Этот странный Гальяни

0

893 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 110 (июнь 2018)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Грибков-Майский Виктор

 

История создания главной автотрассы, которая соединяет две российские столицы – это история становление Российского государства. Неслучайно трасса М-10 носит имя «Россия».

Еще Петром I было дано распоряжение о её создании, хотя фактически строительство дороги началось значительно позже, в 1776 году по проекту инженер-капитана Баранова. Это была первая в России дорога с твёрдым покрытием из плотно укатанного щебня, с множеством мостов через ручьи, реки, овраги. Строительство завершилось только в 1830 году.

В прошлом на Государевой дороге находилось почти 30 почтовых станций, которые были устроены еще к 80-м годам XVIII века. Длина Государевой дороги составляла 735 вёрст. В настоящее время протяженность трасы 697 км.

Сегодня трудно даже оценить, какую огромную роль сыграла эта дорога в истории нашего государства, по ней проезжали практически все известные люди России, среди которых был и А.С. Пушкин.

У Пушкина, который сам не раз проезжал по этой дороге и составил свой собственный «маршрут», мы находим значительно больше информации и об устройстве старого почтового тракта, чем у других авторов. Так, 9 ноября 1826 года в письме С.А. Соболевскому он пишет: «… посылаю тебе мой Itinéraire от Москвы до Новгорода». И Пушкин не был бы Пушкиным, если бы не сделал описание маршрута в стихотворной форме:

 

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яичницу свари.

 

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке.
Жареных котлет отведай
И отправься налегке.

 

Как до Яжельбиц дотащит
Колымагу мужичок,
То-то друг мой растаращит
Сладострастный свой глазок!

 

Поднесут тебе форели!
Тотчас их варить вели,
Как увидишь: посинели,
Влей в уху стакан шабли.

 

Чтоб уха была по сердцу,
Можно будет в кипяток
Положить немного перцу,
Луку маленькой кусок.

 

Яжельбицы – первая станция после Валдая. – В Валдае спроси, есть ли свежие сельди? если же нет,

 

У податливых крестьянок
(Чем и славится Валдай)
К чаю накупи баранок
И скорее поезжай.

 

Как видим, первое четверостишие посвящено Твери и конкретной исторической личности – это обрусевший итальянец Паоло (Павел Дементьевич) Гальяни, который в конце XVIII века построил в Твери гостиницу вместе с трактиром, рестораном и «залом для увеселений».

Главное здание гостиницы – двухэтажный дом с четырёхколонным портиком, сохранилось до наших дней (ул. Володарского, 34). Справедливости ради нужно сказать, что сегодня мы можем увидеть и гостиницу Пожарских в Торжке, где также останавливался Пушкин и о которой тоже идёт речь в его стихотворении.

Торжок. Гостиница Пожарских.JPGИменно в этой гостинице в 1826-1836 годах неоднократно останавливался А.С. Пушкин, о чём можно узнать из мемориальной доски на стене здания.

При первом прочтении приведённого четверостишия может создаться впечатление, что Пушкин прославил Гальяни, с которым он был безусловно знаком. Но так ли это на самом деле? Ведь при более внимательном чтении стихотворение оказывается далеко не безобидным, а скорее напротив – очень даже неприятным, особенно для итальянца.

Прочитаем его ещё раз:

 

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яичницу свари.

 

Первое, что бросается в глаза, это совершенно неизвестный «Кольони», который явно неслучайно появился, так как со словом «макарони» наш гениальный поэт мог вполне срифмовать и «Гальяни», мог, но не срифмовал. Это говорит только об одном – слово «кольони» поэт употребил с умыслом. Нам остаётся выяснить лишь, с каким? Но продолжим наше чтение. Макароны (у Пушкина – макарони) с пармазаном, или, как бы мы сейчас сказали, с пармезаном, никаких вопросов не вызывает, не считая ещё одного посыла в итальянскую тему. А вот, как сварить яичницу – это большой вопрос? Можно сварить омлет, можно сварить яйцо или яйца, но, как ни крути, яичницу можно только пожарить на сковородке.

Неужели Пушкин не знал об этом? Трудно в это поверить. Да и само слово «яичница» совсем не обязательно для рифмы. Вполне могли бы подойти и «яйца». Могли подойти, но не подошли. Создаётся впечатление, что Пушкин сознательно отказался от этого слова. Попробуем понять почему?

Разгадку мы найдем в словаре итальянского языка. Дело в том, что если в русском языке слово «яйца» могут обозначать самые, что ни на есть яйца, то в итальянском языке те яйца, которые варят и жарят обозначаются словом «uovi», а вот те другие яйца – словом «cogliоni», которое в русской транскрипции будет звучать, как «кольони».

Видимо, предложить сварить эти другие яйца – было бы слишком даже для Пушкина. Но и это ещё не всё. Слово «кольони» в переносном смысле употребляется ещё и как грубое ругательство, мягким литературным переводом которого могли бы стать слова «олух», «придурок» и т.д.

Мы не знаем, почему именно Пушкин обошёлся подобным образом с Паоло Гальяни, но, по всей видимости, у поэта была на это причина и довольно веская, чтобы так, нет, не прославить, а ославить хозяина гостиницы, в которой он останавливался.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов