«Я живу в магазине «Цветы», как служитель Эдема…»

2

701 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 117 (январь 2019)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Вихляев Константин Анатольевич

 

***

 

Пожалуй, всем поровну роздано

Печали и желтых рубах.
Кристаллы студеного воздуха

Истаять спешат на губах,
Углами и гранями тычутся

В прохожих, в машины, в дома,
Смешеньем сложенья и вычета

Растения сводят с ума,
Сшибаются в небе над городом,

Звенят мириадами призм,
Густым, мелодическим холодом

Текут в стихотворную жизнь.
Рассеянный свет преломляется,

Над кленами клином сходясь,
И что-то в душе прибавляется,

А с чем-то теряется связь.
Свиданья, влюбленности поздние,

Дрожащих теней колдовство…
Темнеет. Всем поровну роздано

И неба, и смысла его.

 

 

***

 

Усадьба в стиле «неогрек»,
На юг – цветочные партеры,
На север – гроты и пещеры.
Так строил счастье человек.


          Не уходя от сложных тем,
          Забыв про отдых и здоровье,
          Вживался в образ и подобье
          И всё угрохал в свой Эдем.


Чудак, любитель-садовод,
Видать, надеялся, что внуки
Оценят радостные муки,
Но сгинул их дворянский род.


          Прошло чуть более ста лет.
          Грустны заросшие куртины,
          Дворец – подобие руины.
          Так было счастье или нет?


Какой возвышенный раздрай –
Глядеть на это пепелище!
Сады бессмертия не ищут,
Они и в запустенье – рай.


          Лишь беспокойный человек
          В мечтах Эдем воображает.
          Он снова строит и сажает.
          Кто это вспомнит через век?

 

 

***

 

Как дышится в Оптиной пустыни,
Как молится здесь хорошо.
В лесу, на заснеженной простыни,
Я эту обитель нашел.

 

            Здесь белобородое старчество
            Творило, не зная греха,
            Молитву как способ скитальчества
            И чистое поле стиха.

 

В снегу монастырское кладбище -
Святые подвижники спят.
Отечество, крестное судьбище,
Как черен твой мраморный ряд, -

 

            Вот альфа, омега и ижица!
            Но в шорохе дивных чудес
            Мне море далекое слышится,
            И пустынь встает – Херсонес.

 

Оттуда, от Красного Солнышка,
Отправилась вера в поход.
Есть память у каждого зернышка
И свой генетический код.

 

           Я честно молился в обители
           И верил под пение вьюг,
           Что старцы – небесные жители –
           Зимой улетают на юг.

 

 

***

 

Откуда вдруг такой красивый снег? –
Из фабрики безоблачных свиданий,
Где ангелы без всяких назиданий
В три смены перемалывают век,

И время второсортною мукой,
Оплаченное перстнем Соломона,
Ссыпается с конвейера сезона
На купола церквушки городской.

А городу нет дела до зимы,
Он, мышью опрокинувшись летучей,
Пьет кровушку поэтов невезучих,
Стихи переправляя на псалмы.

У всех свои заботы, свой удел –
У города, у снега, у поэтов…
Пишу письмо в небесную газету:
«Ищу работу. Ангел снежных дел».

 

 

***

 

Фарфор Серебряного века –
Так хрупок, так прозрачен он.
Что вдохновенье человека? –
Звон. Но какой! Волшебный звон.


         Кому в мансардах разогретых
        Стихи на блюдцах остужать
        И в губы белые поэтов
        Еще при жизни целовать?


Кому под белые креманки
Стелить дворянские мечты?
И на голодном полустанке
Сжигать тетрадные листы?


        Секли осколками «максимы»
        Не из фарфора – из свинца.
        На время век прощался с Крымом,
        Но нет у времени конца.


В трущобах русского Белграда,
Харбина, Лондона, Афин
Меняли царские награды
На хлеб для восковых графинь,


       Стрелялись, вспарывали вены,
       Все отдавали без стыда,
       Но томик Пушкина бесценный
       Не продавали никогда.


А здесь, в дымах своих сиреней,
В бараках дальних лагерей
Мы умирали от ранений,
Сражаясь с Родиной своей...


      Фарфор Серебряного века
      Хрустел под тяжестью сапог
      И с каждой юбилейной вехой
      Все глубже уходил в песок.


Что поколенью Интернета
До поколенья серебра?
Все непременно канет в Лету:
Стихи, фарфор, et cetera.


      Любому веку - свой Иуда,
      Любой идее - свой Прокруст.
      В эпоху разовой посуды
      Любимый звук – не звон, а хруст.


Смакует новости бомонда
Свобод не знавшая страна,
И на обломках генофонда
Никто не пишет имена.

 

 

***

 

Вечер, тих и фиалков,
Небо в озеро льет.
Две земные русалки
Здесь полощут белье,

И на шатком причале,
Разгоняя закат,
О любви и печали
Две судьбы говорят.

Ну, а как же иначе
Отражаться в воде, –
Все о бабьей удаче,
О мужьях да еде.

Стрекоча неустанно
О житейских делах,
Всю сметану тумана
Унесут в подолах.

А камыш все запомнит
У студеной слюды,
И в стреле Ориона
Две качнутся звезды.

 

 

***

 

Я живу в магазине «Цветы», как служитель Эдема.

За окном – Апокалипсис, здесь – феерический кастинг:

Номинантки на «Мисс Совершенство» прекрасны и немы.

Если мерить деньгами, то люди прекрасны отчасти.

 

Вспоминая порой бородатые ирисы Гессе,

Я себя представляю то эльфом в розетках бромелий,

То в чудных орхидеях  пузатым  любителем хмеля.

И дюймовочки принаряжаются, будто принцессы.

 

Побродив по коврам, ускользаю в зеленые гривы,

Пусть поищут меня длинноногие каллы и канны!

Разве может у Бога хоть что-нибудь быть некрасивым?

Разве вправе оценивать карлик любовь великана?

      

Ближе к ночи Эдем закрывается: касса, отчеты…

Не могу похвалиться, что стану борцом за идею.

У меня, как у всех, - суета, маета и заботы.

Только изредка вижу, как в небо глядят орхидеи.   

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Диана
2019/01/19, 04:50:24
Спасибо, Константин! Случилось прочитать ваши мысли и увидеть ваши стихи в Крещение, прямо с утра... И душа откликнулась, потянулась к этим цветам в вашем магазине. Я, надеюсь, почувствовала тоже, что и вы - как в небо глядят орхидеи. Очень красиво!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов