Рассказы

0

710 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 110 (июнь 2018)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Ульянова-Рейнар Алина

 

Иглу

 

Задорная четвёрка. Потомственная дружба. Вечные выдумщики и изобретатели: Марат, Олег, моя сестра Элина и я – на выходных собирались в посёлке, где у всех нас выросли папа или мама, и затевали что-нибудь этакое. В тринадцать лет кипучая энергия выплёскивалась через край.

 

 

***

 

Зима, январь, новогодние каникулы.

Марат приезжал из Москвы и проводил праздник с семьёй на даче. Олег и мы с сестрой жили неподалёку в городе. Боевой клич – и озорной отряд в полном составе.

Погода располагала к играм на свежем воздухе. Чистое небо и лёгкий морозец.

Мы встретились у Олега на территории и прикинули, что будем творить. Кататься на санках с крутых гор? Желудки отяжелели от салатов оливье и сладких десертов. Спорт мы бы не осилили. Тогда что? Устроить «войнушку» в снежки? Снова спорт. Но просто болтать было скучно. Очень и очень скучно.

Неутомимый заводила в компании, Марат, оглядывался вокруг, соображая. Вдруг он замер неподвижно, задержав взгляд на сугробе около забора.

– Иглу! – радостно воскликнул он, подпрыгнув на месте, как малыш.

– Что «иглу»? – удивилась я.

– Будем делать и-и-иглу, – выдал Марат с чудаковатым выражением на лице.

Мы с сестрой снисходительно улыбнулись, посчитав его идею весьма фантастической. Но Олегу так не показалось. Он принялся исследовать участок, высматривая что-то внизу и время от времени ударяя носком ботинка по снежным глыбам.

У Марата же глаза загорелись, как у мальчика, который вот-вот начал бы мастерить модель самолётика. Олег подозвал к себе Марата, поговорил с ним о чём-то, и тут же удалился в свой дом.

– Он куда? – спросила Элина у нашего друга-москвича.

– Ща, – «всё под контролем» то есть, останавливающим жестом руки заверил нас Марат. Мы с сестрой кивнули и продолжили ждать. Вскоре Олег вернулся с двумя длинными ножами, напоминающими мачете.

Я обеспокоенно покосилась на «оружие». Олег будто мысли мои прочитал, объяснив:

– Нужно нарезать аккуратные кубики из плотного снега и выложить их друг на друга по спирали. Такая технология, – и взялся с Маратом за выполнение задачи.

Сильные мальчики занялись возведением «объекта», а слабым девочкам определили роль попроще – украшать строительную площадку и отвлекать от монтажной рутины. Мы с сестрой добросовестно шутили, травили весёлые истории, переминаясь с ноги на ногу, чтобы не мёрзнуть. Спустя два часа снежная хижина была готова. Олег осторожно водрузил наверх последний «кирпичик».

Проверив, надёжное ли получилось сооружение, ребята выдохнули облегчённо и встали напротив «шедевра архитектуры» с торжествующим видом полководца, завоевавшего неприступную крепость.

– Сейчас. Кое-чего не хватает, – оценивая результат, заключил Олег и пошагал к дому. Через две минуты он притащил оттуда три одеяла. Одно из них, чтобы не дуло, приладил в проёме двери «жилища эскимосов», два других разложил внутри, и уселся на воображаемых шкурах, приглашая к себе.

Марат быстро забрался к Олегу, удобно расположившись на подстилке. Посомневавшись, поместимся ли вчетвером, и мы с сестрой залезли в домик. На удивление, там было, где развернуться. Внешне иглу казалось компактнее. Но немного света и тепла нам явно не помешало бы. Требовался огонь, который ко всему прочему закрепил бы конструкцию изнутри, оплавив края снежных кирпичей. Так сказал Олег. Он вновь откланялся. Мы выкарабкались вслед за ним. Через минут пять Олег пришёл с толстой свечкой, тарелочкой-подсвечником и квадратной дощечкой-столиком, чтобы поставить источник пламени на жёсткую поверхность, не рискуя опрокинуть на мягком ватине и прожечь ненароком. Олег «поколдовал» со спичками, и к общей радости, в «северной квартирке» разгорелся огонёк.

Пока стены затвердевали, Олег в который раз навестил дом и принёс согретый чайник и четыре бокала.

– Прошу к столу! – позвал он нашу команду.

Мы поочерёдно юркнули в уютное гнёздышко.

Свеча чуть слышно потрескивала. Из соседних дворов раздавался лай собак. Мы пили горячий чай и «переносились» далеко-далеко на Крайний Север…

«Возвращаться» так не хотелось... Но огонь потихоньку угасал, кипяток с заваркой был давно разлит по чашкам, и в помещении холодало.

Мы выползли наружу. Наступил глубокий вечер.

– Жаль, что стемнело. Вот бы «щёлкнуть» иглу на память… Пускай поздно. Может, есть у кого фотоаппарат, ребят? – обратилась я к мальчишкам с надеждой.

Олег отрицательно качнул головой. Марат призадумался.

– Я вроде бы оставлял здесь старенький.

В то время далеко не все имели даже плёночные «мыльницы», но Марат первым из нас обзаводился новинками техники. Когда мы радовались покупке примитивной камеры, Марат в столице уже снимал на фоторужьё посложнее. А допотопному устройству нашёл применение на даче.

– Правда, не знаю… – размышлял Марат. – В восемь мне надо быть у себя, как штык. На часах без двадцати и идти долго... Боюсь, что сегодня с фотиком выскочить к вам не смогу… Принесу только завтра.

Если Марат сообщал, что гулять после восьми не выйдет и будет хлопотать по хозяйству, как единственный мужчина в доме, то это не обсуждалось. С ранних лет он чувствовал ответственность за семью, которая являлась в его жизни самым главным.

Оставалось принять условия Марата и дожидаться следующего дня. Мы договорились увидеться где-то к обеду, в перерыве между дачными делами, и запечатлеть для потомков плод тяжких трудов.

Расставаясь с друзьями, я проводила прощальным взглядом иглу, которое в сумраке угадывалось лишь очертаниями, взяла под руку сестру, и мы с ней отправились домой.

 

 

***

 

Я ужинала на кухне и заметила, что пошёл снег.

«Как красиво!» – уплетая вкусную еду, любовалась я зимним пейзажем.

К полуночи небесная лавина вовсю засыпала посёлок. Мы с сестрой прильнули к окну в спальной комнате, восторгаясь белыми картинами. Снежная вата ложилась на каждую веточку, каждый сучок деревьев, застилая сад ровным покрывалом. Было трудно оторваться от живописных «полотен» мастера-природы, но приятная усталость валила с ног. Надышавшись вдоволь кислородом за целый день, я уснула, едва дотронулась головой до подушки.

 

 

***

 

Пробудившись от глубокого, здорового сна, с самого утра я странно нервничала и торопилась к ребятам.

Но сперва следовало позавтракать и помочь родителям.

Отдыхать, конечно, всем нравилось, но и работу никто не отменял.

Я вызвалась прочистить с папой тропинку до ворот. За ночь снега намело, хоть машинами вывози. И на улице потеплело. Снег подтаял и огромными кусками прилипал к лопате.

Управившись не без труда к обеду, с чувством выполненного долга я поспешила к друзьям, вместе с сестрой.

Если мы с ней видели с дороги распахнутую калитку у Олега, это означало, что он освободился и можно заходить. Мы ускорили шаг. Тут и Марат появился из-за поворота и двигался к нам навстречу, бодро размахивая фотоаппаратом на ремешке. Втроём мы прошли на участок. Справа от входа стоял Олег и таинственно смотрел на нас. В его взгляде, всегда равнодушном, не читалось ничего определённого, но было понятно – что-то не так…

Я обратила тревожный взор на площадку, где вчера мы «строили, строили и, наконец, построили», затем на Марата, который секунду назад крутил-вертел камерой, но резко прекратил дурачиться… Потом опять на постройку... И снова на растерянного Марата... Грустно свисая на шнурке с его опущенной руки, «мыльница» тонула в полуметровом снегу, а на лице друга застыл вопрос «Она нужна ещё?» …

Трухлявое дерево прогнулось под снежной массой и рухнуло прямо на иглу, расплющив его всмятку.

Слов не находил никто…

И только ликующий голос отца Олега позади разбавил молчаливую драму.

– Олежек, а Олежек. Помнишь, мама нас с тобой всё пилила: «Срубите, да срубите старую грушу». А ей что отвечал? «Когда-нибудь сама упадёт». Вот и упала!

 

 

 

Живая репродукция

 

Денис поглядывал на время:

– Успеваем. И запас есть. Часа через полтора мы на месте.

– Не факт, – заметил Андрей. – На дороге что угодно может приключиться.

– Типун тебе на язык, – в ужасе произнёс Денис. – Эта телега и так доверия не внушает, если рассыплется – придётся чинить подручными средствами? Хорошо, осень ещё, не зима. На улице хоть не замёрзнем.

Водитель со стажем Андрей и молодой экспедитор Денис отправились в первую совместную командировку перевозить на «ГАЗеле» груз из родного Ярославля в северный регион. Уже семь часов они были в пути.

Денис достал телефон:

– Связи нет… Эвакуатор не вызвать и никуда не позвонить, случись что…

Андрей посмотрел на Дениса осуждающе:

«Зануда… И паникёр, каких мало. Чему быть, того не миновать… Смысл заранее переживать?..»

Андрей с армии сделался фаталистом, иначе бы не взялся крутить «баранку» по ухабам страны. За десять лет в профессии кого, что и на чём он только не возил. Андрей работал и таксистом по межгороду, и личным шофёром, и в «дальнобое» насмотрелся на всякое. Даже с «костлявой» встретился лицом к лицу. После такого свидания его ничего уже не страшило.

«Обнявшись» со смартфоном, Денис нервно тыкал пальцем в дисплей.

Андрей, усмехнулся, глядя на него, и быстро перевёл глаза на дорогу. На ней что-то лежало, преграждая путь. Андрей сбавил скорость и затормозил. На узком «серпантине» с густыми насаждениями вместо обочин «широкое» препятствие не объезжалось ни справа, ни слева.

Поперёк всего асфальтового полотна валялось дерево. По-видимому, вылетело из прицепа фуры на ходу. На севере России лесозаготовкой занимались активно, и гружёные свежим «спилом» КамАЗы попадались на здешних трактах часто. И вроде бы ничего сверхъестественного в самом бревне не было, если б не одно «но». Как на знаменитой картине Шишкина и Савицкого его облюбовали три бурых мишутки. Два поменьше, один покрупнее.

Денис оторвался от экрана девайса:

– Что случилось? Почему не едем? – приник он к лобовому стеклу испуганно, но тут же расплылся в милейшей улыбке. – Андрюха, смотри! Мишки! Какие забавные!

Зверьки выглядели совсем безобидными и ручными, будто сбежали из цирка, а не вылезли из чащи.

– Пойдём, погладим? – чуть ли не в ладошки захлопал Денис от радости. – Вся его боязливость мгновенно испарилась... Старший по возрасту, Андрей волю глупым эмоциям не давал. Он всегда сохранял трезвость ума и мыслил рационально.

– Нет. Покидать машину не советую. Я, конечно, не зоолог, но опыт кинозрителя мне подсказывает, что где-то рядом бродит взрослая особь… А это не шутка... «Оскар» тому актёру из Голливуда дали не зря.

Медвежата тем временем резвились друг с другом, кувыркались, перекатывались туда-сюда.

Денис направил на них камеру смартфона:

– Грех не заснять! Выложу фото и видео в сеть. Миллион просмотров соберёт!

Сработала вспышка. Щёлкнул затвор.

Пока Денис «баловался», Андрей прикидывал, что предпринять.

Отбуксировать бы бревно и ехать дальше, но вот как… Мешали животные.

Стороннее присутствие абсолютно не беспокоило мохнатых, и домой они не торопились.

Андрей почесал затылок.

Соображая, он глянул мельком в водительское окно и замер. «В зобу дыханье спёрло»…

На краю леса, у обочины, грозно стоя во весь рост и опираясь лапой о ствол ели, точно человек об косяк, за малышами наблюдала медведица-мать.

– Тааак… Давай-ка убирай свой аппарат, и не свети им, – не сводя глаз с возникшей угрозы, махнул Андрей увлечённому «фотографу».

– Сейчас, сейчас. Ещё кадр сделаю.

– Да убери ты телефон, дуралей! – резко обратившись к Денису, грубо толкнул его в плечо Андрей. – Не привлекай внимание!

– Кого? – воскликнул Денис недоуменно, потирая ушибленную руку.

– Её! – указал Андрей на медведицу. – Не приведи Господь, нападёт. Задерёт, к ядрёной фене, и кабина нас не спасёт. Медведи ружья перекусывают, не поморщившись, а с листом металла и подавно расправятся.

Денис побледнел. Пихнул гаджет куда-то под себя и вжался в сиденье.

– Что будем делать, Андрюха? – проговорил он шёпотом.

– Подождём, пока семейство не смотается восвояси. Потом попробуем откатить бревно. Иначе мы здесь до Нового года прокукуем.

– А зачем ждать? Разворачиваемся и дуем обратно! Наплевать уже на график. Жизнь дороже, – задрожал Денис.

– На глазах у матери манёвр рискованный. Подумает, отпрысков её хотим обидеть – и приплыли… Неведомо, что у неё на уме. Бегает она шустро. А наша колымага покаааа разгонится... Лучше зверя не дразнить и затаиться.

Денис понимающе кивнул.

– И что им в бору не сиделось… – досадовал Андрей.

– А если медведь на нас всё-таки кинется? – терзал его Денис.

– Надеюсь, обойдётся. Но если вдруг… Включаю заднюю, и, бог даст, ускользнём... Иного варианта не нахожу.

Дениса ответ не обнадёжил. Он ещё глубже вдавился в кресло.

Андрей держал ноги над педалями сцепления и газа, а руку на рычаге. Двигатель он не выключал, и это его тревожило. Тарахтела старая «ГАЗель» будь здоров, нарушая природную тишину, к которой явно привыкли лесные обитатели. По крайней мере, Андрей полагал, что лишний звук – это плохо.

Денис воодушевился:

– У нас подкрепление! – заприметил он автомобиль в боковом зеркале.

Андрей хмыкнул:

– Ага... Да, да... У нас проблемы. Нас «заперли».

Отрезав путь к отступлению, легковушка встала за ГАЗелью. И ладно бы просто встала себе и встала, так нет, начала ещё и гудеть на всю Ивановскую.

– Вот идиот. «Замолчи»! Разуй глаза! – схватился за голову Андрей, готовый выскочить к бестолковому и «объяснить», что он играет с огнём.

– А, может, правильно, что сигналит? Вдруг отпугнёт косолапых? – предположил Денис.

Андрей призадумался:

– Чёрт знает… Может, и правильно… Может, тот водила с палатками в тайге ночевал и памятку туриста штудировал.

Шофёр легковушки жал и жал на клаксон, однако, трактовать как-либо реакцию животных на это представлялось затруднительным: медведица позу строгой родительницы не меняла, и малышей будто ничего не волновало.

Но скучать всяко не приходилось.

На горизонте тоже появился автомобиль, который по встречной полосе двигался к месту затора. Когда по ту сторону от лежачего «шлагбаума» подъехавший внедорожник остановился, его владелец за рулём – то ли самоуверенный герой, то ли безумец, то ли попросту слепотня – не усидел внутри и пяти секунд, вылетев из салона выяснять, что стряслось.

Сердце заколотилось. Андрей затормошил Дениса:

– Дениска, Дениска! Опусти стекло и крикни этому камикадзе, чтобы немедленно запрыгнул в свой тарантас! Нельзя подходить к медвежатам! Мать ринется их защищать!

Сам Андрей, находясь под её зорким оком, предостеречь об опасности никак не мог.

Встрепенувшись от внезапной паники Андрея, Денис судорожно закрутил ручкой на пассажирской двери, выполняя приказ старшего товарища.

– Эй, парень, – высунулся он в окно аж на полкорпуса. – Залезь в машину, живо! Уйди с дороги! Рядом с тобой огромный медведь! Не уйдёшь, он тебя убьёт! – не жалея горла, заорал Денис.

Его истошный голос заставил бы любого тотчас засверкать пятками, и «недавний смельчак» превратился в жалкого труса, с «квадратными глазами» заскакивая в автомобиль.

– Если ещё кто-нибудь отважится сегодня испытать судьбу, я, пожалуй, откажусь от роли ангела-хранителя. Нервов не хватит… – промокнул Андрей пот, выступивший на лбу. – На счастье этого безголового, у него джипарь высокий… Не заметила мамаша за ним, что кто-то около детей мельтешил…

После солидной встряски Андрей не сразу пришёл в себя, а Денис, напротив, приободрился, ощутив причастность к спасению человеческой жизни.

Успокоившись, Андрей оценил обстановку. Водила сзади не прекращал неистово бибикать при том, что дикий вопль Дениса слышал наверняка. Не услышал бы его разве что глухой. (Хотя и это, конечно, не исключалось). В настоящей ситуации, напоминавшей комедию абсурда, Андрей ничему не удивлялся. И даже слуховым галлюцинациям. Казалось, откуда-то доносился гул. Гул нарастал. Громыхало всё сильнее и сильнее, загремело уже над головой, а потом загрохотало чудовищно. Небо будто разверзлось. Набежавший ветер кренил кроны деревьев, а воздух рассекали длинные лопасти.

Вертолёт завис в облаках и опустился над хвойным массивом максимально низко.

Похоже, прочёсывая окрестности, пилот заинтересовался странной «пробкой» на пустой дороге и решил разобраться в причинах. Навряд ли он поспешил сюда, чтобы сбросить верёвочную лестницу жертвам хищника с острыми когтями.

Медвежата заревели беззвучно (так как парящий монстр заглушил собой всё вокруг), закопошились, забыв о пиломатериале, по которому лазали, и стремглав драпанули к маме, словно по ним зарядили очередью.

Воссоединившись, семья суетливо повернулась к лесу передом, к людям задом и скрылась в дремучих зарослях.

Метод от противного, или Андрей действительно чего-то не знал?..

Едва бурая чета «распрощалась» с собратьями млекопитающими, водитель «автомобиля-сирены» вышел из него, отсалютовал «стальной стрекозе», мол, порядок, и направился к ГАЗели с выражением лица плута, объегорившего простофиль. Он постучался в окно шофёрской двери Андрея.

– Ну как вы, ребята? Струхнули, пади? Ууух, и постращала нас Потаповна с топтыжками, – улыбался крепкий мужичок.

– Да мы не боялись. Чего нам бояться, – бравируя, ответил Андрей невозмутимо. – Мы выжидали, пока медведи удерут. Они и удрали.

– Эээ, ребята, ребята… Сами они не удрали бы. Повезло, подмога сверху удачно подоспела. А без неё неизвестно, чем бы дело кончилось.

(Между тем вертолёт, набрав высоту, отбывал на базу).

– Николай, – протянул новый знакомый руку сначала Андрею, потом Денису, продолжив. – Я, когда ещё пацаном в походы ходил, на ус намотал: мишка шум не любит. Инструктировали нас так. Потому я гудел, гудел, да всё без толку. Дорога тут близко – привыкло, видать, к машинам зверьё... А винтокрылый-то уж шороху навёл – мигом животину разогнал.

Андрей поджал губы.

Стыдливо признаваться, что поднять гвалт не догадался бы и вообще должен благодарить фортуну, он, разумеется, не стал и сменил тему на преграду транспортному движению. Одна проблема исчезла, но вторая актуальности не утратила.

– Николай, как думаешь дерево к обочине оттащить?

– Да что тут думать-то? Вас двое мужиков. Я мужик. И вон впереди тоже мужик. Только пуганый: прячется и трясётся, как косой, – захохотал Николай. – Схожу к нему, успокою маленько. А то, гляди, окочурится от страха.

Николай был прав. Вчетвером они сдвинули брёвнышко играючи.

Расчистив проезжую часть, слаженно сработавшие «напарники» пожали друг другу руки, пожелали доброй дороги и поехали каждый в своём направлении. «Трусоватый камикадзе» на джипе во встречном, Николай в попутном, обогнав на проворной легковушке тихоходную ГАЗель. Мигнув по-приятельски фарами, вскоре он пропал из виду.

Денис, не расставаясь со смартфоном, ежеминутно считал то просмотры ролика про трёх медвежат, то «лайки» фотографий с ними, а Андрей рулил и размышлял: «Вот и ещё история в копилку. Впору писать книгу – “Случай на маршруте”, цикл рассказов. И ребёнку читать по одному на ночь».

 

И, кстати. Невзирая на вынужденную задержку, груз был доставлен вовремя.

 

 

 

 

Отведать лучшие блюда японской кухни в Белграде можно в ресторане «Белладжио». Известный и полюбившийся гурманом ресторан открывает двери нового суши-бара. Но главное – теперь в «Белладжио» можно заказать доставку роллов по любому адресу! Достаточно позвонить в ресторан, и очень скоро роллы прибудут домой, в офис или куда будет угодно клиенту.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов