Баранья нога и лимонные дольки

-1

1069 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 115 (ноябрь 2018)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Курганов Алексей Николаевич

 

Иван Исаевич Прохоров раз в месяц в магазине на улице Бонч-Бруевича получал паёк для ветеранов войны и труда (он был «труда»). В паёк обычно входили килограммовый кусок сырокопчёной колбасы, килограммовый пакет гречки, банка шпрот, упаковка крабовых палочек (десять штук) и килограмм карамели. Перечень мог меняться (например, сайра вместо шпрот, консервированная кукуруза вместо палочек и пряники вместо конфет), но в основном выдерживался.

Впрочем, определение «получал» было не совсем правильным. Паёк не получали (что подразумевается «даром»), а выкупали за полцены составляющих его продуктов. Получатели же почему-то считали, что должно быть именно даром. То есть, забесплатно. Поэтому недовольно бурчали, а некоторые, которые наиболее шустрые, даже грозились куда-то написать (кому? зачем? о чём? какой в этом смысл?). Понятно, что такие смешные угрозы никакого должного по замыслу этих «шустрых» эффекта на выдавателей колбасы и пряников не оказывали. Хотите – пишите, равнодушно пожимали они плечами. Имеете полное конституционное право. Если вам на пенсии делать не хрена. Писатели задрипанные.

 

На этом убедительном ответе так и не разгоревшийся конфликт завершался. Действительно, чего нервничать-то? Чего напрягаться? Скажите спасибо, что хоть за полцены продаём. А то платили бы полную и не крякали.

 

В отличие от недовольных, Иван Исаевич был доволен, потому что обнаружил в этом оплачивании-полуоплачивании положительную сторону: затарившись пайком, он заходил в рядом расположенный винно-водочный магазин и покупал там поллитру (естественно, без всяких скидок, но самую дешёвую). Домашним же он врал, что поллитра входит в этот самый ветеранский набор. Домашние ему, конечно, не верили, но идти на Бонч-Бруевича и проверять, так оно или нет, то ли ленились, то ли просто не хотели. Так что раз в месяц на вроде бы вполне законных основаниях Иван Исаевич устраивал себе праздник, заканчивавшийся поздно вечером в виде громкого исполнения матершинных песен, до которых он был большой охотник, но исполнять которые позволял себе исключительно в поддатом состоянии.

 

– А Петухову баранью ногу дали, – сказала Мария Спиридоновна, иванисаичева супруга, и завистливо вздохнула. – И мешок картошки.

Их сосед по подъезду и давний, ещё с детства, знакомец Ивана Исаевича, Сидор Макарович Петухов, тоже считался ветераном труда и тоже раз в месяц отоваривался на Бонч-Бруевича. Лет пять назад, к огромному удивлению друзей и знакомых, в нём вдруг проснулись до того дремавшие сочинительские способности, и Петухов начал писать мемуары. Отрывок из них напечатали в районной газете и заплатили за них какие-то деньги, совершенно, впрочем, несерьёзные. Тем не менее, Петухов от гонорара необычайно взбодрился (он, честно говоря, и не думал, что сочинённую им хренотень напечатают, а больше того, ещё и заплатят) и, взбодрённый, тут же накропал ещё. Его снова напечатали, снова заплатили… Дальше – больше: год назад он издал (за собственный, понятно, счёт) книгу воспоминаний под совершенно претенциозным названием «В труде и в бою» и тут же вступил в какой-то писательский союз. Что – как считал он сам – позволяло ему с полным правом считать себя теперь полноценным писателем. Теперь Петухов, регулярно встречаясь в библиотеках, школах и других культурно-образовательных учреждениях с такой же культурно-образованной общественностью, представлялся со скромным достоинством – «прозаик и публицист». Вот так вот! Прозаик! Публицист! Это вам не поллитру в винно-водочном прикупить под видом затаривания продовольственным пайком! Здесь творческое воображение иметь надо, а оно не каждому дано! Молодец, товарищ Петухов! Даёт жару! Теперь его наверняка похоронят на городском кладбище не где-нибудь на выселках, а на центральной аллее! И благодарные потомки будут чтить его писательскую память общим вставанием и неподдельной скорбью на своих задумчивых читательских мордах!

 

Память памятью и скорбь скорбью, но в последнее время Петухов (пока ещё живой) сообразил, что от своего писательского звания он может получать очень неплохие дивиденды. Поэтому начал отдавать предпочтение выступлениям в сельской местности, в разных районных СэЗэАО (при Советской власти они назывались совхозами и колхозами) якобы для того, чтобы и сельчан приобщить к своему выдающемуся писательскому творчеству. Хотя на самом деле причина была куда как меркантильна: сельчане, в отличие от жмотов-горожан, по окончании встреч одаривали его сельскохозяйственными продуктами, что считалось признанием его выдающихся писательских заслуг и, одновременно, поднимало Петухова в его собственных глазах.

 

– Ты бы тоже чего-нибудь написал, – простодушно советовала Ивану Исаевичу супруга. – Какую-нибудь «Войну и мир». – И сообразив, что слишком уж размахнулась, тут же поправилась, умерила аппетит. – Или «Каштанку» какую. Тебе бы тогда тоже бараньи ноги дарили. А, Вань?

В ответ на такое дикое предложение Иван Исаевич не находился, что ответить, и поэтому лишь презрительно фыркал. Дескать, ну ты и врезала! «Каштанку» ей написать! «Му-Му»! До шестидесяти пяти без «Каштанки» прожил – уж как-нибудь и дальше без неё проживу! Хотя, чего уж лукавить: срубить на халяву баранью ногу он бы тоже не отказался.

– Ну, вот и напиши, – не сдавалась супруга. – Какие-нибудь мемуары. Ты же сам рассказывал, что пред войной в школьном хоре солистом пел! А Петухов не пел! Хоть он и Петухов!

– Ага, – кривился Иван Исаевич. – Ну и что, что пел? Чего в этом героического? – и он даже сплюнул от досады.

– Тоже мне, нашла героя… моих суровых будней! Да и Петух всё врёт в этих своих… воспоминаниях и размышлениях! Я же знаю! Ещё в пацанах был тот ещё брехун!

– Ну и ты соври чего-нибудь, – простодушно советовала супруга. – Кто проверять-то будет! Он (мне Силантьева Дуся говорила) на этих встречах рассказывает, как пацаном на фронт убегал. Народ слушает!

– Кто убегал? Петух? – удивлялся Иван Исаевич и начинал хохотать. – У него батя всю войну продуктовым складом заведовал. С какого хрена Петуху было на фронт-то убегать? С голодухи, что ли?

– Убегал, не убегал, это сейчас уже не важно, – не сдавалась Мария Спиридоновна (упёртая женщина! Поменьше бы таких! Побольше бы поменьше!). – Главное, что рассказывает. И за это бараньи ноги получает.

– Трепач он! Врёт и не краснеет!

– И ты соври, – слышал в ответ. – Язык-то не отвалится.

– Ага, – вдруг подозрительно охотно соглашался Исаевич. – Хочешь, анекдот расскажу? Про Пушкина! Матерный!

– Ы-ы-ы-ы… – качала головой любительница халявных бараньих ног. – Взрослый человек, а всё туда же! – и передразнивала. – «Про Пушкина»! Лучше бы про себя рассказал! Как нам здесь про бутылку из пайка мозги паришь!

Иван Исаевич в ответ матюкался, Мария Спиридоновна обиженно поджимала губы. На этом разговор заканчивался, чтобы возобновиться через неделю-другую.

 

Петухова он увидел издалека. Идёт… писатель земли русской, подумал с раздражением. Уже затарился. Вот же хлыщ! Всё успевает! Везде успевает!

– Сегодня вместо карамели – «лимонные дольки»! – вместо приветствия с непонятной радостью сказал, подходя, Петухов.

– Это когда ж ты, трепач, на фронт убегал? – не купился на такой дешёвый финт ушами Иван Исаевич. – Ты фронт с папашиным складом случаем не перепутал?

– А чего склад-то, чего склад? – запетушился Петухов. – Ну, склад. И чего?

– Ничего, – пожал плечами Иван Исаевич. – Пожилой человек, а мозги людям зас… – и сказал неприличное слово. – Не стыдно?

– А я на самом деле убегал! – вызывающе заявил Петухов. Терять ему было нечего. – Я просто никому не говорил!

– Добежал?

– Куда?

– До фронта.

– А чего ты смеёшься? Чего смеёшься? Над святым смеёшься? – и так же вызывающе воткнул руки в боки.

– Это ты, что ль, святой? – и Иван Исаевич действительно хохотнул. – Трепач ты, а не святой! Всю жизнь трепач! Всю жизнь людям мозги пудрил в этом своём обществе «Знание»!

Петухов раскрыл было рот, хотел ещё что-то сказать, но Иван Исаевич махнул рукой и пошёл дальше…

 

«Лимонные дольки» были не в пакете, а в картонной, с жестяным низом и жестяной же крышкой тубе. Иван Исаевич помнил эту тубу с детства. Она всегда напоминала ему о Новом Годе.

– Ишь ты, ещё выпускают! – сказал он выдавальщице.

– Чего? – не поняла та, но уже набычилась, готовая к отпору.

– Дольки.

– А, эти-то… – и она зевнула, показав ему золотую коронку на правом нижнем резце. – Со склада привезли. С полигона. Там ревизию проводили, вот и нашли. А чего? – вдруг насторожилась она. Настороженность была объяснимой: «дольки» были давно просроченными, но выдавальщица вместе с директором уже здесь, в магазине, срок годности исправили, и теперь она опасалась, как бы кто из особо глазастых ветеранов не заметил этого самого исправления.

– Ничего… – и Иван Исаевич вдруг застенчиво улыбнулся. – Помню, в детстве такие были…

Выдавальщица непонятно посмотрела на тубу, потом на странного старика (не крутит ли ей мозги этот… любитель долек? Заметил исправление, хитрый чёрт? Похоже, нет…), пожала сдобными плечами и повернулась к следующему посетителю. Иван Исаевич сунул «дольки» в сумку и пошёл за бутылкой.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Ольга Крюкова
2018/11/19, 14:50:48
Светлане Супруновой.
Простите, но ничего злобного я не писала. Запятую, каюсь, пропустила.
А по существу рассказа, вот:
Вводная часть пестрит скобками. Построенные предложения воспринимаются тяжело. Художественного повествования не вижу, похоже на корявую справку.

"Иван Исаевич Прохоров раз в месяц в магазине на улице Бонч-Бруевича получал паёк для ветеранов войны и труда (он был «труда»). В паёк обычно входили килограммовый кусок сырокопчёной колбасы, килограммовый пакет гречки, банка шпрот, упаковка крабовых палочек (десять штук) и килограмм карамели. Перечень мог меняться (например, сайра вместо шпрот, консервированная кукуруза вместо палочек и пряники вместо конфет), но в основном выдерживался.
Впрочем, определение «получал» было не совсем правильным. Паёк не получали (что подразумевается «даром»), а выкупали за полцены составляющих его продуктов. Получатели же почему-то считали, что должно быть именно даром. То есть, забесплатно. Поэтому недовольно бурчали, а некоторые, которые наиболее шустрые, даже грозились куда-то написать (кому? зачем? о чём? какой в этом смысл?). Понятно, что такие смешные угрозы никакого должного по замыслу этих «шустрых» эффекта на выдавателей колбасы и пряников не оказывали."

Постоянные повторы слов: паёк, получал/получатели, даром, некоторые/которые - режет глаз. Я на них "спотыкалась". Это вкратце, остальной текст настроения не улучшил. Про диалоги персонажей уже высказались. Вот, например: – А Петухову баранью ногу дали, – сказала Мария Спиридоновна, иванисаичева супруга, и завистливо вздохнула.
Как можно вздохнуть завистливо?
Это моё мнение.
Ольга Крюкова
2018/11/19, 13:24:01
Для Инкогнито
Я же не рецензию на рассказ писала, а именно своё ощущение от прочитанного.
Алексей Курганов
2018/11/17, 03:25:26
И опять эН Гринёву. Совсем забыл. Какие-то инвалиды труда,,какой-то Донбасс... Где вы это всё нашли в моём рассказе, фантазёр вы этакий? Нету у меня ни инвалидов, ни Донбасса! У меня только наши родные милые алкоголики! И ВСЁ!
Алексей Курганов
2018/11/17, 03:22:02
Николаю Гринёву. Спасибо, Николай! Давно меня никто так не смешил.Вот что значит человек "на взводе" (сиречь, с дня рождения)! Даже ночь форы даёт! Уж и не надеюсь НОНЧЕ до утра дожить! Что же касается ваших "если бы", то отвечу старинной русской присказкой:"если бы у бабушки был Х.., то она была бы не бабушкой, а дедушкой!". Это я к тому, что не стоит переоценивать свою оригинальную грамотность. Доказывать вам, что фраза с "брехуном" - ПРЯМАЯ (сиречь: разговорная) речь не вижу необходимости. Вы же умеете слышать только то, что вам ВЫГОДНО слышать.. Успехов вам!
Николай Гринёв
2018/11/16, 23:35:22
Нине Шеремет. В магазинах были отделы для ветеранов ВОВ. Для инвалидов труда никогда ничего подобного не было - заявляю как бывший заместитель городского Совета ветеранов. По версии Курганова, сколько тогда пришлось бы кормить за полцены десятки тысяч инвалидов труда на Донбассе? Какой-то бред, который могут поддержать недумающие и несведущие люди...
Николай Гринёв
2018/11/16, 23:26:13
Уважаемый, не прикидывайтесь паинькой! Причём тут "брехун"?! Это совершенно нормальное русское слово! Вы написали: «Ещё в пацанах был тот ещё брехун!». Вы меня извините, но это очень глупая и непонятная фраза! Пишущий человек так никогда не напишет - это противоречит всем канонам р/языка! Поищите в правилах - знаки препинаний при повторяющихся словах. Я завтра посчитаю все ваши ошибки (сто лет не рожало - голоду не було /укр. вариант/). Сейчас нет желания - пришёл со дня рождения. Вам - ночь форы, хотя если в детстве с орфографией не дружили, то можно сейчас и не начинать... И уж точно при вашем наплевательском отношении к читателю, не вам указывать на моё знание р/языка. Я понимаю - это трудно признать, что ты безграмотен, хотя тебя такие же, как ты, хвалят, что ещё больше удивляет... В моих текстах вы не отыщите, как не старались бы, и одного процента от своих ошибок. А ты говоришь, дядя...
P. S. Я уверен - если бы вы писали предпоследнюю фразу, то она звучала так: "...как бы не старались" - это ваш уровень. Мой - чистая русская речь, а не её подобие, когда разрывают устоявшуюся КОНСТРУКЦИЮ предложения.
Кириллова Елена
2018/11/16, 19:32:01
Рассказ хороший, язык колоритный, диалоги правдивые.
Читается легко, с интересом.
Алексей Курганов
2018/11/16, 15:39:16
Николаю Гринёву. По пунктам. Укажите КОНКРЕТНО где я нападаю на Диану. Второе. Вы не знаете значения слова "брехун". Объясняю: Толковый словарь Ефремовой: (простонародное выражение мужского рода)" "врун, болтун". Если вы, Николай не знаете родного языка то это проблемы ваши но никак не мои. Кроме того, вы, Николай,процитировали ПРЯМУЮ речь. По правилам русского литературного русского языка употребление в ПРЯМОЙ речи, извините за тавтологию, просторечий совершенно ДОПУСКАЕТСЯ. Третье. По поводу "шустрых". Объясняю, поскольку у вас ещё и с логикой проблемы: КАЖДОЕ предложение есть набор слов. Если же предложение показалось вам нечитаемым, то это опять же ваши проблемы, но никак не мои. И уж совсем смешно ваше предложение выделять вводную часть (она же - преамбула, введение, пролог) занятыми. Это что-то совершенно новое в отечественном синтаксисе.

Так что успехов вам в изучении русской грамматики. Уверен: вы найдёте в ней массу интересного!
АСИ
2018/11/16, 15:10:15
С удовольствием прочитала Ваш рассказ, Алексей.
Надо же: голый, непричесанный, без макияжа,- и в печати!? Удивлена. Значит не всё потеряно в этой жизни.
Свёкр (фронтовик-разведчик, инвалид) тоже получал пайки к великим праздникам. Однажды коробку конфет просроченную выдали, отнес, дико извинялись и поменяли... мелочь - а приятно было.
А деду Васе к Дню Победы выдали аж целую аптечку медикаментов (в коробке из-под пряников)! Раскрыли - а там сверху клизма! Я не слышала, чтобы дедушка матерился - правда, а тут, как подменили его!
Обидно, не смогла уговорить - на мусорку отнёс всю коробку. И чего обижался. ума не приложу - ведь с заботой и любовью выдано! Другим-то и этого не давали...
Нет их, давно почили.
Только сейчас до меня дошло: унижение это. было для тех, кто войну прошагал и выстоял, кто с голодухи пух. кровью харкал, а города и деревни поднимал из руин, по 50-60 лет стажа заработал, а дефицитную гречку, сгущенку, кофе да колбасу, как подачки. к праздникам получал.
Вот такие антисоветские выдумки , Инкогнито
Николай Гринёв
2018/11/16, 06:33:36
Ответ на чужую «духовку».

Я тут присмотрелся, как Вы, уважаемый А. Курганов, нападаете на Диану, и подумал, что здесь скрывается нечто большее, чем знание речи… Похоже на подёргивание косички у понравившейся девочки. Может быть, я не прав – не знаю…
Это понятно, что вас печатают, но конструкция части предложений неправильно выстроена, также отсутствуют знаки препинания и наоборот, да и прямая речь заметно прихрамывает…
Взять, к примеру, ваше предложение: «Ещё в пацанах был тот ещё брехун!».
Лично мне не доходит, как можно подобное насилие великого и могучего пускать на бумажные страницы? Главред – «главнедруг» русского языка?

«…что такие смешные угрозы никакого должного по замыслу этих «шустрых» эффекта». Вам, как автору, возможно, понятен этот набор слов, или по вашему замыслу читатель должен сам сообразить: кто эти «шустрые», пытаясь, определить последовательность слов в предложении, иль как? Можно было закрыть глаза на эту несуразность, и посчитать её случайностью, если бы вводная часть отделялась запятыми; а так похоже на шаманское заклинание.
Ничего личного, только забота о сохранении языка, правильного русского языка…

P. S. И только потом я прочитал комментарии.
Алексей Курганов
2018/11/15, 21:04:59
Витя или Рома! Что же вы притихли? Где ответ? Или скромность УЕЛА? Или даже застенчивость?
Алексей Курганов
2018/11/13, 13:53:19
Читателю (он же Инкогнито, он же Витя или Рома). Вы меня, как автора, заинтриговали. Прошу объяснить, что такое "абзацы-рпилки" и "слова-сучки". Это у вас аллегории такие? Или метафоры? Или просто неумение ясно и понятно выражать свои мысли? Не стесняйтесь! Я пойму!
Диана
2018/11/13, 06:36:53
Нине.В том, то вся и беда, что не рассказ вызвал столько эмоций и писанины, а комментарии. Ни одного слова по существу рассказа, как литературного произведения, не было. Все отбивались от личных характеристик и обид, поскольку действительно обсуждение идёт на уровне эмоций. Но ведь есть люди способные сказать профессиональным языком. Во всяком случае, претендующими на это.
Хотя бы раз их услышать! Это же так полезно всем пишущим - ясно, что мы не Нагибины и не Рождественские. Но, видимо, критиковать легче, чем помогать и учить. Не у всех есть желание приобрести друга, а не врага.
Нина Шеменкова
2018/11/12, 23:24:54
Каждое мнение субъективное, и оно имеет право быть. И если этот рассказ вызвал столько разных эмоций и споров, значит, есть над чем задуматься, значит, в нём, действительно, что-то есть! Иначе все прошли бы мимо, просто пролистали бы, не возмутившись, не восхитившись, ни обличая, не восхваляя. Новых творческих успехов вам, Алексей Николаевич!
читатель
2018/11/12, 18:48:46
Ольга права, рассказик никчемный, и требовать от нее объяснений, почему она выплюнула несъедобное чтиво, не стоит. У неё просто нормальный литературный вкус, который протестует против написанного через пень-колоду первого абзаца. Все в нем деревянно: слова-опилки, абзацы-сучки, ничего живого.
Диана
2018/11/12, 14:39:28
Инкогнито. А вы явите нам чудеса литературной критики. С удовольствием поучимся.Судя по вашему выговору Ольге, вы большй специалист в этом деле. Покажите класс, а уж мы поахаем и повздыхаем, дивясь вашей образованности - аргументированно и КОНКРЕТНО, а не на уровне болтологии.
Светлана Супрунова
2018/11/12, 14:25:41
Ольге Крюковой (?). Очень бездоказательный и злобный комментарий. Запятой не нашла. Удивлена безграмотности.
Инкогнито
2018/11/12, 09:47:20
ОЛьге Крюковой. Уважаемая Ольга, эпитеты "скучный" и "слабый" в литературоведческом споре аргументами быть НЕ МОГУТ. Если предъявляете претензии, то эти претензии должны быть АРГУМЕНТИРОВАНЫ - и аргументированы КОНКРЕТНО, а не на уровне ахов и вздохов. И ещё: при чём тут юмор?ВЫ сам рассказ-то читали?.
БОЦМАНКОВ
2018/11/11, 23:42:27
Ребята о чём спор.Концовочку рассказа внемательно почитайте.Леденцы в жестянной где то нашли на складе,каторые наш герой ел ещё в детстве.Автор даёт размышление для пищи.Можно обозвать эти пойки для инвалидов,можно как участнику 1-ой мировой войны,100 лет которую мы отмечаем и т.д. и т.п.За ПОЛ ЦЕНЫ,чему эти ветераны инвалиды очеННО рады.Да продукты подходят к окончанию срока не выбрасывать же вот и втюхаем наши инвалидам. ИЗ СВОЕЙ ЖИЗНИ ПРИМЕР: Служил на флоте и получал поёк подводника.Один раз вместо свежего мяса дали тушёнкой.Получил принёс домой смотрю какие то банки не стандартные,чуть вытинутые,перевернул банку читаю выбитой на жестянке днища банки."USA 1943" и что то по ободку по англиский.Я на следующий день к девчёнкам на склад.Девки вы чо меня отравить хотите,чо мне подсунули.А они :А ты её ел.При мне открывают банку,такую вкусную тушонку дорогие мои критики и полемчики за всю жизнь я не когда не ел.Это просто НЗ на центральных складах обновляли,вот и дали команду В ПАЁК. Так,что не надо на автора наподать.Каждый дышит,как он слышит.Каждый домысливает , если конечно есть воображение.А ИНКОГНИТО хочу спросить: А ПРИЧЁМ ТУТ СОЛЖЕНИЦЫН? Ну что инкогнито пусть хоть ГРАФ МОНТЕКРИСТО на монитор то не плюнишь и в морду не дашь,какждый имеет своё право выражать свою мысль. Так что твёрдая "ВОСЬМЁРКА", УДАЧИ АВТОР.
Диана
2018/11/11, 20:52:55
Было бы справедливо, если бы ,господа литераторы, вы не переходили на личности, а оценивали произведение. Мы же не в воспитательной колонии, а на страницах уважаемого журнала. Или я дверью ошиблась?
Ольга Крюкова
2018/11/11, 18:34:15
Очень скучный и слабый рассказ. Юмора не нашла.
Удивлена что его взяли.
Алексей Курганов
2018/11/11, 16:18:23
Для Инкогнито. Согласен с Ниной Шеменковой: скрываться под какими-то "мистериксовыми" кличками это первый признак ТРУСА, а господин Инкогнито и есть ТРУС. Отвечать ему - себя не уважать, но так уж и быть, соизволю ответить. ВЫ каким местом текст-то читали, господин Монтекристо? Где вы увидели в тексте ИНВАЛИДА труда? Иль с похмелья были, красавец вы наш таинственный? Тогда советую поправляться капустным рассолом. Да-да, опробовано на собственном опыте. Успехов вам трусливых!
Нина Шеменкова
2018/11/11, 13:22:20
А ещё публиковаться как Инкогнито, на мой взгляд, просто трусливо и неприлично. Нужно быть достойным оппонентом во всём и всегда. И действовать в открытую.
Нина Шеменкова
2018/11/11, 13:08:28
Справочная юридическая информация
Юридический справочник для населения, Издательство "Юридическая литература",1989, с изменениями.

ИНВАЛИД ТРУДА

— 1) И. т. считаются граждане, инвалидность к-рых наступила вследствие трудового увечья или профессионального заболевания. В данном случае инвалидность является следствием несчастного случая, связанного с работой, либо неблагоприятных условий труда, вызвавших указанное заболевание. 2) И. т. признаются граждане, получающие пенсию по инвалидности в связи с трудовой деятельностью, в том числе и инвалиды вследствие общего заболевания, пенсия к-рым устанавливается при наличии соответствующего общего трудового стажа.
В законодательстве сейчас данный термин не употребляется, однако в прошлом (до 1956 г.) он применялся, чем и объясняется его использование на практике. (См. Пенсии по инвалидности, Трудовой стаж).

Уважаемый ИНКОГНИТО, в художественном произведении допускаются вымыслы, фантазии и т. п. На то оно и художественное произведение! Зря Вы напали на Алексея Николаевича. Это же не автобиография и не мемуар. А рассказ очень даже интересный, интригующий, с юморком и глубоким подтекстом. Нужно ещё и междустрочие уметь читать.
Инкогнито
2018/11/11, 09:49:39
Пайки "инвалидам труда". Вы же врач, Курганов, и не знаете, что таких инвалидов не было, и сейчас нет, и ежемесячных пайков им не было.И за "полцены не было". Вас что, потянуло отметить юбилей Солженицына своей самодельной антисоветской выдумкой, поддержать покойничка, мол будь спок, Александр Исаич, твое дело живёт и побеждает. Так, что ли, врунишка?..
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов