Русские Горенки – Воздвиженская Слобода

2

459 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 121 (май 2019)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Шадрина Лидия

 

Посетив как-то с паломниками Арские храмы Симбирска и рассматривая проступившие на стенах церкви фрески, невольно перенеслась мыслями в свое недалекое прошлое. 1970-е годы, пора детства, юности. Приезжая на каникулы к родственникам в с. Русские Горенки, на родину, с подругой Верой часто бегали в клуб, практически уже не действующий, и не понимали, как это нехорошо, как опасно духовно попирать ногами святое место – бывшую церковь Воздвижения Креста Господня. Вера как-то показала в клубе на стене уголок проявившейся иконы и добавила, что росписи так много раз замазывались и закрашивались масляной краской, а лики святых все равно проступали. «Надо же», – сильно удивилась я, но глубоко тогда не задумалась.

Это намного позже с интересом узнала, какая у моего родного села богатая история и как в советское время люди пытались сохранить веру.

Село Русские Горенки старинное, ему почти 350 лет. Из разных исторических и краеведческих источников постепенно составился портрет малой родины, очень живописный и внутренне богатый, с большим духовно-патриотическим зачином. В «Книге писцовой письма и меры стольника Ивана Вельяминова» упоминается, что оно основано в 1672 году и учтено в п.27 так: «…село Воздвиженская слобода сидит на большой реке Горенке, а в ней церковь Воздвиженья честного и животворящего креста Господня. А поселились и церковь построили в том селе выборного полку казаки Иван Суворов с товарищи…» Далее чаще упоминается слово «солдаты», то есть пехота. В списке однополчан Ивана Суворова я нашла фамилии моих прародителей Соколовых: Павла Семеновича с детьми Григорием, Андреем, Павлом и внуками Иваном, Алексеем, Афанасием, Сергеем и Петром. И не без удивления узнала, что было всего два московских выборных солдатских полка – Дворцовый и Государев и что они были элитарными, то есть отборными полками. Село Русские Горенки было основано солдатами I Полка. Кто же они, откуда истоки? Листаю. «Солдаты сюда выбирались из других воинских частей самые лучшие, опытные, хорошо подготовленные, – пишет историк А.В.Малов в своей монографии, посвященной выборным полкам. – Выбранные солдаты относились к разным сословиям: дети боярские, казачьи, вольные... Большую прослойку составляли жильцы. Так называлось самое низкое дворцовое звание. При царском дворе это была наиболее массовая категория дворян. Самая худородная, беднейшая, поскольку безпоместная, и зависимая. Избыточных жильцов отправляли служить в солдаты, как и полагалось этому сословию. Службу они несли наравне с остальными, но имели чуть больше шансов выйти в начальные люди просто по праву рождения. Существовавшая в то время практика, впрочем, позволяла любому рядовому за «добрую» службу и боевые заслуги стать дворянином». Солдаты выборных полков оказались первыми, кто служил профессионально и не имел других доходов. За их плечами успешные Литовские походы, Русско-Турецкая война. Но особенно велики, отмечает А.В.Малов, были заслуги московских выборных полков в борьбе с Разинщиной. Они сыграли решающую роль в подавлении смуты, грозившей самому существованию государства. За эти заслуги Первому Выборному была пожалована особая царская грамота с перечислением всех служб, страданий и смертей ратных людей полка. Все солдаты перешли в список детей боярских, то есть поверстались за службу в дворянство.

 

Как утверждает Василий Старостин, уже 20 лет занимающийся генеалогией, Симбирскую губернию можно назвать «дворянским гнездом», здесь был самый большой уровень дворянства среди всех губерний царской России. Именно из Симбирска пошло выражение «столбовое дворянство». Столб как опора Императорскому Трону изначально стал гербом города. «Город-дворянин на Волге» – так раньше величали Симбирск.

Горенцы и их потомки еще не раз призывались на службу в выборные полки, ставшие при Петре I регулярной армией. Выборных солдат, живших в сёлах и деревнях, при петровской переписи назвали уже «пахотными солдатами» и обложили подушной податью. И лишь в середине XIX века пахотные солдаты Симбирской губернии были переименованы в государственные крестьяне. К тому времени потомки выборных солдат давно стали хлебопашцами, однако сохраняли отличие от крестьян в одежде и обиходе.

Приятно осознавать, что твои предки вышли из исконно русских по духу и доброму настрою государевых слуг.

Итак, солдаты поселились на отведенной им земле группой с семьями и сразу, как было раньше заведено, поставили церковь – в честь Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня, и первоначально село так и называлось – Воздвиженская слобода, по названию церкви. Для церкви отводилась земля из общих владений: «…на другой стороне реки на горе отмерено земли под олтарь и под церковь и под трапезу под паперть в длину десять сажен, поперек шесть сажен, …да у той же церковной земли под горой к речке Горенке намерено земли под двор и под огород попу Борису Иванову, дьячку Кандрату Игнатьеву, пономарю Петру, просвирнице Марфе Ивановой... Церковь Воздвиженья Честного и Животворящего Креста сосновая, рубленая в угол, с папертью, олтарь прирублен, паперть с трех сторон».

 

Поселенцы были вольными, самостоятельными, да еще поверстанными Государем в дворянство, определенно – сами выбрали имя церкви. Воздвижение Креста Господня – победа над злом, над врагом. Жертвенное служение, в данном случае – Отчизне. Верится, с подобающим им мастерством и старанием, с любовью строили «верные сыны России» свою церковь, расписывали библейскими сюжетами стены (ведь в полках были и свои художники). Подобрали или заказали икону Воздвижение Креста Господня – для Воздвиженской слободы.

Но вот откуда второе, позднее название села? Речка Горенка. Оказывается, таких топонимов на карте России несколько, есть речка Горенка на Украине, в Белоруссии, даже на Западе. И их объединяет то, что они каким-то образом связаны с горами, горками, холмами, возвышенностями. Есть речка Горенка в Подмосковье (там формировались, кстати, выборные полки), а на ней – с. Горенки, местность изрезана возвышенностями. Так вот, рядом с нашей речкой Горенкой горы присутствуют в достаточном количестве: меловые холмы. Кальций в большом объеме…

Не помню, чтобы мы в детстве бегали за мелками на горы, чтобы потом рисовать классики. Скорее – сусликов бегали пугать. Но впечатляло то, какая панорама открывалась с этих невысоких горок, когда под ногами от ветра стелется ковыль, а ты мысленно паришь над этой низиной у подножия гор. А как пробежится ситничком небесная влага, так все и заискрится, умытое, на солнце. В детстве теплые были дожди. Какую благодать дает Господь сердцу даже просто через созерцание этой тихой русско-сельской красоты. А сколько таких мест, брошенных нами, горожанами. А там ты ближе к Богу, значительно ближе.

Из-под меловых холмов бил родник с хрустальной ледяной водой, стекая по желобу. В запруде купались, мы и гуси.

 

Наверное, раньше горенцы как-то использовали этот дармовой мел в промышленных масштабах. Но – нет. У Г. Масляницкого в Топографическом описании Симбирского наместничества за 1870 год утверждается, что жители этого края упражнялись в хлебопашестве, а труды своего приращения отвозили на имеющиеся в уезде винокуренные заводы (например, в с.Сосновка, с.Поселки) и торжки (ближайший еженедельный в с. Кадышево). А в свободное от хлебопашества время делали сани, телеги, колеса, бочки, кадки, точили деревянную посуду и прочие земледельцам принадлежащие вещи. Подобные предметы были и в хозяйстве моего дедушки. Бедными горенцы не были, если имели возможность ежегодно по паспортам выходить в города Уральск, Оренбург, Уфу, по Волге на судах вниз до Астрахани, а вверх до Рыбинска. А наши прабабушки, преклоняюсь, знали, чем и как покрасить в разные цвета шерстяные и льняные ткани. «Всего-то» использовали произрастающие здесь травы: марену, дрок, серпуху, цветы купавки, душицу, березовый лист, яблонную, ольховую, дубовую и ивовую кору, цвет лесных лилий, «из которых и краска, называемая ирисулис, для употребления к рисованию на бумаге делается»… Кстати, через село проходил оживленный Самарский торговый тракт, благодаря которому жители села имели немалую выгоду и доход. Тогда на ярмарках служились молебны, все окроплялось, призывалось благословение Божие. А в воскресение и на праздник – в церковь. Так Господь хранил мирный труд, преумножал в верных Своих.

А на церковь всегда откладывали деньги. Церковь благоукрашали.

 

Мы росли в советские годы, когда труды и опыт наших прадедов были раскулачены, исконные знания утеряны, вера растоптана. Церковь была разрушена в 1927 году. Последний священник Аркадий Григорьевич Ясницкий был осужден «тройкой» к трем годам лишения свободы. О нем известно, что родился 21 января 1890 года в с. Никулино нынешнего Порецкого района Чувашии, в семье псаломщика. Русский, имел 6 детей. В 1910 году закончил 2 класса Семинарии. С 1911 по 1920 год служил в с. Большое Станичное Карсунского уезда. С марта 1910 по июль 1919 года состоял в тыловом ополчении, откуда был уволен по болезни. С 1920 года и до ареста служил в с. Русские Горенки. Матушка Ксения Матвеевна Ясницкая и пятеро детей (о шестом ребенке не упоминается) отправлены на поселение. Их дальнейшие судьбы не известны, хотя в церковной истории Алатыря упоминается в 1945-47-ом годах священник Аркадий Григорьевич Ясницкий – возможно, это он, ведь Чувашия – его родина…

Помнят горенцы, что жили в селе две монахини: Василиса и Соломия. Соломию (сельские звали её по-простому – Солоня) помню и я. Она жила напротив моих прадедушки Михаила и прабабушки Татьяны Соколовых на Центральной улице – Серёдке.

Обезглавив Горенскую церковь, выбросили и иконы. Их, по рассказам очевидцев, разнесли, кто мог, по домам. Вначале в ней было зернохранилище. Уроженка села Мария Боброва рассказывала, как со своим отцом Григорием лет в 10-12 (это были 1950-е годы) ходила лопатить зерно. Отчетливо помнит: отец открывал двери, она заходила и каждый раз подолгу разглядывала лики святых, изображенные на церковных стенах. Роспись была сделана на светло-голубом фоне. Под куполом были изображены Ангелы, в центре – Господь. В середине-конце 1960-х годов запасы вывезли на другие склады и амбары, а бывшую церковь превратили в клуб, на месте алтаря соорудили сцену, в притворе – киношную будку. В храме установили скамейки и стулья для участников культурных мероприятий.

 

Да, городская жизнь как-то перекраивает даже ребенка, начинаешь жить больше умом. А сельские люди – сердцем. Интуитивно или движением души, они пытались и тогда сохранить на селе церковные праздники. Подруга рассказывала, что на Крещение ходили ночью на Иордань, на колодцы и родники, дома все окропляли святой водой и ставили крестики над окнами и дверями. В каждой избе в святом углу стояла бутылочка со святой водой, и ее хватало на целый год: капля море освящает. В Рождество готовили всякие яства и старались как можно больше угостить соседей, особенно детишек. Ребятишки ходили с утра пораньше «славить Бога»: учили молитвы, стихи, заходили в дома и пели. И получали за это денежки и всякие сладости. Перед Пасхой традиционно в избах белили стены, печки, мыли окна, вешали новые занавески. На сам праздник обязательно красили яйца, пекли куличи и делали – кто побогаче – творожную пасху. И так же старались как можно больше народу угостить. Дети собирали по всей деревне крашеные яйца, хвастались, кто больше «нахристосовал», у кого скорлупа толще и краски разнообразнее, а потом бежали на гору Крест (где церковь стояла) и по оттаявшей к тому времени здесь земле катали яйца: которое дальше укатится, хозяин выигрывает остальные. Заденешь за чье – забираешь. Эта веселая, жизнерадостная, вполне здоровая забава была очень распространена на Руси, а в других странах и не исчезала – в Америке, например. Сейчас и у нас в России возрождается.

На Троицу накануне заготавливали кусточки или молодые деревца берёз и клёнов, а с утра пораньше обвешивали ими снаружи окна и двери. А ещё старались в этот день праздновать свадьбы: вот тогда из этих деревцев от крыльца до дороги сооружали коридор – чтобы молодожёны прошли. На Троицу село выглядело особенно красиво в своих березовых наличниках. И воздух был другим: легким, свежим, душистым.

Большой гурьбой, взрослые и дети, шли в лес к святому источнику, который назывался в народе Три колодца. Старшие говорили, вода там целебная. Святой источник, а почему такое название, никто уже не помнит. Единственный подобный «топоним» все-таки нашелся: в с. Крутой Верх (тоже горы…) Тульской области есть источник Три колодца, а другое его название – Воздвиженский (!), по имени церкви. Удивительная параллель… Хотя, Три колодца могут ассоциироваться с Троицей. Три родничка бьют в одном месте и сливаются, например, в ручей. Теперь этот родник на краю леса по пояс зарос травой, и отыскать его, пожалуй, смогут только старожилы.

 

Помнится, долго не уходили с источника. Люди умывались, наполняли бидончики и бутылки водой, рассаживались на пеньках и на траве. Отдыхали у мирно журчащей воды в тени орешника. Кто-то что-то читал у родника. Вот, время смутное, а в людях это все не умирало – за молитвы наших родителей и предков. То, что чувствовалось тогда, сейчас называется словом благодать. Подобное настроение я испытывала подростком, когда летом собиралась детвора у большого сельского колодца, который находился у амбаров и скотного двора. Наверное, он тоже был целебным, вода очень вкусная. Огорожен был мощным низким срубом, внутри по бокам доски, чтобы можно было встать. В советское время старшие из детей ходили сюда, даже зимой, полоскать белье: руки леденели до слез, но никогда и никто не болел. Вода очень быстро уходила, и наполнялась новая. А летом можно было наблюдать, как множество маленьких ключиков бьют из-под земли рядом с этим колодцем. Пробиваются среди мелких камушков, разливаясь в теплую чистую лужу. На корточках разглядывали это зарождающееся чудо и удивлялись, как много вокруг солнечных зайчиков. Потом шлепали по ним босыми ногами, и они искрились в потревоженной воде. Блаженство! По-моему, это место называлось в народе Заголиха.

 

Вообще, когда сталкиваешься с народными названиями, не перестаешь удивляться их меткости и, в первую очередь, простоте. Вот старые народные названия улиц в Русских Горенках: Середка, Конец, Ногорная – тут все понятно. На Поповой улице стоял дом священника, рядом – церковь. А Хива, Заголиха, Щелкан, Карачаровка, Кабацкая (кабака в селе не было) – объяснить их значение современники затрудняются. Японовка: на этой улице жил мой дедушка. Я помню стену в передней комнате, увешанную семейными фотографиями в рамочках. Среди них мой прадед Василий в военной форме с какой-то медалью и с шашкой на боку. Такие снимки были у участников русско-японской войны 1904-05 годов. Попав туда в ходе частной мобилизации нижних чинов армейского запаса по Симбирской губернии Казанского военного округа, которая проводилась в 1904 году по Указу царя Николая II, вернулся живым и здоровым, с вестью о мире, да не один с улицы – вот и Японовка?.. А улица Макарова в селе – не в честь ли адмирала русско-японской войны С.О.Макарова? Может, и Хива – от слова «хейва» (Heiwa), что по-японски означает «мир». Очевидно одно – у каждого народного названия улицы есть своя интересная история.

 

Но что сейчас осталось от этих «исторических» улиц, вообще – от села? Вот сравнительные цифры переписей разных лет: в 1913 году в селе было 1760 жителей, в 1931 году – 1403 жителя, в 1996 году – 221 человек, в 2010 году – уже 104 человека. Года четыре назад в селе случился пожар, и полсела, рассказывают, сгорело. Теперь два десятка домов едва наберется. А местность красивая, благодать Божия вокруг, так что очень жаль…

И вот награда, радость сердцу: 17 сентября 2013 года Русские Горенки Карсунского района были объявлены Памятником природы регионального значения. Заповедная земля общей площадью 1837 га в правобережье долины реки Суры. Это теперь особо охраняемая природная территория, коротко – ООПТ. «Придание этого статуса – залог сохранения одного из крупнейших в области эталонных комплексов типичных коренных степей экосистемы, где представлены основные сообщества кальциевых ландшафтов центральной части Приволжской возвышенности», – заверяет министр лесного хозяйства области Д. Федоров. В Русских Горенках, оказывается, произрастают редкие виды растений, 14 из которых включены в Красную книгу Ульяновской области (в том числе 3 – в Красную книгу России), и обитают редкие и уязвимые виды животных, 7 из которых опять же занесены в Красную книгу УО (3 – в Красную книгу России). Добавим, что у Горенок (Горенского поселения) теперь есть свой герб, разработанный московскими геральдистами и внесенный в Государственный геральдический регистр Российской Федерации под № 9528.

 

За основу герба Горенского сельского поселения, включающего десять населенных пунктов, взят герб города Котяково 1780 года (сейчас с. Котяково в составе поселения), доработанный с учетом особенностей современного поселения – аллегорически показана добыча минералов: мела (серебряные откосы гор) и охры (золотые откосы). Горы на гербе отражают и название самого поселения – Горенское. Лазурь – символ возвышенных устремлений, искренности, преданности, возрождения. Зеленый цвет символизирует весну, здоровье, природу, молодость и надежду. Золото – символ высшей ценности, величия, богатства, урожая. Серебро – символ чистоты, открытости, Божественной мудрости, примирения.

Не знаю, что теперь с тем клубом и фресками на стенах, малая родина находится не близко. Здание может и стоит, но там «молчат колокола». И будет ли восстановлена когда-нибудь церковь Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня – известно только Богу.

 

 

 

 

Отделка саун требует особой квалификации и подготовки. Ведь сегодня сауны устанавливают повсюду – в частных домах, санаториях и домах отдыха и даже в квартирах. Обратитесь к профессионалам, и ваша сауна будет соответствовать всем ожиданиям и требованиям. От размеров и планировки до отделки и оборудования.

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов