Без выбора и цели

2

203 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 117 (январь 2019)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Кузнецов Валерий Николаевич

 

Вариация первая.
Проклятие программисту

 

Будь проклят программист

Меня и мир создавший.

Я пред тобою чист.

Живу я жизнь. Что дальше?

 

Не зная ни о чём,

Без выбора и цели,

Я как пред палачом

У стенки на прицеле.

 

Программа такова,

Что счастья не добиться,

И всё слова, слова

Во вне мне не пробиться.

 

Мне не попасть во вне,

Что там – я не узнаю,

В той странной стороне,

Там, за последним краем,

 

Где ты (да кто ж такой?),

Решивший вдруг в безумье,

Чтоб кровь лилась рекой,

Чтоб я, родившись, умер.

 

… Да вот, хоть в ночь сосед

Шумит гиппопотамом –

Сна и покоя нет –

Твоя, твоя программа.

 

 

Вариация вторая. Ночной горшок и горшечник.

 

А. Молитва ночного горшка к горшечнику

 

О, создатель, что мне неведом,

Что из глины меня создал,

Я молю, награди ответом

Ты того, кто непрочен и мал.

 

Моя жизнь, знаешь ты, убога

И терпеть не хватает сил

То дерьмо, что всю жизнь так много

Я в себе терпеливо носил.

 

Почему я вместилище смрада,

Почему я постыдный предмет?

Неужель для того когда-то

Ты послал меня в этот свет?

 

Нет ни выбора и ни цели,

Потом тресну я, и конец.

Неужели же, неужели

Будет так, милосердный отец?

 

Черепки отнесут на помойку

Они станут опять землёй.

Ну я,  тот, что вынес столько,

Что же будет тогда со мной?

 

Навсегда погаснет сознанье,

Или всё же  в награду труда

О, всесильный, свое созданье

Ты к себе возьмешь навсегда?

 

 

Б. Молитва горшечника к богу

 

Ночной горшок вчера мне заказали снова.

Их сколько сделал я, но видно в них нужда.

Гончарный круг, крутись. Ну что же, всё готово.

Осталось лишь обжечь, ну впрочем, как всегда.

 

Заплатят мне чуть-чуть, но хорошо хоть это,

Я должен пекарю уже и мяснику.

Пора и спать идти, на небе мало света,

А завтра мне опять работать, старику.

 

Но снова перед сном я попрошу у бога,

Что б милостью своей меня не обделил,

Чтоб после смерти мне открылась бы дорога

К нему, туда, где рай, что б мне хватило сил.

 

Я стар, но не хочу я умирать, о, боже,

И верю я в одно: не можешь ты не быть,

Иначе жуткий страх, до крика и до дрожи

Иначе как же жить, скажи мне, как же жить?

 

 

***

 

Рыба ищет, где глубже

(У неё и совести нет),

А человек, где лучше

(Про совесть какой ответ?)

 

Совсем не похож на щуку,

Иль донного червяка,

По сути же друг от друга

Их не отличить никак.

 

По сути всё тот же омут,

Куда все вниз головой.

Какой этот путь знакомый:

Рассчитайся на первый-второй.

 

 

***

 

Ветер бьётся в закрытые окна,

Дребезжит от порывов стекло.

Кто ж наш мир, как шута поволок на

Униженье, на смех и на зло?

 

Защищают лишь тонкие стёкла,

Вся надежда на прочность стекла,

А вверху, посмотри, меч дамоклов -

Длань все наши грехи вознесла.

 

За какою тонкой границей

Мы, живя, делим мир: «здесь» и «там»,

Ну, а если стекло разлетится,

Кто ворвётся из «там» сюда к нам?

 

Всё смешается в хаосе жутком,

Вот тогда и настанет беда.

Дождь пошёл. Льёт он целые сутки,

И стекает по стёклам вода.

 

 

***

 

В чём испытанье моё?

В чём испытанье твоё?

Огнём, водой, поединком?

У каждого свой рай,

У каждого свой ад,

Список взысканий, наград,

И что там кому в новинку?

Опять барабаны бьют,

Влекут на позорный суд,

Ведут чередой на убой.

И снова так шаг за шагом

Послушно идут вперёд,

Где нож мясника их ждёт,

Вот будет кусок-то лаком.

 

 

Уходит лето. 2018

 

1

 

Вот уже и к этому привыкли

Нет ни слёз, ни ужаса уже,

И лишь что-то, это стон ли, крик ли

Раздаётся где-то там в душе.

 

А цена тем равнодушным взглядам –

Всё внутри до корки запеклось.

Вот уходит лето. Что нам надо?

Мы и лето. Всё отныне врозь.

 

Смотрим вдаль, а там одна лишь стужа,

Но пока что лето – вот оно,

Но поём мы песенку всё ту же:

Что нам лето? Нам-то всё равно.

 

Каждый думал, то, что ждёт расплата

Не его – другого, их, других.

Лету что, всё это тем лишь надо,

Кто пока что числится в живых.

 

 

2

 

Лето кончилось. Лейтесь, слёзы!

Ничего уже не вернуть.

Ну а дальше – вопросы, угрозы,

Всё не так, да не в этом суть.

 

Дело сделано, не отвертеться,

Лето кончилось, все дела.

Что случилось? А больно сердцу.

Что случилось? А в нём игла.

 

Жизни нет без тепла и света.

Можно жить, только жизни нет.

Вспомнишь: было когда-то, где-то.

Вспомнишь: был. Вот и весь ответ.

 

Напоследок хотя б обернуться,

Посмотреть ещё, а потом…

Как-то стало всё сразу куце.

Лето кончилось. Всё на слом.

 

 

3

 

Когда ещё солнце и лето,

И смотришь с надеждой вокруг,

Счастливые видя приметы,

То ты не в раю ль, милый друг?

 

Средь ада круговорота

Вдруг словно куда-то окно,

Где вечно пространство полёта,

Которого здесь не дано.

 

Потом только всё и поймётся,

Каков же подарок был дан:

И лето, и юность, и солнце -

Воистину дивный обман!

 

Там столько тропинок к удаче –

Сквозь лес, мимо поля, туда

Где было бы всё не иначе…

А точно так было тогда?

 

 

***

 

Не убрана могила, не ухожена,

Трава по пояс и трава не скошена,

Не льются слезы, в горе не молчат

У этих в дальний мир заросших врат.

 

В огонь войти, приняв обет молчания…

Ты хочешь пить? Так выпей же страдания.

Но вот дорога, вот лазейка, вот

Возврат в ничто. Ты был там в свой черёд.

 

Июльский жар, но пить уже не хочется,

И каркает ворона как пророчица.

И не поймёшь: ты прав ли, виноват,

Что двигаясь вперёд, всё шёл назад.

 

 

На самолёте

 

Вверху всегда голубое небо,

Вверху не надо ни воды и ни хлеба,

Вверху уже нет ни жалоб, ни слёз

Вверху  не бывает жестоких гроз.

 

Вверху хорошо, кто расстался с землёю,

Небо даётся ценою такою,

И выбор простой: или небо иль твердь,

В одной руке жизнь, а в другой руке смерть.

 

 

Выключатель

 

Тянусь рукою к выключателю,

А здесь его давно уж нет.

Ну что ж, давно б пора мечтателю

Усвоить опыт этих лет.

 

Что жжёт огонь, что море людное

Не переплыть, не повернуть,

Что истины теченье скудное

Вот так и будет длить свой путь.

 

О, как трудны уроки горькие,

Не выучить, пожалуй, их,

Как будто вышел в путь на зорьке и

Вдруг от волнения затих:

 

Здесь не понять хотя бы малое,

Да что и малым-то назвать?

Вот книга, и я всё читал её

И ничего не смог понять.

 

 

***

 

Все, что потом случилось –

Не стоит и  гроша.

Как будто всё приснилось

Пока спала душа.

 

Как будто бы в немилость

Попал я, но к кому?

Болезнь как будто, хилость

И сердцу и уму.

 

И, значит, то лишь важно,

Что было до того,

И, значит, то лишь страшно,

Что не вернуть его.

 

Крутись, беги, работай,

Рвись в ввысь, себя круша.

Да есть ли здесь хоть что-то

Что стоит хоть гроша?

 

 

***

 

Чему удивляться? Так было всегда:

Зима наступала и мёрзла вода,

Нагайки свистели, опричник серчал.

Так было всегда. Где ж начало начал?

 

И вот я иду, дальше нет и дорог,

И там вдалеке только кремль, да острог.

Ни конный, ни пеший… Так где же оно

Начало того, что навек нам дано?

 

Искать его долго. По полю зимой

Мычит что-то ветер мне глухонемой.

Он высушил слёзы, но горько душе,

И трудно идти по застывшей меже.

 

… Их нет ещё, но они словно уж тут:

Холопы и баре, нагайка и кнут,

Хоромы, лачуги, цари и князья,

И жадность, и зависть, и окрик «Нельзя!»

 

И терпит всё это угрюмо народ,

Иль славу властям своим громко поёт.

И дальше нет смысла куда-то идти.

Ну, здравствуй, народ. Всё. Нам не по пути.

 

 

***

 

Как медленно тает снег.

Пожалуй, и не дождаться.

Долгий холодный век

Будет всё продолжаться.

 

Помнящих – не обмануть,

Знающих – не обманешь.

Долгий холодный путь.

Как поперёк ему встанешь?

 

Серый сырой небосклон.

Нет, здесь нельзя ошибиться.

Долгий холодный сон

Длиться будет и длиться.

 

 

Современная элегия

 

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...

 

1

 

Харкающие смачно, не убирающие дерьмо

За псами своими,

Идите вы в ад по дороге прямой,

Легион ваше имя

 

За что же вы землю-то так, ведь родная земля,

Ведь матерью звалась…

Народишко-то, оказался трухляв.

Вон как оказалось.

 

И только лишь ветер сурово поёт

Как прежде над нами,

Рыдает закат и ликует восход

Века за веками.

 

2

 

Машины на тротуарах,

Харкотины на земле,

Об этом ли в сказках старых

Читал я в советском тепле?

 

Так что же вы сделали былью,

Чей бред воплощен в дела?

В какой голове гостили

Все эти призраки зла?

 

По чьим мы живём законам,

Откуда же этот мрак?

Молились не тем иконам,

Умирали не так?

 

Машины на тротуарах,

Харкотины на земле…

Как будто бандит на нарах

Сон видит в барачном тепле.

 

 

***

 

Терпи. Это твои всходы.

Говоришь: «Не сеял»? Да что ты!

Течёт слеза (Цена слезы?). Капают слёзы.

На голову свою призываешь все грозы.

 

Иди на площадь. Встань на колени. Проси прощенья,

А вот и гвозди готовы отмщенья.

А вот и шея склонилась к плахе.

Вот выбор: смерть или жить во страхе.

 

Кляни себя. Ты один виновен.

Ты помнишь крученье боли и крови?

И что там в тебе за тонкой оградою кожи?

И кто тебе в этот час поможет?

 

 

Ожидание золотой осени

 

Ещё не осень золотая,

Но до неё совсем не много,

И листьев золотая стая

Опуститься к нам на дорогу.

 

Непрочно всё и всё обманно,

Но как красиво, как красиво,

Где пёстрых листьев караваны,

С ветвей слетают молчаливо.

 

Где после будет шелест, шорох

В такт всем шагам спешащим, тихим,

И там, где листьев пряный ворох

Умрёт так просто, без шумихи.

 

 

***

 

Читаю стихи о финской войне …

У авторов нет ещё боли,

Что будет жечь их, словно в огне

В танке на русском поле.

 

Война ещё пока не беда,

Не горе всего народа,

Не вихрь, сметающий города,

Не крест сорок первого года.

 

И пахнет литературой ещё,

И бодростью и оптимизмом,

То, что потом обожжёт горячо,

Обернётся долгою тризной

 

Всё после придёт, всё случится потом,

Скоро, почти что завтра,

И кровью и болью войдёт в каждый дом

Войны жестокая правда.

 

 

***

 

Парижские нравы. Флобер. Мопассан.

Мансарды Монмартра. Кокотки.

Абсента дурман. Полуголый канкан.

Век яркий, но очень короткий.

 

Прохожий, сегодня у всех на виду

Я буду просить подаянье.

Замёрзну, умру, но уже не уйду:

Пора мне взойти на закланье.

 

Не может быть, что бы мне за день никто

Хоть несколько су бы не кинул.

Я видел по небу летящих китов,

И сам летал наполовину!

 

Я знаю, что у Елисейских полей

Октябрь нагнал к нам ненастье.

Прохожий, бургундского лучше налей,

Вода не приносит мне счастья.

 

Не то что-то, видно, с моей головой,

И вот всё твержу я упрямо:

«Расин, Даламбер, Монтескье и Прево…»

Мне плохо! Услышь меня, мама!

 

 

Бесконечность

 

С ними больше не встречусь. Они будут в аду,

Чем бы он ни являлся, не важно.

Мне ли плакать о них, кто себе на беду

Сделал выбор (а им и не страшно).

 

До свиданья. Прощайте. До судного дня.

Там нас ждёт бесконечная вечность.

Больше вам не достать уже, к счастью, меня.

Бесконечность!

 

   
Нравится
   
Комментарии
Слава
2019/01/10, 09:10:59
"И терпит всё это угрюмо народ,

Иль славу властям своим громко поёт.

И дальше нет смысла куда-то идти.

Ну, здравствуй, народ. Всё. Нам не по пути".
Беда современной интеллигенции, что страшно оторвана она от народа...и была ли ближе? А суть - быть с народом, проникать его нуждами и черпать из этого животворящего источника, а не презирать "по - чаадаевски". Ведь СКОЛЬКО ВЛОЖИШЬ В образование и культуру народа, столько И ПОЛУЧИШЬ!
Ценитель
2019/01/06, 18:52:27
А это уж точно, чему удивляться,
Поэты писали, всегда без изъяна,
Но время пришло нам всерьез разобраться -
Поэзия это иль чья - то программа.
Алексей Курганов
2019/01/06, 14:40:10
"Живу я жизнь". Великолепно! Почти "смертю я смерть". Успехов!
читатель
2019/01/06, 13:08:14
Своеобразная и интересная поэзия всегда вызывает брюзжание замшелых формалистов.
Жан МИндубаев
2019/01/06, 11:38:44
Страдания уже не молодого "Вертера" понятны. Но где же поэзия?
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов