Писатель и герой русской детской литературы и литературы о детях после 1917 года: эволюция взаимоотношений

1

900 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 106 (февраль 2018)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Торопцев Александр Петрович

 

Резолюция XIII съезда РКП (б)

 

В 1924 г. резолюция XIII съезда РКП (б) отмечала, что «необходимо приступить к созданию литературы для детей под тщательным контролем и руководством партии, с целью усиления в этой литературе моментов классового, интернационального, трудового воспитания» («КПСС в резолюциях...», 7 изд., 1954, ч. 2, с. 61). Этот важнейший документ может не порадовать всех, кто безоговорочно хулит Великую Октябрьскую социалистическую революцию и всё, что было сделано в Советском Союзе, и, вот что обидно, никакие, даже самые объективные аргументы им нипочем. Но мы всё-таки попытаемся разобраться в этом деле. Для чего нам необходимо ответить на следующие вопросы:

– Является ли заложенная в данной Резолюции идея новой в мировой и отечественной практике?

– Каковыми могли быть причины столь безапелляционного и решительного шага большевиков?

– Как проводилась в жизнь эта установка?

– Как в результате изменились литература о детях, адресованная детям и взрослым, и литературные герои?

– Можно ли признать дело детских писателей и всех, кто писал детей в своих произведениях, положительным с точки зрения укрепления или повышения государственного иммунитета Советского Союза?

 

Проблемы детской литературы

 

Перед тем, как ответить на поставленные вопросы, нам необходимо еще раз вспомнить извечные проблемы литературы о детях детям и взрослым, а также проблемы, возникшие в XX веке.

 

Двойственная природа человека

 

Из квантовой физики известно, что свет одновременно обладает свойствами непрерывных электромагнитных волн и дискретных фотонов. Это – так называемая двойственная природа света.

Но и человек обладает двойственной природой, что можно выразить следующей формулой: несмотря на то, что в людях больше общего, чем частного, каждый человек, тем не менее, индивидуален. Человек в себе – корпускула, человек в обществе – волна.

Для любого писателя, рискнувшего осмыслить ребёнка в себе и в жизни, важно не просто понимать, знать и, главное, чувствовать эту двойственность природы человека не взрослого возраста, но и динамику «взаимоотношений» в нём и в не него индивидуального, личностного, и общественного.

 

Проблемы ХХ века

 

ХХ век заказал самые мощные в мировой истории социально-политические, социально-психологические, экономические и другие метаморфозы на всём Земном шаре и, особенно, в Московской империи, то есть в СССР.

ХХ век стал Веком ускорения во всех сферах жизни. В том числе и мощной, нарастающей с каждым десятилетием дифференциации всех сфер жизни.

Именно поэтому и возникла необходимость дробления многих профессий, в том числе и писательского труда.

Именно поэтому в ХХ веке организационно оформилась детская литература, которая, в свою очередь, стала быстро дробиться и по возрастному принципу, и по другим критериям. В частности, на всем Земном шаре и в Советском Союзе лавинообразно развивались научно-популярная литература, фантастическая литература, приключенческая детская литература. Именно поэтому в конце XX века родилось фэнтэзи.

И уже поэтому можно лишь восхититься решением большевиков заняться литературным воспитанием детей, создать детскую литературу и внимательно следить за ней.

 

Детская литература, а также другие книги представлены на сайте Knigopoisk.com. Книжный сайт порадует любителей и подлинных поклонников книг, всех, кому небезразличен таинственный и величественный мир литературы! На сайте можно бесплатно скачать книги в формате fb2, pdf, epub и txt. Также на сайте можно ознакомиться с методиками и стратегиями по достижению успеха, с рейтингами «Топ-100 книг» и «Книги, которые должен причитать каждый».

Коротко о мировой истории детской литературы

 

Детская литература началась с того самого момента, когда у Адама и Евы появились первые дети. Да, эта литература была устной, но она была, и была она по силе воздействия на человека невзрослого возраста не хуже, не мельче шедевров наскальной живописи, например.

Уже в мифах, эпосе, вообще в фольклоре есть многое из того, что поймёт ребёнок, что ему интересно и для него полезно.

В «Махабхарате», например, ребёнок найдёт и сказочные сюжеты, и подвиги юных героев Пандавов, и столь любимые людьми невзрослого возраста истории о женихах и невестах, и так далее. «Махабхарату», следует помнить, дети Индостана изучают в школах уже более 2 тыс. лет.

А разве мало интересного найдёт ребёнок в «Эпосе о Гильгамеше»? А в египетских сказках? А в «Панчатантре»?

А разве «Разговоры запросто» Эразма Роттердамского не адресованы 15-17 летним (теперь их причислили к подросткам) людям, волею судеб вынужденных заниматься педагогической практикой?

А разве мы можем пройти мимо китайского «Троесловия»? В конце империи Сун, в начале XIII века,  в Поднебесной вышла книга Сань цзы цзин (Троесловный канон, или Троесловие). Она входит в состав «Сань бай цянь» («Три, Сто, Тысяча») — нормативную триаду учебных текстов, наряду с «Цянь цзы вэнь» («Тысячесловный текст», «Тысячесловник») и «Бай цзя син» («Фамилии ста семей». «Все фамилии»). С него начиналось обучение китайской грамоте.  В 1829 году Н. Я. Бичурин (Иакинф) назвал её «краткой детской энциклопедией», а затем – «Священной  книгой из трех иероглифов». Уже около 800 лет дети Поднебесной начинают образование с этих работ.

Этот список можно продолжать долго. Литература о детях детям и взрослым была всегда. Но!

До XVIII-XIX  веков самого термина «детский писатель» в активном обиходе не существовало.

 

Каковыми могли быть причины столь решительного шага большевиков?

 

К 1922 году большевики одержали победу и не просто сформулировали новую Государственную идею для Московской империи, но и сформировали её.

Приблизительно к этому же времени были, пока ещё штрих пунктирно, сформулированы и сформированы общие контуры государственной идеологии. Да, некоторым, слишком уж свободолюбивым гражданам, а в большинстве своём, слишком уж яростным противникам победившей государственной идеи большевиков, новая государственная идеология ну никак не могла понравиться. Это – их несчастье, а, может быть, и счастье. Но так уж устроено любое (!) государство: какова идея – такова и идеология.

Следующим шагом в государственном строительстве должна была стать выработка технологических  процессов, с помощью которых реализовалась бы большевистская государственная идея, украшенная и пропитанная соответствующей государственной идеологией.

И на XIII съезде РКП (б) в мае 1924 года, в тяжёлый год смерти В. И. Ленина (21 января 1924), за полтора года (!) до XIV съезда РКП (б), съезда индустриализации, большевики вдруг решили организовать тщательный контроль партии над ещё не созданной литературой для детей.

О чём говорит этот гениальный ход большевиков?

– Об уверенности в своём будущем и в будущем дела революции;

– О том, что это будущее должны будут создавать дети, которым нужно дать соответствующее воспитание и образование;

–  О том, что детская литература является одним из главных помощников в этом деле;

– О том, что созданная в 1922 году Всесоюзная пионерская организация должна играть в этом важнейшую роль…

И здесь противники большевиков могут возопить: «И детская литература в те годы стала пионерской, то есть сильно векторной! И о высокой литературе большевики не думали!».

Но достаточно вспомнить творчество А. Гайдара, чтобы опровергнуть эти утверждения.

 

Как проводилась в жизнь эта установка?

 

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить о тех, кто писал произведения о детях детям и взрослым в ХХ веке.

Всего мне удалось отыскать в «Краткой литературной энциклопедии» что-то около 1000 писателей, которые в XX веке либо работали непосредственно в детской литературе, либо, работая во «взрослой литературе», писали, в том числе, и книги о детях, адресованные детям или взрослым.

Статистика говорит о том, что детской литературой занимались в большинстве своём профессиональные не профессионалы.

Почти четвёртая часть из приведённого выше списка, то есть 236 авторов являлись выпускниками педагогических ВУЗов. Они успешно работали в школах и в других средних учебных заведениях, получили практические навыки, подчёркиваю, в своей профессии. Они любили и любят повторять издателям, а также родителям и бабушкам на презентациях: «Я очень хорошо знаю ребёнка, я проработала в школе 20 лет». Некоторые издатели и добродушные мамы и бабушки «ведутся» на эти высказывания, думая, что уж учителям-то и надо писать книги для детей.

Ещё 222 автора закончили филфаки. И, казалось бы, им, познавшим секреты литературного русского языка, сам Бог велел писать и детей, и взрослых.

Но это не так: и в первом, и во втором случае. И вот почему.

В школе властвует закон. Филология есть наука. Наука призвана искать законы и фиксировать их в формулах.

Создавая художественное произведение, тем более о детях, любой крупный литератор находится в творческом пространстве беззакония. Но как только произведение со всеми авторскими находками выходит в свет, оно, пусть и не сразу, становится законом. Поиск уникального, «штучного», доселе не известного, то есть симпатичного в любом человеке – это искусство. Поиск новых форм выражения своих мыслей, в том числе и уникальных личностных оценок того или иного героя или персонажа, поиск новых, до этого скрытых от ищущего человека пейзажных линий, объёмов, глубин – это искусство.

Можно сказать и так: красота – это формула, то есть закон, а симпатичность – это бесконечность в степени бесконечность. Формулу можно найти, а к бесконечно уплывающей от душевного взора в бесконечность Божественной Асимптоте можно только приближаться, понимая при этом, что чем ближе к Ней, тем дальше от Неё, и что между тобой, якобы приблизившимся к Ней и самой Асимптотой жизни больше, симпатичного больше, писательской информации больше. 

Можно сказать и так: закону – формулы, методические пособия, календарные планы и всевозможные указания свыше, а литературе – свобода в поиске уникального, своего.

Наука и искусство – непересекающиеся пространства, хотя здесь следует вспомнить добрым словом тех писателей, которые окончили-таки педагогические ВУЗы, поработали некоторое время в школе и вдруг ринулись в литературу и стали крупнейшими писателями детства. К таковым я отношу, например, и своих учителей Ю. И. Коваля и С. А. Иванова. Но, конечно же, их было больше. А сколько же? – Максимум, 20-25, ну 30 писателей. Из 458 писателей, окончивших педвузы и филфаки.

Но значит ли это, что советская детская литература была на 90-95% дидактической, педагогичной? И плохо ли это?

Это оправданно внутриполитической ситуацией и сверхзадачей, которую поставили перед собой большевики. Суть этой сверхзадачи находится в треугольнике между Государственной идей, Государственной идеологией и технологией реализации Государственной идеи.

Конечно же, частенько в литературных произведениях педагогов, филологов, общественных деятелей, да и офицеров, и представителей других профессий, зафиксированных в вышеприведённом списке, было много назидательного, дидактического и т.д. И всё это сказывалось на художественных достоинствах детской литературы в целом.

Но Юрий Коваль, Сергей Иванов и другие мастера детской литературы, хоть и являлись по образованию школьными учителями, хоть и поработали недолго в школах, были чудесными русскими писателями, да ещё и руководителями творческих семинаров.

И таких примеров можно привести много: смотри хотя бы списки поэтов и прозаиков чуть ниже.

 

Пионерская литература – это плохо или… 

 

Как сказано выше, Пионерская организация была создана в 1922 году. И в том же году начались пропагандистские рейды пионерских активистов по районам городов, по сёлам и деревням. И руководители эти рейдов остро нуждались в соответствующей литературе. И Резолюция XIII съезда РКП (б) учла и этот запрос Времени.

Многие специалисты по Детской литературе 1920-1980 годов так и называют её: пионерская литература. Некоторые из них вкладывают в данный термин и скепсис, и даже уничижительные нотки. Мол, слишком уж заказной, векторной была пионерская литература.

В чём-то, конечно же, эти специалисты правы. Но, находясь в жесточайших рамках «заказа», лучшие писатели тех лет смогли остаться в пространстве высокой литературы. И главным их них, безусловно, является Аркадий Гайдар. Да – пионеры, да – дети и внуки Великой Октябрьской социалистической революции, да – околдованные социалистической и коммунистической идеей совсем юные люди. Но, как это ни странно, в них «человеческого, слишком человеческого», в них «человечкиной души», очень симпатичной и не злобной, было не меньше, чем у любых детей и любых литературных героев Земного шара.

Три взрослых человека, не сговариваясь, не знавшие друг друга, говорили мне: «Я на Севера подался, влюбившись в эту страну после книги А. Гайдара «Чук и Гек». Один слесарь, другой инженер, третий журналист. Каждый из них проработал в суровых условиях по 20 и больше лет. Далеко не каждый «взрослый писатель», автор какого-нибудь производственного романа, может похвалиться таким же результатом.

В поэме о Мальчише-Кибальчише Аркадий Гайдар, по сути дела, рассказал о будущих перипетиях Великой Отечественной войны, причём сделал он это в начале 1930-х годов, когда руководство страны запретило писателям касаться темы Германии. А в прекрасном рассказе «Голубая чашка» Гайдар смело говорил и о теме нацизма.

Даже в жесточайших ковах лучшие русские писатели детства находили средства и способы выражения своих мыслей. Хотя, конечно же, таковых было мало в приведённом списке.

 

Как в результате изменились литература о детях и литературные герои? 

 

Лучшие произведения отечественной детской литературы были куда более демократичными, нежели произведения так называемой взрослой литературы.

Для справки. Демократичным я называю такое литературное произведение, в котором автор, герой, или герои, и читатель ведут между собой диалог равных, который внешне (!) лишён педагогических, нравоучительных, поучительных векторов. То есть в демократичном произведении автор, герой, читатель находятся на равном расстоянии друга от друга, не мешая друг другу жить и наслаждаться жизнью, пусть и литературной. Этакий литературный, равносторонний, психологический треугольник.

В лучших произведениях детской литературы XX века человек невзрослого возраста стал самостоятельным героем. Пусть и пионером, но – самостоятельным.

Авторами детской литературы становились самые разные писатели и люди, по образованию далёкие от литературного труда, о чем уже говорилось. Сейчас важно напомнить о тех писателях, которые, как мой учитель Роман Семенович Сеф, вынуждены были писать ребёнка. Роман Семенович, отсидев в Гулаге приличный срок, вернулся в Москву и пришёл со своими стихами к Корнею Ивановичу Чуковскому. Тот выслушал его и посоветовал: (почти цитирую) «Рома, пиши детскую литературу, за неё не посадят». Но была ещё одна причина, которая привлекала поэтов в детскую литературу: в ней, как это ни странно, было больше свободы. Ребёнок, существо, более свободное, нежели взрослый.

Детей писали профессиональные детские писатели, а также «взрослые писатели», каждый по своей причине: кому-то хотелось попробовать свои силы в Д. Л., кого-то прельщали гонорары и т.д. В целом эти «взрослые писатели» сказали свое слово в Д. Л., причём некоторые из них сотворили литературные шедевры, к которым я лично отношу рассказы Андрея Платонова» (например «Ещё мама»), рассказы Виктора Петровича Астафьева и др.

Без детей не могли обойтись даже очень «взрослые писатели» хотя бы потому, что любой серьёзный многослойный роман трудно себе представить без детей в той или иной роли. Но в своём совсем кратком исследовании я не смог по вполне объяснимым причинам даже затрагивать этот аспект творчества.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Николай Полотнянко
2018/02/21, 19:28:15
Детские литература существовала всегда, но детские писатели появились в советское время, как особая ниша для литераторов в основном русскоязычного толка, навострившихся на производстве литературы на русско-советском языке с ходульными персонажами, плакатными идеями и большими гонорарами. Это была интернациональная компашка, вход в которую строго контролировался Маршаком и его смотрящими в детских издательствах. Одним из немногих русских писателей, допущенным детскому пирогу был мой хороший знакомый Тимофей Белозёров из Омска, спец по подростковой литературе, так вот он прошмыгнул в детскую литературу в щель, которую перед ним приоткрыл один из маршаковских порученцев поэт Аким. Тимофей благоговел перед своим поручителем, ловко строгал пустяшные стихи и рассказики, и не задумывался, что пошлая детская литература портит вкусы, заслоняет о детей устное народное творчество и русскую классику, навязывает испорченный язык, формирует якобы правильное, но во многом ложное представление о жизни.

Сейчас кафедры детской литературы в вузах ликвидировали.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов