые дороги эпохи античности можно примерно проследить по остаткам крупных поселений того времени. Таковые на территории современной Адыгеи тянутся цепочками вдоль левобережья Лабы, а также по нескольким рекам и в окрестностях Майкопа. Обнаруженные здесь древние городища обладают мощными культурными слоями, содержащими признаки развитого ремесла и большое количество привезённых произведений древнегреческих мастеров.

В эпоху средневековья на Северном Кавказе существовали трансконтинентальные торговые пути. В VI-VII вв. н.э. в результате разорительных персидско-византийских войн согдианские купцы проложили здесь альтернативные ответвления знаменитого «Великого Шелкового Пути», по которому богатые караваны из Китая и Средней Азии стали двигаться в обход Ближнего Востока через Северный Прикаспий и Северный Кавказ к портам Чёрного и Азовского морей. Наиболее крупные пути (Мисимианский и Даринский) вели через горные перевалы в Абхазию. Часть маршрутов пролегала и через территорию современной Адыгеи к черноморским портам Северного Кавказа. Они шли по направлению от современной станицы Новосвободной к реке Белая и далее по её правому берегу до станицы Ханской, или далее к Средней Кубани.

Для купцов, перемещавшихся по дорогам, всегда и везде главным вопросом была безопасность. Это понятно, ведь купцы с товаром и деньгами во все времена считались желанной добычей разбойников. Чтобы сохранить свою жизнь и товары, они платили местным жителям за право прохода по их землям, иногда за охрану в пути, а также за предоставление ночлега, за еду, лошадей и всего прочего, необходимого в дороге. Платили часто товаром, по остаткам которого в раскопках можно узнать о перемещениях торговцев.

Есть мнение, что в вопросах безопасности Северный Кавказ имел некоторые преимущества. Так, иностранные купцы имели возможность пользоваться здесь традициями куначества и гостеприимства. Они завязывали с местными князьями не только деловые, но и личные отношения. А потому купцов берегли. Их охрана являлась чуть ли не священным долгом. Именно поэтому, несмотря на кажущиеся неблагоприятные условия сильно пересеченной местности, а также относительно большую протяженность, торговые пути, пролегающие в кавказских предгорьях, выгодно отличались от соседних территорий и существовали довольно долго.

Расцвет караванной торговли на Северном Кавказе пришёлся на период позднего Средневековья и связан со знаменитой «Генуэзской» или, как её иногда называют, «Анапской» торговой дорогой. Вопреки названию многие историки предполагают, что она была создана византийскими купцами в XII в. или великим Тамерланом во второй половине XIV в., о чём свидетельствуют письменные источники. Но даже если генуэзцы и не являются её создателями, то именно они развили торговлю в невероятных для тех лет масштабах.

Ещё во второй половине XIII в. генуэзцы по договору с Византией получили право свободного плавания в Чёрном море и уже к концу столетия фактически монополизировали всю морскую торговлю в регионе. Подобно древним грекам, они создали здесь разветвлённую колониальную империю. Основную часть этих городов составляли представители местных народов, остальными были греки и купцы из других европейских и азиатских стран. Главным центром генуэзской империи в Чёрном море являлась Кафа – нынешняя Феодосия (Крым). Одной из ключевых колоний на Кавказе являлась Копа (Копарио, Локопа), расположенная на правом берегу реки Кубани. Здесь проходили крупные ежегодные ярмарки. Городом совместно управляли местный черкесский князь и генуэзский консул. Генуэзцы создали на Кавказе сеть торговых дорог, соединяющих их черноморские колонии со странами Ближнего Востока, Средней Азии и Дальнего Востока. Одна из них пролегала из Таны (современный Азов) по прикавказским степям к золотоордынской столице Сараю, далее в среднеазиатский Ургеч и ещё далее в Китай.

Через территорию современной Адыгеи проходила другая генуэзская дорога. Этот путь проходил вдоль нескольких современных станиц, а далее дорога раздваивалась. Одна ветвь вела через Главный Кавказский хребет в Цебельду, а другая шла по Тереку к побережью Каспийского моря. На протяжении всего пути генуэзцы основывали укреплённые пункты, фактории и строили складские помещения.

У современной станицы Ханской располагался важный перевалочный пункт торговой дороги. Здесь находилась переправа через реку Белая. В более поздние времена её именовали «Ханский брод». По легенде, здесь некогда существовала временная резиденция крымского хана, вторгшегося в Черкесию со своей огромной армией. Близость торгового пути обогащала местное население. Именно здесь расположены одни из богатейших средневековых курганов. Кроме того, вблизи от переправы были обнаружены остатки христианского храма XII-XIV вв.

Генуэзцы скупали у кавказских народов традиционные товары: мёд, воск, меха, корабельный лес, ценные породы деревьев (самшит, бук), крупный рогатый скот, серебро, добываемое в бассейне реки Лабы. По торговым путям Кавказа перемещались не только генуэзцы. На Черноморском побережье имелись колонии их извечных противников – венецианцев, а в генуэзских поселениях было немало греческих, армянских, татарских и русских купцов

Важным во все времена товаром всегда было зерно. Начиная с 1071 г. Зихия (Черкесия) стала одним из главных поставщиков хлеба в Византийскую империю. Везли его и в другие средиземноморские страны. По мнению историков, в отдельные годы до 10-15% потребляемого в Генуе хлеба привозилось с Кавказа. Большой популярностью на малоазийском побережье Византии пользовались кавказская сушеная икра и рыба (преимущественно из осетровых). В обмен генуэзцы привозили на Кавказ венецианское стекло, клинки сабель, ткани (в первую очередь тонкие и драгоценные), бархат, ковры, мыло, ладан, пряности, соль, а также изысканные и роскошные восточные товары.

Одной из самых важных статей дохода генуэзских купцов являлась работорговля. В черноморском регионе особо ценились рабы – военные, и в первую очередь черкесские мужчины. Об их умениях и боевых качествах ходили легенды. Опираясь на генуэзские колонии, на Кавказ проникало и католичество. Но, как отмечали сами европейские путешественники и миссионеры, пребывавшие на Северо-Западном Кавказе, католицизм пользовался гораздо меньшей популярностью среди адыгов, чем православие, по причине  особенностей вероисповедания, где богослужение велось на латыни.

Генуэзцы существенно влияли на местное население, но на рубеже XIV-XV вв. они стали раздражать горцев. Непомерные подати, жульничество в торговых сделках, навязывание католичества, захват и продажа людей – всё это стало сильно возмущать кавказские народы. Поэтому европейцы, не обладая превосходством в военной силе, вели весьма гибкую и хитрую политику. Для упрочения своего влияния они заключали выгодные сделки, в том числе брачные союзы. Они склочничали, натравливали одних князей на других, провоцировали их грабить своих же соплеменников, обещая богатые товары в обмен на скот и рабов. Историки пишут, что представители верхушки адыгского общества даже иногда специально организовывали набеги за «живым товаром». Конечно же, близость торговых путей способствовала расслоению населения на богатых и бедных. На Северном Кавказе пришлые люди подтачивали традиционные устои военной демократии и родоплеменного равенства.

Конец торгово-колониальному господству генуэзцев на Кавказе и во всем Причерноморье положили османы. В 1475 г. турки в союзе с крымскими татарами захватили Кафу. После падения главного опорного пункта, генуэзцы очень скоро отправились восвояси. Но не всем так повезло, часть из них попала в плен и их увезли в Константинополь, но многие сумели остаться и прижиться среди местных народов. Генуэзцы оставили заметный след в исторической памяти кавказских народов. Путешественники отмечали, что до середины XVII в. на Северном Кавказе жила особая этнокультурная группа – «черкесы-франки», образовавшаяся в результате смешанных генуэзско-черкесских браков. В начале XIX в. Гебу де Мариньи отмечал, что среди черкесов-натухаевцев сохранились многие генуэзские слова; итальянские корни, по его мнению, имел и местный обычай снимать при приветствии головной убор. Кроме того, черкесы называли остатки многих каменных сооружений генуэзскими и во многих семьях как реликвии хранили средневековые генуэзские сабли.

Принято считать, что турецкое господство ничего хорошего в это регион не привнесло, скорее наоборот, оказало крайне негативное влияние. Генуэзская дорога потеряла прежнее  значение, да и цениться стали другие товары. Главным экспортным товаром, вывозившимся с Кавказа, стали молодые невольницы. Прекрасные черкешенки особо ценились на Востоке и составляли значительную часть турецких гаремов.

Одной из наиболее значимых дорог Черкесии, начиная как минимум с эпохи Средневековья и до середины XIX в., была так называемая «Старая Черкесская» или «Военно-Черкесская дорога», соединяющая причерноморские и северо-кавказские адыгские племена. Северная часть дороги пролегала от современного поселка Каменномостский (Хаджох) по берегам реки Белая и через Белореченский перевал попадала на южный склон Главного Кавказского хребта. Вероятнее всего отправной точкой этой старой дороги являлась местность в окрестностях Хаджоха – урочище Каменный мост. В середине XIX в. здесь был крупный горский аул, в котором в 1840-1850-х гг. размещалась резиденция и судилище («Мегмеке») Магомед-Амина – ближайшего соратника и наиба Шамиля. На окраине аула (к юго-западу от Хаджохской теснины) находится место с названием «Турецкий базар». По преданиям, некогда здесь был оживленный восточный рынок, в котором турецкие купцы покупали для ближневосточных гаремов прекрасных черкешенок.

А как складывались отношения адыгов со славянами? Ведь мы жили и живём бок о бок рядом друг с другом? В течение VI-X вв. Византия распространяла своё влияние на адыгов и насаждала среди них христианство. В Х веке адыги занимали обширные территории от Таманского полуострова на западе до Абхазии на юге. Именно в это время они стали устанавливать торгово-экономические связи с Русью через Тмутаракань. Однако эти связи были нарушены в начале ХШ в. татаро-монгольским нашествием. Адыги вошли в состав Золотой Орды, хотя не хотели ей подчиняться, а упорно сопротивлялись.

Изнурительная многовековая борьба с Золотой Ордой, а позже с Крымским ханством и Турцией, тяжело отразилась на экономическом и культурном развитии адыгов. Некоторые племена были истреблены.

Новый этап во взаимоотношениях адыгов с Россией начался с середины XVI в. во времена Ивана Грозного. Некоторые адыгские племена не раз обращались в Москву за поддержкой в борьбе против крымских ханов. В конце XVIII в. Крымское ханство было уничтожено. По правому берегу среднего течения реки Кубани поселились казаки, выходцы с Дона. В 1791-1793 гг. правый берег нижнего течения реки Кубани заняли выходцы из Запорожья, которых стали называть черноморскими казаками. Русско-украинское население оказалось непосредственным соседом адыгов. Сильно возросло русское культурное влияние на адыгов.

В XVI в. и первой половине XIX в. Адыгея представляла собой страну с полуфеодальным, полупатриархальным укладом. Занимались адыги сельским хозяйством.

Придавая большое значение русско-адыгским связям в интересах укрепления южных границ русского государства, Иван IV в 1561 году женился на дочери кабардинского князя Темрюка. В Москве она была крещена и стала русской царицей Марией. Россия не раз и при помощи дипломатов, и просто военной силой помогала адыгам в борьбе с врагами.

В XVIII и первой половине XIX вв. адыги составляли основное население двух территориально-политических образований Кавказа – Черкесии и Кабарды. Адыги в это время делились на ряд этнических групп. Общая численность адыгов достигла 700-750 тыс. человек. По-прежнему они занимались земледелием и разводили скот.

С 1717 г. исламизация горцев Кавказа была возведена в ранг государственной политики Османской империи, осуществляемой Давлет-Гирсем и Кызы-Гиреем. Проникновение новой религии в среду адыгов было связано с немалыми трудностями. Лишь в конце XVIII в. ислам пустил на Северном Кавказе глубокие корни. В 1735 г. по указанию султана в Кабарду вновь вторглось Крымское войско, что положило начало русско-турецкой войне. Мирный договор, подписанный Россией и Османской империей в Яссах в конце 1791 г., подтвердил условия Кучук-Кайнарджийского трактата.

Крым и Кабарда признавались владениями России. В 30-х гг. XIX в. царская Россия приступила к созданию на Черноморском побережье Кавказа военных постов, которые в 1839 г. объединили в береговую линию. Черноморская береговая линия счастья адыгам не принесла, наоборот – одни бедствия.

В октябре 1853 г. началась Крымская война. Сотни тысяч горцев, ставших жертвами политических игрищ царской России и Османской империи, покинули родину. В мае 1864 г. были ликвидированы последние очаги сопротивления горцев на Черноморском побережье. Кровопролитная война завершилась. Кавказская война стоила горцам десятков тысяч погибших, сотен тысяч отлученных от Родины.

В 1864 г. закубанские адыги были включены в административно-политическую систему Российской империи.

После октябрьской революции путь к провозглашению Республики Адыгея в составе Российской Федерации был тоже не простым.

8 апреля 1920 года была создана специальная секция по мусульманским делам при подотделе по национальным делам отдела Управления Кубанской области.

21 июля 1920 года Военный Совет IX Красной Армии и Кубано-Черноморский ревком издали приказ об образовании временно горской секции при отделе правления Кубчерревкома, которая провела большую организационную работу по созыву первого съезда горцев Кубани и Черноморья.

На этом съезде был создан Горский исполком из представителей трудящихся адыгов Кубани и Черноморья.

III Горский съезд (7-12 декабря) в Краснодаре принял решение о создании Горского Окружного исполкома Кубани и Черноморья и поручил ему разработать вопрос о выделении горцев Кубани и Черноморья в автономную область.

27 июля 1922 года Президиум ВЦИК вынес постановление об образовании Черкесской (Адыгейской) автономной области. 24 августа 1922 года она была переименована в Адыгейскую (Черкесскую) автономную область. С этого времени кубанские черкесы стали официально называться адыгейцами.

7-10 декабря 1922 г. в а. Хакуринохабль состоялся 1 областной съезд Советов Адыгеи, на котором был избран исполком Адыгейской (Черкесской) автономной области. Его председателем стал Шахан-Гирей Хакурате. По просьбе этого съезда ВЦИК РСФСР в мае 1923 года утвердил заключение комиссии об установлении границ Адыгейской автономной области, но эти границы неоднократно менялись.

В 1924 году в составе Адыгеи было создано пять районов.

Областным центром был Краснодар. 10 апреля 1936 года Постановлением Президиума ВЦИК центром Адыгейской автономной области стал Майкоп, и были включены в состав ещё два района. Однако согласно Конституции РСФСР Адыгейская автономная область, как и другие такие национально-автономные образования, входила в состав Краснодарского края.

В 1990 г. Адыгея вышла из состава Краснодарского края и в 1991 г. повысила политический статус до «Советской Социалистической Республики» в составе РСФСР.

В 1992 г. она стала официально именоваться «Республика Адыгея».

 

МАЙКОП

 

В большинство туров обзорную экскурсию по Майкопу не включают. Гиды ограничиваются рассказом о пивзаводе и памятниках дружбе народов. А зря. Город хоть невелик и малоэтажен, но интересен.

Современный город Майкоп был основан 18 (25) мая 1857 г. как русская крепость времен Кавказской войны. В 1871 г. он получил статус уездного города и стал центром нового Майкопского уезда Кубанской области. В начале XX в. он считался одним из крупнейших городов Северного Кавказа.

Майкоп как город сложился не сразу. На момент основания крепости Майкоп поблизости жили себе и поживали три адыгских аула. Само слово «Майкоп» в переводе с адыгейского языка означает «Долина яблонь». Объяснять, почему так получилось с названием, смысла нет. Понятно же!

Активная жизнь в этом регионе началась с открытием нефтяных промыслов. Майкоп наводнили сотни деятельных людей со всех концов страны. Говорят, случались и иностранные вложения. К началу Первой мировой войны в Майкопе работало несколько банков, имелись рынки, существовали телефонная связь, функционировал центральный водопровод и электрическое освещение. Жители ходили по мощеным мостовым, по железной дороге перемещались по стране. Работало более 120 фабрик и заводов, функционировало множество общественных заведений.

Город был одним из главных народно-просветительских центров Кавказа. Здесь действовали: реальное училище и женская гимназия, механико-техническое училище, городское училище, 19 городских начальных училищ и 8 церковно-приходских школ. Также в городе находилась крупная городская общественная библиотека, кружок любителей природы и народный университет, Пушкинский народный дом.

И по сей день улицы в Майкопе широкие и прямые. Можно при желании и наличии хорошего зрения разглядеть, что происходит в другом конце города. Среди местного населения ходит такая байка, дескать, это было сделано в момент основания крепости, чтобы военные и казаки могли приветствовать друг друга издалека. Ну, и не приветствовать тоже.

Как пишут историки, становление и развитие дореволюционного Майкопа совпало с эпохой расцвета архитектуры. В то время зодчие стремились даже обыкновенные жилые дома и промышленные постройки превратить в настоящие произведения искусства. В то время самыми модными стилями были модерн и эклектика.

Самые интересные сооружения конца XIX – начала XX вв., составляют индустриальные строения.  Первым крупным промышленным зданием Майкопа стал Главный корпус пивоваренного завода. (1882). Предприятие было основано промышленником Вячеславом Ивановичем Товара и первоначально именовалось «Славянское пивомедоварение». Начинал пивоварение там чех Антон Рубеш. Сначала пиво разливали вручную в специальные граненые бутылочки с выдавленной надписью «Славянское» В.И. Товара. Здесь же выпускали пиво «Пельзенское», «Царское», «Экспортное» и «Венское». Это пиво все очень любили и ценили, причем не только в округе, но далеко за пределами Майкопа. Завод и сейчас работает, с другими сорта пива, конечно, но богато украшенный фасад радует глаз и сегодня.

В 1902 г. был построен «Питейный дом Российской монополии», современный Майкопский винно-водочный завод. Предприятие основали немецкие виноделы, а его первой продукцией были водка «Русская горькая» и «Пшеничная». На заводе работало 120 человек, а годовой доход составлял более 1 млн руб. Сейчас это может показаться незначительным, но в те годы-то! Прямоугольное, краснокирпичное здание главного корпуса винно-водочного завода сохранилось. К числу настоящих шедевров относится Солодовенный цех пивоваренного завода (1900-1910 гг.). Предприятие было задумано как расширение пивоваренного завода В.И. Товара. Солодовый цех имел довольно большой подвал, в котором хранили лед, добываемый зимой на реке Белой. Его в течение всего года использовали для охлаждения подвала и пивного сусла.

Весьма интересен комплекс зданий в юго-восточной части города. Его основу составляет Главный корпус завода дубильных экстрактов (1915 г.) Некогда в этом регионе процветало табаководство. Табак завезли сюда греческие поселенцы. К началу XX в. здесь осваивались, и весьма успешно, крупные плантации, снабжавшие сырьём не только значительную часть Российской империи, но даже вывозившиеся за границу. Крестьяне Майкопского уезда специализировались на выращивании светлых (легких) высших сортов табака. Переработкой сырья в городе занималось несколько табачных фабрик (Терзиева, Мноцокановых и Леонтиди), Сегодня сохранилось здание одной из них.

Особый случай – железная дорога. В 1910 г. стараниями городского головы Дмитрия Ивановича Зинковецкого Майкоп был соединён с остальной Россией железнодорожной веткой. В том же году открыли здание железнодорожного вокзала. Уникальное, построенное в псевдомавританском стиле.

Одним из самых высоких символов Майкопа является пожарная каланча. Она была построена в 1900 г. для пожарной команды, которая впервые появилась в городе с открытием уездного казначейства в 1871 г. Тогда она состояла из брандмейстера, 15 пожарных и прислуги. В их распоряжении находились 24 лошади и специальный пожарный обоз.

Не оставались без внимания архитекторов в дореволюционное время и образовательные учреждения. Самое значимое в те годы было Реальное Алексеевское училище. Оно было открыто в 1900 г. в частном арендованном доме. В 1905 г. для училища специально возвели двухэтажное здание. С 1905 по 1913 гг. в нем учился знаменитый русский драматург, сценарист и прозаик Евгений Шварц. После революции Реальное училище переименовали в школу «Пролетарку», а затем в «Образцовую». В довоенное время она была единственной в городе школой, где одновременно учились и мальчики, и девочки. В годы Великой Отечественной войны, за исключением периода оккупации, здесь находилось Суворовское училище. Сегодня – обычная общеобразовательная школа. В 1903 г. была открыта городская гимназия, сегодня там педагогический колледж. В Майкопе сохранилось и здание Начального училища, построенного в 1910 г. Сейчас здесь находится Майкопский медицинский колледж.

В Майкопе существовала специальная женская гимназия, открытая в 1900 г. по инициативе представительницы местной интеллигенции Екатерины Домашевской и первоначально располагавшаяся в частном доме. В 1909-1910 гг. для учебного заведения построили здание, а само оно стало называться женской гимназией имени Пушкина.

Свои начальные и средние образовательные учреждения имели представители различных национальностей. В начале XX в. в Майкопе работала армянская школа.

Весьма интересны здания общественных и административных заведений: Первой городской почты, (1883 г.), Водолечебницы (1908 г). Майкопского жандармского управления (1890 г.), Аптеки Альтшулера (1889 г), Торгового дома Каплановых (1900 г.). В марте-апреле 1920 г. с балкона этого здания перед населением города выступали руководители Первой конной армии Семен Буденный и Климент Ворошилов. Сегодня в этом здании располагается Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований имени Т.М. Керашева.

Одним из главных культурно-просветительских центров Майкопа является Пушкинский народный дом (1900 г.), построенный по проекту архитектора И.А. Фомина. Инициатором строительства выступила многочисленная интеллигенция города. Был организован сбор средств, в котором участвовало как зажиточное купечество, так и простые горожане. С момента открытия Пушкинский дом сразу стал сосредоточением культурной жизни Майкопа. Здесь организовывались популярные в то время народные чтения, проводились праздничные вечера и различные представления. С 1936 г. в нём разместился драматический театр. Во время Великой Отечественной войны здание было разрушено. Но восстановлено, причём зрительный зал, рассчитанный на 500 человек, сохранился в почти неизменном виде. Сейчас в Пушкинском народном доме работают театральные коллективы русского драматического и национального театров Республики Адыгея.

Кинотеатры, гостиницы. Как же без них? Город и сегодня малоэтажный. Значительную часть жилой застройки в исторической части Майкопа составляют одноэтажные кирпичные дома, построенные в конце XIX – начале XX вв. Имеются и двухэтажные особняки, где по дореволюционной традиции первый этаж является цокольным и наполовину находится под землёй. Дома сложены красивой декоративной кладкой.

Одним из самых примечательных является дом Дмитрия Ивановича Зинковецкого, купца второй гильдии, почетного смотрителя Майкопского трёхклассного училища и пр. Но более всего он известен как первый городской голова (с 18 мая 1858 г.), причём на эту должность он избирался на три срока.

Не менее интересен дом Каплановых. Первоначально здание было купеческим особняком, после революции здесь находился Совет рабочих, крестьян, солдатских, казачьих и городских депутатов Майкопского отдела. Здесь были приняты решения об установлении Советской власти в станицах, селах и аулах, о восстановлении и управлении местными предприятиями.

Очень красив жилой дом Сергея Ивановича Иванова, который в 1905-1909 гг. был пятым городским головой и, несмотря на солидную должность, принимал активное участие в спектаклях, которые ставил на сцене пушкинского народного дома Василий Федорович Соловьев.

Типичным представителем жилых домов обеспеченных майкопчан начала XX в. является дом купца Оськина.

Между прочим, значительная часть дореволюционных жилых домов построена из самана, некоторые из них являются ровесниками основания крепости. Эти постройки довольно прочны и хорошо приспособлены под изменчивый кавказский климат. Зимой в них не холодно, а летом не жарко. Значительная часть из них сегодня обложена кирпичом или художественной барельефной плиткой.

В середине XX в. строились здания в стилях конструктивизма, реализма, ар-деко, эклектики и сталинского ампира. Но наибольшее влияние оказывал неоклассицизм.

Образцом сталинского неоклассицизма является здание Майкопского отдела Кавказского заповедника (1930-х гг). И некоторые другие. После издания в 1955 г. постановления «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» новые здания Майкопа, как и других городов нашей страны, стали создаваться с минимальным количеством художественного декоративного оформления.

Начиная со второй половины XX в. в оформлении кирпичных домов широко использовались различные орнаменты и рисунки, выполненные из разноцветных кирпичей. На некоторых зданиях имеются расписные изображения или барельефы, в том числе выполненные из металлических листов методом художественной чеканки, изображающие различные картины повседневности, местных красот или советских атрибутов. Все это значительно оживляет современную типовую архитектуру жилых районов.

Эффектный вид имеют промышленные сооружения советской эпохи, такие как Майкопская ГЭС, Машиностроительный завод, Точрадиомаш и даже ныне закрытые кирпичный завод и мебельный комбинат «Дружба».

В целом старинная архитектура Майкопа сохранилась в довольно хорошем состоянии, хозяева берегут свои дома. Традиции создания высокохудожественной архитектуры города продолжают и современные строители. В конце XX в. были построены внушительные и красивые здания, ставшие одними из визитных карточек Адыгеи: Дом правительства, Филармония, Национальный музей. И частные жилые дома есть очень красивые, построенные в различных стилях.

В Майкопе много различных памятников, мемориалов и монументов. Одним из символов города является монумент «Дружба» или «Навеки с Россией» (1557-1957 гг.), расположенный на площади «Дружбы». Он был установлен в честь четырехсотлетия добровольного присоединения Адыгеи к России, и его основу составляют бронзовые фигуры русского витязя и адыгского (черкесского) воина, скрепляющих знаменитый договор 1557 г. В 2013 г. совсем рядом был открыт памятник «Единение и согласие», представляющий собой двадцатиметровый монумент в форме адыгского очага, который издревле считается материальной и духовной основой дома и семьи. На нём изображены рельефные композиции из истории, мифологии и культуры адыгов. По замыслу автора, заслуженного художника Адыгеи Абдуллаха Махмудовича Берсирова, памятник должен стать символом единения и межнационального согласия народов.

Рядом находятся Национальный музей, Филармония и Майкопская соборная мечеть.

В Майкопе уважают советское наследие, что не может не радовать. Ведь это наша история! В городе имеется несколько памятников Владимиру Ильичу Ленину. Значительная часть мемориальных досок посвящена тем или иным событиям Октябрьской революции и Гражданской войны. Одним из старейших является памятник погибшим революционерам. Он установлен в 1928 г. на месте братской могилы воинов, расстрелянных в годы Гражданской войны. В 1942 г. он был уничтожен и вновь открыт в 1951 г. Перед зданием Майкопского станкостроительного завода стоит бюст Михаила Фрунзе.

В Майкопе имеется памятник писателю Темботу Магомедовичу Керашеву. Установлены мраморные бюсты выдающегося адыгского (кабардинского) просветителя, учёного и историка Шоры Бакмурзовича Ногмова и активного участника трех Российских революций Мосы Хакаровича Шовгенова.

В 1999 г. перед Драматическим театром имени Пушкина был воздвигнут бюст нашего великого русского поэта.

В Майкопе особо чтят боевую славу его жителей, здесь много воинских памятников. Что, впрочем, неудивительно, ведь сам город основывался как крепость, непосредственно в нём и его окрестностях дислоцировались знаменитые воинские подразделения. Это 76-й Кубанский пехотный и Нижегородский драгунский полки, прославившиеся во время Кавказской и Русско-Турецких войн; 9-я горнострелковая дивизия, громившая легендарных немецких егерей из дивизии «Эдельвейс» и прошедшая славный боевой путь от Закавказья до Чехословакии; 131-й Майкопская мотострелковая бригада, активно участвовавшая в контр-террористической борьбе на Кавказе в 1990-2000-х гг. и многие другие.

Наиболее крупными воинскими мемориалами являются: «Вечный огонь», в память защитников нашей Родины в годы Великой Отечественной войны; «Солдатский родник» и «Аллея Славы», в память воинов, погибших в Афганистане; комплекс памяти бойцов 131-й Майкопский мотострелковой бригады, погибшим при штурме города Грозного в январе 1995 г. и локальных конфликтах ХХ-ХХI вв. Десятки отдельных памятников посвящены событиям Великой Отечественной войны. Одним из наиболее примечательных является монумент в честь летчиков. Его основу составляет корпус застывшего на взлёте знаменитого боевого истребителя МиГ-23. Ранее здесь был аэродром, где в 1934 г. базировался местный аэроклуб имени Героя Советского Союза М.М. Громова. Сейчас этот памятник является одной из визитных карточек города.

В 2003 г. был воздвигнут памятник в честь ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС. Вокруг монумента установлены мраморные доски с именами погибших. Одним из примечательных монументов Майкопа является бронзовый памятник Николаю Чудотворцу. Он был открыт в феврале 2006 г. в рамках всероссийского проекта Благотворительного фонда Святителя и Чудотворца Николая «От Калининграда до Чукотки». По замыслу инициаторов, монументальные скульптуры небесного покровителя России, размещённые на четырех рубежах нашей Родины в виде креста, должны охранить духовное и географическое пространство страны от внешних и внутренних угроз. Первоначально на «восточном рубеже России» в городе Анадырь (Чукотский Автономный Округ) была воздвигнута самая большая в мире статуя этого особо почитаемого святого. Майкоп в проекте является «южным рубежом России», и здесь установлена уменьшенная копия статуи, стоящей на Чукотке. Скульптором памятника стал заслуженный художник России С. Исаков.

В Майкопе сохранились несколько дореволюционных храмов. Помимо православных в Майкопе есть (не действующие) культовые сооружения представителей других верований. Особо примечателен римско-католический костёл. В дореволюционном Майкопе имелся довольно крупный армянский храмово-архитектурный комплекс. До наших дней сохранилось здание церковно-приходской школы. К сожалению, не сохранился и самый крупный храм дореволюционного зодчества – кафедральный Свято-Успенский собор (первоначально именовался Благовещенским). Он располагался в самом центре города.

 

СВЯТО-МИХАЙЛОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

 

Старинные храмы сохранились не только в Майкопе, но и в различных населённых пунктах Адыгеи. Главной же исторической достопримечательностью в Адыгее и не без основания сегодня считается Свято-Михайловской монастырь. Он располагается в центральной части Майкопского района, в тринадцати километрах к востоку от поселка Каменномостский на живописном плато Физиабго. В путеводителе написано: «Имея в своём основании древние византийские святыни, монастырь пережил драматичную историю: в ней было трудное рождение, бурное развитие, жестокое разрушение и славное возрождение».

Согласно монастырским преданиям, в 1874 г. крестьянин Исидор Трубин и мещанин Илья Безверхов, узнав об обнаружении на вершине горы Физиабго остатков древних византийских святынь, возгорелись желанием создать там монастырь. Их намерение поддержали жители близлежащих казачьих станиц, выделив на благое дело часть своей общинной земли. Однако их ходатайство перед власть имущими на первых порах успеха не имело. К счастью, о найденных раннехристианских святынях и о попытках устроения монастыря на Кавказе стало известно иеромонаху Мартирию (Островому), выходцу из России, обосновавшемуся в кельях греческой Святой горы Афон. В 1877 г. вместе со своими единомышленниками он отправился на Кавказ, а уже летом 1878 г. ему удалось получить благословение и разрешение Священного Синода на устроение обители. Сам же Мартирий был назначен ее строителем и настоятелем. За довольно короткое время были возведены храм, странноприимный дом, корпус для братии, хозяйственные постройки. С открытием богослужения начался приток богомольцев.

В 1883 г. Священный Синод преподал благословение на самостоятельное существование монастыря, а отец Мартирий был возведен в сан архимандрита.

Особую всестороннюю поддержку устроению святой обители оказал Кавказский наместник Великий князь Михаил Николаевич Романов.

На территории современного Монастыря поставлен его бюст.

До настоящего времени практически в первозданном виде сохранился лишь один храм – Свято-Троицкий, построенный в 1902 г. из больших блоков известняка на покатом склоне плато Физиабго.

Поблизости от монастыря и даже под его нынешней территорий есть подземный комплекс. Туда нет доступа все желающим, но про него рассказывают гиды и местные жители. Он был создан в 50 метрах непосредственно под плато, на котором располагается обитель. Тропа к нему ответвляется на полпути от дороги, ведущей к горе Физиабго, и круто спускается к ущелью реки Фарс. Происхождение этого комплекса опутало всяческими загадочными историями. Дескать, его в 1880-х гг. создали несколько старцев «во искупление своих прегрешений». Но есть мнение, что эти пещеры были созданы значительно раньше. И совсем для других целей, хотя, конечно же, и для того чтобы там молиться. Но вопросы безопасности монахов и необходимость сохранения монастырских святынь от лихих людей разного толка, полагаю, были первостепенными. Спелеологи так рассказывают об этих подземельях:

Начинаются они на восточных склонах горы Физиабго. Народная молва донесла до наших дней фантастические рассказы об их протяженности. О том, что они раньше прорезали хребет и гору Физиабго, имели целую систему подземных переходов и соединяли между собой храмы, стоящие на поверхности. Монахи тщательно оберегали свои святыни. У них под землёй находились большая библиотека, иконописная мастерская, хранилище святых мощей.

До наших дней сохранился только один из выходов подземной системы сообщения. Общая протяжённость ходов – около двухсот метров. После входа в подземелье, пройдя по узкому, полутораметровой высоты лазу, попадаешь в большой и просторный зал. Свод зала осыпается, но его купольная часть довольно высокая и прочная. Вправо и влево от входа – узкие ходы, по которым человек может свободно передвигаться в полный рост. Вдоль этих ходов имеются небольшие тупиковые ответвления. По-видимому, это были места для моления, так как в скальном песчаном монолите выбиты прямоугольные углубления для икон.

От подземного зала в восточном направлении отходит ветвь. Она разделяется ещё на два самостоятельных хода, которые заканчиваются песчаными завалами. Кто-то пытался эти подземные ходы расчищать. По ним можно ещё проползти несколько метров. Но везде, где можно пройти, видно, что они имеют продолжение вглубь.

Туристам вовнутрь подземелий хода нет, но – может быть – когда-нибудь здесь будут проведены специальные работы и эти рукотворные пещеры откроют для всех желающих. Имеются рукотворные пещеры и в других местах Адыгеи.

 

ЧЕРКЕССКИЕ САДЫ

 

В горных районах Кавказа активно развивалось и развивается сельское хозяйство. На территории Адыгеи прекрасные альпийские луга, а это – удобные пастбища. Земледелием в Адыгее заниматься гораздо сложнее. Крутые склоны гор, почва несравнимо беднее равнинной. Выращивать зерновые возможно разве что в речных долинах или на более или менее плоских вершинах гор и хребтов.

А вот особых успехов адыги достигли в садоводстве.

Мы были в Адыгее в начале мая. Сады в это время цветут повсеместно. На приусадебных участках, вдоль дорог, у родников, пастбищ – всюду разноцветие. А вот самые невероятные впечатления – цветущие деревья в горах. Как будто здесь были когда-то поселениях с садами, но люди ушли, а деревья остались.

И их много.

Адыги действительно, как пишет в своей книге об Адыгее А. Дубровин «создавали садовые плантации и даже превращали окрестные леса в настоящие «лесосады». В истории они более известны как «Старые черкесские сады».

К середине XIX в. на Северо-Западном Кавказе сады покрывали огромные пространства, протяженностью в десятки квадратных километров. Здесь выращивали множество видов садовых культур: сливы, алычи, айвы, грецкого ореха, орешника (фундука), черешни, каштана, кизила, особенно много было яблонь и груш. На черноморском побережье также разводили и субтропические культуры: хурму, инжир, мушмулу и многие другие плодоносные растения.

Садоводство на Кавказе возникло в глубокой древности и с веками постоянно совершенствовалось. И это неудивительно, ведь по исследованиям ученых-биологов именно он является прародиной основных плодовых культур всей Евразии. Так один зачинатель советской селекционной науки и учитель Николая Ивановича Вавилова – академик Пётр Михайлович Жуковский, десятилетия своей жизни посвятивший изучению многовекового садоводческого наследия адыгов, утверждал, что Кавказ явился «ареной эволюции груши – как дикой, так и культурной». По его мнению, ни древность народов Греции, ни её естественные грушевые ресурсы, ни опыт населения не могут идти даже в отдаленное сравнение с таковыми на Кавказе...

У адыгов есть древняя легенда. Земледелием и садоводством начал заниматься на их земле странствующий герой. Он научил людей сеять хлеб, выращивать виноград и превращать дикие деревья в домашние, плодоносные. Египтяне называли его Осирисом, греки – Дионисом, римляне – Вакхом. Адыги и некоторые другие кавказские народы называют его Созерис. Кавказ не раз упоминался в античных мифах, особенно  в связи с разведениями садов и основами земледелия. Кавказские народы первыми стали выращивать в своих садах многие дикие плодовые деревья и сумели вывести культурные сорта, отвечающие определённым качествам. Например, когда-то айва являлась эндемиком Кавказа. Местное население одомашнило её дикого сородича, превратив в садоводческую культуру. Далее айва попала в Малую Азию в ту эпоху, когда там существовала хеттская конфедерация (то есть во II тысячелетии до н.э.). Позднейшие государства приэгейской части Малой Азии (Лидия, Кария) оценили айву и здесь ей заинтересовались древние греки. Они называли её «золотым» или «Сидонским яблоком» и считали символом красоты, любви и плодородия. Есть мнение, что в знаменитом древнегреческом мифе о «яблоке раздора», которое богиня зависти и ссоры Эрида подкинула Гере, Афине и Афродите, было вовсе не яблоко, а айва. Из Греции айва попала к римлянам, и Плиний уже описывал шесть сортов айвы. Сливу тоже вывели на Кавказе. В диком виде она не встречается и явно является искусственно выведенной культурой. Она стала результатом гибридного скрещивания алычи и терна. Не исключено, что на Кавказе вывели и черешню. Греки называют её «керазия». А адыги «чэрэз» (на шапсугском диалекте – «керэз»). Терна сейчас в Адыгее невероятно много.

Плодовые растения адыгейских (черкесских) сортов отличаются рядом особых качеств: мощным ростом, стойкостью перед болезнями и вредителями, долголетием, максимально приспособленностью к местным природно-климатическим особенностям и, самое главное – исключительно высокой урожайностью. За многие столетия адыги создали чрезвычайно разнообразную сортовую структуру, обеспечивавшую местное население фруктами почти весь год. Сбор урожая ранних культур начинался в мае, а поздних заканчивался в декабре.

В черкесских садах выращивался виноград, из которого в первую очередь делали вино. Эту традицию не искоренили даже с распространением среди адыгов ислама, который, как известно, вина не приветствует. Адыги не закладывали традиционных виноградников, а пускали лозу по дереву (ольхи, шелковицы, реже по фруктовым деревьям). Этот способ возделывания берёг теплолюбивое растение от нередких на Кавказе заморозков и позволял достичь максимальных урожаев с наименьших площадей.

Черкесские сады были разнообразны, в них высаживались различные плодовых деревья и кустарники, выращивались овощи и ягоды. Адыги издавна занимались селекцией, прививали и отбирали растения с необходимыми качествами. Обычно на дикорастущее дерево прививались почки или ветки культурных растений. В результате получалось растение, с одной стороны устойчивое к погодным условиям и вредителям, а с другой – имеющее плоды с необходимыми качествами. Прививали регулярно, выводили новые сорта с уникальными свойствами. Адыги широко использовали обрезку для прореживания загущенной кроны, а также для омоложения растений. Но у адыгов было не принято обрезать крону деревьев исключительно для придания определенной формы деревьям.

«Практически каждый адыг владел агрономическим искусством, знания о котором передавались из поколения в поколение, и закреплялись в народных традициях, – пишет А.Дубровин. – У шапсугов существовал обычай, в соответствии с которым каждый житель аула должен был весной побывать в лесу и привить к дикорастущему плодовому дереву хотя бы один черенок из своего сада. Иной из горцев оставлял после себя по окрестным лесам до нескольких сотен привитых деревьев. В ауле Агуй ходят легенды об одном человеке, который оставил после себя в лесу около 300 привитых деревьев».

Графиня Уварова описала другую традицию. Все престарелые люди, которые уже не могли больше работать, должны были сделать известное число прищепов на фруктовых деревьях. В целом, как отмечали дореволюционные российские этнографы, во многих адыгских селениях никто не смел даже подумать о том, чтобы во время сезона прививки деревьев пойти в лес, не прихватив с собой привоя какой-нибудь садовой культуры.

Это традицию объяснить не трудно. Черкесские лесосады были очень важны и попросту необходимы во время неурожаев и войн. Ведь они в наименьшей степени зависят от погодных условий и практически всегда давали богатый урожай. Кроме того, за ними не требовался постоянный уход, что особенно важно во время активных боевых действий.

Адыги считают священным деревом каштан. Для многих горных народов он являлся вполне альтернативной заменой зерновых культур. Из его плодов мололи муку и пекли хлеб. Большую часть плодов адыги использовали в свежем виде, но многое шло в переработку. Из свежих фруктов делали компоты, пастилу, бекмес, различные спиртные напитки (вино, водку и спирт). Из сливы, яблони, груши, персиков и других плодов получали сухофрукты и в дальнейшем использовали для приготовления взвара, плова и некоторых других блюд. Из сушёных груш делали муку для выпечки традиционных сладких лепешек. Орехи каштана, орешника и грецкого ореха ели сушёными, вареными и жареными. И муку из них тоже делали.

Такое внимание садоводству адыги уделяли не только из практической необходимости, но и – это, пожалуй, в первую очередь –  это связано с сакральными верованиями. В мифологической картине мира адыгов ключевое место занимало «древо жизни». Кроме того, в христианстве и исламе сад символизирует Рай, как Земной, так и Небесный и в многовековых трудах адыгов по украшению своей земли многочисленными садами можно видеть проявление извечной мечты человечества о возвращении на землю некогда утраченного Рая. У адыгов есть легенда. Так в стародавние времена садоводством и земледелием занимались невольники. Земля и так изобиловала яблоками, грушами, орехами, алычой и другими плодами. Но однажды один джигит погиб в неравном бою с врагом, а его душу вопреки воинским заслугам, Бог отправил в ад. Там ему пришлось голодать, хотя ему было видно из бездны, как люди в раю разводили сады и вдоволь вкушали сочные плоды. Он и другие грешники только мечтали о том, чтобы попробовать эти фрукты. Однажды он в сердцах сказал, что если бы он смог вернуться на землю, то непременно призвал бы свой народ разводить сады. Услышал Всевышний его стенания и вернул на землю. Ожившего человека народ причислил к лику святых, и все стали беспрекословно выполнять его указания. Прежде всего, он объявил садоводство священным делом, сказав, что каждый мужчина должен за свою жизнь посадить пятьдесят деревьев. И только тогда он может попасть в рай. На Кавказе был широко распространен культ священных рощ. Адыги совершали в них жертвоприношения и молитвы. Под деревьями они скрепляли свои обещания нерушимой клятвой. В священных рощах собирались и народные собрания. В садах адыги любили отстраняться о повседневности и размышлять о вечном.

Примечательны и некоторые религиозные обряды. «Так, символом родоначальника земледелия – Созириса служил ствол грушевого и боярышникового дерева (вероятно, образа «древа мирового»), украшенного зажжёнными свечами, символизирующими светила. При этом произносилась молитва: «Созерис, благодарим тебя за урожай нынешнего лета, молим тебя даровать и в будущие годы обильную жатву. Молим тебя, Созерис, охранять наши хлеба от кражи, наш амбар от пожара».

Торжества в честь Созериса справляли в конце декабря. То есть в то же самое время когда древние греки и римляне праздновали «Мистерии Диониса», призванные поддержать и восстановить жизненные силы растений. Этот праздник синхронен с днем зимнего солнцестояния и христианским праздником Рождества. А как известно современным символом этого праздника является наряженная ель – аналог «священного дерева».

Со священными рощами связано множество местных легенд и преданий.

По одной из них, около поселка Хаджох некогда жил очень богатый и влиятельный князь, имевший единственную дочь Шхагуаше. Красота её была известна по всему Кавказу. Как только пришло время выдавать её замуж, отец бросил клич по всей окрестности, созывая всю молодежь на трехдневный пир, на котором должен был найти для своей дочери достойного жениха. На празднике организовали традиционные соревнования в верховой езде – джигитовке, где в полной мере проявлялся характер и удаль смельчаков. Внимательно осматривая гостей, Шхагуаше заметила одного бедного пастуха, поразительной красоты, но пришедшего сюда из любопытства. Красавец-пастух приглянулся ей.  Но отец разгневался, узнав о её выборе. В бешенстве он приказал принести бурдюк и зашить в него пастуха со своей дочерью. Несчастных бросили в бушующую реку. К счастью, их прибило к левому берегу реки, напротив современного города Белореченск. Освободившись из бурдюка, молодые люди вышли на берег.

Прошло много лет. Отец Шхагуаше сильно заболел, и лучшие лекари не могли ему помочь. Единственным средством для его выздоровления было оленье молоко. Чтобы отыскать редкий напиток во все концы Кавказа были разосланы гонцы. Некоторые из них заехали в лес, где жили изгнанные влюблённые, успевшие к тому времени обзавестись прекрасными детьми. Княжеские слуги рассказали им о болезни князя и необходимости добыть оленье молоко. Шхагуаше узнала, что речь идет об ее отце. Подоив самку ручного оленя и наполнив сосуд, она завязала его в платок, подаренный отцом во время последнего пира. Посланцы вернулись к своему господину. Взглянув на далекий подарок, старик узнал платок, и, расспросив слуг, понял, что его дочь жива. После выздоровления он отправился в тот далекий лес, где жила Шхагуаше, и остался жить  в её семье.

В счастливом спасении молодых людей, в их богоугодной жизни и в случае, когда в самые дремучие леса переселился всеми уважаемый князь, местные жители видели вмешательство провидения. Этот лес был признан священным, а великую реку назвали в честь княжеской дочери Шхагуаше. Сегодня эта река называется Белая. Эта легенда является одной из самых знаменитых в адыгском фольклоре.

После Кавказской войны черкесские сады пришли в запустение. Тем не менее, традиция садоводства глубоко укоренилась на кавказской земле, сохранились и многие агрономические традиции. Русские поселенцы при заложении станиц, сел и поселков также считали важным разводить фруктовые сады, и, конечно же, используя опыт адыгов. В 1930 х гг. известный академик Иван Владимирович Мичурин, написал статью «Черкесские сады ждут своих селекционеров». Он считал, что старинные сады и дикие заросли плодово-ягодных растений Адыгеи являются ценнейшим исходным материалом для селекционеров Кавказа. Тогда же в Майкопском районе было организовано несколько опытных станций и участков Всесоюзного института растениеводства, где работали выдающиеся советские ученые.

В 1979 г. на одном из хребтов заложены 20 га самого северного чая в мире. Хотя первые черенки чаянных кустов в предгорьях Адыгеи были посажены еще в 1938 г.

И сегодня сады в Адыгее любимы и обустроены.  Особое внимание уделяется возрождению древних обычаев. Особенно важно, что до сегодняшнего дня сохранились и изначальные «Старинные черкесские сады», посаженные несколько столетий назад. Сегодня их можно встретить во многих местах предгорной Адыгеи. Их можно легко отличить по обилию могучих плодоносных деревьев с короновидной кроной, некоторые из них обвиты толстенными лозами винограда.

Но мы не встретили их, а вот одинокостоящие цветущие плодовые деревья как остатки некогда больших садов радовали глаз.

 

ДОЛЬМЕНЫ

 

Самой знаменитой исторической достопримечательностью Адыгеи являются дольмены – древнейшие мегалитические сооружения эпохи бронзового века. Подобные каменные сооружения распространены на огромной территории, но наибольшая концентрация дольменов находится именно на Кавказе, где они встречаются в предгорных районах Краснодарского края, Адыгеи и в Абхазии.

Слово «дольмен» имеет европейское происхождение и в переводе с кельтского (нижне-бретонского) языка означает «каменный стол». В Европе дольмены, действительно чаще всего сооружены в виде больших каменных столов, где огромная плита установлена на большие опоры преимущественно в горизонтальном положении. На Западном Кавказе дольмены имеют более сложные формы и скорее похожи на каменные дома.

Местные народы, и в том числе адыги, давно это приметили. Адыги издревле называли дольмены «испун» («испыун», «спыун»), что значит «дома для жизни в загробном мире»; абхазы говорили «псаун» – «дом души, душа человека» или «адамра», «ахатгун» – «погребальные дома»; мингрелы – «мдишкуде» «дома великанов». Русские поселенцы и казаки в XIX в. назвали их «богатырскими» или «дидовыми хатками».

Систематическое изучение дольменов началось во второй половине XIX в. И с тех пор не прекращаются споры об их истории, значении и назначении. И интерес учёных к этим загадочным монументам древности не ослабевает и сегодня. Их изучению посвящены труды многих выдающихся исследователей.

Всего на Западном Кавказе сегодня известно от двух с половиной до трёх тысяч этих мегалитических построек. Как пишут исследователи, в целом виде их сохранилось не более 20 %, а подробно исследовано всего около 6 %. Чаще всего дольмены расположены группами по 10-12 сооружений. Однако известны и отдельные дольмены, и целые города-некрополи (дольменные поля). В Адыгее наиболее крупные комплексы находятся на территории Майкопского района: на Богатырской поляне (более 300), Дегуакской долине (более 200), Кожжохская группа (около 120), а также дольмены на Цербелевых полянах (более 20) и Сахрайско-Даховской долине (в совокупности более 50).

Большинство дольменов сооружено на ровных площадках, на вершинах (нередко искусственно насыпанных), солнечных склонах хребтов или на речных террасах. В основном они встречаются на высотах в 250-400 м (максимум до 1300 м). Многие дольмены ориентированы вниз по солнечному склону. По наблюдениям учёных при особых условиях местности дольмены иногда направлялись на определенный освещенный солнцем участок на противоположном хребте. Кроме того, отмечена ориентация на конкретные астрономически значимые точки на горизонте. Но это не правило, а отдельные случаи.

Дольмены в Адыгее очень разные по форме. В основном они представляют собой закрытые каменные ящики, напоминающие небольшие домики. В передней поперечной (фасадной, портальной) плите, как правило, находится отверстие, закрываемое каменной пробкой (втулкой). Иногда производилась имитация втулки. Боковые стены и крыша могут выступать вперед портала или фасада, образуя портальную нишу, которая перекрывалась общей крышей или имела перекрытие из отдельной плиты. Плиты иногда соединялись в паз и посредством желобков. Нередко строителям удавалось достичь такой тщательной подгонки плит, что между ними отсутствуют зазоры.

Сложность построек варьируется от примитивных сооружений в виде домиков, собранных из слабо обработанных обломков плит до сложных многогранных построек из тщательно обтесанных блоков. На сегодняшний день исследователи выделяют четыре основных типа конструкций дольменов: плиточные, составные, корытообразные и монолитные. Но в пределах одного комплекса могут быть дольмены разного типа. Почему? Ученые спорят, но самый простой ответ состоит в том, что различия типов и форм дольменов определялись как свойствами горных пород, уровнем строительства, так и особенностями верований местного населения.

Напомню, что все-таки дольмены очень разные. Несмотря на наличие общих черт, все дольмены по-своему уникальны. Плиточные дольмены бывают квадратными, трапециевидными и прямоугольными. Составные могут быть еще округлыми или полностью круглыми. У плиточных дольменов боковые плиты могут выступать далеко вперёд.

Плита козырька может лежать выше основного перекрытия. Получается так называемый «летящий фасад». В очень многих случаях у дольмена фасад или портал оформлен приставными боковыми плитами со своим отдельным перекрытием. Это уже собственно «портальные дольмены». Часто перекрытие их портала выше основного. Иногда боковые плиты дольмена подпирают контрфорсы из плит, поставленных под углом, или крупных камней. Для укрепления дольменов их устанавливали на специальный фундамент – «пяточные камни».

Весьма разнообразны формы отверстий на фасаде дольменов. Чаще всего они имеют круглые, но также бывают овальные, аркообразные, подтреугольные и квадратные. Соответственно им подбирались и формы каменных втулок, которые тоже со временем менялись. Первоначально они имели вид простых цилиндрообразных пробок, но со временем приобрели шляпку. Известны дольмены и без сквозных отверстий в фасаде дольмена, так называемые «ложнопортальные» дольмены: в этом случае отверстие имелось сзади или сбоку. Самый редкий вид – монолитные дольмены отличаются лишь тем, что были без съёмной крыши.

У учёных до сих пор нет абсолютно точных представлений о том, какие именно типы дольменов появились раньше, а какие позднее.

Во время строительства дольменов определенным образом обустраивались прилегающая местность. Они нередко устанавливался на вершине искусственной насыпи или наоборот, над ними насыпался курган. Часто территория перед фасадом дольмена оформлялась как своеобразный дворик. Это были разного рода мощеные площадки, иногда даже окруженные стенами из крупных плит. Высота такой стены может достигать уровня крыши самого дольмена. Иногда дольмен окружает круг из врытых в землю камней.

Многие дольмены украшены гравированным и даже выпуклым орнаментом, созданном как на наружных стенах, так и во внутренней камере. Распространенным типом орнамента являются зигзаги, кресты.

Украшались и каменные пробки.

На крышах дольменов иногда находят многочисленные небольшие чашеобразные углубления или лунки, разбросанные по поверхности хаотично или образующие короткие ряды и круги с крестами внутри.

Кроме того, древние строители довольно часто использовали естественные особенности строительного материала. Так, для построек дольменов могли целенаправленно выбирать камень, имеющий необычную поверхность.

Известны и более сложные изобразительные средства. На дольменах и окружающих их мегалитах находят петроглифические рисунки. На некоторых дольменах были обнаружены следы красочной росписи.

Дольмены являются одними из самых загадочных сооружений прошлого, и никто из специалистов не может с уверенностью сказать, что он разгадал их тайну. Предположений и аргументировано обоснованных версий много.

Наш гид-проводник настаивал на том, что в дольменах никогда никого не хоронили. Но слова – словами. А многие исследователи считает иначе. С большой долей уверенности можно сказать, что основной функцией дольменов является всё же погребальная. При этом у строителей дольменов существовало несколько типов захоронений. Предполагается, что наиболее ранние погребения были одиночными, в редких случаях – парными. Покойников укладывали в скорченном (утробном) или сидячем положении. Основная же часть плиточных дольменов содержит останки множества погребённых. Некоторые исследователи считают, что в таких случаях усопших усаживали по углам и в центре сооружений. Но в плиточных дольменах трапециевидной формы и сооружениях других типов встречаются следы вторичных захоронений. В таких случаях дольмены выступали хранилищами костей и «душ умерших членов большой семьи». Вероятно, смена погребального обряда связана с изменениями в идеологических представлениях о загробном мире и о мире духов.

По мнению учёных, предполагаемая эволюция типа захоронения выглядит следующим образом. В первых дольменах тела усопших клали поодиночке в скорченном состоянии, при этом их обильно посыпали охрой. В период «расцвета» дольменной культуры стали преобладать захоронения с «сидящими» покойниками. В «поздний» период частой практикой стал обряд вторичных захоронений.

Следует заметить, что в дольмены хоронили не всех членов общества. Сюда помещались лишь тела наиболее важных лиц. Рядовых соплеменников погребали в пещерах или под открытым небом в простых грунтовых ямах, лишь слегка обложенных камнями.

Во всех случаях ритуал сопровождался приложением различных предметов: орудиями труда, оружием, украшениями, предметами быта. Исследователями были обнаружены изделия из камня, металла, кости, рога и керамики. Помимо прочего в дольменах встречаются отдельные части скелетов животных.

О ритуальном значении дольменов свидетельствует их форма и изображенные на них орнаменты. В целом ученые выявили, что в них взаимосвязано отражены основные культы древности: загробный, плодородия, огня.

По мнению древних людей, храня в себе останки умерших предков, дольмены оказывали магическое влияние на будущий достаток новых поколений. Этой ритуальной идее соответствовали и мотивы орнаментов, украшающих различные части дольменов.

Некоторые исследователи небезосновательно роднят кавказские дольмены с древнеегипетскими пирамидами. Весьма велика вероятность близости культовых представлений. Так, древние египтяне верили, что их фараон считается «магическим сосредоточением производительных сил природы», он ответственен за хороший урожай, обильный приплод скота, за «плодородие женщин племени». Умерший фараон, при наличии царствующего наследника, продолжал обеспечивать благоденствие живущим, в том числе и «счастливое царствование» новому фараону. Возможно, останки родоплеменных вождей, хранящиеся в дольменах, должны были аналогичным образом помогать живущим людям.

Дольмены, являясь гробницами, выполняли и роль святилищ. Об этом свидетельствуют наличие во многих постройках специальных ступообразных углублений – жертвенников. Некоторые дольменные постройки были явно рассчитаны на посещение их значительным количеством людей. Многие из них содержат «дворики», в которых совершались церемонии.

Многие элементы обрядов, связанных с дольменами, сохранялись на протяжении тысячелетий. У многих народов мира существуют ритуалы заботы об умерших, чтобы «покойники не голодали на том свете». Подобная традиция просматривается и в христианстве, когда в «родительский день» принято приносить приношение на могилы усопших.

Загадка дольменов заключается не только в особенностях их использования, но и их создания. Современных людей поражает массивность и, в тоже время, филигранность этих древних сооружений. Во многих из них каменные плиты подогнаны столь чётко, что между ними невозможно просунуть даже лезвие тонкого ножа. Детальное исследование самих дольменов и археологические раскопки позволили воспроизвести многие приемы их строительства.

Практически все дольмены сооружались из местного камня. Места добычи камня обычно удалены не более чем на несколько километров от мест построек. Массивные корытообразные и монолитные дольмены, сооружались на месте обнаружения подходящих валунов.

Основным строительным материалом являлись относительно мягкие горные породы, такие как известняки, песчаники и сланцы. Обычно постройки сооружались из одного вида камня, но нередко использовалось сочетание различных материалов. Важно отметить, что строители дольменов знали о многих свойствах различных материалов. Так им было известно, что свежедобытый известняк и песчаник содержат много влаги, а потому значительно мягче вылежавшихся на воздухе.

На территории Адыгеи находятся одни из самых крупных и разнообразных дольменных комплексов, но, к сожалению, практически все дольмены на сегодняшний день находятся в разрушенном или в очень плохом состоянии.

Краткая поездка не дает, конечно же, подробного представления о состоянии большинства дольменов. Но те, что мы видели – чрезвычайно грустное зрелище. Правда, стоят указатели на дольменные группы и отдельные сооружения и даже табличке, где сказано, что это памятники и их нельзя разрушать. Но время и люди – чаще всего – делают свое дело.

 

ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ ХХ ВЕКА

 

Именно индустриальные сооружения Адыгеи, как это ни странно, произвели лично на меня сильное впечатление. Первое, что бросилось в глаза – Майкопская ГЭС, затем переоборудованные печи в районе Хаджоха показались невероятно интересными, ну и далее – карьеры, шахты, многочисленные узкоколейки.

Адыгея не может похвастаться промышленными гигантами, а то, что осталось от советской эпохи – находится в основном в запустении. Речь, конечно же, идёт не о Майкопской ГЭС, я имею в виду большинство шахт, штолен и узкоколеек.  

К индустриальным сооружениям можно отнести и старинный каменный мост через реку Дах, который находится у северной окраины станицы Даховской. Мост был открыт в 1916г. Главными строителями моста были ссыльные казаки 2-го Урупского казачьего полка. Им помогала местная церковь и станичники.

Несмотря на активную эксплуатацию, мост сохранился до наших дней в практически первозданном виде. В советское время по нему регулярно ходили многотонные груженые лесовозы, а также ездили танки. Секрет его монолитности кроется в особом способе кладки и составе скрепляющего камни песчаного известково-молочного раствора. Его крепкую основу, быстрое схватывание с каменными фрагментами и водонепроницаемость обеспечивали яичные белки. Из-за этого нередко мост именуют «Яичным». Хотя местные жители нередко называют его «Екатерининским», утверждая, что он был построен во времена императрицы Екатерины Великой, даровавшей в 1792 г. черноморским казакам Прикубанские земли.

Мост построен довольно длинным и относительно приземленным с двумя мощными опорами, находящимися в воде. Три его арочных пролёта сооружены в традициях древнеримских виадуков. Основу составляют каменные монолиты-блоки больших размеров, дополненные в конструкции более мелкими камнями. Некогда на мосту имелись металлические перила.

Сегодня проезд для автотранспорта по мосту закрыт, и он стал популярной достопримечательностью. Не менее интересен железнодорожный мост в поселке Хаджох. Он был построен в 1930 г. во время прокладки железнодорожной ветки. Мост строили всем миром. Каждый местный житель должен был привезти кубометр камня и кубометр песка. Мост состоит из двух высоких опор, сооруженных из каменной кладки, и железных ферм с железнодорожным полотном. Внимание привлекает фермы полукруглых форм, сужающиеся частью вниз. Можно подумать, что пролёт моста сооружен вверх ногами. Под мостом находится «Долина (или «кладбище») аммонитов», где можно найти большое количество окаменелых остатков морских обитателей древнего океана Тетис. Кроме того, здесь есть многочисленные выходы целебных сероводородных источников.

Ну а о комплексе Хаджохского карьера надо сказать особо. Когда-то здесь работало немалое по местным меркам горнопромышленное предприятие, где добывали известняк, селенит, желто-белый гипс и небольшие кристаллы кальцита. С западной стороны карьера у самой автодороги работали печи по обжигу извести. Сырьё к ним привозили на вагонетках по специальной узкоколейной железной дороге. Добыча минералов производилась при помощи взрывчатки, и в определённый момент возникла угроза обвала огромной каменной стены, которая могла завалить автодорогу и все русло реки Белой, а также повредить расположенные в близлежащих скалах уникальные памятники археологии. Поэтому в конце XX в. карьер и печи закрыли.

Но кое-какие работы, тем не менее, тут ведутся. Огромные кучи щебёнки почти что примыкают в к жилым домам в Хаджохе с одной стороны, что, конечно же, и пугает и огорчает одновременно. Самосвалы туда подходят, экскаваторы перемещаются и, понятно же, не для развлечения. Так что от большого индустриального объекта осталось лишь небольшое предприятие, перерабатывающее сырье, которое доставляют с других карьеров хребта Уна-коз.

После прекращения работы карьер показывают туристам. К нему от дороги ведет тропинка, а можно зайти сверху, так обычно и поступают опытные гиды. Вид со всех сторон впечатляющий, даже не знаю, откуда интереснее смотреть – сверху или снизу. На дне карьера со временем из родниковых ключей образовалось озеро. Красоты я в нём не увидела, хотя местные краеведы пишут, что «За неповторимую красоту, а также розовые отблески от залегающего селенита местные жители назвали его «Красным». Вода в нем чистая и холодная даже в самые знойные летние дни». Вот с чем я согласна, так это с тем, что растительность покрыла известковые террасы, что придало местности экзотический вид. Еще бы туристы мусор тут не оставляли! Или хотя бы его убирали регулярно. Сей факт невероятно огорчает!

А вот старинные печи закрыли и стилизовали под средневековый замок. Красотища! Очень впечатляет, Вокруг роятся продавцы туристических безделушек.

Рядом с карьером и печами проходит популярный маршрут по Мишокскому ущелье, находится древняя крепость, стоянка первобытного человека и популярный экстрим-парк.

Помимо осадочных пород горная часть Адыгеи богата и другими различными природными ресурсами. Здесь есть многие поделочные, полудрагоценные и технические минералы: яшма, змеевик, хризопраз, нефрит, флюорит, лиственит, горный хрусталь, киноварь, кварциты, исландский шпат, барит, уран, медь, золото, каменный уголь, нефть, газ и многие другие.

Подобные богатства незамеченными не остались. С приходом советской власти здесь началась активная геологоразведочная деятельность. Пробурили сотни скважин, нарыли много десятков шахт и штолен. Повсеместно проложили узкоколейки, по которым  было удобно и передвигаться, и поставлять грузы. Быстро и дешево. Но промышленную разработку местных месторождений сочли нецелесообразной. По различным причинам они закрылись. Но шахты и штольни никуда не делись. Вот сюда-то и устремились тысячи туристов-диггеров и геологи-любители.

Самыми  известными являются штольни Сюкского ущелья, расположенного между станицей Даховская и селом Хамышки. В начале 1960-х гг. здесь открыли Белореченское месторождение, которое на первом этапе разведывалось как ураново-никелевое. Начались работы, возник поселок, получивший в условиях холодной войны конспиративное наименование «Никель», хотя первым делом искали стратегически важный уран. Вскоре выяснилось, что содержания искомых металлов в руде минимальное, а, значит, оно не подходит для промышленной разработки. В 1970-х гг. геологи обнаружили тут барит и переключились на его разработку, но запасы и этих руд оказались незначительны. В это же время в Советском Союзе были обнаружены более удобные и перспективные месторождения этих минералов, а потому работы свернули, добычу минералов прекратили и штольни законсервировали.

В настоящее время от геологического поселка сохранилось только название. Но бесхозными никакие «дырки» в земле оставаться долго не могут. Тут же появились любители экстремальных исследований различных пространств. Места тут опасные, а потому пришлось правительству Адыгеи принимать меры. На сегодняшний день комплекс «Штольни Никеля» включает около 20-ти шахт, хотя по некоторым данным в этом районе до 50 различных геолого-разведочных раскопов. Входы в некоторые из них когда-то были взорваны или просто осыпались от времени. Те, кто в штольни спускался, уверяют, что их стены покрыты удивительно красивыми и разнообразными узорами минералов. Здесь есть и отдельные залы, сплошь покрытые кристаллическими минералами: особенно много кварцитов и баритов. Можно найти друзы флюорита и горного хрусталя, а также гранат, пирит и многие другие интересные камни. Даже в отвалах горных пород были обнаружены красивые кристаллы, пополнившие многие музеи нашей страны.

Не менее интересными индустриальными достопримечательностями горной Адыгеи являются заброшенные узкоколейные железные дороги. Их строили в основном в 1930-1950-х гг. Работали тут и энтузиасты, и заключенные, а во время и после Великой Отечественной войны и пленные немцы. Узкоколейки активно использовались для перевозки древесины, руды и стройматериалов. В некоторых районах они долгое время являлись единственными путями сообщения между населёнными пунктами.

Наиболее знаменитая узкоколейная дорога вела из поселка Мезмай в село Хамышки и поселок Гузерипль. Она проходила вдоль долины реки Курджипс, Сухой Балки и далее по хребту Инженерный к горе Казачья, долине реки Липовая. Узкоколейная дорога также соединяла Сюкские штольни с поселком Никель. На сегодняшний день о некогда разветвленной сети дорог напоминают оставшиеся шпалы рельсы и другие элементы инфраструктуры. В некоторых ущельях даже остались съехавшие с путей локомобили и вагонетки.

А вот по Гуамскому ущелью на небольшом участке километра в полтора пыхтит и тужится нечто, похожее на поезд с двумя вагонами. Курсирует он туда-сюда и перевозит туристов. После 17.00 туристы перестают ждать это чудо железнодорожной техники и прекрасно идут по шпалам на «своих двоих».

Одним из самых примечательных индустриальных памятников Адыгеи является активно работающая и сегодня Майкопская гидроэлектростанция. Она сооружена на реке Белой, на северной окраине Майкопа. Её строительство началось еще в годы Великой Отечественной войны практически сразу после освобождения Кавказа. В марте 1944 г. как народная стройка, на одном энтузиазме, и без каких-либо технических, рабочих проектов и смет, на общественном воскреснике началось строительство главной электростанции Майкопа. Место её расположения было утверждено заместителем народного комиссара электростанций Б.Е. Веденеевым. Первые полтора года главной рабочей силой на объекте были женщины и старики – практически все взрослые мужчины еще воевали. Не было не то, чтобы специальной, самой обыкновенной техники. Поэтому первый объект сооружения – деривационный канал копали вручную.

Проект главной электростанции региона рождался прямо на стройплощадке, с учётом местных условий. Именно поэтому были найдены и применены разные технические решения, впоследствии полностью себя оправдавшие. 23 июня 1950 г. осуществили пробный пуск первого агрегата, а 5 ноября 1951 г. электростанция была введена в эксплуатацию. О значении Майкопской ГЭС, полагаю, говорить не стоит, это итак ясно. Помимо всего прочего, она значительно обезопасила долину реки от мощных паводковых наводнений. Наиболее примечательной частью ГЭС является дамба с водозаборным сооружением. Над ней возвышаются четыре грибообразные башенки, соединенные в верхней части общей платформой. Здесь установлены механизмы, регулирующие водосброс. Здание выполнено в стиле сталинского ампира с ярко выраженными элементами неоклассицизма. На южной башне выложена дата строительства электростанции. Работники электростанции бережно относятся к объекту и во время ремонтов регулярно обновляют покраску башен, подчеркивающую её привлекательный архитектурный вид.

В состав ГЭС также входят насыпная земляная плотина высотой 16 м, деривационный канал почти полуторакилометровой длины, напорный бассейн, напорный узел, напорные водоводы, отводящий канал и непосредственно главное здание ГЭС. Перед плотиной на реке образовано небольшое водохранилище. Вода, выбрасываемая по консольному водосбросу дамбы и отводному каналу, попадая в русло реки, образует красивые водопады и пороги, привлекающие множество отдыхающих. У въезда на дамбу с северной стороны установлен памятник защитнику нашей родины в годы Великой Отечественной войны.

 

О ПАМЯТИ НАРОДНОЙ

 

Говорить о том, что значит для нашей страны Великая Отечественная война, необходимо постоянно. Чем больше проходит времени с момента ее окончания, тем тише становится боль утрат. Уходят поколения ветеранов и вдов. Молодежь воспринимает войну как нечто очень далекое. В каждом населённом пункте России имеются памятники, посвящённые героям и жертвам тех трагических событий. Адыгея – не исключение. Но для меня стало открытием, насколько грандиозные бои проходили на этой совсем не большой по меркам нашей страны территории.  

Про битву за Кавказ мы помним со времен средней школы. Но именно на территории Адыгеи разворачивались значимые бои этого грандиозного сражения. Немцы стремились завладеть исключительно важными Майкопскими, Грозненскими и Бакинскими нефтеносными промыслами, а также окружить крупную группировку наших войск в районе Туапсе и через горные перевалы прорваться в Закавказье. Для выполнения поставленной цели были отправлены в этот регион отборные войска, в том числе легендарные горные дивизии «Эдельвейс» и «Белая лилия».

Есть мнение, что немцы шли по горам Кавказа почти без поражений и были вынуждены отступить с Кавказа лишь после битвы под Сталинградом. Но это совсем не так. Одними из свидетельств тому являются бои в горной Адыгее.

Стратегически важным регионом Северо-Западного Кавказа являлась долина реки Белой. Здесь пролегал путь, соединяющий степные районы Кубани с черноморским побережьем. Благодаря значительному перевесу сил, а также используя особенности местности, немцам удалось за довольно короткие сроки овладеть Майкопом и близлежащими предгорными долинами.

Войдя в горные районы, немецкие войска остановились для перегруппировки. В долину реки Белая в качестве передового отряда была выдвинута немецкая боевая группа Иордана, усиленная 97-м самокатным батальоном. За ними в станицы Абадзехскую, Даховскую и в Хаджох последовал 207-й немецкий егерский полк под командованием полковника Отте. Задачи по охранению тылов горных корпусов были поручены танковым полкам дивизии СС «Викинг», полку СС «Вестланд», где служили добровольцы из Нидерландов, Бельгии и Люксембурга, а также румынским, венгерским, словацким и другим подразделениям. Немецкий штаб был размещен в поселке Каменномостском.

После перегруппировки войск в середине августа немцы несколькими отрядами выдвинулись в горы. Первый отряд в конном строю вышел от поселка Хамышки на плато Лагонаки, второй на мотоциклах выдвинулся в Гузерипль, где их ждал неприятный сюрприз. В это время в долине Белой не оказалось боеспособных подразделений. Поэтому командование 20-й горнострелковой дивизии Советской армии, которой было поручено защищать Северо-Западный Кавказ, видя реальную угрозу выхода немцев через горные перевалы к морю, предприняло решительные меры защиты. 379-й горнострелковый полк, дислоцировавшийся на черноморском побережье, занял оборону вокруг южных и западных отрогов горы Фишт. Его 3-й роте поручалась важная задача в короткий срок, с полным боекомплектом совершить стокилометровый марш-бросок и не допустить немцев в Гузерипль – важному узловому пункту на пути в горы. Командиром роты был молодой лейтенант Филипп Андреевич Шип.

В любой момент превосходящие силы немцев могли перерезать перевалы на склонах горы Оштен. Чтобы избежать преждевременного столкновения, бойцам 3-й роты пришлось совершить переход преимущественно по нехоженым горным долинам рек Шахе, Березовая и Белая. Путь пролегал в основном по неудобным косогорам, через крутые овраги и ущелья, заросшие густым кустарником и лесом. Передовой отряд добрался до Гузерипля за 4 дня. Что сейчас кажется чем-то невероятным!

Организовав вокруг поселка оборону, передовой отряд 3-й роты выдвинулся навстречу фашистам. Их было решено встретить в узком месте в трех километрах от Гузерипля. Здесь бойцы вырыли окопы, и соорудили из камней и деревьев укрепленные доты. Уже 19 августа появились немецкие части мотопехоты. Они беспрепятственно прошли село Хамышки и двинулись в глубь ущелья по узкой горной дороге, уверенные, что Гузерипль беззащитен.

Наши бойцы подпустили передовой отряд немцев почти вплотную и практически весь его сразу уничтожили. Основные вражеские силы, подтянувшись к месту боя и рассредоточившись вдоль дороги, также попали под сплошной перекрестный огонь. Потеряв более половины наступавшей роты за пятичасовой бой, немцы были вынуждены отступить.

Рота Ф.А. Шипа, усиленная минометным взводом, ночью, под прикрытием темноты, преодолев в полной тишине расстояние в 16 км, неожиданно атаковала Хамышки, и немцам пришлось отходить на 22 км до станицы Даховской. В дальнейшем противник уже больше не проявлял активных действий на этом направлении, а сидел, основательно окопавшись, в Даховской.

После этого отряд Ф.А. Шипа был отозван в состав своей дивизии, оборонявшей Белореченский перевал, на котором они стояли насмерть и не пропустили немецких егерей на южный склон Кавказского хребта.

В знаменательном бою 19 августа 3-я рота потеряла трёх человек. Воинов с почестями похоронили в братской могиле на территории Кавказского заповедника возле дольмена. Таким образом, поселок Гузерипль является единственным населённым пунктом Адыгеи, не попавшим в зону оккупации. Крайне важно, что в критический момент битвы за Кавказ этот узловой пункт, оказавшись фактически в окружении, не оказался в руках  врага. Это значительно ослабило снабжение немецких войск, направляемых на горные перевалы к Черному морю.

Это всего лишь один эпизод из той войны, но он показателен. А самые крупные поражения немцев в горах Западного Кавказа были ещё впереди. Выбивая противника с гор и ущелий, наши части вели наступательные бои до октября 1942 г. Отбросив противника с перевалов Главного Кавказского хребта, советские части вышли на рубеж Даховская, Темнолесское, Нижегородская, Самурская. Дальнейшие боевые действия на этом направлении были прекращены в конце октября, в связи с наступившими в горах морозами и снежными буранами. Таким образом, в горах Адыгеи немцы потерпели крупное поражение еще до начала наступления советских войск под Сталинградом, которое началось более чем через месяц, 19 ноября 1942 г. В январе 1943 г. бои возобновились. Нашим бойцам в условиях тяжелой горной зимы удалось ещё раз разбить легендарных немецких егерей в предгорной зоне и освободить Майкоп и Краснодар. При этом следует заметить, что немцы отчаянно сопротивлялись, стремясь не допустить прорыва своего южного фланга обороны и создав тем самым второй «Большой Кавказский Сталинград».

Многие боевые укрепления времен Битвы за Кавказ сохранились до сих пор. Хорошо заметны каменные брустверы на Фишт-Оштеновском горном массиве. Здесь же установлено множество памятников и памятных досок с описаниями подвигов советских воинов, сумевших защитить нашу Родину. Многие их них находятся на пути популярных туристических маршрутов и каждый год военно-патриотические клубы совершают памятные походы, чтобы отдать должное уважение героям Великой Отечественной войны.

 

ХАДЖОХ

 

Как написано в книге про горную Адыгею, «местечко Хаджох – это крохотный уголок Швейцарии в Республике Адыгея». Это одно из самых известных туристических мест в Адыгее.

В Хаджохе действительно особенный, благодатный и мягкий южный климат. Погода здесь теплая, устойчивая, осадков бывает мало. Он укрыт от юго-западных шквальных ветров, приносящих с ледниковых гор дождь, снег и холод, скально-лесистыми высокими хребтами.

Хаджох – понятие ёмкое, многогранное, но прежде всего это поселок Каменномостский. Летом 1864 года на правом берегу каньона реки Белой поселились первые жители. Это были казаки из Ставропольской губернии и Оренбургского казачьего войска. Они раскорчевывали лес, сажали сады и огороды, разводили домашний скот. Так возник казачий хутор Каменномостский. В местах расположения аулов казакам запрещалось занимать брошенные турлучные мазанки черкесов, и они осваивали новые участки земли.

В годы Кавказской войны он стал центром сопротивления горцев. Именно сюда Шамиль направил своего наиба Мухаммед Амина для организации сопротивления царским войскам. Хаджох превратился в неприступную крепость, которую обороняло 4-тысячное войско мюридов. Именно здесь закончилась затяжная Кавказская война. Хаджох в переводе с черкесского – место старых захоронений, или место проживания уважаемых религиозных лидеров, совершивших поход в Мекку, «хадж».

В вот находящееся поблизости Аминовское ущелье названо в честь наиба Шамиля Мухаммед Амина. Он в период Кавказской войны возглавлял черкесское войско и держал оборону в ущелье от наступавших царских войск. В тот период здесь проходили ожесточённые бои. Аул, стоявший на месте нынешней станицы Абадзехской, несколько раз переходил из рук в руки. А вот аул, располагавшийся на левом берегу реки Белой, ныне поселок Каменномостский, был сильно укреплён и неприступен. Оборону помогала держать и сама природа. Каньон реки Белой невозможно было преодолеть, не попав под черкесскую пулю.

На горе Батарейной, с трех сторон окаймлённой многометровым скальным поясом, черкесы построили крепостной каменный вал и установили пушки. Здесь с высоты птичьего полёта открывается изумительный вид на долину реки Белой. Весь Хаджох как на ладони. Видна и станица Абадзехская. Раньше здесь стояла смотровая вышка, и вечером с неё были видны огни Майкопа.

В книге Ивана Бормотова «Горная Адыгея» я нашла столько восторженных слов о Хаджохе, что непременно их процитирую. Я так красиво выражать свои мысли не умею. А это поселок и окрестности стоят того, чтобы о них говорила так возвышенно.

«А какая величественная, захватывающая дух панорама с высокого скального хребта Азиш-Тау. Безмолвное величие гор, скальное царство Хаджоха, загадочная, дикая, малоисследованная глубина ущелий – всё это у ваших ног. С головокружительной высоты можно часами наблюдать красоту дикой, необузданной природы и необыкновенных гор. Тут все очаровывает: бездонное ультрамариновое небо, хаотическое нагромождение скал, а мрачные глубокие ущелья представляют изумительно насыщенный экзотикой пейзаж. Побывав один раз здесь, вы будете всю жизнь стремиться попасть сюда снова, где особый мир чудесной природы, где вас встречают добрые жители гор, где вам хорошо».

Поселок в основном застроен небольшими домиками, утопающие в зелени деревьев. «Его уютная долина имеет полный спектр оздоровительных факторов горного курорта: минеральные источники, экологически чистый регион, целебный климат, изобилие овощей, ягод и фруктов. А какой здесь воздух! Он особенный, всегда свежий, животворящий, кристально-чистый, целебный, головокружительный и пьянящий. Кто хотя бы раз вдохнет его полной грудью, тот почувствует силу и здоровье, прилив бодрости, свежесть и легкость во всем теле. Он имеет свой таинственный секрет. Природа создала здесь гигантскую воронку из скальных хребтов-куэстов Уна-Коз и Узиш-Тау, которые принимают на себя господствующие ветры, дующие с юго-запада. Воздушное массы, насыщенные озоном в смолистых хвойных заповедных лесах и целебном разнотравье альпийских высокогорных лугов, ежедневно через эту скальную воронку заполняет долину. Горные ветры-фены, перемещаясь по долине то вверх, то вниз, постоянно проветривают и освежают этот очаровательный уголок. Воздух, проходя через тенистое узкое ущелье и скальный каньон реки Белой, охлаждается и поступает в каньон прохладным. Создается поразительный природный эффект. Ущелье и глубокий каньон действуют как  большой природный кондиционер, тонировано подавая охлаждённый, насыщенный и обогащённый кислородом воздух. Постоянно передвигающийся, еле ощутимый охлаждённый поток воздуха не даёт заводиться назойливым насекомым».

Привела длинную цитату специально. Всё-таки это пишет ученый, один из известных местных краеведов. Могу лично подтвердить, что в Хаджохе действительно удивительно чистый воздух. Он и в самом деле особенный. И мы, гуляя по поселку и его окрестностям, не встретили никаких противных насекомых. Не было ни комаров, ни клещей, ни всякой прочей вредности-пакости. Сначала было непонятно, почему так приятно идти по лесным тропинкам! А никто к тебе не приставал – нет никого кровососущего! Когда понимаешь это, становится невероятно комфортно. Мы поначалу списали это на время года. Но я нашла вышеприведенное мнение специалиста и искренне порадовалась и за жителей Хаджоха, и за всех, кто сюда приезжает отдыхать не только весной.

В Хаджох едут в первую очередь ценители природы. Их удивит тут целый комплекс необычайно красивых мест. Восхищает и поражает богатство растительного мира. В лесах много дикорастущих плодовых и ягодных деревьев. Дикая груша, яблоня, черешня, алыча, пришмула сменяются деревьями, дающими плоды сьедобных орехов – каштанов, «чинариков», лещины, посадками редкого «медвежьего» ореха.

В горном лесу наряду с дикорастущими фруктовыми деревьями почти повсеместно встречаются старые черкесские сады и отдельно стоящие вековые груши. Вперемежку с фруктовыми деревьями растут и ягодные: кизил, красный и черный боярышник, калина, а их сменяют кустарниковые: ирга, лавровишня, барбарис, шиповник. Только здесь можно встретить толстые плети дикого наскального винограда, его плоды сладки и терпки, как горный мед. Весь этот фруктово-ягодный рай дополняет изобилие лекарственных, экологически чистых трав, ягод и грибов.

Можно посчитать, сколько в Адыгее водопадов. А можно этого и не делать. Поверьте на слово – их тут много, более сорока. Некоторые из них имеют ласковые названия: Девичьи косы, Шнурочек, Сердце Руфабго. Падающие потоки воды зачаровывают. Как пишет один из краеведов «В них есть такое, что даже при минутном прикосновении к обжигающей прохладой ауре, смешанной с воздухом воды, вызывает неописуемый восторг и радость. У водопадов не бывает грустных людей, здесь забываются все насущные проблемы. Здесь царит атмосфера веселья, улыбок, доброты. Хрустальные струи падающей воды несут энергию, накопленную в таинственных недрах земли, от животворящей силы солнца и ветра, искрящихся ледников и живой теплоты девственных лесов».

Водопадов много не только в окрестностях Хадхожа, но и по всей Адыгее. Они очень разные. В них время от времени залезают особо отважные путешественники. Говорят, ощущения, получаемые в вихре падающей воды, трудноописуемые. «Захватывающие дыхание, обжигающие холодом струи, тугие сбивающие с ног потоки, как тысячи иголок, пронизывают обнажённую спину. В любое время года водопады всегда прекрасны. Летом их прохладная аура пронзается лучами солнца, и тогда переливающаяся радуга играет всеми цветами. Зрелище завораживающее. Весной они многоводны, мутны, их непрерывный грохот слышен издалека. Осенью они тихи, маловодны. Приводопадные заводи-озера инкрустируются опавшей листвой, окрашенной золотой осенью, собирая разноцветные изумительные рисунки зеркального калейдоскопа».

Здесь немало пещер. Мы посетили только одну, Азишскую пещеру, специально оборудованную для визитёров. Красивая подсветка, удобные лестницы, интересный рассказ специального, «пещерного» экскурсовода. Впервые я почувствовала, что в пещере особый воздух. Как после дождя! Дышится так легко и свободно! Почему? Раньше я об этом не задумывалась. Оказывается, в пещерах создается уникальный климат, где нет микробов. Действительно в нем много озона, а потому и чувствуется свежесть. Так странно! Не могу утверждать, что именно такой воздух во всех пещерах мира, но в Азишской дышать было как-то по-особенному легко и приятно.

Ну а про то, что в пещерах фантазия природы не имеет предела в создании чудных кружевных колонных залов, и говорить нечего.

«Трудно понять простому человеку стремление людей проникнуть в загадочный и волшебный мир подземелья, где вечно живая капелька воды ваяет, творит, создает прекрасные шедевры вечности. Просто надо быть увлечённым и одержимым. Любить и ценить каменное чудо, понять всю глубину и неповторимость каждого творения природы, подготовить себя к проникновению в этот загадочный и волшебный мир». Наиболее посещаемых пещер в окрестностях Хаджоха не меньше десяти. Из них самые знаменитые пещеры Духан, Саксофон, Даховская, Глубокая, Сквозная и Тисовая».

Туристы из нашей группы, молодёжь, конечно, во главе с местным гидом Константином, который как горный козёл носился по тропам и всё ему было нипочем, ежедневно осваивали по одной-две пещеры как минимум. Они приходили довольные и счастливые. Мы в силу возраста этим не занимались и им немного завидовали. Хотя в то время, пока они спускались почти в преисподнюю, мы и наверху не унывали. Например, изучали и рассматривали поистине фантастическую палитру цветочного ковра. Начало мая – всё цветет и благоухает!

«Практически это круглогодично цветущий край, даже в зимних оттепелях зацветает орешник и кизил. Вы наблюдали когда-нибудь цветущие весной и увядающие осенью леса? Они сочетают в себе все цвета и оттенки от нежно-голубого до ярко-зеленого, от розового до сочного, пурпурно-красного. Цветущие рододендроны, азалия, лесные и луговые цветы... Их здесь огромное множество, что создается впечатление вечноцветущей долины. И действительно, вы не сможете найти здесь такого места, где бы не было цветущих растений». Я не сильна в ботанике, но полевых цветов в Адыгее действительно много. И они такие разные!

Помимо природных красот, тут много ценных палеонтологических памятников. «Это гигантский сказочный остров из окаменелых морских животных, существовавших миллионы лет тому назад. Удивительный подводный мир, живший почти во всех эпохах от кембрия до неогена, сохранился здесь в камне. В глубоких скальных каньонах рек Аминовки, Мезмая, Холодной, Хаджоха, Полковницкой, Мешоко и Руфабго находятся отпечатки гигантских раковин-аммонитов, морских ежей, биллимнитов, кораллов и различных представителей ушедшего океана Тетис».

Аммонитов полно как на сувенирных рынках, так и просто под ногами. Правда, под ногами их еще нужно разглядеть, а в ларьках их сразу видно. Стоят они до смешного дёшево, а смотрятся очень современно, хотя им (аммонитам) столько лет, что и произносить эти цифры страшно.

Величие и красота здешних мест воспеты в адыгском эпосе. Как же без этого? Вам непременно расскажут легенды о красавице Шхагуаше, об отважных воинах, братьях Хаджохах, о злом пеликане Руфабго, о судилище Мухаммед Амина, о Казачьем камне.

Но самое сильное впечатление оставляет Хаджохская теснина. Вход в неё закрыт. То есть войти можно, но надо заплатить за билет. И оно того стоит! Каньон реки Белой – грандиозный, удивительный, неповторимый.

«Река Белая – кавказская пленница, гордая и красивая, сильная и грозная, тихая и покорная, скромная и неутомимая, подобна женщине-горянке. Ласково и тихо шелестя на Даховских перекатах, она встретила в Хаджохе препятствие. Показывая свой свободолюбивый характер, она с гневом и грохотом обрушилась на своих «притеснителей». Каньон реки Белой обладает невероятной магической красотой и силой. Кипящая в теснине мощь невольно вызывает трепет и волнение перед неукротимой силой природы. В период паводка река поднимается до 20 метров, детонация от взбесившейся воды сотрясает окрестные дома, гул и рев реки многоярусным эхом разносится по ущелью. Нет места страшнее в Республике Адыгея в этот период. Да и в спокойное время в некоторых, особо узких местах, рёв воды пугает. Скальные очертания каньона причудливы и неповторимы. Миллионы лет тому назад вода и ветер начали создавать очертания этой удивительной по красоте лунной долины.

Но не только в оборудованном для посетителей парке «Хаджохская теснина» можно смотреть на чудеса природы. Каньон прекрасно видно с нового моста, переброшенного с берега на берег высоко над водой. От оборудованных смотровых площадок открывается захватывающее зрелище глубокой и узкой теснины. Глубоко снизу доносится шум беснующейся воды. Труднодоступность каньона сумела сохранить естественный облик и все особенности нетронутой человеком природы. Но стоит только отойти от традиционных точек осмотра каньона, как сразу попадаешь в совершенно дикие, укромные уголки. Можно сначала спуститься в сухое русло каньона, а оттуда проникнуть в самое сердце «мокрого» каньона. Узкая скальная полочка в заглаженных ноздреватых скалах приводит на самое дно каньона. Снизу, куда не попадают лучи солнца, каньон поражает своим холодным величием, с его дна многократно усиливается ощущение бездонной синевы неба, от воды веет сыростью и прохладой. Прозрачная речная вода придает каньону особую прелесть и красоту. Рыбы много, но сказать, какая именно шастает тут, я лично не могу.

Подняв голову, с ужасом видишь отметку уровня воды в паводок. Сразу хочется бежать наверх. До чего же неуправляема стихия! Понимаешь, что в паводок невозможно стоять возле беснующегося потока. Грохот разбивающейся в пыль воды и сейчас оглушает, а если он еще больше и выше?

Третья часть для осмотра каньона не менее интересна и привлекательна, чем две первые. Она начинается от двух противоположно нависающих скал под одним названием «Пронеси, Господи». Одна скала нависает над дорогой, идущей в Гузерипль, и автотуристы, проезжая этот камнепадный участок, с опаской смотрят вверх на массив хребта Унa-Коз. Глубоко внизу под дорогой пенится в порогах река Белая, зажатая в скальные тиски. . Вторая настоящая скала «Пронеси, господи» расположена в хребте Азиш-Тау напротив карьера по добыче камня известняка, в котором когда-то проходили взрывные работы.

Еще одна достопримечательность здешних мест – ущелье Мишоко. В переводе с черкесского «Медвежья долина» начинается от заброшенного карьера по добыче известняка. Хребет Уна-Коз в этом месте разрезан глубоким ущельем. От небольшого соснового бора тропинка поднимается круто вверх под отвесные скалы и выходит к большому гроту. В нём удобная стоянка для туристов. Под нависающую скалу не попадает дождь. За поворотом скалы на небольшой террасе – капельный родник. Он наполняет живительной влагой выдолбленную в скале чашу.

Это место – рай для скалолазов. И вообще тут много всего невероятно заманчивого и очень красивого. На серых как отполированных скалах, чудом держась корнями за выступы, растёт можжевельник. Слышен шум грохочущей воды, но водопадов из-за деревьев сразу не видно. Надо спуститься вниз к реке. И вот здесь со скального уступа падает большой водопад. После большого водопада, в узком скальном желобе, на коротком отрезке пути, один за другим расположены несколько живописных невысоких водопадов и переливов. Переливаясь один в другой, они стремительно несутся вниз. Здесь весьма непросто идти, приходилось карабкаться по глинисто-осыпному склону.

В окрестностях Хаджоха горные массивы изрезаны мощными каньонами рек: Белой, Руфабго, Мешоко, Мезмай, Аминовки, Холодной.

Хаджох – признанный туристский центр России. Здесь проложены спортивные маршруты горного, пешеходного, водного, лыжного, спелео- и велотуризма. На скальных полигонах проводят свои соревнования альпинисты, скалолазы, горные туристы, спелеологи и спасатели МЧС.

 

ВОСТОРЖЕННЫЙ ЭПИЛОГ

 

«Первые лучи солнца, окрасив в золото белоснежные пики вершин, пробуждают ото сна глубокие и темные ущелья. Из недр теснин в живом танце выплывают облака, плавно кружась, догоняя и перегоняя друг друга, образуя белое безмолвное море. И только лишь высочайшие из вершин Адыгеи, как старейшины из родов, возвышаются над облачным пространством, заполнившим пустоты долин».

Красиво сказано? Но не только в словах дело.

Вы никогда не задумывались, как мы отдыхаем? На охоте, на рыбалке, на берегу Черного моря, на даче, наконец? В основном, все это можно свести к стереотипу сложившегося отдыха. Лес, река, поляна, костер, шашлыки. Такой отдых на природе хоть и наиболее распространен, но не дает полного ощущения свободы, не освобождает человека из плена и круговорота текущих ежедневных дел. Человек, находясь на отдыхе, в мыслях вновь возвращается к кругу своих дел и проблем. И только уходя в горы, оторвавшись от «текучки», на второй, третий день вдруг ощущает полную свободу. И ничего тебе не мешает!

«Человек восторгается и радуется красоте гор, окружающей его природе, делает для себя новые открытия даже в обычных вещах. Он видит прекрасное в природе, чарующие её формы, цвета всех её красок и оттенков, смотрит совершенно по-новому на знакомые ему вещи. В горах человек заново начинает учиться дышать, видеть, различать запахи цветущих лугов, ощущать чистую свежесть горного воздуха, быть наедине с девственной природой.

Шум горного потока кажется ему особой музыкой, успокаивающей его душу, к которой он так долго стремился, по которой бессознательно тосковал. Окинув взглядом прожитые годы, невольно ловишь себя на мысли, а что больше всего запомнилось? Остаются в памяти дни полной или относительной свободы от текущих дел. При встрече с друзьями радостной волной наплывают воспоминания, лица светлеют, люди вспоминают отдых на природе, в горах, приключения, которые с ними произошли».

А ведь прав автор книги «Горная Адыгея». Тем, кто еще не был в горах, никогда не поздно восполнить этот пробел в жизни и окунуться в таинственную и прекрасную страну гор, полную неповторимого разнообразия природы, в этот загадочный и волшебный мир.

Горы Адыгеи стоят того, чтобы их любили, воспевали, восторгались их сказочной красотой и суровостью, они гостеприимны и хлебосольны, их леса богаты фруктами и ягодами. Они стелют к вашим ногам самый дорогой, самый пышный ковёр, сотканный из цветущих альпийских лугов, обрамленный ожерельем из белоснежных гор, суровых скал, жемчужных водопадов и глубоких теснин.

Адыгея –  как самая заветная мечта, мир заоблачных грез, окунаясь в который, чувствуешь блаженство, в котором ты не в силах себе отказать. Она создана богами для райской жизни на Земле. Создатель предусмотрел здесь всё: плодородные земли, сказочно красивые долины из душистых лечебных трав, темно-зеленых остроконечных пихт, бескрайней синевы неба, белоснежных гор, устремившихся ввысь.

 

 

 

 

Среди современных украинских политиков Андрей Лаврусь известен не так широко, как, скажем, А. Турчинов, Ю. Тимошенко или О. Ляшко. Тем не менее на Украине много говорят и пишут об этом молодом политике. Известно, например, что Лаврусь активно призывал молодых людей идти на войну против некоего «захватчика», однако, сам прилежно укрывался от службы и войны. Начиная с 2014 г. украинские политики вслед за Порошенко постоянно твердят о «российской агрессии» и войне с Россией. Но никто из них не сказал – точно и бесспорно, – как, когда и какие регулярные подразделение российской армии попали на Донбасс, в какие боестолкновениях они принимали участие. Не стал исключением в Андрей Лаврусь.

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов