Удачный день

1

1674 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 105 (январь 2018)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: АВИ

 

Перед тем, как повезло, прошёл почти год. В службе занятости инспекторы давали безработным адреса. Алексей стоял у них на учёте и был обязан ездить по указанным адресам, выслушивать унизительные условия предлагаемых низкопробных вакансий, уже заранее ясно и чётко понимая, что это совершенно не его призвание, не его место. Не его интерес, не его мечта и не его уровень, и даже не его зарплата.

Летом ездить по адресам на транспорте было вполне терпимо. А вот холодной зимой добираться туда, где поблизости нет станций метро, было не слишком приятно.

 

В итоге, на месте всегда удавалось мирно договориться, что официально от работодателя будет написан уважительный аргументированный отказ. Тогда он, с облегчением, ехал домой, равнодушный, нисколько не разочарованный пустой тратой времени. Раз надо ездить, значит так надо. Без вариантов. Иначе снимут с учёта и трудовой стаж капать перестанет, да и в мизерном пособии по безработице откажут. А в этой громадной столице нет ни связей полезных, ни даже знакомых и никаких сбережений на чёрный день.

— Чёрт побери, когда же мне настоящий шанс выпадет? Всё какая то тухлая ботва попадается. — Размышлял он, в очередной раз возвращаясь домой.

— Это всё не то. Совсем не то. Не моё! Значит, ещё не время. — Успокаивал себя Алексей. Но в душе всё-таки скребётся стыд и уныние. — А что моё? Да хрен его знает. Год уже болтаюсь. Сколько ещё?! Когда-нибудь же должно щёлкнуть. Перед Ленкой опять оправдываться…

 

***

 

Почти год бессмысленных поездок, которые не очень то оправдывали его безделье перед женой.

Лена каждый раз подробно и внимательно расспрашивала, как съездил, что предлагали, на каких условиях, и затем смиренно замолкала, понимая, что Лёша сам не хочет устраиваться на работу. Смысла давить на мужа и торопить с трудоустройством нет никакого. Он мужчина — сам знает, что ему нужней. Как и когда. Как нибудь продержимся ещё, а там, может быть, и наладится. Она пока работает, место экономиста в университетской бухгалтерии конечно не рай. Но надо же на что-то жить. Себя кормить, мужа, двух сыновей. Да и родителям помогать. Они то ведь помогли с первым взносом за ипотеку.

 

***

 

И вот. Настоящая Удача!

Наконец то его приняли на приличную работу. Дизайнером-проектировщиком на мебельную фабрику. Зарплату пообещали вполне солидную, даже для начала. Плюс проценты с заказов.

Алексей ожил, стал деловитым, обычная его сонливая вялость и пассивная медлительность куда-то испарились. Ему действительно всё больше нравилась его новая должность. Творчество, разнообразие, свобода самореализации, авторское удовлетворение от осуществления своих талантливых проектов плюс неплохое вознаграждение не только от фирмы, но и от клиентов. Иногда даже в валюте.

 

Безработная унылая жизнь нахлебника на шее жены и матери завершилась. Впереди реально светят ещё неизведанные горизонты, яркий блеск будущих побед и богатых завоеваний на ниве материальных благ. Новый дизайнер с упоением предлагал заказчикам необычные проекты изысканных кухонных гарнитуров, мебели уютных спален, обстановку просторных гостиных. Незаметно пролетел короткий испытательный срок. Лёша утром отводил младшего сына в детский садик и с нескрываемым удовольствием бежал на работу. А вечером, утомлённый приятной усталостью, забирал сына домой, и с упоением возвращался к любимой жене. В дом, где любят и ждут…

 

— Всё идёт просто отлично. Дальше ещё лучше будет. — Размышлял он после домашнего ужина, лениво и расслабленно наблюдая, как очаровательно соблазнительная фигурка его сексуальной жены перемещается по кухне. Скоро они улягутся вместе на широкую мягкую постель, нежно обнимутся, как молодожёны. Недолго, но очень интимно пошепчутся перед обязательными ласками, крепко и жарко сольются в молодом супружеском счастье, и сладко уснут, приближая новый, успешный день. Который непременно опять будет радостным, удачным и вполне предсказуемым.

 

***

 

Хорошо было на работе, хорошо было и дома. Лёша теперь одинаково любил и будни, и выходные с семьёй. Через полгода Алексею подняли зарплату настолько, что счастливые супруги уже начали строить мечты об очень желанном отпуске за границей, жене хотелось в Париж. Ещё не планировали точные сроки, но эта приятная для обоих задумка всё больше обрастала реальными очертаниями в их тихих вечерних беседах перед сном. Сомнения в исполнении заветной мечты просто сами собой таяли, пропорционально постоянному увеличению дохода семьи.

 

Лена поддерживала мужа во всём. Деловито согревала его своей ненавязчивой поддержкой. Советами природной женской практичности и глубокой мудрости. Никогда не сомневалась в его талантливом уме. Это было именно то, что всегда активировало способности мужа. Плюс искусное женское очарование, разнообразие в еде и сексе, в нарядах и нежно материнском бережном отношении не только к детям, но и к своему мужчине.

 

Супружеская любовь, подкреплённая солидным материальным воплощением, плюс интересная работа, желанные дети — вот, пожалуй, истинные составляющие любого простого человеческого счастья. Разве может быть что-то важнее этой семейной идиллии? Конечно, нет.

Так считал Алексей, и так, наверное, считала его жена Лена. Красивая, стильная женщина тридцати семи лет.

 

Супруги до сих пор платили ипотеку. Это забирало половину доходов. Ежемесячный взнос немаленький. Зато ведь сами решили выплатить пораньше. Нужды теперь почти ни в чём нет. Если всё будет, как сейчас, то уже через шесть лет ипотека погасится полностью. И начнётся безбедная, радостная жизнь.

Дети подросли. Родители супругов живы — здоровы. Можно будет открыть даже и собственный бизнес, если повезёт. И, если в этой непредсказуемой русско-азиатской стране вновь внезапно не грянут великие политические перемены, невесть откуда взявшиеся финансовые кризисы и затяжные инфляции.

А пока, живи и радуйся. Оба работают, ещё бодрые, крепкие, резвые, в ожидании и в предвкушении новых вершин земного бытия.

Похоже, госпожа Удача пришла в их семейное гнёздышко на постоянное место жительства. Поселилась, как любимая родня, к ней уже начали привыкать и даже не представляли, что возможно вдруг взять, и неожиданно её потерять.

 

***

 

В конце рабочей недели, это была обычная пятница ранней московской зимы, талантливого дизайнера Алексея пригласили в рабочий кабинет шефа.

Шефу, Михаилу Анатольевичу Перегудову, как-то гармонично удавалось совмещать в себе не только деловитость и строгость с нерадивыми подчинёнными. В его характере уживались внимание и прямо таки отеческая забота о своих самых добросовестных и перспективных сотрудниках, и по-мужицки безбашенное желание озорства на отдыхе в нерабочее время.

В свои пятьдесят пять лет Перегудов достиг многого в бизнесе, и на планёрках постоянно заговаривал о дальнейшем развитии и расширении их мебельного производства на запад.

Это был солидный, крупный, красивый, слегка поседевший на висках, мужчина. Строгий, но справедливый начальник и отец двух взрослых красавиц-дочерей. Их фотопортреты стояли в кабинете на его рабочем столе. О его жене среди коллег никто ничего не знал. Она была скромной домохозяйкой при богатом муже.

Шеф был одновременно и полновластным собственником мебельного производства, и директором фабрики. Одним словом, полный хозяин крупного международного бизнеса. Приглашение к нему вечером пятницы означало его особое расположение, начальственную благосклонность и радужные перспективы карьерного продвижения по службе.

 

***

 

— Проходи, Алексей, садись. — Шеф оторвал глаза от бумаг на столе, снял очки и поднялся с кресла, первым протягивая сотруднику руку для приветствия.

— Давай сразу перейдём к сути. Признаюсь, мне хорошо известно, что тобой доволен и коллектив фабрики, и я, и, самое главное, тобой очень довольны наши клиенты. Количество заказов на новую мебель постоянно растёт, и во многом это благодаря твоим интересным проектам. Ценю это. Очень ценю. Но, не смотря на всё это, я тобой, как ни странно, удивлён…

Шеф, как прирождённый оратор и актёр, выдержал театральную паузу и, пристально глядя в упор, прямо в глаза сотруднику, внимательно наблюдал за реакцией Алексея.

А Алексей вопросительно молчал, всем своим видом выражая полное непонимание и ожидание. Свой взгляд он сосредоточил на точке ровно между глаз шефа. Словно именно из этой точки должны были придти все ответы на странные слова Михаила Анатольевича.

 

Так и не дождавшись вопросов сотрудника, шеф продолжил.

— Самое странное, Алексей, что ты не просишь денежных вознаграждений, премий, повышения по службе. Эта скромность хоть и похвальна с твоей стороны, но очень удивительна, если не сказать странновата. Ты всем здесь доволен?

— Да, вполне, Михаил Анатольевич. Я всем абсолютно доволен. Меня устраивает и моя должность, и коллеги, и наша кампания в целом. — Алексей так пристально высматривал что-то между глаз шефа, что тот невольно поёжился.

— Хорошо. Тогда вот тебе новое деловое предложение. Я давно собирался открыть филиал нашего проектного бюро во Франции. Но по разным причинам откладывал это. И по финансовым соображениям, и по данным статистики продаж. Теперь это время наконец настало. Дела идут очень неплохо, но не настолько радужно, чтобы сразу открыть там собственное производство. Производить нашу мебель будут французы, но по твоим проектам.

— Руководить проектным бюро хочу поставить тебя. Для предварительного налаживания деловых связей с зарубежными партнёрами и открытия нашего филиала во Франции решено командировать тебя с семьёй в Париж. Для начала на год. А там будет видно. Идея интересная и перспективная. Два дня тебе на раздумья и сборы хватит?

Алексей задумчиво кивнул.

— Михаил Анатольевич, я согласен, только с женой обсудить необходимо. За два дня подготовиться успею. В понедельник Вам сообщу.

— Это ещё не всё, Алексей. Командировка предполагается длительная. Если твоя супруга будет готова отбыть во Францию с тобой и детьми, то все расходы для обустройства вашей семьи на новом месте я возьму на себя.

— Хорошо, спасибо. Я понял. Вечером обсудим это с ней. — Успешный дизайнер не был готов к такому крутому и внезапному повороту своей карьеры, но старался не показать виду. — В понедельник доложу.

— И последнее, вижу смысл обсудить все детали открытия нового направления прямо сегодня, откладывать некуда. В неофициальной обстановке. Я, начальники производства и руководители отделов соберёмся вечером в сауне. Ты должен там быть. Поговорим о деле, подробно рассмотрим в последний раз все рабочие вопросы в деталях, отметим успехи нашей фирмы, хорошо отдохнём, попаримся и расслабимся. Сегодня как раз пятница, звони жене, предупреди, что будешь дома поздней обычного, а может, и до утра. Поедем туда на служебных машинах сразу после работы. Адрес сауны, чтобы жена не волновалась, можешь узнать у секретарши. Вопросы остались? — Не допускающим возражения тоном закончил директор.

— Да нет. Сейчас сразу и позвоню жене.

— Отлично. Тогда, до вечера. — Шеф уже опустил глаза на лежащие на столе бумаги, показывая, что аудиенция завершена.

 

***

 

Сказано — сделано. Выйдя из кабинета шефа, Алексей Федоркин сразу же набрал номер жены.

— Лена, у меня новости. Не хочу по телефону, но новости приятные. Для всех нас. Подробности оставлю для дома, скажу коротко — нам с тобой светит Париж. Нет! Не в отпуск. Представляешь, шеф предлагает мне с тобой выезд за границу для открытия филиала нашего проектного бюро. Меня начальником филиала. Да! С тобой. Значит, надолго. На год или дольше. Ну, разумеется с детьми. Не оставлять же их здесь. Всю бытовуху, рабочие визы и обустройство там нас и детей обещает взять на себя. Ладно. Обсудим вечером. Теперь о насущном. Я сегодня задержусь. Нет! Не на работе. В сауне. Нет, не шучу. Перегудов собирает там что-то вроде неофициальной планёрки с отдыхом на десерт. Все начальники отделов и производства тоже будут там. Около двенадцати человек. В общем, всё руководство фабрики. И я обязан быть. Да! Он так и сказал — ОБЯЗАН! Как раз насчёт открытия французского филиала говорить будем. Потом отметим это дело за десертом.

— Девочки?!!! Ты издеваешься?!!! Какие девочки!!! Слушай, Лен, ревнуешь?! Ладно, меня клиенты ждут, дома поговорим. Забери Павлушку из садика сама, хорошо? Выпивать? Ну, разумеется будем… Адрес? Адрес я тебе смс-кой скину, сейчас у секретарши спрошу. Не волнуйся, думаю ненадолго. Нет, конечно не до утра. Посидим, обсудим, отдохнём. Попарюсь, в бассейне поплаваю. Нет! Туда звонить мне не надо. Могу не услышать звонок. Не тащить же телефон в парилку или в бассейн. Да! Думаю, шумно там будет, музыка, громкие разговоры, застолье. Ну, пока, родная. Постараюсь вернуться пораньше. Пока.

 

Остаток рабочей пятницы пошёл привычным курсом. Проекты, заказчики, посредники, инженеры производства, экономисты, проекты, снова клиенты и снова проекты.

 

***

 

Как оказалось, сауна располагалась не слишком далеко от работы, приличное крепкое красивое здание довоенной постройки с фигурной лепниной на стенах и обрамлениях окон. Доехали быстро, несмотря даже на обычные для Москвы, пятничные пробки. Коллеги поочерёдно выходили из подъехавших одновременно служебных машин. И гуськом выдвигались ко входу в заведение, вслед за шефом. Настроение у всех приподнято-весёлое. Конечно, это и понятно, конец рабочей недели, и дружной мужской толпой расслабляться на отдыхе в сауне. Последним шёл Алексей.

 

Михаил Анатольевич Перегудов видимо с рождения обладал генами бизнесмена. Его предприимчивость и основательность, даже в мельчайших деталях, проявлялась абсолютно во всём, за что он имел обыкновение браться. И на производстве, и на отдыхе. Наверное, даже и у себя дома он был полновластным хозяином во главе семьи. Номер сауны был подобран без преувеличения великолепно. Напоминая своим величием всем известные сандуновские бани. Два широких бассейна с ледяной и подогретой водой, вместительная парилка, просторная, прекрасно обставленная гостиная, уютные комнаты для отдыха — всё по высшему классу.

 

— Ну, что, господа начальники, приступим сразу к делу? Обсудим новый проект. А потом уж и к столу, к закускам и к баньке с музыкой. Прально говорю? — С широкой улыбкой огласил довольный обстановкой шеф, когда все уселись за ещё не накрытый обслугой стол, будто на обычной планёрке в кабинете директора.

Вдумчиво и неторопливо перетёрли основные детали открытия и будущей работы парижского филиала. В основном говорил Михаил Анатольевич, изредка вступали руководители отделов. Дали слово и главному дизайнеру кампании Алексею Федоркину. В общем, особых трудностей предстоящего проекта не предвиделось и все плановые вопросы были оперативно решены.

 

Затем вошла обслуга, оперативно накрыла стол, и началось. Сначала подняли тост за шефа, следом за новый филиал, за процветание кампании, и продолжили непринуждённо отдыхать уже без формалистики и тостов.

Алексей почувствовал себя слегка расслабленным лишь после того, как томный и разогретый до багровости, пошатываясь, весь в поту, вышел из парилки и занырнул в ледяную воду. Затем переместился в подогретый бассейн.

Там уже плескалась добрая половина коллег. Потом снова все сели за стол к выпивке и закускам. Включили приятную фоновую музыку. Выпили, закусили. Общение стало ещё более непринуждённым. Приглашённых незнакомцев тут нет, все коллеги, все свои. Хорошо и спокойно.

 

***

 

— Господа начальнички! Прошу внимания. Чего то не хватает, а? Вам так не кажется, коллеги? Или, может быть, кого-то всё-таки нам не хватает, а? Не разнообразить ли праздничный отдых присутствием милых дам? Возражения есть? Возражений и быть не может! — Перегудов сам же ответил на свой вопрос и удовлетворённо хохотнул, никаких возражений никогда и не предполагалось в его присутствии.

— А вот нам на десерт и девочки! — Директор обвёл компанию подчинённых своим, всем знакомым, торжествующе-отеческим взором и подошёл к местному телефону для заказа меню и услуг.

— Давайте их сюда. Ведите, я впускаю.

 

 

Шеф и все остальные были уже изрядно навеселе, когда в номер плавно вплыла делегация аппетитных амазонок в мини бикини. В количестве двенадцати очаровательных фигурок. По виду, в среднем от двадцати до двадцати пяти лет. Ровно по числу мужчин, собравшихся на вечеринку.

 

***

 

Красотки по вызову — профессионалы своего дела, комфортно и уютно чувствуют себя в любой тарелке. Они были готовы к тому, что из этой тарелки сейчас их будет кушать дюжина солидных мужчин. Девушки свободно осматривались, кокетничая в ожидании выбора партнёров. Любители блондинок их и выбрали, остальным достались не менее привлекательные брюнеточки.

Возле Алексея на краю бассейна устроилась одна из блондинок.

— Давайте знакомиться, — игриво предложила она. — Меня зовут Жанна.

— Алексей. — Ответил Федоркин, испытывая, несмотря на выпитое, лёгкую неловкость. И умолк, переведя взгляд на водную гладь бассейна.

— Может хотите предложить даме вина? — Жанна знала, как повернуть разговор в нужное русло.

— Конечно! Извините, как я сам не догадался? Вам сюда принести или пойдём к столу.

— Давайте, отдыхать со всеми, Алексей. К столу.

 

***

 

Часть руководящей команды сидела за столом, угощая выбранных девушек. Другая же, более молодая и шустрая часть мужчин уже поспешила уединиться с девушками в нескольких комнатах отдыха. Лишь только шеф сидел без пары, молча пропуская в себя одну рюмку за другой.

В бассейне, как сказочная русалка, одиноко плескалась очаровательная, загорелая брюнетка с длинными, по пояс, волосами. Но директор словно не замечал её, погружённый в какие-то свои, одному ему известные раздумья.

— Михаил Анатольевич! — К шефу подсел уже изрядно подвыпивший нечальник производства Олейников. — И чего же Вы скучаете? Нам праздник устроили, а сами без пары. Так нельзя. Как говорится — гулять, так гулять.

— Антон! Давай здесь без официального Выканья. Мы ведь на отдыхе. Обычные голые мужики в бане, без должностей и статусов.

— Вот и я про это. Анатолич, ты чего без дамы? Вот же она, плавает, русалка твоя. Ласки от тебя ждёт, внимания.

— Понимаешь, Антон. Сам не знаю, что со мной сегодня. Такой удачный день. Новый проект поднимаем. Вроде бы всё отлично! А почему то хочется просто напиться. Может с радости, а может ещё с чего… Да и слишком молодая она для меня. Ты же знаешь, у меня две дочки её возраста. Вот я и подумал. Эти молодые сучки хоть телом себе на жизнь зарабатывают. Самостоятельно. А мои дочери на всём готовеньком с рождения. И лезут эти дурацкие мыслишки в башку, и ни водка их не перешибает, ни коньяк. А может кто-то и моих дочерей вот также в постель тащит.

— Надо бы тебе, Михал Анатолич, одну дамочку себе постарше заказать. И думал бы ты сейчас не о дочках. А кувыркался бы с ней до утра без забот и мыслей.

— Может быть… может быть… — Шеф опять задумчиво налил себе, уже не рюмку, а полный бокал виски и умолк, давая коллеге понять, что разговор окончен.

 

Зазвонил телефон обслуги. Директор взял трубку, послушал. И вдруг резко повеселел.

— Мужики! Вот и мне радость привалила. Дамочка постарше на подходе. Это для меня. Подчинённые почти правдоподобно изобразили на лицах внимание и понимание. Но только лишь на несколько секунд. Затем каждый продолжил своё веселье.

В дверь номера позвонили.

— Алексей, открой. Это мне дамочку подвезли. — Федоркин сидел за столом, и был ближе к дверям номера, чем остальные. Дверь открылась и вошла Лена. Жена Алексея…

 

***

 

Смягчить шоковую реакцию мозга на внезапное появление жены не смог даже принятый Алексеем алкоголь. Более того, благодаря такой мощной встряске он мгновенно протрезвел.

— Ты… как… тут…? — Только и смог выдавить из себя он хриплым шёпотом, еле слышным даже для Елены. Но жена, видимо, решила играть здесь свою игру. Она внимательно осмотрелась и ласково улыбнулась шефу. Будто совершенно не заметив обращение к ней мужа.

— А вот и моя радость! Сегодня мой самый удачный день. — Довольный шеф уже шёл навстречу Елене. — Ну, скорей раздевайся и за стол. Тут жарко. Он галантно принял на руки пальто появившейся женщины.

— Как тебя зовут, моя голубица? — Директор расцветал на глазах.

— Для Вас, простите, тоже не знаю Вашего имени, можно просто Елена.

— Елена Прекрасная!

— Можно и так.

— А меня Михаил… Анатольевич… Да лучше просто Миша. Но только для Вас.

 

Ошарашенный Алексей совершенно растерялся и даже не представлял, как же сейчас себя повести. Директор не знает, что это его жена. И абсолютно уверен в том, что обслуга сауны предусмотрительно позаботилась о клиенте, предоставив ему для развлечений женщину постарше. Елене тридцать семь. Шефу пятьдесят пять. Что же теперь будет?!!!

— Елена Прекрасная, прошу за стол. Чем богаты, тем и рады. — Преображённый Перегудов, кажется, даже помолодел. Он распрямил спину, втянул живот, и более всего походил сейчас на матёрого боевого петуха перед своим курятником. Глаза его светились демоническим блеском с примесью пьяно-счастливой похоти.

Пока шеф подливал избраннице шампанское, Алексей тоже сел за стол, шепнув пристроившейся рядом с ним девочке по вызову — Уйди! Куда хочешь. Хоть в бассейн.

 

***

 

Федоркин не верил своим глазам. Он сейчас не узнавал характер всегда верной, ровной, мудрой, спокойной жены. Откуда в ней эти актёрские повадки и кокетство проститутки?

Откуда в ней этот игривый насмешливый взгляд? И всё-таки это была она.

— Может искупаемся вместе, моя королева? — Галантно предложил директор Елене, после того, как она осушила пару бокалов шампанского и доела второй мандарин.

— Всё возможно в этом мире, — загадочно произнесла Елена. И в этой знакомой фразе Алексей наконец то признал свою любимую.

— Но я ненадолго. Мы скоро уйдём.

 

Шеф сначала изумлённо вытаращил на избранницу глаза. А затем понимающе подмигнул, как заговорщик.

— Не хочешь оставаться здесь, прилюдно? Отлично! Поедем отдыхать в отель. Побудем там только вдвоём. Ты права, компания нам с тобой ни к чему. Я одеваюсь?

— Это лишнее, Михаил Анатольевич, я уйду не с Вами.

 

Воцарилась немая сцена. Все коллеги и девушки, слышавшие этот разговор, буквально сверлили Елену глазами, ничего не понимая.

Первым, конечно, очнулся главный организатор мероприятия.

— Слушай меня внимательно, голуба! — С нескрываемой угрозой в голосе зло прошипел шеф. — Тут мной всё проплачено. И номер, и стол, и девки, и ты, в их числе. А для себя я выбрал тебя. А это значит, до утра ты моя вещь. Собственность, сданная мне во временную аренду. Доходчиво пояснил? Или есть возражения?

— Вы ошибаетесь, Миша. Если я и вещь и собственность, как Вы говорите, то уж никак не Ваша. Я вещь в себе. Сама себе и принадлежу. Развлекайтесь и угрожайте вон тем голым девчонкам. Это они проплачены до утра, как Вы доходчиво выразились. А я замужем и вот, кстати, мой муж. Он же мне и дал адрес Вашей бл**ской вечеринки. А теперь адью! У нас дети и нам пора домой. Алексей, собирайся.

 

***

 

На ватных ногах, словно во сне или в бреду, обмякший от ужаса дизайнер понуро потащился к вешалке.

«Это крах! Крах всему! Карьере, любви, семье, работе, наконец… — Во взорванном мозгу Алексея путались обрывки мыслей, как обломки тонущего в шторм корабля. В голове гул и стук ошалелого сердца. — Накрылась командировка, Париж, и опять я безработный, жалкий, трусливый нахлебник, ничтожество…»

— Федоркин! В понедельник быть готовым к выезду. На сборы выходных Вам хватит. Да ещё с такой женой! Авиабилеты на среду заказаны для Вас двоих с детьми. Загранпаспорта и визы тоже будут готовы. — Приказным директорским тоном прорычал разъярённый Перегудов.

 

Алексей промолчал. Да и что он мог сейчас ответить? Его ум уже окончательно перестал понимать, что происходит. И только вялые руки автоматически напяливали на впотевшее от ужаса тело одежду.

— Всего доброго, Миша, хорошо вам всем тут отдохнуть до утра и приятно расслабиться с девочками. Наш разговор записан. — Стервозно съехидничала с милой улыбкой Елена вместо прощания. И супруги вышли из здания…

 

***

 

Домой шли молча. Похрустывая свежевыпавшим за вечер снежком, и глядя — она вперёд, он, понурив голову, себе под ноги.

Похоже, каждый думал о чём то своём. И этим, своим, не имел никакого желания поделиться. Идти до дома было не слишком далеко, но они и не торопились домой. Словно там, в своей квартире, их неотвратимо ждал сложный и неприятный разговор.

Алексей прервал молчание только у своего подъезда.

— Лен, давай не сразу домой. Постоим немного на свежем воздухе.

— Дети без нас не уснут, Лёша. Ты ведь знаешь. Павлушка удивился, когда в садик за ним зашла я, а не ты. И всё переспрашивал — а где папа?

— Да всего несколько минут погуляем во дворе.

— Хорошо. Только несколько минут.

 

Супруги, прогуливаясь, пошли по дорожке вдоль дома.

— Прости меня, Лен…

— За что? — Странно улыбнувшись каким-то своим мыслям спросила жена.

— Да за весь тот бардак. За девок, за то, что сразу, при всех, не признался, что ты моя жена. На душе так скользко, противно. Прости…

— Лёша, тебя не за что прощать. Не ты всё это придумал. У меня совершенно другие мысли на всё произошедшее. Всё к лучшему.

— Что может быть к лучшему?

— Ну, к примеру, этот наш сейчас с тобой разговор. Тайн и вранья у нас никогда между собой не было, ты это знаешь. Поэтому ты мне и сказал адрес сауны. И я с тобой поделюсь своим маленьким женским секретом. Я беременна, Лёша.

— Вот это подарок! Радость ты моя единственная! Наш третий, дай расцелую!

— Да. Радость. Только не для всех, дорогой. Будущий ребёнок не от тебя.

Вновь воцарилось молчание. Алексей опять погрузился в тупую прострацию оцепенения. Замолчал и не знал, как себя повести.

— У тебя кто-то появился? В смысле на стороне…

— Нет. Только ты.

— Извини меня, тупого, но ребёнок то чей? Не от Святого же Духа?

— Нет, не от Духа. И совсем не от Святого.

— А от кого?

— Да от тебя, дурак!

 

Алексей вновь ощутил себя безнадёжным кретином, несмотря на то, что абсолютно протрезвел ещё в сауне.

— Издеваешься? Голову мне морочишь? Сначала говоришь ребёнок не от меня. Теперь, оказывается, от меня. И при всём этом я ещё и дурак.

— Конечно дурак. Не понял мою маленькую женскую месть. За твоё недолгое и тоже маленькое общение с проституткой. Может же позволить себе твоя верная, умная жена небольшое удовольствие посмотреть твою реакцию на её появление на мужской вечеринке с девками. И на сообщение, что мой будущий ребёнок не от тебя. Ты с честью прошёл проверку на вшивость. Молодец!

— Шуточки у тебя, я скажу! Пойдём лучше домой. Устал от всего и спать мертвецки хочу. Слишком много событий для одного дня.

— Хорошо, сейчас пойдём. Только хочу обрадовать тебя ещё раз. Мой спектакль прошёл с полным аншлагом. Даже не ожидала такого успеха.

— О чём ты?

— Да обо всём, что случилось сегодня. Идём домой, расскажу тебе сказку перед сном.

 

***

 

Время незаметно приближалось к полуночи, когда супруги, уложив детей и закончив все вечерние дела, наконец то улеглись в своей спальне.

— Давай, рассказывай свою сказку. Не могу терпеть уже. — Алексей нежно обнял жену, заботливо поправив на ней одеяло. — Превращаюсь в одно большое ухо. Начинай.

— Хорошо. Только не перебивай. Договорились?

— Да не тяни же ты…

— Ничего. Завтра суббота, успеем выспаться, если дети дадут. Слушай внимательно. Ты всё сделал правильно. Сказал мне про нашу предстоящую поездку во Францию, сказал, что сегодня задержишься, написал адрес сауны. Я сначала обрадовалась не на шутку. Честно говоря, мне осточертело работать за копейки экономистом в университете. Да и любая нормальная женщина мечтает посетить Париж. Хоть раз в жизни. А уж тем более пожить там какое то время. Об этом можно было только мечтать. Но, немного поразмыслив, решила сыграть небольшой спектакль, который пошёл бы на пользу нам обоим. Созрел интересный план, я его быстренько, но тщательно обдумала. Вплоть до каждого жеста и фразы. Он мне понравился очень. Почти шедевр.

— Что за план? Придти к мужикам в сауну и вытащить меня оттуда? Спасти мою верность и нашу семью? Ценой потери моей работы. Ведь ты понимаешь, что теперь шеф выкинет меня с фабрики, как паршивого котёнка. И прощай карьера, деньги, творчество. Просто выкинет! Несмотря на его обещание отправить нас во Францию. Он вполне может, это в его манере. Перегудов такие выходки никому не прощает.

— Не паникуй. Вот именно потому, что ты часто рассказывал мне о жёстком характере своего шефа, я и придумала весь этот спектакль. Теперь уж точно он тебя никуда не выкинет. Сейчас не ты у него на крючке, а он у нас под колпаком.

— Как это?

— Я же просила не перебивать. Слушай молча. Вопросы потом. Директор тобой доволен, как талантливым сотрудником, верно? Верно! Не хочет потерять? Не хочет. Твои проекты приносят ему немалую прибыль и приток новых обеспеченных клиентов. Но, чтобы удержать тебя, и не только тебя, а и весь руководящий состав фабрики, ему необходимо не только хорошо платить всем Вам. Но и иметь против Вас достаточно солидный компромат. Иначе, как только достаточно оперитесь под его крылышком, то станете ускользать от него один за другим, открывая свой собственный бизнес. Верно? Но об этом позже. Ещё несколько часов назад я ещё не догадывалась, зачем шефу проводить совещание именно в сауне. Но, на всякий случай, чтобы подстраховать тебя, решила, немного повременив, под любым предлогом попасть на вашу вечеринку.

— Лена! Да это же полное безумие! Нафантазировала себе в голове про компромат, про какие-то крючки и колпаки. Лучше признайся честно — ты решила, что мы там вовсю кувыркаемся с девчонками. В итоге пришла и подставила меня.

— Слушай, дорогой. Было бы лучше, по твоему, мне не приходить? Преспокойно уложить детей спать. И до утра ждать, пока ты там пьяный натрахаешься с проститутками. Или ещё лучше лечь под твоего Михаила Анатольевича где-нибудь в номере неизвестного отеля. Пока ваши любовные похождения фиксируют скрытые в сауне камеры. Ведь именно ради этого и собрал вас там шеф. В конце концов, не я начала этот спектакль, а твой директор. Когда я поехала в сауну, то ещё не могла знать, что всё происходящее там снимается на камеры. У меня был только свой план. Компромат на директора. Оставалось только разобраться, уже непосредственно на месте, как проникнуть к вам в номер. Наш ласковый разговор с шефом я решила записать на диктофон. Теперь до тебя доходит суть игры?

— Ну, слегка прояснилось. А, если бы тебя не впустила охрана?

— На тот случай я бы просто позвонила тебе на сотовый и сказала, что жду тебя за дверями номера.

— Понятно. Рассказывай дальше.

— А дальше везение. Ведь ты же мне говорил, что сегодня очень удачный день. И был прав. Я с улицы позвонила обслуге, сказав, что меня ждут в вашем номере. Меня впустили в холл. А уже там побеседовала с дежурным администратором. Она оказалась хоть и адекватной женщиной, но не слишком умной. Объяснила ей, что сегодняшний заказчик их номера мой давний любовник и он меня ждёт. Администраторша прониклась и поверила, а дальше меня впустили прямо к вам. Диктофон я заранее включила ещё на улице.

— Прямо шпионка профессиональная. Ко всем людям ключики подберёшь. — Алексей восхищенно прижал жену к себе и нежно поцеловал в ушко.

— Приходится, дорогой. Когда на кону ставка — твоя карьера и наша семья. Так ты целоваться будешь или дальше слушать? Может сначала договорим, а затем, после полезного, займёмся приятным?

— Давай, давай, продолжай… Я потерплю.

— Ну, в принципе, я уже почти всё рассказала. О камерах слежения мне проговорилась болтливая администраторша, мы с ней так мило беседовали, и стали уже как подруги. Камеры записывают поведение клиентов во избежание криминальных сцен. Ну, чтобы по пьянке никто никого не убил, не покалечил, не утонул в бассейнах — это сильно бы навредило репутации заведения. Охрана следит за порядком в номерах по монитору и записывает на всякий случай. Администраторша мне сказала, что ваш шеф заранее договорился с хозяйкой сауны, чтобы копии отснятого материала передали лично ему. Не бесплатно, разумеется. Вот так вас, дурачков, и делают клоунами на порносайтах.

— Лена! Ты мне веришь? Ничего такого у меня и в мыслях не было. Ну липла ко мне одна девчонка, но ничего у меня с ней не было и быть не могло.

— Верю, Лёша. И всегда верила, надеюсь, как и ты мне. Если бы сомневалась в тебе, то и не рассказывала сейчас. Ни о своём плане, ни о беременности, и вообще бы с тобой не разговаривала.

— А почему ты решила, что твоя запись с диктофона может стать серьёзным компроматом против шефа?

— Представь себе, этот мужик — хозяин крупного бизнеса. Жена — красавица, домашняя затворница, две взрослых дочки. Появляюсь я у них дома и прошу жену в присутствии дочерей меня выслушать. Как думаешь, они мне откажут? Или не поверят? Просто выставят меня за дверь?

— Думаю выслушают. И что дальше?

— Дорогой, теперь в судах по делам о разводах принимаются как доказательства измен не только показания свидетелей, фотографии, видеосъемки, но и аудиозаписи. Эксперты в присутствии истца проверяют подлинность видео и аудио материалов. Это становится если и не прямым, то косвенным доказательством правомочности расторжения брака. И самый дорогой адвокат ответчика тут будет бессилен.

— Ты думаешь, после разговора с тобой жена шефа решится подать на развод?

— Ну, дело не только в этом. Дочери, вполне возможно, станут презирать отца. А он, по твоим рассказам, ох, как дорожит их уважением. Это раз. Во-вторых, раздел не только всего домашнего имущества, но и бизнеса. Как тебе кажется? Стоит ради этого с треском увольнять тебя, рядового, хоть и талантливого дизайнера? Вы все там мелкие сошки в его крупной игре. Разводиться, портить себе деловую репутацию, отношения с семьёй из-за такой мелочи, как мой маленький спектакль, он не станет.

— А если у них брачный контракт, и жене по нему в случае развода не достанется ничего?

— Ты не учёл две вещи. Во-первых, ему уже за далеко пятьдесят. В браке он лет тридцать, если не больше, верно? А в то, советское, время брачные контракты были ещё крайней редкостью, если они вообще тогда были. Во-вторых, дочери. Ими он дорожит больше всего. Разрыв с ними даже гораздо больнее для пожилого папаши, чем развод с женой и потеря части имущества. Согласен?

— Да. Ты чётко всё просчитала. Одно слово — экономист.

— А ты как думал? Жена у тебя дура набитая?

— Никогда так не думал. Ты у меня самая мудрая женщина во Вселенной.

— А ты у меня самый талантливый дизайнер в мире. И мой любимый муж.

 

За окном стонала северным ветром зимняя московская ночь. А в спальне Лены и Алексея, укрытое одеялом, оживало лето. Живое лето их обнявшихся тел, жаркое лето их любви и семейного счастья.

 

***

 

В понедельник талантливый дизайнер мебельной фабрики был вновь приглашен в кабинет директора. Руки Алексею шеф на этот раз не подал. Но был корректен, вежлив и деловито спокоен.

— Проходи, Алексей, садись. Ну, что ж… Вся рабочая документация нового проекта готова, ваши билеты и визы тоже. Сдай платёжный договор на ипотеку твоей квартиры в нашу бухгалтерию, они там сами разберутся с твоими платежами. Пусть тебя на новом месте ничего не тревожит. Работай на всю катушку, осваивай французских клиентов, обживайся там уверенно и надолго. Филиал проектного бюро должен заработать уже через месяц. Там, на месте, решишь кто тебе ещё понадобится из персонала, кроме переводчиков. Да и сам потихоньку учи французский. Там подготовлена хорошая почва для наших специалистов. Не зря я летал туда каждые три месяца. Тебя теперь здесь ничего не держит. Как родители, как дети, как жена? Кстати, она уже увольняется со своей работы? Билеты у вас на среду, не забыл? — Проговорил Перегудов, плавно переходя на тон доброго и заботливого начальника.

— Да. Сейчас звонила, собирается увольняться. Всё в порядке, Михаил Анатольевич. И с детьми, и с родителями.

— Прекрасно, Алексей, я в тебе и не сомневался. За это необходимо по коньячку. — Перегудов вызвал секретаршу. — Наташа, сооруди-ка нам по рюмочке с лимоном.

Через минуту Наталья исполнила указание.

— Ну что, господин парижский дизайнер! — С торжественным пафосом, обращаясь уже к коллеге, произнёс директор, готовясь огласить прощальный тост. — За процветание нашего бизнеса во Франции!

— За процветание, Михаил Анатольевич!

 

***

 

Крылья белого лайнера, ослепительные в ярких лучах солнца, несли над облаками людей холодной страны. В страну более тёплую, более богатую, но малознакомую. А в душе Алексея словно пели райские птицы. Было удивительно хорошо и спокойно, по-тихому радостно и беззаботно. Младший сын Павлушка сладко посапывал во сне. Старший сын Володя не отрывался от иллюминатора. Лена глянула на детей, затем перевела счастливый взгляд на мужа.

— Ну вот, дорогой, скоро и Париж, о котором мы с тобой так часто говорили дома по вечерам, мечтая об отпуске. Теперь летим туда жить. Не верится. Прямо сказка. Из московских холодов в мягкую зиму Франции. И всё это случилось благодаря твоему таланту и одному удачному дню. Ты рад?

— Я еду туда не отдыхать, родная.

— Я знаю. И уверена, что у тебя всё получится. Покоришь парижских клиентов, а дальше видно будет.

«Да. Дальше будет видно…» — подумал Алексей, прощаясь с небом России.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов