Когда мы были на войне…

0

1484 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 108 (апрель 2018)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Дубовский Александр Михайлович

 

Когда мы были на войне…Зачем?

 

Взятые в заголовок слова из популярной казачьей песни мне неоднократно приходилось петь в казачьих ансамблях «Казачий курень» и «Ясна зброя».

 

Исполняя эту песню, я всегда испытывал какую-то неловкость, о чём и говорил братьям казакам. Сейчас же мне петь эту песню не стыдно. Я честно исполнил свой казачий долг (а впрочем, должен ли я кому!), воюя добровольцем в Гвардейском артдивизионе Особого назначения «Восток» в/ч 08818 в Донбассе.

 

Меня часто спрашивают:

– Что вас, разменявшего седьмой десяток, да ещё с группой инвалидности, понесло в такое пекло?!

И ещё спрашивают:

– Настоящий вы казак или нет?

 

Пусть теперь мне задают подобные вопросы, в том числе любой казак, всю жизнь проживший на Дону или на Кубани у бабьей юбки и не нюхавший пороху. У меня на эти вопросы есть свои ответы.

 

Испокон веков казаки были защитниками Российской державы и первыми принимали на себя удар врага.

 

Сейчас же, когда Донецкие и Луганские исконно казачьи земли хочет отнять кучка обезумевших «бандеровцев» с их покровителями, мы казаки просто обязаны протянуть им руку помощи.

 

Если все будут обывательски относиться к таким событиям по принципу «моя хата с краю», то не удивляйтесь, что в скором времени НАТОвские базы будут стоять у стен Кремля.

 

И, перефразируя строки Михаила Светлова, хочу сказать:

 

Я хату покинул, пошел воевать,

Чтоб землю в Донбассе шахтерам отдать…

 

 

Боевые будни

 

Нас «мехводов» ничему не учили. Посадили на самоходки «Гвоздика», покатались менее часа. Никаких инструкторов не было. Кое-какие азы в управлении показали механики, которые сами-то машины не знают.

 

Командиры:

– В бою на позициях сами научитесь!

 

Из дневника:

«Поставили машины на боевые позиции. Перед первым залпом молюсь:

– Господи, не дай пострадать от моего снаряда невинным».

 

На стрелковых позициях более-менее всё видно и ясно: впереди тебя враг, и ты его должен убить, иначе он убьёт тебя или твоего товарища.

 

В артиллерии несколько иначе, там уже групповая ответственность. Результат стрельбы зависит прежде всего от вычислителей, топографов, корректировщиков, наводчиков, но машина всё же моя и она несёт смерть и разрушения.

 

Многие из Новороссии, наверное, слышали случай с применением «нового секретного оружия». А было это так: местные жители заметили, что с сопредельной стороны, занятой «укропами», регулярно выезжает БТР, обстреливает мирные дома, а при появлении ополченцев быстро ретируется, причём двигается по одному определённому маршруту.

 

Все, кто бывал в Донбассе, наверняка обратили внимание на красивые пирамидальные тополя, растущие вдоль больших и малых дорог. Зная примерное время появления БТР, двое лесников, вооружившись … бензопилами, надпилили несколько деревьев, а бабы, вооружившись канистрами с бензином,  укрылись в засаде.

 

Ловушка сработала. Как только машина появилась в заданном районе, уронили одно дерево, далее началась цепная реакция или «принцип домино» (в лесном хозяйстве это называется «батарейная валка»), деревья попадали одно за другим, тем самым блокируя манёвр боевой машины. Далее пошли в ход канистры с бензином.

 

Выскочившие из БТР «киборги», или как их там ещё, грозились снести селение с лица земли. На что жители из укрытий предложили им сложить оружие и сдаться, в противном случае обещали из вояк сделать «жареные шпроты», факелы уже горели.

 

Горе-воякам ничего не оставалось как сложить оружие и сдаться. Тут вовремя подоспели вызванные по телефону ополченцы.

 

Было ли страшно?

 

Огромный терминал,  до верху забитый  БК (боекомплект) - в нём свободно разъезжают КАМАЗы и «Уралы». Идёт погрузка и сортировка БК.

 

К концу смены изрядно измотанный боец роняет снаряд на бетонный пол, как раз той частью, где взрыватели. Раздаётся громкий удар, кто-то пытается укрыться, кто-то в растерянности.

Взрыва не последовало. А если бы последовал, шансов спастись не было бы ни у кого.

Тот эпизод, наверное, не одному бойцу прибавил седых волос.

 

…Молодой боец (позывной «Мангуст») был пробит осколком навылет. Осколок прошёл в нескольких миллиметрах от сердца. Через рану было видно пульсирующее сердце.

Спасли! Сделали операцию. Боец опять вернулся в строй, был награждён, и из него впоследствии вышел хороший командир 3-й батареи.

 

Из дневника:

««Скорая»… Боец с ухоженной бородой (позывной «Мюнхаузен») лежит на носилках и держит свою оторванную ногу.

Сопровождающий:

– Да брось ты её, отвоевался...

Медсестра:

– Может, отправят в Москву, может, пришьют!

«Мюнхаузен»:

– Пришьют – не пришьют, всё равно останусь воевать!

Он, наверное, ещё не осознаёт всю тяжесть своего положения. И вопрос: останется ли он, вообще, жить?! Говорят, это шоковое состояние».

 

Из дневника:

«Был на свадьбе. Настоящая фронтовая окопная свадьба. Это многого стоит. Жених – позывной «Гуляй» из Самары (2-я батарея), невеста приехала оттуда же. Невеста в белом свадебном платье, как положено. Жених в форменной «горке» с белым бантом.

 

Выгнали из ангара САУшки. Столы соорудили из снарядных ящиков. Водка, закуска, всё как положено, но поскромнее.  Песни под гитару. Невесте подарили огромный букет кроваво-красных роз и танкистский шлем, который она тут же надела вместо фаты».

 

…На построении командиры задали вопрос:

– Какие будут жалобы, пожелания?

Я попросил пригласить в дивизион священника. Командование пошло навстречу.

В ближайшее время мне было поручено съездить за батюшкой. Он благословил меня в алтарники.

 

Мы провели молебен. Кто-то исповедовался, кто-то просил совета. Раздали иконки, крестики, освятили казармы

 (или как здесь принято говорить «кубрики»), столовую, оружейку, боевые машины (колесница, как в молитве). Это происходило несколько раз.

 

Узнав, что я веду дневники и собираю материал для будущей книги, некоторые бойцы просили не упоминать их имена, позывные и, тем более, фамилии, так как у многих на «той стороне» остались родственники. И дабы избежать репрессий к ним со стороны «укропов», я выполняю их просьбу.

 

…Ночь. Ополченец А. стоит в карауле на въезде в «располагу». Луна, в звёздном небе замечает какое-то лёгкое движение, разглядел низко летящий беспилотник. Очередь из автомата  беспилотник падает вниз.

 

Бегут начкар, разбуженные офицеры и бойцы. Разглядывают остатки беспилотника с видеоаппаратурой. Офицеры благодарят бойца за бдительность:

– Готовь дырочку для награды.

 

Вдруг появляется микроавтобус, из него выскакивают бойцы в спецназовской экипировке, оружие на готове:

– Всем оставаться на своих местах, не двигаться стреляем без предупреждения!

Какой-то спец фотографирует остатки беспилотника.

Наши тоже хватаются за оружие.

– Кто стрелял? - голос из группы приехавших.

Наши командиры оттесняют «виновника» и закрывают своими спинами.

– Кто стрелял? Пойдёт под трибунал!

Оказывается, беспилотник принадлежал соседнему батальону.

– А какого х… он оказался над нашей «располагой»? – гремят голоса с нашей стороны.

До серьёзного конфликта не дошло. Когда страсти улеглись, соседи собрали остатки своего «заблудившегося» разведчика, а ополченца - «виновника» отправили спать, заменив его другим. А. остался без награды, но и до трибунала, слава Богу, не дошло.

 

О несогласованности действий отдельных батальонов и подразделений говорит и такой факт.

По разведданным на территории ДНР в то время работало не менее 20 ДРГ (диверсионно-разведывательных групп) «укропов». Они, как правило, разъезжали на микроавтобусах, «каблучках», комби и мусоровозах. Мы их называли «бурбухайками».

 

Эти «бурбухайки» могли остановиться в центре города, возле какого-нибудь важного объекта или просто в густонаселённом районе, через открывающуюся крышу машины дать залп из миномета и скрыться.

 

Преследуя такой мусоровоз, группа бойцов открыла предупредительный огонь из стрелкового оружия. Водитель не среагировал. Мусорка уходила всё дальше и дальше. Видя, что на «Урале» её не догнать, старшим в группе перехвата была дана команда стрелять на поражение, что и было сделано.

 

После нескольких пулемётных очередей мусорка встала: трое «двухсотых», четвёртый – тоже кандидат.

 

И опять такая же картина. Подруливает машина с каким-то спецподразделением:

– Кто стрелял? Пойдёте под трибунал! Они нам нужны живыми! Мы за ними уже давно охотимся.

– Пока вы за ними охотитесь, они перебьют пол Донецка, а на ваш век таких «бурбухаек» ещё хватит.

После долгих пререканий инцидент замяли.

 

Почему я называю сопредельную сторону «укропами»?

Это не моё изобретение и не наше, а их. В бытность правления Януковича существовала группа оппозиционеров, именовавшая себя «украинской оппозицией» - «укроп». Ныне оно влилось в правящую верхушку, но не все.

 

В моей батарее воевал мой ровесник 1954 года рождения, позывной «Дед». Он прославился тем, что в самом начале зарождавшегося конфликта из ракетницы сжёг «укроповский» вертолёт, который только-только начал набирать высоту. Прямо как в фильме «Крепкий орешек».

 

Из дневника:

«22/II. У «Немца» праздник. Его жену освободили из трёхмесячного плена, обменяли на нескольких «бандеровцев»».

Почему «немец»?! Его отец был военнослужищим и нёс службу в Группе Советских войск в Германии и там и народил сына.

Жена «немца» оставалась в районе, занятом «укропами». Участковый, знавший, что она по профессии маркшейдер, доложил руководству, что она владеет навыками геодезии и топографии, и её обвинили в сотрудничестве с ополченцами, как корректировщицу огня. И начались её страдания по застенкам и подвалам «незалэжной Вкрайны». Её томили в одиночке, сутками держали с мешком на голове, содержали с уголовницами. Кстати, уголовницы приняли её очень хорошо и относились к ней с уважением, чего не скажешь о представителях власти «незалежной!.

 

В расположении части, перед оружейкой, стенд с наглядной агитацией и «внимание розыск» фотографии молодых симпатичных девчат, человек 10-12, информация:

 

«Эти девушки заводят знакомства с ополченцами, приглашают их в гости, после чего те бесследно исчезают. При встрече с оными – задерживать и доставлять в ближайшую спецчасть или к командованию, при оказании сопротивления поступать по законам военного времени».

Страшная формулировка!!!

 

Боевые друзья

 

В первую очередь хочу поблагодарить своего боевого командира Абрамова Вадима Владимировича, позывной «Карась». По гражданке пожарный капитан. Воевать начал с первых дней. Участвовал в кровавой «мясорубке» на Саур-могиле, где ещё в годы Великой Отечественной войны полегло много наших воинов. Это историческая господствующая высота 277,9м над уровнем моря.

 

Кстати, на разбитом мемориале я нашёл фамилию давно разыскиваемого нашего родственника лейтенанта Дубовского И. М., погибшего там в Великую Отечественную войну.

 

Так вот, наш «Карась» пользовался большим авторитетом у бойцов артиллеристов и миномётчиков, имел две боевые медали и «Георгия», а там медали, а тем более кресты просто так не дают. Про таких и поют :

 

Комбат батяня, батяня комбат,

Ты сердце не прятал за спины ребят…

 

У меня язык не поворачивался называть его «Карасём», ведь по морским понятиям – это оскорбление, как «салага», и я в зависимости от присутствующих, хотя он был ровесник моего сына, звал его – «батька-атаман», или «батька-командир».

 

Своим наставником я считал Николаевича – позывной «Охотник», который начинал войну, действительно, с охотничьей двустволкой. Единственный, кто старше меня на год, с 1953 года.

 

А другой Николаевич, позыной «Лёня», правда мы все звали его «Санька-Санька», младше меня лет на десять. Справедливый, честный и авторитетный товарищ, который и в обиду не даст и поделится последним. Сам он из предпринимателей, в нём действительно есть хозяйская жилка. Когда началась война, закрыл своё кафе, два магазина, один оставил дочери и ушёл воевать. Его сын тоже воевал, только в подразделении командиром, был тяжело ранен, лишился двух рёбер. По выздоровлению опять ушёл воевать. Это всё поступки настоящих мужчин, ну а каково же их жене и матери? Такая женщина заслуживает глубочайшего уважения.

 

Мои друзья «Леонидович» и «Камазик» тоже воевали с первых дней и заслужили боевые награды. Огромное спасибо им за поддержку в моей ратной службе.

 

Из командиров хочу отметить: «Доброполье», «Свата» и Пашу «Памира».

 

Не для кого уже не секрет, что в Новороссии воюет много добровольцев из России: из Питера, Москвы, Тулы, Магадана, Якутии, Самары, Чувашии, Чечни… Есть бойцы и командиры из Абхазии, Франции, Греции, видел двух чернокожих и одного (как бы правильно сказать, чтобы не обидеть) карлика и лилипута.

 

Был мальчик лет 12, о нём много писали и снимало телевидение. Многие ранее в армии не служили, а были и с уголовным прошлым, отсидевшие пять и более лет. Здесь уместно помнить слова из пени В. Высоцкого: «Если Родина в опасности, значит всем идти на фронт».

 

Нельзя не вспомнить «Кристиночку» - замкомандира артдивизиона по работе  с личным составом, а попросту «замполит». Этот человек, действительно, на своём месте. Она даже иногда конфликтовала с командованием и защищала права бойцов. Привлекла и меня к политработе – проводил лекции на темы: «Армия и религия», «Фалеристика – наука о наградах» и другие, отправляла меня в школы Донецка для участия в акции «Георгиевская лента».

 

Хочется ещё отметить маленькую амазонку Аксаночку. Она служила при штабе, как секретарь и телеграфистка, а когда Кристину взяли с повышением в батальон, занималась и политработой. Её внешность вызывает улыбку. Одна сторона её головы была с обычными длинными волосами, а другая выбрита наголо и от плеча до шеи большая татуировка. И как бы её внешность не казалась агрессивной, в сущности это была добрая и отзывчивая девочка. Пришлось мне будучи в карауле на «яме» (так у нас называется гауптвахта) охранять вместе со штрафниками и Леночку – позывной «Змея». Она содержалась в отдельной камере. И мне приходилось водить её в туалет. А так как женского туалета в «располаге» не было, то приходилось выгонять бойцов из туалета и с автоматом охранять её, пока она не справит свои надобности и не приведёт себя в порядок. По прошествии нескольких дней мы с ней со смехом вспоминали это. В дальнейшем, я о таких караулов отказывался.

 

О жителях Новороссии

 

Хочется вспомнить добрым словом о жителях Новороссии. Эти люди живут в основном ещё теми «Совковыми» понятиями. «Совковый» в хорошем смысле слова, их ещё не испортила западная цивилизация. Здесь, наверное, следует вспомнить Редьярда Киплинга:

 

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток.

И с места они не сойдут

Пока не предстанут Небо с Землёй

На страшный Господень суд.

 

Когда мы двигались по городам и населённым пунктам в составе колонны бронетехники, люди высыпали на улицы, с восторгом приветствовали нас, осеняли крёстным знамением, кидали цветы, выносили продукты.

 

Так только встречала Европа Советских воинов в 1945 году, но, правда, сейчас они забыли своих освободителей.

 

Если колонна останавливалась, к нам тут же бежали местные жители, несли продукты, предлагали вино, горилку, давали адреса и номера телефонов. Проникали на боевые позиции (хотя это категорически запрещалось), приносили огромные кастрюли их знаменитого борща и их традиционного сала, другие домашние продукты и домашние заготовки.

 

О детях хочется сказать особо. В перерывах между боями нас приглашали в школы, в педучилище. И не надо особо приглядываться, чтобы ощутить разницу между ними и нашими ребятами «демократической России». По их лицам, по взглядам на жизнь, по их не детским вопросам это уже чувствуется дети войны. О них уже не скажешь «поколение пепси», это не поклонники «Гарри Поттера». Часто приходилось слышать от 7 – 10 летних мальчиков и не только мальчиков, но и девочек после разрыва снарядов, или отдалённых залпов:

 

– Это 122-миллиметровками бьют «укропы» по Ясиноватой. Во гады, опять Горловку градами накрывают. А это наши 150-миллемитровки из Макеевки лупят.

 

Город труженик, город воин

 

Добираясь из Алчевска в Донецк, я предполагал увидеть заштатный городишко, закопчённый угольной пылью, но каково было моё удивление, когда я увидел огромный красивый город – миллионник  с рекой Кальмиус. Он красив и зимой, и весной, и особенно летом. Весь в зелени, аккуратный, ухоженный город. В городе я нигде не видел переполненные урны, а тем более мусорные мешки, как у нас в Подмосковье, не видел даже окурков на автобусных остановках. И не подумаешь, что это прифронтовой город. Работают детские сады, школы, концертные залы, театры, библиотеки, филармония. И только кое-где о войне напоминают разрушенные мосты, сожжённые и полуразрушенные дома, которые ещё не успели восстановить. А восстановление идёт быстрыми темпами.

 

К круглосуточной канонаде люди в основном уже привыкли. Просматривая мои дневниковые записи, я не нашёл ни одного дня без артобстрелов, хотя давно уже подписано перемирие.

 

Дембель

 

Ура! Я теперь гражданский! Взял на последние копейки две бутылки пива и пошёл на природу. Смерть товарищей, тяготы боевой жизни позади. Сижу на пеньке, потягиваю пиво. Вокруг порхают фазаны, хоть сбивай шапкой. В Подмосковье я их не видел. Прыгают две белки. Кстати, две белки жили у нас перед окнами «располаги».

 

Побрёл далее через поляну. Красота! А мысли о доме. Вдруг вижу табличку: «Проход закрыт. Осторожно мины». Вот и отдохнул. Ещё не хватало после всего увиденного и пережитого взлететь на воздух будучи уже гражданским. Кое-как с величайшей осторожностью выбрался, это, наверное, прибавило мне ещё седин.

 

…Не говорю:

– Прощай!..  – До свидания, Донбасс! Дай Бог тебе мирного неба! Ты этого заслужил…

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов