У нас во Франции…

2

916 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 104 (декабрь 2017)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Царёва Елена

 

«Из ПАРИЖ′СКА. Русский страницы. №7», Париж, 2017.

 

У сборника есть ещё один подзаголовок «Сборник произведений русских парижан». Произведений – литературно-художественных. Это проза, поэзия, публицистика. Мы неоднократно писали о «Парижсках», в этих сборниках регулярно публикуются наши коллеги, члены МГО СП России, Да и вообще – это издание достойно внимания и критики, и читателей, и всех, кому дорого русское слово.

За шесть лет вышло шесть номеров «Парижсков». Очередной номер – не юбилейный, но особенный. Почему? Редактор Владимир Алексеев пишет, что редколлегия по известному из мифологии примеру на седьмой год поначалу собиралась отдохнуть, но не получилось. Коллеги побывали на выставке друга, художника и скульптора Виктора Михайлова и поняли, что отдыхать рано – душа должна трудиться. Так родилась идея уделить в новом номере больше внимания изобразительному искусству. Идея отличная. Она нашла блистательное воплощение, о чем говорить бессмысленно. Нужно взять сборник и… читать. И… смотреть иллюстрации.

Однако, и эта идея была подвинута невероятным фактом. За последний год (обратите внимание на магическое значение этой цифры), семь авторов сборника прежних и новых выпустили девять увесистых томов своих произведений, причём пять из них вышли при редакторском и издательском содействии «Парижска». Тоже событие немаловажное. А потому в очередном сборнике было решено провести литературную «дегустацию» книг, то есть были опубликованы отрывки из этих книг.

Трудно судить по отрывкам о произведениях в целом. Но… Практически все книги хочется прочитать полностью. Удивительно, но факт. Вот, к примеру. Людмила Дюбург «Париж встречает дождём».

«Париж встретил, как полагается: дождём. Парижская осень, прямо скажем, на любителя. … И все же дождь французской национальности был немного иным, ни шквальным, как часто бывает в Москве. В нем, в дожде, был какой-то свой, французский шарм: он моросил мелко, нудно, колко. И – прозрачно, не сплошной пеленой, а так, чтобы его было не видно, но слышно. Это был романтичный дождь, которому всегда радовались бармены, художники и влюблённые парочки. Бармены быстро пополняли дневную выручку, художники прятались под навесы и создавали очередную порцию туристских картинок на тему «Улица. Париж. Дождь», ну а парочкам было безразлично, куда прятаться, лишь бы на подольше и подешевле».

Очень точное описание, яркое, осязаемое, видимое.

Не менее «живописно» пишет Тамара Кандала в романе «Шассе-Круазе». Она более острая в словах, но её проза тоже визуальна, узнаваема и очень понятна. «На террасе воздух был такой плотности и влажности, что его хотелось пробовать нёбом и языком. К тому же сильно пахло какими-то экзотическими цветами. Искусственно подсвеченная бирюзовая вода в бассейне и алмазные звёзды в чёрном небе на мгновение давали ложное ощущение свежести и прохлады. Лора набрала полные лёгкие этой невидимой субстанции, называемой воздухом, и попыталась задержать его там как можно дольше. Туман в голове немного рассеялся».

В сборнике также «дегустируется» проза Александра Домбровского «Рысиная охота», Марка Казарновского «Каждому по вере его», Евгении Кобиковой «Давайте жить...», Владимира Ноговского «Мой дом», Татьяна Шартэ «Собачий вальс». Марка Казарновского читатель знает очень хорошо, его книги завоевали популярность у читателя не только в Москве, но и по всей России. Его проза написана душой и сердцем. Рассказы, включённые в Парижск №7, были ранее опубликованы ранее, а потому не будем повторяться в их обсуждении. Но в целом – идея рассказать и проиллюстрировать главами новые книги коллег по литературному «цеху» великолепна. Мы, читатели, признательны составителям сборника за предоставленную возможность узнать о литературных новинках, как говорится, не на словах, а на деле.

Раздел поэзии в новом сборнике озаглавлен строкой из стихотворения нового, очень интересного автора Андрея Костырки: «Стихом изяществу служа». Там же публикуются уже известные по прежним «Парижскам» поэты, а также загадочные новички: Домброша Блудастый, Анатолий Вайнштейн, Андрей Костырка, Татьяна Луренсо, Анна Нелидова, Людмила Полей. Подборки невелики, но выразительны. Порадовала Анна Нелидова – поэт талантливый, автор опытный, ранее много публиковавшийся на страницах «Парижсков». Приведу ее строки из стихотворения «Холода»:

 

Сгустился воздух в голубой кристалл,

Настали холода не понарошку.

К горячей батарее жмётся кошка,

И пёс на двор проситься перестал.

Уютного вязания пора,

Пора гостей и музыки, и грога.

И не ропщи на холод, ради Бога.

Роптать –  неблагодарная игра.

 

В уже упоминавшемся предисловии Владимир Алексеев пишет: «Мы поначалу задумывались, как отразить тему столетия «большевиЦкого (так писали некоторые эмигранты первой волны) переворота», но подоспел материал (я бы даже сказал, памфлет) Ольги Сидельниковой «Поездка в город Кострому», и всё прояснилось. С ним особо сочетается короткий рассказ «Стрекоза» из последней книги Марка Казарновского, а также – по-своему – все другие материалы рубрики «Жестокий век»». В целом  вся проза и публицистика этого раздела действительно сочетается и сама с собой, с заявленной рубрикой. Разве что категорически  выпадает «в никуда» публикация Вивьян Кампомар «К 30-летию Чернобыльской трагедии. «Дыхание смерти». Очерк эмоционально очень сильный. Но я бы его поставила в другой раздел. Ольга Сидельникова  «Поездка в город Кострому» – этот очерк лёг  в основу раздела. Да, В.Алексеев прав, это скорее памфлет. И очень субъективный.  Рассказ Марк Казарновского «Стрекоза» как раз очень близок к 1917 году. Кажется, вымысел. Но когда читаешь последние строки – описание брошки, понимаешь, что все в жизни случается. Я задумалась и даже поверила…

Ирина Емельянова тоже хорошо знакома российскому читателю. И не только по «Парижскам». Не могу не процитировать её «Соловьиные ночи». «Зона утопала в зелени. Одичавшая сирень, черёмуха, вишня белым облаком окружали бараки, разросшийся шиповник лез в окна, заливались соловьи. Зона была очень большая и не все бараки заполнены (всё-таки это время хрущевской оттепели!). … Мне удивительно повезло. Весна в этом году была ранней, бурной, начало мая было даже жарким. После «отбоя» я говорила маме, что задыхаюсь в бараке, брала свою сенную подушку и шла на «ночёвку». Нашла две больших доски, зона (в отличие от ухоженных «политических») была захламлена, доски и кирпичи валялись повсюду, стелила на эти доски своё пальто, под голову подушку, и вполне могла бы выспаться, если бы не эти концерты! «Ах, ночи соловьиные, цветут кусты жасминные...» Певцы надрывались прямо над моей головой, это было время их свадеб! Я могла даже разглядеть их круглые чёрные глазки. Как писал Тургенев, самые голосистые соловьи – это рязанские, а Мордовия ведь граничит с Рязанской областью. Начинались знаменитые 12 колен: фьить..тррр... пуль-пуль... Когда какой-нибудь особенно голосистый жених заводился до исступления, захлёбываясь в своих тпру – и-и-и-и, я просто мечтала о шашлыке из соловьиных язычков. И так до самого рассвета, до подъёма, когда надо было возвращаться в барак, ибо уже шла «поверка» (считали по головам), перекличка, завтрак, развод...» В «Жестоком веке» есть и портреты: Д. Мережковский, 3. Гиппиус, Тэффи. Виталий Амурский «Конверт о Бродском» – тоже своего рода портрет. Катерина Лободенко рассказала о «Русской карикатуре в Париже, Владимир Гудаков о «Похищенной фотографии», Екатерина Эткинд о встречах с А. Синявским, Галина Дрюон о «Русском князе из Марселя».

А ведь мы ещё не упомянули о рубрике «У нас во Франции». Меня особо впечатлил  рассказ Владимира Алидиса «Про любовь». Живой, лёгкий, такой простой и человечный. Да и все авторы рубрики не новички в литературе: Николай Боков, Никита Сарников, Анна Нелидова (здесь представлено интервью с художником и скульптором), Виктором Михайловым. Владимир Базан (автор обложек к сборникам), представил «Парижский фотовернисаж», Людмила Маршезан рассказала о французских  студенческих традициях. И здесь же – рисунки Галины Конопицкой. Такой вот Париж. Разнообразный, разноплановый. А вот очерк Леси Тышковской «Моя Цветаева» отмечу особо. Он личный. Очень личный. Приведу небольшой отрывок. «Для меня последний спектакль был молитвой о Марине Цветаевой, молитвой за неё». И далее «Во время спектакля прозвучала цитата: «Вы верите в другой мир? Я? – да. Но в грозный. Возмездия! В мир, где царствуют Умыслы. В мир, где будут судимы судьи... Это будет день моего оправдания. Нет, мало: ликования! Я буду стоять и ликовать. Потому что меня будут судить не по платью, которое у всех здесь лучше, чем у меня, и за которое меня в жизни так ненавидели, а по сущности, которая здесь мне мешала заняться платьем». Леся Тышковская дорожит памятью о Марине Цветаевой. И помимо интересного рассказа о жизни поэтессы в Париже, говорит: «Конечно, её тяжело было любить при жизни, «лишнюю, добавочную, не вписанную в окоём» мира дольнего. Парадоксально то, что этот самый мир, насколько её не любивший тогда, полюбил её сейчас. С опозданием, никак не искупающим той боли и страдания, которые её сопровождали в течение жизни. Возможно, поэтому для меня так важно, чтобы её любили ещё и ещё. Просто любили. И когда я возвращалась после спектакля в дом с охапкой цветов, я чувствовала себя счастливой. Для меня это было знаком, что, наконец, получилось то, к чему я неосознанно стремилась все эти годы: в этот вечер через меня Марина получила эти цветы. Эту посмертную любовь».

Не хотелось бы заканчивать разговор о новом выпуске «Парижска» на столь грустной ноте. Сборник «Из Парижска» №7, правда, тоже заканчивается «Жестоким веком». Но век ХХ – уже история. И очередной сборник тоже занял своё место на книжной полке в череде своих собратьев. А мы, читатели, думаем и верим, что скоро выйдет новый «Парижск». И очень надеемся, что он не заставит себя долго ждать.

 

 

 

 

В интернет магазине www.parfumoff.ru представлена лучшая парфюмерия из Франции и не только. Ароматы предлагаются не только на любой вкус, но и на любой кошелёк. Все товары настоящие, фирменные, имеют сертификаты. Магазин гарантирует защиту от подделок. Узнать подробно о магазине и условиях покупки можно на сайте.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Vitaly Amoursky
2017/12/11, 14:31:33
Написав в целом очень добрый материал о 7-м выпуске «Из Парижска. Русские страницы», Елена Царёва, кажется, никого не забыла. Однако, на мой взгляд, упустила отметить, вернее – подчернуть, исключительно важную роль В.Алексеева. То, что он является многолетним редактором альманаха – известно. Но, увы, наверняка отдельные читатели не знают, что без него, основателя «Из Парижска. Русские страницы», это – единственное в настоящее время русское издание в столице Франции! – вообще не существовало бы. Между тем, нашему дорогому Володе (как мы привыкли его звать) уже «девятый десяток»... В таком возрасте людям больше подходит отдыхать... Однако – нет, это не тот случай. Не его случай. Поэтому, со своей стороны (и полагаю, что к этому присоединятся многие мои друзья и коллеги) я позволю себе добавить к строкам Елены Царёвой: спасибо большое Вам, дорогой Володя, за всё, что Вы делаете для русского слова во Франции!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов