Эрудит

16

2473 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 107 (март 2018)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Дубровин Алексей Александрович

 

На московской улице Донелайтиса на двенадцатом этаже обитает ничем не примечательная семья: папа, мама и сын их Женька. Ему тринадцать лет. Отец, окончив истфак, почему-то все годы работал в коммерческом банке. Мальчишка никогда не мечтал об участи историка. Привлекали его другие науки. Какие?

На этот вопрос он, ученик шестого класса, не ответил бы сразу. Когда-то мечтал о профессии водолаза. Потом он захотел стать врачом, водителем поезда метро, инженером. В конце концов, остановился на космическом первопроходце Марса. Женька начал собирать из остатков исковерканных игрушечных тракторов и машин конструкцию марсохода, одновременно ладил новую модель космической винтовки, которой уже и название придумал: «Еник-13». «Почему Еник? И почему тринадцать?» – спросила мама. Между прочим, она работала в государственной исторической библиотеке и знала толк во многом, если не во всём. Ответ сына обескуражил: «Евгений Николаев – это я, сокращённо – Еник. И мне тринадцать лет».

Так о чём шла речь? А-а… Женька собирал помимо марсохода и винтовки прибор гравитометр. «Что, что? Гравитометр? – удивился как-то вечером папа, не всегда одобрявший ломку одних игрушек и сборку на основе обломков новых «каля-маля». – Ты на стуле воспаришь?» «При чём здесь стул? – со вздохом ответил Женька. – Устройство создаёт гравитацию в корабле, летящем к Марсу. В данное время отсутствие тяжести есть одна из причин, из-за которой страдает здоровье космонавтов. Нет у меня, к сожалению, под руками мощных магнитов… Буду думать, чем заменить».

Тем вечером отец долго рассматривал сына. Молчал. На следующий день принёс ему три круглых магнита и с трудом разлепил их. «Пойдёт под основу для гравитометра?» – спросил он. Женька подпрыгнул на радостях: «Пойдё-ёт!»

 

Помимо всего прочего, Евгений коллекционировал семена, и на подоконнике в квартире в феврале начала прорастать акация из Крыма, что-то красивое из Сочи и каштан, купленный в продуктовом магазине. «Красота! Будет, что на корабль взять», – бубнил себе под нос юный садовод, взрыхляя деревянной зубочисткой землю в горшке с розой. Родители о чём-то перешёптывались за спиной, но в процесс подготовки к полёту не вмешивались. До реального старта оставалось лет двадцать: пусть сын наиграется.

Восемнадцатого февраля мама за ужином объявила:

– Судя по телевизионным программам, космонавты – всё-таки люди обычные. Могут заскучать в длительном перелёте. Значит, что? Правильно: значит, неплохо бы поработать за оставшееся до старта время над эрудицией. У нас в библиотеке на днях проводится конкурс среди учащихся московских школ по вопросам истории России. Глянь-ка темы, есть ли здесь та, которую успеешь освоить. Согласен? Подам на тебя заявку. Нет? На нет и суда нет.

Женька сразу кивнул головой: «Почему бы не заняться  историей?» Его как-то посетила мысль, что на корабле он сможет быть не только биологом, конструктором-технологом, врачом, но и историком-психологом. Есть же в их школе историк Милена Ларина. Умная женщина. Работает ещё и с трудными ребятами. Жаль, ко времени старта ей исполнится почти сорок лет, и старушку по возрасту в экипаж не возьмут. Сроки старта укладывались у Евгения в ближайшие десять лет.

Ужин завершился, как отметил отец, «в тёплой дружеской обстановке».

– Всем спасибо, все свободны! – сказал он и принялся мыть тарелки. Очередь на кухне соблюдалась неукоснительно.

Больше к теме конкурса никто не возвращался. «Единственное, что надо уточнить, – подумал Женька, – как меня допустят в библиотеку. Читательского билета нет, да и паспорта нет. Надо бы с мамой обсудить».

Двадцать второго февраля, а на это число был намечен конкурс, Женька с утра проговорил с мамой детали посещения библиотеки. Переложил в карман вельветовой куртки билет учащегося и отправился в свою школу. Днём добрался на сто девяносто девятом автобусе до станции метро «Сходненская» и покатил в библиотеку. Он не волновался: легкотня! – выбрал тему «Внешнеполитические деяния русских императоров в период XVII–XIX веков».

 

В библиотеке Женя бывал много раз. Правда, помнил всего несколько посещений. Одно из них врезалось в память тем, что он сидел под столом у мамы и играл в какие-то бумажки. Садик не работал, маме пришлось взять сына с собой, где он и нашёл утешение под столом. Почему под столом, а не за столом, он не помнил.

Группа школьников, участвовавших в конкурсе по теме, выбранной Женькой, насчитывала десять человек. Всех из этой группы провели в небольшой, но уютный зальчик-комнату. В комиссию по судейству группы вошла самая главная женщина в библиотеке – директор Фаина Романовна. Она приветливо улыбнулась и показала участникам на столы и стулья.

– Садитесь по двое за стол, – улыбнулась Фаина Романовна. – Сейчас каждому раздадут задание. У нас пять пар. Будете вставать парами, отвечать на два вопроса. По итогам ответа получите первичные баллы. Тот, у кого наберётся больше баллов, проходит во второй тур. В нём будут заданы снова по два вопроса. Трое набравших максимальное количество баллов будут бороться за первое, второе и третье места. Всё ли я понятно рассказала?

– Время на подготовку ответа и на сам ответ? – лаконично спросил Женька.

– Ах, да. Отвечающая пара времени на подготовку не имеет. Ответ оценивается по пятибалльной шкале, по критериям полноты и достоверности. В комиссии у нас три человека, у каждого под рукой есть наброски ответов, по которым они смогут проверить вашу эрудицию.

Евгений Николаев и Самвел Карапетян оказались за четвёртым столом, отвечали, соответственно, после трёх пар. По баллам во второй тур прошёл Женька. Попал он и в тройку лидеров. Наконец наступила финальная схватка. Пальма первенства склонялась в пользу Ангелины Плотниковой и Женьки. Члены комиссии переглядывались: у девочки и у мальчика набралось равное количество баллов.

– Мы не ожидали такого исхода, – развела руками Фаина Романовна, – поэтому решили задать каждому из финалистов один и тот же вопрос, написанный мной сейчас от руки на двух листочках. Прочтите, а через пять минут сдайте листочки с вашими ответами, написанными на обратной стороне. Так будет честно. Члены комиссии прочтут ответы и поставят итоговые оценки.

 

В руках Женьки оказался листок бумаги с вопросом «Какие территории были или могли быть в составе России в XIX веке?». Он принялся вспоминать. Соседка Ангелина без остановки что-то выводила. Женька думал ровно пять минут и по истечении времени отдал комиссии свой лист чистым.

Фаина Романовна удивлённо посмотрела на мальчика. Показав его финальные «труды», торжественно произнесла:

– Нам не остаётся ничего другого, как объявить победителем конкурса Ангелину Плотникову. Поздравляем! У неё перечислены три территории, входившие в состав Российской империи: Польша, Финляндия и Грузия. Что же ты, Евгений, не смог ответить на довольно простой вопрос?

– Времени на ответ вы не дали, – сказал он.

– Каждому предоставлено было пять минут, – возразила Фаина Романовна. – Жаль, конечно, но…

Женька поднялся:

– За пять минут я перебрал в голове периоды правления нескольких императоров и, остановившись на нескольких, перечислил про себя отдельные территории России. Как раз хватило на обдумывание ответа. На написание времени не осталось. Вы же признаёте, что дали пять минут. Разве за такое время можно успеть расписать столетние территориальные успехи и поражения? – пожал плечами Женька. – Давайте попробуем пересказать десятую часть лекций Ключевского за полчаса…

Члены комиссии озадаченно переглянулись. Фаина Романовна поначалу смутилась не меньше других, а потом вдруг рассмеялась:

– Что ж... Если ты расскажешь нам вслух о других землях, бывших или потенциальных колониях Российской империи, то первое место мы поделим. Так будет честно. Впрочем, дикость какая-то. Впервые в моей практике человек отделяет мысли от письма, при этом критикует не себя, а нас. Ты готов?

Женька кивнул:

– Хорошо. Но моя задача озвучивать, а ваша – подводить итоги. Речь идёт о девятнадцатом веке, поэтому считаю возможным отнести Мальту к колониям России. Император Павел Петрович считал её при своей жизни Мальтийской губернией и намеревался строить на острове Мальта российский порт. При Павле Петровиче присоединилась Курляндия, и земли Курляндской губернии в девятнадцатом веке входили в состав русских. В период правления Александра Первого к России присоединились территории Бессарабии, Восточной Грузии, герцогства Варшавского. После победы над Наполеоном русская армия проводила военные смотры и парады на территории Франции так, как делала бы это на своей территории. Франция могла стать русской колонией. При этом же императоре в состав России были причислены: большая часть Польши, Имеретинское царство, Западная Белунджия и Чимранское ханство. При Александре Втором под владычество русского царя перешли Дальний Восток, Туркестан, Северный Кавказ. Потеряна была Аляска, могла стать русской колонией Папуа – Новая Гвинея, но император промедлил, и земли перешли под управление Германии.

– Постой, постой, Евгений, засыпал информацией, – звонко рассмеялась Фаина Романовна. – Пожалей нас. Я знаю о предложении Миклухо-Маклая русскому императору по поводу Новой Гвинеи, но суждение носило явно авантюрный характер.

– Может, и авантюрный, но его почему-то реализовал Бисмарк, – спокойно парировал Женька.

– Достаточно, я думаю, – дипломатично уклонилась от спора Фаина Романовна. – По итогам ответа Николаева первое место, полагаю, справедливо разделим между ним и Ангелиной.

Все захлопали. Женька удивился: «Чему тут хлопать? Обычные разговоры по известным фактам истории».

В коридоре его ждала мама.

– Он у вас какой-то фантастический эрудит, – показывая на Женьку, сказала появившаяся из комнаты Фаина Романовна. – Нигде прежде себя не проявил, а знания сыплются из его головы как из рога изобилия. Евгений спит по ночам? Во дворе с ребятами мяч пинает? Впрочем, сомневаюсь – не до мяча ему. Готова рассмотреть заявление о приёме юноши на должность младшего научного сотрудника нашей библиотеки.

Мама с удивлением посмотрела на директора, потом на сына. Качнула головой:

– Пусть эрудит ещё в школу походит. Учёба лишней не бывает. Там видно будет…

 

 

 

Московское кафе современной грузинской кухни Saperavi не только угощает гостей, но и развозит заказы по всей Москве. Многие москвичи знают, что такое грузинская кухня. Доставка блюд осуществляется с 11:00 до 22:00, в пределах МКАДа. Минимальный заказ – от 1500 рублей. На сайте кафе вы найдёте меню и фотографии предлагаемых блюд. Оплата заказа – наличными курьеру.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Елена М.
2018/04/08, 10:41:06
Поздравляю своего земляка с очередным интересным рассказом. Желаю творческих успехов!
Лидия
2018/03/23, 13:21:24
С интересом слежу за творчеством пермского писателя Алексея Дубровина, читаю его произведения.Спасибо редакции за издание его умных,увлекательных творений. Это самородок, писатель от Бога. Читаешь, отдыхаешь душой, находишь искренних собеседников в лице автора и его героев.
Алла
2018/03/21, 09:24:12
Алексей Александрович! Вы, как всегда подарили возможность стать частью мира людей, описанных в Ваших произведениях. Пока читаешь Ваш роман или рассказ забываешь обо всем на свете. И всегда так жаль расставаться с миром, который Вы создали!
Михаил
2018/03/20, 21:11:17
Отличный рассказ, читается на одном дыхании.
Светлана
2018/03/20, 20:25:23
Полезно, однако.
Татьяна
2018/03/20, 19:45:29
Современным родителям полезно почитать. Это жизнь-что вложишь в ребёнка, то и возьмёшь!
Виталий Б.
2018/03/16, 18:27:58
Хороший рассказ написал Алексей. Читается легко и с интересом.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов