Ожерелье Южного Урала. Путевые заметки

3

188 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 114 (октябрь 2018)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

УФА

 

Перед въездом в город стало ясно, что узел железнодорожный тут огромный. Понятное дело, Транссиб. Вокзал сильно поразил моё воображение. Новый, современный. С большим стеклянным переходом, высоченным стеклянным куполом. Я пошла по указателям, и они вывели меня на гору к остановкам общественного транспорта. А мне было нужно на площадь у вокзала. Стала спускаться вниз.

Дальше настроение стало ещё больше улучшаться – впечатлили широченные улицы под прямыми углами одна к другой. Невероятные расстояния. Мечеть. Огромная. С золотым куполом и навершиями минаретов (их четыре) как горящие, но золотые факелы. Строится давно. Когда-то она замышлялась даже с лифтами в минаретах. Но самой большой не стала. В Казани построили мечеть больших размеров. И в Чечне, наверное, тоже… Деньги на строительство закончились, ибо власть сменилась. И так жаль, что стройка заморожена.

Салават Юлаев. Национальный герой. Памятник стоит над рекой Белая, на горе. Виден отовсюду. Перед ним площадь с фонтанами, юрты сувенирные. Народу вокруг много. Поблизости роскошный отель – Хилтон здоровенный, какой-то конференц-зал, похожий на бассейн. Вид сверху красивый, но река обмелела, кажется сиротой в богатом доме.

Памятник пчеле собран из цветов на одном из газонов. Не удивительно. Башкирский мёд известен не только в России. Да и по всему миру. Бренд, как сейчас говорят.

В городе есть роскошная картинная галерея имени М. Нестерова. В особняке и в новой пристройке – современной и красивой.

Большой дом, ну очень большой – музей С. Аксакова. Он тут родился и жил здесь долго.

На доме, где родился Довлатов и прожил тут с матерью первые три года жизни – мемориальная доска. Улица, правда, имени Гоголя. Не переименовали. Эта волна не была разрушительной. Остались улицы Октября, Коммунистическая, Ленина и т.д. Кое-какие переименовали, но не много. Местных, башкирских героев оказалось маловато.

Мустаю Кариму стоит красивейший памятник. При фонтане по-моему.

Есть памятник Шаляпину. Он тут в 17 лет начинал работать писарем, но сбежал из города и забрал из кассы 15 рублей. По тем временам большие деньги. Интересно, вернул ли, когда разбогател? Думаю, вряд ли. Памятник смешной – в колоннаде стоит юноша, которого изваяли из чего-то белого –  сильно напоминает греческого бога. 

Напротив театр оперы и балета, где начинал карьеру Рудольф Нуриев. Там же, говорят, открыт небольшой музей, ему посвящённый.

Есть аллея современного искусства – нечто белое, яркое и непонятное виднеется в зелени бульвара.

Да, памятник, посвящённый подписанию документа о добровольном присоединении Башкирии к России выглядит также впечатляюще. Рукоять меча, барельеф, скульптуры. Много разговоров ведётся о том, а было ли оно добровольное? Но не к нам, так ещё к кому-нибудь присоединились бы башкиры. И кому было бы лучше? Россия-то точно отсутствие Башкирии пережила бы, и, может, и не заметила бы. А вот каково было бы им? Но история не терпит сослагательного наклонения. А потому я предпочитаю на такие темы не дискутировать. История – есть история.

Так же как и размышлять о Салавате Юлаеве. О нем сейчас опубликовано много противоречивых сведений. Но другого героя здесь нет. Путь хоть такой будет.

Город Уфа богатый. Башнефть! И заводы, в том числе и военные. Они были, и есть. Авиационный институт и техникум занимают почти что кварталы, да ещё чуть ли не в центре города. Учебных заведений много, как много и театров. Русский, татарский, башкирский. Музыкальные, драматические… Концертные залы.

Есть ВДНХ. Говорят, этот выставочный комплекс открыт году в 1972 или 1976. Но не так давно наше ВДНХ как бренд судились с ними и отсудили своё имя. Придётся спиливать красивые буквы в человеческий рост. А я бы прилепила сбоку «Б» или «У» маленькие. И стало бы ВДНХу, или ВДНХб, Но меня же никто не спрашивает, что надо сделать.

Что ещё интересного? В магазинах продаётся водка «Северные амуры» – так называли башкир, которые после 1812 года в Париж пришли с русскими. И водка «Ф. Шаляпин» есть.

 

 

СЕЛО КАГА И ДОРОГА

 

Дорога почти вся, а нам предстояло сегодня проехать в первый день 400 км, хорошая. Поначалу вообще была отличная трасса, потом стала похуже, но все равно очень приличная. Горы обступали нас издалека. Невысокие, скорее холмы. Мы ехали на Запад, если смотреть по карте. По пути на всех остановках продают: мёд во всех видах и упаковках, пихтовое масло, какие-то настойки и эликсиры, типа «Струя барсучья». Но она (струя эта) по словам нашего гида должна очень дорого стоить. Тут явно что-то не то. Или это какая-то другая барсучья (а может чья-то ещё) составляющая, или сильно разбавленная струя. Ещё продают веники дубовые, еловые и какие-то пучки травы, тоже похожие на веники. Есть чаи. Но, как показывает богатый жизненный опыт, эти сборы у нас дома не находят применения.

Села в основном добротные, не бедные. Большие. Частично идут вдоль дорог (как типично русские), но и уходят в глубину. Башкирские кажутся очень большими. Тут так и говорят: «Русское село», «Башкирское». Конечно, и в русском бывает, живут башкиры, и наоборот. Но в основном они едины по национальному составу. Храмов и мечетей в сёлах вдоль дорог не видно. Есть, наверное, в больших поселениях где-то в глубине. Но тут такой рельеф местности, что многого просто с дороги не видно.

Первая остановка – село Кага. Было огромное. Сейчас просто большое. Когда-то, в начало XX века население в Каге доходило до 10 тысяч человек. Располагается Кага в долинах между несколькими невысокими горами. Вроде бы они и невелики. Если сверху смотреть. А снизу кажется совсем другими – много больше. Здесь река Кага впадает в реку Белая. Белая течёт прямо и чуть в стороне. А вот Кага извивается как подкова между горами. На  одном извиве была устроена платина и организован в конце XVIII века железоделательный завод. Одно время он принадлежал одному из братьев Демидовых. От завода осталась пара складских помещений. Да на горке два здания больницы. Одно недавно сгорело. Вокруг второго организовано хозяйство. Там нас кормили обедом. Высокие потолки, большие окна. Это подворье турфирмы Урал-Тенгри. У них большое хозяйство, они в основном организуют конные маршруты (хотя они предлагают услуги на любой вкус туриста), а потому у них есть свои лошади.

История завода производит впечатление. Вокруг было полно железной руды. Её на руках тащили к заводу. Ещё надо было нарубить дров, сделать угли. Потом при помощи водяной силы что-то раскручивали и получалась домна. Очень все непросто. Главное, что меня поразило, это то, что готовую продукцию сплавляли по реке Белая, до которой её ещё надо было дотащить. Недалеко, но все же. И можно это было сделать только в течение всего лишь 2-х месяцев в году. То есть весь год это «железо делали», а сбыт – в такое ограниченное время.

Тут же, у завода на горе построен Никольский храм. До конца он не восстановлен. Но храм большой, необычный. Когда-то был красив и величественен для здешних мест. Внутри невероятно интересные росписи. Он не старообрядческий, но чем-то роспись напоминает именно старообрядческие храмы. Или просто такой художник был приглашён. Другого ведь могли и не найти. На полу остатки плит чугунных. 

На кумысную ферму нас не повезли. Кобылы доиться перестали. Не время сейчас. Поехали к Башкирскому государственному заповеднику. В сам заповедник заезжать нельзя. А вот по краю походить можно. Поднялись на смотровую вышку. Погода была роскошная. Видно все уральские горы – во все стороны. Вдалеке они голубые. Рядом – разнозелёные.

Нас ждал вечером Бурзянский район, село Старосубхангулово. Бывшее село Бурзян. Вид из окна отеля роскошный. Коровы вброд ходят по реке то туда, то обратно. Бычок стоял на берегу и размышлял. Смотрел на нас сурово. Мы рассудили, что нечего «юношу» волновать своими перебежками у него под носом. И обошли набережную по другой улице. Гуляли, бездельничали. Тихо тут и спокойно. Тепло и уютно. Попался один пьяненький башкир. (Кстати, бомжей и пьяниц на улицах почти нет). Долго извинялся и попросил покурить. Узнав, что мы некурящие, спросил, откуда мы. И так удивился, что нас сюда занесло. Рассказал местную легенду.

А бычок – гадёныш, с набережной так и не ушёл. Пришлось опять делать крюк. Но это такие мелочи…

 

 

ВЫ ЕДЕТЕ «ЧЕРЕЗ ТУТ», А МЫ «ЧЕРЕЗ ТАМ»

 

Именно так сказал коллега нашего гида-водителя – симпатичный молодой человек, который в компании австрийцев на велосипедах собирались куда-то туда, куда приедем мы. Но через другой перевал. И позже.

Сегодня мы по гравийной дороге направились к объекту природного и культурного наследия, внесённому в предварительный список Всемирного наследия ЮНЕСКО: территория комплексного биосферного резервата «Башкирский Урал», включающая в себя уникальный памятник эпохи палеолита – пещеру «Шульган-Таш» (Капова пещера).

Нас забрал местный гид, и мы пошли в музейно-демонстрационный комплекс. Все симпатично, разные стенды, избушки. Основанием для создания заповедника стало обитание в этом регионе чистокровной популяции медоносной пчелы – бурзянской бортевой пчелы, или «бурзянки» – в условиях бортничества – башкирского народного промысла. Этот заповедник оказался первой в мире зоной, охраняющей аборигенных диких пчёл. Сходили на экскурсию в музей «Золотой пчелы», посмотрели на действующую бортевую пасеку. Сейчас дикий мёд, это если говорить простыми словами, собирают всего 8 человек. И берут они в одном месте одну треть от того, что собрали пчелы. Остальное оставляют им. Цена в итоге огромная. От 5 до 6 тысяч рублей за кг.

На территории заповедника находится уникальная карстовая Капова пещера, или Шульган-Таш. Пещера как пещера. Мы же не спелеологи, оценить по научному это не можем. У входа, правда, обнаружилось необыкновенной красоты голубое озеро. Дальше прошли к наскальным рисункам. Большая редкость в этих местах. В пещере +7. Но ходили там недолго.

Тут же пообедали. Все по-домашнему. Потом пошли погулять. Спустились к реке. Гид рассказывает много интересного, знает эпос «Урал-Батыр» наизусть. Посидели, походили. Как и везде, в Башкирии: красиво, уютно, спокойно. Поехали дальше. Остановились у озера с непроизносимым названием. Послушали легенду про летающих коней. Дальше поднялись на необыкновенно красивую гору с видом на изгиб реки Белой, а она тут течёт сначала с севера на ют, потом поворачивает на запад, а затем – опять на север. Такая вот река необычная. Когда-то тут вовсю сплавлялись туристы. И сейчас они здесь есть, но много меньше, сезон почти закончился.

Вид необыкновенный. Опять же послушали рассказ, но не только легенды, но и реальные события узнали. Про сплавы. Про работу железоделательных заводов. А они стояли на притоках реки Белой, коих тут достаточно. На притоках ставились плотины. Во-первых, для работы молотов, которые чугунные чушки ковали, а также для того, чтобы сплавлять готовые чушки на барках (плотах).  Барки делали из брёвен. На них грузили чушки и прочие болванки и в какое-то время спускали воду с плотины, она и поднимала барки. Соседи делали то же самое. И все это быстро плыло.

Где-то чуть ли не у Нижнего Новгорода барки опустошали, чугун продавали и дерево гнали вниз до Астрахани, где дерево – дефицит. Тоже продавали. Белая впадает в Каму, Кама в Волгу и пр. Про руду и заводы слушать очень интересно.

 

 

ЗАУРАЛЬЕ

 

Сегодня мы отправились через горы и перевалы в сторону Зауралья, что оказалось совсем не сложно. Тут широченные долины, горы пологие, ехать легко и спокойно. Дороги, конечно, здесь уже не чуть похуже.

Первая остановка в селе Темясово. Это первая столица Башкирской АССР. Башкирская автономия была создана одной из первых. В 1919 году. Не без проблем. Тогда соединили места наиболее компактного проживания башкир. А они не жили в городах. Да и сейчас их больше в сёлах. Вот Темясово оказалось самым приличным поселением и стало столицей. Хотя в 1920 году передумали и присоединили к Башкирской автономии кусок Уфимской губернии. Для солидности.

В этих краях вообще-то не раз случались крупные восстания и мятежи – в 1737 и 1755 годах. Примечательно, что село носит своё название в честь уроженца здешних мест, одного из предводителей восстания Темяса Иликеева. Раньше аул назывался по-другому – Каипкай. В краеведческом музее до сих пор хранится диорама, которая изображает один из эпизодов восстания XVIII века. Диорама очень естественно выглядит. На царских солдат набрасываются башкиры.

В музее много информации о рабочих заседаниях Первого Башкирского правительства. Восковые фигуры изображают участников темясовского «Заседания государственного совета», сидящих в раздумьях за столом. Как живые!

В селе регулярно проходят так называемые Валидовские чтения, одна из улиц села носит имя учёного, писателя, историка, активного общественного деятеля Ахмед-Заки Валиди (Валидова). Перед музеем, у входа стоит бюст этого человека. Потрясающая работа скульптора.  Такое лицо!!!! Музей в целом мне понравился. Здесь представлена этнографическая коллекция, но это как везде. Показана этнокультура башкирского народа. Платья, украшения. Башкиркие дамы украшали себя монетами – носили на себе как на слюнявчике эдакий депозит. Достойна внимания нумизматическая коллекция, выставлено оружие времён Гражданской войны, предметы из археологических раскопок. Отличные фигуры в разных вариантах, не только в вышеупомянутых диорамах! Много фотографий.

По пути купили кумыс. А говорили, что кобылы не доятся! Попробовали три разных вида. Один сильно не понравился – пах дымом. Остальные вкусные.

Потом добрались до Талкаса. Озеро Талкас расположено на восточных склонах Уральских гор. Вода в нем натриево-магниево-кальциевая. Так гид сказал. Не пробовали. Южные и юго-восточные берега озера пологие, каменистые с песчаным дном. Вода чистейшая. С востока к озеру опускается поросший лесом западный склон хребта Ирендык, около которого находится санаторий, где отдыхают в основном жители Магнитогорска.

Курортная зона вроде как к санаторию не относится, она самостоятельная. Зона – с кабинками для переодевания, отмеченная «М» и «Ж». Беседками – с крышами как башкирские шапочки. Сиротливо стоят какой-то наглухо заколоченный объект с закрытой кассой, наверное, это прокат. Но все было закрыто. Никого вокруг. Один дядька стоял в воде и ловил рыбу. Утки смешно перекрякивались, как будто ругались. Птицы вдалеке толклись стаями на воде и летали по воздуху.

Да, в Башкрии в сёлах ходят гуси. Большими компаниями. Их так много! И белых, и серых. Как у нас голубей. Башкиры держат не кур, а именно гусей. Куры тоже есть, но в русских сёлах. Гуси толстозадые, здоровенные, самодовольные.

И вот наконец-то – город Сибай. Начали мы знакомство с местными достопримечательностями с музея. Я нигде не видела таких чучел животных и птиц! Таксидермист у них свой, невероятно талантливый. Коллекция животных и птиц богатейшая. И очень талантливо представлена, разные позы, ситуации, композиции. Я восторгалась как маленький ребёнок!

По преданию, в начале XX века охотник из деревни Старый Сибай, раскапывая нору куницы, нашёл красную глину. Глину отвезли в управление рудниками на анализ, и анализ показал, что это бурый железняк с примесями золота и серебра. Так было открыто Сибайское месторождение. Вскоре началась его разработка, и в 1915 году была открыта первая шахта.

Действовала шахта недолго – во время Гражданской войны её затопили. Работы возобновились только в ноябре 1925 года. Руду вывозили на лошадях и быках и доставляли на Баймакский медеплавильный завод. А рядом строился рабочий посёлок Сибай. В Баймаке сейчас ничего не осталось, мы его проезжали.

В 1939 году рядом было открыто новое месторождение, названное Новосибайским. Руда в нем залегала не слишком глубоко – на уровне 80 метров. Все это позволило через несколько лет запустить в Сибае собственный медеплавильный завод. Здесь добывали не только медь: в годы войны местные комсомольцы сдали в фонд победы два с половиной килограмма золота, за что получили благодарственное письмо от Сталина.

В 1948 году началось строительство Башкирского медно-серного комбината, который до сих пор даёт жизнь и работу всему Сибаю, получившему статус города в 1955 году. Правда, теперь это предприятие стало филиалом Учалинского горно-обогатительного комбината.

Большой промышленный город Сибай, где мы заселились в гостиницу, живёт добычей руды, и главная его достопримечательность – поражающий своими масштабами карьер для выработки меди. Гигантский рудник здесь главный, а город его обслуживает. Медь так крепко вплавлена в здешнюю жизнь, что сами сибайцы предлагают остроумную версию происхождения названия своего города: первые две буквы – символ химического элемента Cuprum, медь, а «бай» по-башкирски означает «богатый». Но это, думаю, фантазии. Игра слов и букв.

Когда мы подъезжали к городу, поразили гигантские чёрные горы, на которых кое-где растут небольшие берёзки. Многоярусные холмы переработанной руды – так называемые «отвалы», тянутся вдоль дороги. Горы, честно говоря, не совсем чёрные, там есть цветные прожилки. Но все равно в таком ландшафте есть что-то жутковатое.

Если убрать этот футуристический элемент, то перед нами обыкновенный советский провинциальный городок. Ничего башкирского мы не увидели. Совсем ничего. Только скульптура куницы стоит на пересечении проспекта  горняков и улицы Ленина. Почему это зверёк так здесь, в Башкирии ценится. Куница изображена и на гербе Уфы.

И есть памятник башкирам, участникам войны 1812. Красавец-башкир на коне! В шапке, с которой свисают два лисьих хвоста. Башкир, вошедших в Париж, называли Северными амурами. Кто-то говорит, что из-за того, что они были вооружены луками и стрелами, а кто-то говорит, что у них так развивались эти лисьи хвосты, что напоминали крылья. Мне первый вариант нравится больше. Сидит башкир – северный амур также как и Салават Юлаев, откинувшись назад. Любимая поза у башкирских монументалистов.

Помимо медного рудника, у Сибая есть два исторических родителя: деревни Старый Сибай и Новый Сибай. Старый Сибай известен с 1663 года, когда в Зауралье переехали переселенцы из Саньяпа, возглавляемые человеком по фамилии Сибаев.

Ещё одно сибайское богатство, – яшма. В городе есть мастерская по обработке этого самоцвета. Больше всего поразила техника «флорентийская мозаика»: когда из кусочков камня выкладывают сложные рисунки.

 

 

АРКАИМ

 

Сегодня день мы посвятили самому известному месту в нашей поездке Аркаиму. Это государственный историко-культурный заповедник.

По пути переехали Урал – водную границу между Европой и Азией. Ещё в реке Урал утонул Чапай, но, правда, не в этом месте. Тут по реке плавали два дядьки на надувной лодке. И ничего не делали.

С Аркаимом все сложно. Это укреплённое поселение эпохи средней бронзы рубежа III – II тыс. до н.э., относящееся к «Стране городов». Учёные считают, что это древний город, возраст которого оценивают примерно в четыре тысячи лет, т.е. возраст Аркаима старше возраста египетских пирамид и что люди, жившие здесь, были первыми представителями индоевропейской культуры.

Само древнее поселение находится чуть дальше от того места, куда мы приехали. Здесь же несколько холмов, остатки речки, плотина-насыпь. Музей новый, интересный. С очень богатой археологической коллекцией.

В административной части помимо стоянки для автобусов и машин чего только нет! Есть всякие развлекаловки – проводятся мастер-классы по изготовлению амулетов, печей и чего-то ещё. Есть изба (двор) казака. Удивили вагончики – это оказалась гостиница. Салатового цвета, облезлые, настоящие старые вагончики. Но летом тут жара под 50 и выше. А они железные. Как тут можно находиться?

В палатках разноплановых продаётся уйма всего шаманисто-необъяснимого. Кулоны, палочки, талисманы и пр. Много всего, привезённого с Алтая. Мы купили чай, кому какой понравился. И долго рассматривали всякую всячину. Каши конопляные, льняные и ещё какие-то, сушки, например, морковные и прочие разные. Да чего тут только нет!

Вообще-то Аркаим считается природным местом силы, Он  расположен на месте естественного тектонического разлома земной коры, в жерле миллионы лет назад потухшего вулкана. Аркаим – одно из самых культовых мест на Урале, окружённое многочисленными легендами и ореолом таинственности. Тут полно народу на каждой горе, водят хороводы, ходят по кругам, читают то ли мантры, то ли молитвы.

Мы поднялись на две горы. Постояли, посидели. Посмотрели. Я лично ничего не почувствовала. Совсем. Видимо, не готова. Не доходит до меня эта сила. Слезла с горы и не просветлённая, и с неочищенными чакрами. Ну, не моё! Бывает. Но места здесь очень красивые. Необычные.

Конечно, во времена древних поселенцев у Аркаима было другое название, если вообще было. Нынешнее название «скопировали» с горы, которая возвышается в 4 км к югу от поселения. В 1987 году экспедиция Челябинского Государственного Университета приехала в Брединский район срочно извлекать из земли артефакты, представляющие хоть какую-нибудь историческую ценность – долину планировали затопить, потому что собирались строить водохранилище. Но тут случайно учёные обнаружили Аркаим, памятник синташтинской культуры очень хорошей степени сохранности. С тех пор копают.

Синташтинская археологическая культура получила своё название в честь городища Синташта. Исследовать его учёные не смогли, поскольку от него почти ничего не осталось. Однако исследователям удалось выяснить, что городище имело круговое строение, было хорошо укреплено, а сами люди знали много ремёсел и были хорошо организованы.

Это был прорыв в археологии, ведь до открытия памятников синташтинской культуры считалось, что на Южном Урале три-четыре тысячи лет назад жили в землянках, ничего не умели, а тут обнаружился целый город. Аркаим сохранился отменно, но археологам дали всего одно лето на раскопки. Руководитель экспедиции Геннадий Зданович решил привлечь к проблеме общественность. Журналисты выдавали статью за статьёй. Сам Зданович выступал с открытыми обращениями, писал письма. То ли пиар-акция оказалась успешной, то ли деньги на строительство водохранилища неожиданно потратили на другие цели, но памятник оставили в покое.

Вот тут-то, пожалуй, кто-то про место силы и сказал. По-моему Джуна об этом сообщила. И тогда сюда потянулись адепты различных учений со всего мира. В ходе раскопок учёные выяснили, что Аркаим был обитаем всего сотню лет. Потом люди сожгли город и ушли в сторону Индии. Причина прозаична: аркаимцы вели полукочевой образ жизни – когда деревья в близлежащем лесочке были вырублены, а луга вытоптаны, люди ушли на восток за лучшей жизнью.

Осталось много интересного, например, очень необычные печи. Предметы быта. Да и много всего. Но это невозможно увидеть на месте. Только в музее или в кино. Кино посмотрели, но мне оно не понравилось. Очень уж автор навязывал свою точку зрения, ничем ее ничем не подкрепляя.

Я думаю иначе. Мне тоже её (точку зрения) подкрепить нечем. Но я никому ее и не высказываю. Купила небольшую книжечку про Аркаим и прочие раскопки. То есть про древние города. Невероятно интересно.

 

 

МУРАДЫМОВСКОЕ УЩЕЛЬЕ

 

Из Сибая мы направились в природный парк «Мурадымовское ущелье». По дороге ничего интересного не произошло. Останавливались у озера, наблюдали за стадом коз и козлов. Да, утром смотрели на табун лошадей. Такие вот у нас тут развлечения. Тихо. И лениво. Вокруг никого. Куда все подевались? Нет ни туристов, ни комаров. И мух, клещей и ос тоже нет. Так что нечего задавать глупые вопросы. Сезон закончился раньше. Реки обмелели, минимум на метр ушла вода. А потому никаких сплавов уже не проводится. А здесь процентов 90 туристов именно сплавляется. Сейчас можно только скрести задом по дну.

Природный парк «Мурадымовское ущелье» – одно из красивейших мест Башкирии. Он создан в 1998 году в долине реки Большой Ик. Ик сейчас совсем не Большой и даже не маленький. Просто Ик. Все обмелело до каменных россыпей. Общая площадь образованного парка – более 23 тысяч гектаров. С севера на юг парк «Мурадымовское ущелье» вытянут на 28 километров, а его средняя ширина – 8-10 километров. У нас в начале парка метров 200.

Само Мурадымовское ущелье – это скалистый каньон,

Главные достопримечательности парка «Мурадымовского ущелья» – это пещеры. Их найдено здесь более 40. Таким образом, здесь самая высокая в Башкирии концентрация пещер. Наиболее известны три пещеры – Старомурадымовская, Новомурадымовская и грот Голубиный. Старомурадымовская пещера в длину 210 метров. Её стены покрыты рисунками, выполненными нашими далёкими предками красной охрой (их можно увидеть справа в 60 метрах от входа). Возраст рисунков – около 10 тысяч лет. Но туристов к рисункам не пускают. Не сильно и хотелось. Мы вообще пещеры проигнорировали. Нам одной хватило. Самая длинная Новомурадымовская пещера, 1850 метров, глубина – 108 метров. Но и кто туда полезет? Говорят, там красивые кальцитовые натеки на стенах.

В некоторых пещерах Мурадымовского ущелья были обнаружены стоянки древнего человека. Например, в гроте Голубином люди жили во времена палеолита. Археологи обнаружили этот археологический памятник в 1960 году. Длина грота Голубиный – 69 метров. Он имеет огромный вход шириной 18 метров и высотой 3 метра. Из грота открывается превосходный вид на каньон реки Большой Ик. Чтобы попасть из входного грота в остальные гроты пещеры, нужно преодолеть небольшой лаз.

Гид сказал интересную фразу: «Древние люди могли жить только в пещерах». Я задумалась. Точно! И здесь это было для них идеальное место.

Не менее интересная пещера – Ледовая. Круглый год на дне пещеры лежит лёд толщиной до полуметра. Длина Ледовой пещеры – 72 метра. Но это уж точно не для нас. Тем более, что не все пещеры Мурадымовского ущелья легкодоступны. Для прохождения некоторых из них необходимо иметь специальное снаряжение. Для спелеологов тут рай. Но в основном здесь толкутся в сезон жители Оренбуржья, находящегося отсюда в 100 км. У них вокруг голая степь. А тут горы и ущелья. Вдоль основной дороги чуть в стороне от высохшего Ика стоят на расстоянии 50 метров деревянные туалеты – главная рукотворная достопримечательность. Их хорошо видно – они ярко-желтые.

С другой стороны домики-вагончики, беседки непременно с мангалами. Все для отдыха. Вот тут народ и отдыхает. В ущелье есть пионерский лагерь. Но мы до него не дошли. Не хотелось идти вброд. Надо было разуваться. Поленились. Да и зачем нам нужен лагерь? Пионеры пошли в школу. Там тишь и голодные собаки. Их здесь много. Весёлые и ласковые. Одну подкормили.

Пишут, что в Мурадымовском ущелье на редкость богатая флора и фауна. Всего здесь произрастает около 500 видов растений, встречается 40 видов млекопитающих, летает 122 вида птиц, обитает 4 вида рептилий, 5 видов амфибий и 9 видов рыб. Очень многие растения и птицы, которые здесь встречаются, занесены в Красную книгу. Например, в Мурадымовском ущелье можно увидеть таких редких птиц, как сапсан, беркут, орёл-могильщик, сова ястребиная, журавль серый и другие.

Мы никого не видели, кроме местных собак. Наша попутчица общалась с гадюкой, которая грелась на солнышке. Сейчас осень только начинается. Берёзы – а их тут какое-то невероятное количество. Они (березы) здесь особой масти – повислые. По Башкирии леса берёзовые и сосновые. Воздух восхитительный. Берёзовые леса просто завораживают. Сейчас берёзы начали желтеть. Но не полностью сразу, а клочьями. Красота. На скалах берёзки растут поодиночке, то есть вообще непонятно, как они там ютятся. Что-то из кустов покраснело, много рябины. В общем, начинается левитановская золотая осень.

На 17.00 наш гид собрал нас для похода на гору. Гора – утёс. Снизу кажется, что высоченный и неприступный.

Итак, розовые кроссовки, белые носки, остальное как обычно. Это я. Плюс палка треккинговая. Нас было трое. Я – самая не молодая. Наш гид обычно водит туры горные: лошади, снегоходы, палатки. А тут – мы, которые умеют лишь ездить в метро на эскалаторе. А вот нам с ним повезло. Он прекрасно знает и историю, и всякие легенды и сказания. Главное – он любит свою Башкирию. Русский, но родился и вырос тут. По горам летает как коза местная. Но сам-то – это хорошо. А мы? Он не просто подавал нам руку. А чётко объяснял, что и как надо делать. Как ставить ногу, хвататься за кусты или нет, как ползти – задом или передом. И присматривал за нами, сразу примечая, что с нами не так. Например, когда у меня сбивалось дыхание, останавливал всех.

Непосредственно от двери гостевого дома с нами пошёл пёс. Молоденький, дворянин, бело-черный, круглохвостый. Симпатяга. Пролезли мы довольно высоко, приостановились. Гид сказал псу: «Ну, ты заслужил котлету». Замолчал. Прислушался. Добавил: «Даже две». И в этот момент снизу послышалось сопение, шуршание. К нам прилезли ещё три собаки. Точнее, сразу появились две – умная, спокойная взрослая дама. И такой же, как белый, но рыжий подросший псин. Последним снизу материализовался тёмный коротколапый щенок. Глаза горят, пасть разинута, на все готов! Мы так решили, что активное движение от подножья горы началось со слов «котлета», а уж при словах «две котлеты» никто из них не смог сдержаться.

Вот такой дивной компанией мы продолжили восхождение. Собаки явно дорогу знали, бывали тут не раз. Обрывов особых не было, хотя и поднялись мы высоко. Прошли по гребню всем «профсоюзом». Собаки носились взад-вперед, валяли дурака. Рыжий и белый все время затевали грызню, маленький чёрный гавкал – вроде участвовал в потасовке. Иногда ему тоже перепадало. На окончании гребня у обрыва мы посидели. Гид рассказал нам легенду. Неописуемая красота. Умиротворение. Горы, небо, разноцветие осени. Доброжелательные и весёлые собаки. Воздух почти не двигался. Тишину нарушало только их сопение.

Спускались тем же составом. Взрослая псина шла спокойно и осторожно. Мелочь неслась шумно. Но тут между скалами вместо земли – чёрная пыль. И листва. Наверное, можно не говорить, какими стали розовые кроссовки. Итог: Треккинговая палка невероятно удобная штука. Особенно для тех, кому за 60, а куда-то залезть ещё хочется. Собаки – умницы. С ними гулять – одно удовольствие. Наш гид Слава очень облегчил нам жизнь. Конечно, самостоятельно можно забраться почти что на любой утёс. Но с профессиональным человеком это делается и безопасно, и легко, и так просто. А на конечно точке маршрута очень повышается самооценка.

Кстати, здесь вообще по-другому идет время. Гораздо медленнее. А ещё какой-то необыкновенный воздух, ароматный, густой и холодный.

 

 

ВОДОХРАНИЛИЩА – НУГУШСКОЕ И ЮМАГУЗИНСКОЕ

 

 

В национальных парках я совершенно запуталась. По маршруту мы приехали в национальный парк «Башкирия», который расположен на западных отрогах Южного Урала в междуречье рек Нугуш и Белая. По-моему мы тут уже были, но с другой стороны.

Река Белая течёт тут везде, где мы ездим. То есть она с севера идёт на юг, потом поворачивает на запад, а потом опять идёт на север. По есть движется по перевёрнутой букве «П».

Вот про реку Нугуш никто ничего не рассказывал. Она совсем небольшая, но красоты невероятной. Реку Нугуш запрудили, получилось водохранилище – большое и красивое. На вид – обычное озеро. С одной стороны в него река втекает, а с другой плотина стоит. Это одна из главных достопримечательностей Башкирии. Мы, правда, не учли, что вода поднялась по реке больше, чем на 20 км. Там, наверное, особенные красоты и наблюдаются. Здесь много турбаз, детских лагерей и баз отдыха. Построили эту красоту в 1965 году.

Интересно, что весной в первый год заполнения водохранилища нахлынувшая вода чуть не смыла только что созданную плотину. Вода прибывала, подмывала плотину, принесла много льда и стволов деревьев. Так получилось, что именно в ту весну в Башкирии был небывалый паводок. Но плотину удалось отстоять. Нугуш – в переводе с башкирского «чистая вода». По легенде, Нугуш – это башкирский батыр, освобождавший башкирскую землю от злых чудовищ.

Водохранилище вытянуто на 20 километров, а его ширина достигает местами 5 километров. Но ощущение, что его видно полностью с некоторых точек. Ну или почти полностью. Глубокое, 28 метров.

Поразило – с одной стороны водохранилища строится (или уже построено) много дорогих домов. Частных. Больших, богатых. Предлагают туристам катание по озеру на катерах. Но сезон длится всего два месяца. Июль и август. Сейчас, 10 сентября на воде никого. Ни одного катера. На другой стороне тоже что-то строится, но меньше. Там берег более пологий, наверное, местные отдыхать приезжают. На обзорную экскурсия на катере по Нугушскому водохранилищу мы не поехали. Обозрели красоту с берега.

Совсем близко оказалось ещё одно водохранилище – Юмагузинское (на реке Белая). Строительство водохранилища началось в 1998 году. Заполнили его водой, но всё-таки не до конца, как планировали, в 2007. До этого несколько лет бастовали экологи и прочие «зелёные». Но правительство их не послушало, вложило огромные деньги. Вся республика работала на эту стройку. По сути построили плотину на куске (очень большом) реки Белая. Образно говоря, перекрыли перекладинку у перевёрнутой буквы «П». Перекладинка длиной почти в 70 км. Глубина увеличилась на 60 метров. То есть на север после плотины теперь течёт не Белая, а тощий ручеёк. Конечно, воду сдерживают, вот и нет её. Спустят – будет. А сейчас – только камни на дне.

Мы поднялись на гору – на смотровую площадку. Вид ослепительный. Просто открыточный. Вода как зеркало. Красивые горы. Но в сторону высокой воды видно всего лишь километров 5, но когда представляешь, что воду подняли на 60 метров, и это водное пространство растянулось почти на 70 км, становится страшно. А если будет половодье и плотину прорвёт? Сверху, а мы стояли на месте, откуда наблюдал за стройкой сам Рахимов, плотина кажется пустой. Вроде как турбинный зал находится под скалой. Но все как на детской картинке, не впечатляет. Спустились вниз, снизу плотина высокая. Но никакой деятельности по производству электроэнергии не видно. Никого. И нет ЛЭПов, которые обычно кустятся у плотин. Здесь какие-то жалкие трубочки торчат. Как небольшой лесок после пожара.

Наш гид-проводник много рассказывал про реку Белая в этом пространстве. По ней активно сплавлялись любители. Сейчас сюда не пускают, это охраняемая зона, нужны специальные разрешения. Я не поняла, зачем вообще построили эту плотину. Совсем рядом другое водохранилище. Электричества в Башкирии хватает. Так зачем? Сейчас эту электроэнергию продают в Оренбургскую область. Но не могли же строить ради этого?

Остановились мы на активно строящейся базе отдыха. Прямо под плотиной. Как-то не очень комфортно. Сейчас солнце, тишина. А в дожди? Брррр…

Гид-проводник всю вторую половину дня показывал нам то, что было тут раньше. На стендах на полпути к смотровой площадке. Сначала на площадку ездили, потом ниже спустились. До постройки гигантского водохранилища Юмагузинской ГЭС здесь проходил популярнейший маршрут по реке Белой (Агидель). К сожалению, сейчас многие природные достопримечательности оказались затопленными (в том числе частично затопило глубочайшую пещеру Урала Сумган-Кутук). Строительство Юмагузинского водохранилища началось в конце 1998 года, а первый гидроагрегат Юмагузинской ГЭС был запущен в 2004 году. В 2007 году строительство было полностью закончено. Плотина имеет длину 605 метров и высоту 65 метров. Площадь зеркала водохранилища – 35,6 квадратных километров, а объем воды – 890 миллионов кубических метров. Длина водохранилища – 57 километров (оно вытянуто практически до деревни Максютово), общая протяжённость береговой линии – 124 километра. Средняя глубина – 26 метров, а максимальная – 63 метра. Средняя ширина водохранилища – 300-400 метров. То есть тонкое и длинное, но оно должно было быть вообще 70 км. Тогда затопило бы Капову пещеру. Поэтому все радуются хотя бы тому, что вода поднята не на полную высоту.

Горы и скалы вдоль водохранилища, конечно, остались. Наполовину торчат из воды. К ней не спустишься, это охранная зона. Кое-где в них виднеются гроты и пещеры, наиболее интересная из которых пещера Театральная. У большинства скал есть свои собственные названия – Митрошкин камень, Азан-Таш, Сундук-Таш, Крейсер и т.д. Самая необычная скала – Чертов Палец. Вертикальный каменный столбец, отделенный от скалы, действительно по своим очертаниям напоминает палец. Одно из наиболее интересных мест – остров Сакасска. Это гора, которая в результате наполнения водохранилища оказалась окружена водой и превратилась в остров. Раньше в этом месте находилась одноимённая деревня. От этого места можно попасть в знаменитый Сумган-Кутукский карстовый район, богатый многочисленными пещерами. Здесь находится знаменитая и очень мрачная пещера Сумган-Кутук, вход в которую представляет собой глубочайшую пропасть, 90 метров отвесной скалы. Это самая глубокая пещера Урала. На одну треть она заполнена водой.

Когда-то тут один художник на скале изобразил портреты Маркса-Энгельса-Ленина. Видимо, хотел получить или звание, или премию. Но что-то у него не срослось. То ли помощница в воду упала, то ли ещё что. Но вождей он написал. Мы их на фотографии видели. У нас в маршруте написано, что работали местные художники Татьяна и Булат Рахимовы в 1979-80 годах. Говорят, сейчас Маркс и Энгельс уже выцвели, а Ленин до сих пор хорошо виден.

Населённых пунктов на берегах Юмагузинского водохранилища нет. Нет здесь и сотовой связи. Водохранилище находится на территории национального парка «Башкирия». Путешествовать по водохранилищу лучше всего на катере или надувной лодке с мотором. На одних вёслах здесь далеко не уплывёшь.

На плотине Юмагузинского водохранилища можно заказать обзорную экскурсию на катере по маршрутам разной протяжённости или просто заброску вверх. Мы это проигнорировали. Также на водохранилище можно взять напрокат лодку, либо катамаран (водный велосипед). То есть вся жизнь на этой водной поверхности сосредоточена у плотины. Нам хватило обзора сверху. Да и попасть же на акваторию водохранилища можно только с плотины, миновав КПП и оформив платный пропуск. Других подходов к воде нет. И на ночь все закрывается.

Вот потому те, кто любил сплавляться по этой реке, а таких тут тьма тьмущая, теперь приуныли. Понимаю. Зачем людям, привыкшим ставить палатки и сидеть у костра, организованный заброс по воде на какую-то организованную базу где-то наверху на водохранилище с плавучими домиками. Цена вопроса явно «не палаточная». Но время все расставит на свои места. Трудно судить о том, хорошо это или плохо, постояв полчаса на горе и посмотрев по сторонам. Красиво – да! Ну а каких-нибудь вождей ещё где-нибудь напишут. На другой скале и на другой реке.

 

 

ВОСКРЕСЕНСКОЕ

 

 

Очень быстро добрались до села Воскресенское. По плану предполагалась экскурсия в Воскресенскую картинную галерею. В 1941 году сюда эвакуировали художественную школу из Москвы. Детишки были с педагогами, с родителями (не все). Жили они тут больше двух лет. Ну, а 6 ноября 1971 года здесь открылась картинная галерея, куда выросшие детки привезли в подарок свои работы. Сейчас картин больше 400. Статус галереи – филиал Уфимской.

Увидела я тут работы Валентины Кузнецовой. Ее муж – мой хороший знакомый Роберт Папикьян. У нас дома несколько его картин есть, да и книжки где-то лежат. Да и у меня на стене висит подарок Валентины Кузнецовой, картина «Ангел». Здесь есть работы Петра Оссовского, Гелия Коржева и многих других.

В галерее представлена неплохая, даже очень любопытная коллекция всякого деревенского добра. Ведра, коромысла, утюги, самовары и много всего ещё.

Здесь ведь с середины XVIII века работал один из первых в России медеплавильных заводов. Руда лежала прямо на горах (холмах) поблизости. Судьба завода сложна. Кто им только не владел. Но был построен корпус, даже корпуса, как крепость. Остался остов завода – единственный в нашей стране такой большой и неплохо сохранившийся. Какая кладка кирпичная! А клёпаные опоры? До сих пор держат то, что им положено держать!

Далее наш путь лежал к Шихану. Это горы, но они стоят поодиночке. Поле и вдруг на нем Шихан. Как Килиманджаро в Африке. Только пониже и из известняка. Шиханы для бурятов – места сакральные. Горы Шиханы – высокие горы-одиночки: Тора-тау, Шах-тау, Юрак-тау и Куш-тау. Расположены они на правом берегу реки Белой. Один Шихан скопали. Это известняк, около него работает комбинат, который делает гравий и щебёнку разного размера. Проезжали мимо. Как подъёмники для горнолыжников тянутся две дороги, по которым по очереди (то на одной, то на другой, одна обычно на профилактике) снуют подвесные вагонетки. С наколотым известняком, который наскребают с остатков несчастного Шихана. Потом куски ссыпают, и, видимо, дробят до нужного размера. Кучи видели разные. Мелкой щебёнки и не мелкой.

Издалека в нескольких местах в районе этих работ стоит столб пыли – как дым при пожаре. Выяснила разницу между гравием и щебёнкой. Гравий сам колется, естественным путём, а щебёнку дробят специально. Очень сейчас местные горюют, что один Шихан разрушили. Говорят, не к добру. Главное, не трогали бы остальные. Но их признали памятниками природы, так что есть надежда, что их не тронут. Ведь они являются уникальными памятниками природы – остатками древних коралловых рифов, образовавшихся в теплом море девонского периода. До сих пор в скоплениях окаменелостей там можно найти кораллы, губки, иглокожие и водоросли, которым около 300 миллионов лет.

Это точно. Мы поразбирали осколки каменьев, когда поднялись на ближайший к нам Шихан. Кое-что мелкое с собой утащили. Но самое красивое было на больших камнях. Действительно, ракушки окаменелые и какие-то морские дивности. Сверху опять же красивый вид. А как интересно было слушать легенду.

 

 

 

КРАСНОУСОЛЬСК

 

Во всех магазинах в Башкирии продаётся Краскоусольская вода. Теперь мы приехали на курорт.

Поутру размышляли о гостиницах. Сама себе напоминаю.

Первая была в Стагохубгандулово. Четырехэтажный корпус (верхний этаж – смотровая площадка) стоял напротив скалистого массива. Как будто мы оказались в фильме «Угрюм река». Небольшой посёлок. Коровы ходят через реку. Через Белую. Хорошие номера. Скромная еда. В гостинице кроме нас в первую ночь были ещё три тётки. Вторую ночь мы провели вчетвером на этаже. Больше ни души.

Сибай. Тихий двор почти в самом центре города. Двухэтажный дом, похожий на прачечную советских времён. На первом этаже почта и мед-центр. На втором гостиница. Нас – как обычно четверо. Мы с ЛД в двухместном номере и водитель с Леной – каждый в сингле. Еда самая обычная. Мы там только завтракали. В первый день было разнообразнее – и овощи имелись, и йогурты. На второй день этого не дали. В первую ночь какой-то чудик, прибывший ночью, влез по пожарной лестнице в гостиницу и перепугал администраторшу. Во вторую ночь опять ночевали только мы.

Гостевой дом в Мурадымовском ущелье. Десяток гостевых домиков, но они закрыты. Трёхэтажный дом. Из гостей в первую ночь были мы одни. Во вторую приехали три человека на своей машине. Но здесь было много персонала с семьями. Они сюда приезжают на сезон, даже чуть больше. Много собак. У охранника две. И деревенские приходили. Кошаки тоже ходили. Не скучно.

Шикарный гостевой дом у Юмагодинского водохранилища. Отличные домики, строятся новые. Никого. Ни души. Только рабочие строят новые домики и корпуса. Кот жил у нас под лестницей. Орал! Приходил в номер. Вел себя по-хозяйски. Ночевали одну ночь.

База отдыха в Шиханах. Большая, заброшенная. Кроме кошки никого. Ни души. Кошка умная и красивая. Ласковая и весёлая. Но в номера не заходила. Вроде как корпус отремонтирован. Но нет даже завтраков. Кормились в кафе.

Это я вспомнила, потому что мы наконец-то приехали в цивилизацию, к людям в необыкновенно красивый и супер современный санаторий «Красноусольский». Сначала походили по небольшому рынку около санатория. Потом красавец Ильяз с микрофоном провёл нам экскурсию. Класс! Сразу захотелось тут пожить! Столько всего! Очень похоже на Белокурху, но разнообразнее вода. Воду тоже попробовали. Понравилась. Правда, надо понять, показана она тебе или нет.

Санаторий новый, условия шикарные. Потом вышли к реке, около которой бьют сероводородные источники. Один – с глицерином. Умылись. И в самом деле – кожа стала просто как шелковая. В другом надо было открывать глаза. Но мы не стали экспериментировать. Я просто умылась и протёрла глаза. Что-то в этом есть!

Особенность Красноусольского курорта в том, что здесь на площади всего в 15 га из недр земли выбивают около 250 родников минеральных вод. Каждый из них отличается по набору специфических микроэлементов и обладает неповторимым воздействием на организм человека.

Причём можно пойти в санатории на официальные мероприятия – грязи-массажи, а можно перейти через речку и абсолютно бесплатно там купаться, пить минералку, лежать в грязи и наслаждаться-лечиться. Вход туда свободный. Сейчас народу почти нет, а в сезон, говорят, не протолкнуться.

Чуть дальше за рекой находится Табынская часовня, место явления св. иконы Табынской Божией матери. Уникальное место.

До Уфы добрались быстро. Ещё раз проехали по ночному городу. Да и погода нас не огорчила! Две недели как в сказке.

Уезжать в суету и осень не хотелось. На вокзале смотрела карту. Планов настроила – громадьё! Очень надеюсь продолжить путешествие по Уралу. Но уже в следующем году.

 

 

 

Сайт «Иван-чай» ivan-chay.su/sagan-dailya предлагает множество самых разнообразных травяных чаёв. Среди прочего, вы найдёте саган дайля (рододендрон Адамса) – очень душистый чай из Бурятии. Саган дайля обладает приятным, сильным яблочно-клубнично-цветочным ароматом и вкусом. Напиток стимулирует работу сердца, почек, мозга. Усиливает потенцию, иммунитет, снимает усталость, похмелье.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов