Рассказы

12

499 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 110 (июнь 2018)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Пряничников Олег Евгеньевич

 

Служивые

 

– (Вскидывает автомат.) Стой! Кто идёт?! Стрелять буду!

– А?!

– Служивый, ты глухой?!

– А?!

– Стоя-я-ять, говорррю-ю!!!

– Ага. Служивый, я глуховат малость. Я подойду поближе?

– Не положено, но… так и быть…

– Спасибо.

– А теперь, говори пароль.

– Служивый, ты с кем разговариваешь? Я с другой стороны стою.

– Чёрт! Очки запотели. Щас, протру. А! Вот! Вижу тебя! Говори пароль, а то как дам очередью!

– За что сразу очередью-то?

– А ни за что. Не могу я одиночными стрелять, сухожилия у меня на правой руке не в порядке. Если на курок нажму, вся обойма вылетит. Ну, говори пароль.

– Пароль... Пароль, значит, у нас такой. Это, как его, ну, это... Извини, забыл. У меня с детства памяти нет.

– Эй! Служивый! Ты куда пропал?!

– Здесь я. Лежу. Ой!

– Ты что, пьян?!

– Если бы. У тебя руки не в порядке, а у меня ноги. Больные.

– Чёрт! Опять очки... Щас, протру. А! Вот! Вижу тебя! Действительно – лежишь. Ну что, вспомнил пароль?

– Не вспомнил. А ты сам-то его помнишь?

– Я-то? Ещё как! Хе! Щас! Пароль... Пароль, значит, у нас такой. Это, как его, ну, это... Тьфу!.. Ладно, служивый… проходи.

– Спасибо, служивый. Я пополз.

– Слышь! Ты это, в следующий раз пароль на бумажке записывай!

– А?!

– Я говорю: пароль записывай!

– Ага. И ты. Крупными буквами.

 

 

 

Сливчик

 

Сантехник Ручкин был очень добрым человеком. Как-то он постучался в одну квартиру и сказал:

– Здрасьте! А я из ЖэКа и прямо к вам – раковинку заменить.

– Ждем-с! Ждём-с! – обрадовался словно ребёнок круглотелый хозяин квартиры. – Проходите, пожалуйста. Вот тут ванная комната, тут раковин… ки: вот – старая, вот – новая. Проходите, гость вы наш, дорогой.

– Но почему сразу – дорогой? – смутился Ручкин. – У меня вся работа – строго по прейскуранту.

Через полчаса тот энергично доложил:

– Готово! Принимай работу, хозяин!

– Так-так-так, – дотошно начал принимать работу хозяин квартиры. – Так-так-так. С раковинкой всё в порядке – заменили на новую, спасибо. А вот слив… чик? Слив-то вы от старой раковины отсоединили?

– Отсоединил, – добродушно оскалился, не выплёвывая изо рта «бычок», Ручкин. – А иначе, как мне раковинку-то поменять? А присоединить ваш старый сливчик к вашей новой раковинке очень даже можно, но это, простите, другая работа.

– Строго по прейскуранту? – уточнил хозяин квартиры.

– Строго, – сощурил добрые глаза сантехник.

Через полчаса тот энергично доложил:

– Готово! Принимай работу, хозяин!

– Ага-ага, – начал принимать работу придирчивый хозяин квартиры и вдруг: – Ого! Ого-го-го-го!

– Да что опять не так?! – искренне удивился работяга. – Что вы, как конь возмущаетесь, в самом деле?

– Да как тут не за… плачешь! – промокнул платком своё круглое лицо местный жилец. И как заорёт: – Вы зачем канализацию разобрали, что к унитазу идёт?!

– Ну, а как же мне сливчик-то к раковинке присоединить, мил-человек! – всплеснул ключами сантехник Ручкин. – Мешала, вот я и разобрал канализацию.

– Так соединяйте! – завопил хозяин квартиры.

– Строго по прейскуранту, – заверил Ручкин.

– Делай! – приказал, раздражённый, кругляш.

– Есть делать! – выбил сноп искр каблуками кирзовых сапог сантехник Ручкин. Через полчаса тот сказочно-бодро доложил:

– Готово! Принимай! Работу! Хозяин!

Хозяин квартиры настороженно начал принимать работу, затем он тихо всхлипнул: «Мама» и свалился в обморок. Очухавшись, он, едва шевеля предынсультным языком, сказал:

– Канализацию ты собрал, а где унитаз, сволочь?..

– Да как же мне… – начал было оправдываться Ручкин, но хозяин квартиры обречённо махнул рукой: – Ставь на место. По прейскуранту…

Что ж, унитаз был поставлен на место.

– С вас …цать тыш, констатировал факт добрый сантехник Ручкин. – Строго по прейскуранту.

Хозяин квартиры, предпарализованно, медленно двигая рукой, подал деньги. Денег не хватило. Но сантехник Ручкин был очень добрым человеком, поэтому он простил сто рублей. Ведь сто рублей, как известно, не деньги.

– Кстати, у вас там смеситель воду не держит, могу помочь, – предложил от всего своего доброго сердца Ручкин. И добавил: – Вы позвоните …когда деньги появятся.

 

 

 

Непрухин и джинн

 

За окном темнело. Как назло единственная на кухне лампочка, которой, кстати, в обед сто лет, перегорела.

– Эх ты, лампа Ильича, – посетовал Непрухин и поспешил в «Электротовары», благо магазин ещё не закрыли.

Вскоре он вернулся и вместо обычной лампы накаливания вкрутил энергосберегающую.

– Ёлочка, гори! – в предвкушении праздника Непрухин щёлкнул выключателем.

«Ёлочка» загорелась, но ненадолго, через минуту она потухла, мало того – из неё повалил дым, да такой, что стало не продохнуть. Не забыв нажать на выключатель, Непрухин выскочил в комнату. Откашлявшись и протерев глаза, он обомлел, перед ним, сложив ладошки лодочкой, стоял старичок.

Старичок низко поклонился Непрухину и пропел:

– Приветствую тебя, о, мой спаситель!

– Ты кто? – опешил хозяин однушки.

– Я – джинн.

– А я Володя. Так ты это, старый, из энергосберегающей что ли?!

Старичок утвердительно кивнул.

– Ты вызволил меня из заточения! За это, о, Волька, я исполню три твоих заветных желания!

– Понял, – у Непрухина забегали глазёнки. – Значит так: мне дом на Рублёвке, чемодан с американскими деньгами и пышногрудую блондинку, – приказал бедный и холостой Непрухин.

– Исполняю! – пропел старичок, выдернул из своей жидкой бородки волосок и, со звоном лопнувшей си-струны, порвал его.

Через мгновенье Непрухин оказался в роскошной спальне огромного дома, на помпезной кровати. С одной стороны, на столике возвышался чемодан, из которого торчали зелёные купюры, с другой стороны, лёжа на шёлковой простыне, манила пальчиком молодая полуголая пышногрудая блондинка. Оставаясь на грани умалишения, Непрухин бросился в объятья блондинки.

Проснулся он от того, что с потолка на него сыпалась штукатурка. Непрухин матюкнулся и огляделся. Да, он по-прежнему находился в доме на Рублёвке, и чемодан с деньгами был на месте и...

– Мамочки! – отпрянул в ужасе Непрухин. Рядом с ним, на сэксодроме, дрыхнула пышно... телая седая старушка.

А с потолка вновь посыпалась штукатурка, затрещали обои, а потом и сами стены.

– Бабушка! Бежим! – заорал Непрухин в ухо старушки.

Они еле успели покинуть дом, тот рухнул прямо за их спинами.

– Бабушка, это вам, – сунул в руку старушки пачку долларов Непрухин и побежал к дороге – ловить такси. «С такими деньжищами я не пропаду», – оптимистично думал он.

И напрасно.

Снова бедный Володя Непрухин с синяками на лице (это его отдубасил таксист, потому что доллары оказались фальшивыми) наконец-то добрался до своей холостяцкой однушки. Еле поднимая ноги, он проковылял в комнату. Чудеса для него не закончились, на диване сидел тот самый джинн.

– Не понравилось? – без выражения спросил узкоглазый старичок.

– Убью! – выпалил из последних сил Непрухин.

– А иначе не могло и быть, о, Волька, – не обращая внимания на угрозу, сказал старичок.

– Ты лампочку какую купил?

– Энергосберегающую...

– И-и?

– Китайскую.

– Значит, какой национальности, по-твоему, я?

– Китаец?

– Вот и делай выводы, о, Волька, – поднялся с дивана джинн. – Раз я китаец, то и выполнение желаний у меня китайского производства. Такова реальность. А за освобождение ещё раз – мерси.

Джинн-китаец поклонился и испарился.

Измочаленный, Непрухин плюхнулся на диван. И тут он кое-что увидел возле себя – лампочку: обычную, накаливания. Непрухин взял её в руки, повертел. Лампочка была целой и… не китайской

Непрухин с облегчением выдохнул.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов