Дорожная ярость

6

1276 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 103 (ноябрь 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Емельянов Константин

 

Рассказ

 

– Какого?..

Огромный грузовик, громыхая чем-то железным внутри, вдруг резко вильнул в мою сторону. Игнорируя такие мелочи, как включение поворотника или других традиционных выражений намерений. Водитель грузовика, пожилой, но ещё крепкий мужик, выставил «птицу» (вытянутый средний палец) в моём направлении. Потом он исчез в потоке удаляющихся автомобилей, победно просигналив на прощание.

«Ярость – плохой советчик в налаживании диалогов» – вспомнил я фразу из какого-то журнала. С грузовиками действительно лучше не связываться. Во-первых, они больше и тяжелее и просто выкинут тебя за линию, если  будешь возникать. Во-вторых, грузовик скорее всего принадлежит не водителю, а компании. Так что вину за аварию всегда можно спихнуть на кого-нибудь другого.

С трясущимися руками я ещё долго сидел, собираясь с духом, на «боковушке» – обочине трассы, соединяющей всё Восточное побережье страны.

В сущности, на всех дорогах ежедневно идёт война, в которой выживают сильнейшие и наглейшие. В обычной жизни вежливые люди превращаются в кровожадных монстров, садясь за баранку. В лучшем случае тебя обматерят, если попался им на пути. В худшем...

Ещё была на слуху история, как полицейский, возвращаясь домой со службы, пристрелил водителя, с которым не поделил дорогу. Его действия не были актом самообороны или несчастным случаем. Нет, он специально гнался за обидчиком до ближайшего торгового центра. Где и наказал наглеца, хладнокровно пристрелив того в собственном авто.

Хоть я и не полицейский, но оружие у меня – легально купленное и зарегистрированное. Я живу неподалёку от штаб-квартиры американской Национальной Оружейной Ассоциации. Если чем и знаменит наш штат, так это тем, что здесь, практически каждый носит «пушку».

А купил «бульдог» – Смит и Вессон, 38 калибра, с укороченным дулом – я года два назад. В тире, куда ходил стрелять по воскресеньям. И цена неплохая, и револьвер на редкость удобный, нетяжёлый.

Вот только жена наотрез отказалась позволить мне хранить оружие дома. Даже в сейфе. Упёрлась и всё!

 – Стивен, у нас дети – сказала она, поджав губы.

Из-за чёртовой бабы я постоянно таскаю револьвер с собой, оставляя его в бардачке вместе с коробкой патронов. Не скажу, что покупка оружия сделала меня суперменом, хотя и стало как-то спокойнее.

В принципе, я человек некровожадный. Хотя, та же Карен постоянно талдычит, что моя пассивная, «тихая» агрессия во сто раз хуже. Если бы я просто выкричался, швырнул что-нибудь об стену, ей, наверное, было бы легче. Вместо этого я тихо замыкаюсь в себе, перестаю разговаривать и часами стреляю из револьвера в тире.

Что поделаешь, характер.

 

 

***

 

В свои 58 я езжу со средней скоростью не менее ста миль в час. Изучил все окрестные дороги в радиусе пятидесяти миль от собственного дома. Могу предсказать, где случится пробка на дороге и как из неё выбраться.

Сдержанные манеры нередко позволяли мне выглядеть в более выгодном свете на фоне дерущихся оппонентов. В моей «коллекции» есть неподвижные (в виде пистолета) и дрожащие от ярости «птицы». Или «я не смотрю на тебя чувак, но ты очень действуешь мне на нервы» знаки внимания. Не то чтобы я искал себе приключений, когда за рулём. Скорее, они меня находят. Я уже молчу о плевках или попытках выплеснуть горячий кофе на лобовое стекло или голову.  

Большинство «сражений» произошло именно в летнее время и не по моей вине. Я серьёзно допускаю, что на поведение людей на дорогах влияют погода, атмосфера и прочие природные факторы. За несколько лет я уступил считанные разы, да и то, явным психам. Как тому, что ждал, не выключая мотор, когда же я выйду из Макдональдса.

Как-то ночью я возвращался по опустевшей трассе. Попались на пути какие-то балбесы, лет шестнадцати. Наверное, просто взяли родительскую машину без разрешения. Ну и катались бы себе, да только задумали они ослеплять проезжающие машины чем-то вроде лазерного прицела. Что может вызвать шок, замешательство и привести к аварии.

Когда вдруг по глазам пробежал красный луч, ощущение было, как будто оказался на «мушке» лазерного пистолета. Я сначала не понял, а потом увидел юных дураков в идущей впереди машине. Времени в тот вечер было достаточно. Бензина тоже хватало, вот я и решил немножко поучить уму-разуму. 

В течение часа я висел у них на «хвосте», преследуя и ослепляя огнями дальнего видения. Согнал с шоссе в город, потом опять на шоссе и на какую-то сельскую дорогу. Хотя и без особой злости. Просто было смешно представлять, как они вопят, плачут и обсираются от страха. В полицию уж точно обращаться не рискнули бы, так как у самих рыльце было в пушку.

 

 

***

 

Когда я устаю от машин и водителей, то просто открываю бардачок и поглаживаю пальцем холодную стальную поверхность «бульдога». А возить его в бардачке я начал после того, как попал в ситуацию на одной из небольших дорог.

Навстречу на огромной скорости мчался видавший виды пикап. И ослеплял даже в сумерках мощными, флуоресцентными фарами дальнего видения. Вообще-то, «бимеры», как их ещё называют, включают только при очень плохой погоде, когда видимость нулевая. В обычное же время, из-за их ошеломляющего воздействия, нормальный водитель такие фары не включит. О чём я незамедлительно сообщил хозяину пикапа, направив на него на секунду свои включённые «бимеры».

Видимо, он принял сообщение близко к сердцу. Так как тут же развернулся на 180 градусов и чуть не оторвал мне задний бампер. Не прошло и пяти минут как мы почти прижались металлическими корпусами друг к другу так, что мою дверцу невозможно открыть. Причём, пикап наполовину едет по встречной полосе со скоростью не менее шестидесяти.

Когда кабина пикапа поравнялась, из опущенного окна высунулась небритая рожа в бейсболке. С его колен на меня равнодушно глянуло тупое дуло обреза.

– Хочешь потанцевать, чувак? – спросила рожа и сплюнула коричневым сгустком жёванного табака на мою дверцу.

Резко притормозив, я пропустил «реднека» вперёд и развернулся. Машину качнуло, завизжали тормоза, но на этом всё закончилось.

Могло бы закончиться и хуже, будь пикап попроворнее.

С тех пор на всякий случай я и вожу с собой в бардачке «бульдог» 38-го калибра.

 

 

***

 

На этот раз раздражителем на дороге оказалась молодая девица лет тридцати в жёлтом платье. То ли выпила лишку накануне, то ли ещё была под кайфом, но вела она большой и чёрный джип-внедорожник очень нервно. Рядом на пассажирском месте сидел бугай, одетый в голубую рубашку поло. Всё внимание девица уделяла компаньону, оживлённо что-то рассказывающему. Судя по гулкому уханью из кабины, радио тоже играло вовсю.

По частоте, с которой они меняли линии, пугая всех остальных, я почувствовал опасность. Иногда просто чувствуешь, от кого нужно держаться подальше. Мне и девица, и бугай были без разницы, если бы их джип не находился на линии, куда нужно было попасть, чтобы вовремя покинуть шоссе.

Лимит ограничения скорости – шестьдесят миль в час. Эти двое «мчались» едва ли под сорок пять. Им наплевать и на лимит, на хвост из других машин и на всё остальное.

– Ну-ка дай проехать! – сказал я и включил поворотник. Если бы девица замедлила ход, я мог бы аккуратно вклиниться. Однако она тоже увеличила скорость. Я сбросил скорость до пятидесяти, пытаясь попасть на линию позади джипа. Девица сделала то же самое и опять перекрыла мне путь.

До поворота, между тем, оставалось совсем ничего.

– Эй! – заорал я и просигналил. Не думаю, что она услышала из-за динамиков в кабине. Я посигналил подольше.

Спустя секунду девка повернула голову, а потом сама засигналила, по-прежнему не давая мне протиснуться в линию.

Раздражённый, я помахал ей рукой: какого чёрта?

Вместо ответа внедорожник рванул как злобный пёс, поворачиваясь ко мне тупой мордой и вынуждая меня вывернуть на соседнюю линию, чтобы избежать столкновения.

Хорошо, там никого не оказалось.

Мне стало страшно.

– Ты, что, сдурела?! – крикнул я, перекрывая сигнал своей машины. Потом вдавил до отказа педаль газа в пол. Мотор минивэна взревел, но внедорожник я обошёл. С трудом выровнял машину, что на скорости было непросто. Позади раздался яростный гудок внедорожника. В зеркальце заднего вида увидел, как девица кричит, а её попутчик выставил в лобовое стекло «птицы» на обеих руках.

Дорога была пуста. Прочие машины благоразумно отстали, ожидая, кого же первым столкнут с дороги.

Девица продолжала бесноваться, почти наполовину высунувшись из окна и делая мне рукой знаки, чтобы я остановился. Я ещё подумал, как же она достает до педалей в такой позе.

Тем не менее, они начали отставать.

– Да пошли вы! – крикнул я и, выставив локоть высоко в открытое окно, продемонстрировал им свою «птицу».

Адреналин метался по моим сосудам. Горячий ветер теребил волосы и обдувал лицо. Дав по газам, я рванул через открывшийся «рукав» в город.

Было около восьми утра, а солнце уже палило вовсю. Через секунду машина за спиной растворилась в плёнке из густого воздуха. А вскоре вся картина в зеркале заднего вида – небо, машины, шоссе – превратилась в пёстрое, колышущееся и местами расплывчатое желе.

Свернув на небольшую дорогу, я притормозил на красный сигнал светофора. Рабочий день в разгаре, и машин немного. Только несколько опаздывающих. Неподалёку гудели электропоезда у станции метро. Поскольку зелёный светофор длился меньше минуты, проскочить я не успел. Пришлось, чертыхаясь, остаться на том же перекрёстке. Хотя моя машина была теперь вторая, а соседняя линия вообще пустовала.

Не успел смениться зелёный, как я услышал знакомое гудение. Со стороны шоссе, сигналя, ко мне мчался тот самый «внедорожник».

Так как путь был открыт и впереди идущий автомобиль уже проскочил, я дал полный вперёд.

Ну их! Ещё не хватало выяснять отношения!

Внедорожник, не придавая значения таким мелочам как светофор, с рёвом проскочил на красный. Недовольно и встревожено загудели машины, замедлив движение на перекрёстке.

Впрочем, мне было не до них. Ситуация ухудшалась, и преследователи находились в паре сотен метров позади.

Чуть придавливая педаль тормоза, я судорожно посмотрел по сторонам и рванул на красный. Проскочил таким же образом ещё один. Джип тоже пёр на красный свет, но не притормаживал. Расстояние быстро сокращалось.

Вот впереди ещё горит зелёный, но отсчёт на пешеходной дорожке уже показывает: 3...2…1… и, наконец, ноль. Сейчас загорится красный!

В этот момент джип слегка пихнул мой задний бампер и торжествующе засигналил. Радостно сверкали в разгаре солнечного утра его раскалённые, мощные «бимеры».

– Сейчас протаранит насквозь, – подумал я.

Но вместо этого внедорожник резко вильнул вправо. Промелькнуло оскаленное лицо девки. Обогнув, она направила машину по крутой диагонали и ударила по тормозам, почти припечатав меня к обочине.

Завизжали тормоза, и меня бросило на руль. Будь скорость побольше, мог бы раскрыться аварийный мешок.

Теперь убраться можно только задним ходом. Времени на это не осталось. Передние двери джипа открылись, и девица с бугаем почти одновременно спрыгнули на асфальт.

Закрывшись изнутри, я поднял стекло. Капля пота упала за воротник рубашки. Я почувствовал жжение на груди.

Вспотели лоб и ладони, а пальцы рук слегка подрагивали.

Враги приближались. Через стекла визг не затихал ни на минуту. Слов я не разбирал. Кроме «Мазер-факер», повторяющегося чаще других.

За девицей с решительным видом следовал бугай. Не доходя пяти шагов до машины, она сделала нетерпеливый жест рукой.

–Ну! Выходи!

Народу на улице стало меньше. На нас никто не обращал внимания.

– Выходи!

– Давай же!

Ещё немного и начнёт дёргать за водительскую дверцу.

Я нажал на кнопку и чуть приспустил окно.

– В чём проблема? – спросил я, стараясь казаться спокойным. Хотя пот уже лился по груди, а молотки в висках гудели как церковные колокола.

– Если есть претензии, звоните в полицию.

– Проблема в том, что у тебя проблема! – завизжала девка. Лет тридцать пять, а то и больше, а не двадцать, как я думал раньше. Одетая в летнее облегающее платье ярко-жёлтого цвета, с массивными серьгами в ушах и зеленоватой косынке на голове. С натяжкой её можно было даже назвать миловидной, благодаря светло-шоколадному оттенку щёк и большим карим глазам. Если бы не её довольно большой и непропорциональный носу и глазам рот и хищные высокие скулы.

А может быть потому, что она визжала не умолкая.

– У тебя с головой непорядок, да? – верещала она. – А права ты в Макдональдсе нашёл, да?

Эта идиотская привычка «дакать» после вопроса взбесила меня больше чем всё остальное:

– Какие права? Какой Макдональдс? А у тебя с головой всё в порядке? – почти закричал я из окна, приоткрыв чуть пошире. – Кто мне проехать не давал? Это тебе права неизвестно кто подарил!

Зря я про голову вспомнил. От жары или нервов мою голову пронзила острая боль. А солнце пекло по-особенному невыносимо уже с утра.

– Ну, выходи! – продолжала верещать за окном девица. И потянула дверцу с моей стороны.

Бугай в голубой рубашке, мной позабытый, вдруг рванул на себя боковое зеркальце на пассажирской двери минивэна.

Жалобно хрястнул «металл», на поверку оказавшийся обычной пластмассой.

– Бардачок! – искра боли в голове – залезь в бардачок!

Виски налились свинцом и пульсировали.

Секунда, чтобы открыть его и другая, чтобы достать револьвер. Ещё секунда, чтобы убедиться, что барабан полон.

Держа револьвер дулом вниз, я отстегнул ремень безопасности свободной рукой.

Взгляд девицы замер. Её тёмно-карие зрачки расширились, а тонкие брови взметнулись вверх. Застыл и Большущий рот.

– Ой, Джейсон, у него пистолет! – заверещала она испуганно, и развернувшись к своему «внедорожнику», чуть не упала, запутавшись в своё длинное жёлтое платье.

В таких нарядах не побегаешь.

– А то! ­– удовлетворённо сказал я, вылезая из машины и направляя в её спину ствол «бульдога».

Она не завизжала как обычно. Что совсем не характерно.

А потом я нажал на курок.

И ещё.

И ещё.

– Поп-поп-поп! – хлопнули выстрелы. Как газы выхлопные.

Или попкорн в микроволновке. Даже уши прочистило.

Не знаю, попал или нет. Она просто исчезла за своим джипом. Но визжать перестала.

Не став преследовать, я залез в машину и полностью опустил окна.

Послышались визги людей или тормозов.

– Джейсон – позвал я.

Высунувшись из водительского окна, «всадил» ещё две пули в дверцу, за которой спрятался здоровяк.

– Поп-поп! – дружно хлопнули выстрелы.

Зазвенело стекло. Посыпалось вниз как хрустальный водопад.

– Ребята! – я выстрелил в последний раз куда-то в глубину салона джипа. Застегнул  ремень безопасности.

Больше патронов в барабане не было. 

Опять завизжали тормоза. Развернувшись, я поехал по направлению к шоссе.

Может быть, смотрели на меня в тот момент через дорогу. А, может, и нет.

Может быть, улица была совершенно пуста.

Сейчас и не вспомнишь.

 

 

***

 

По радио сообщили через час. Про минивэн белого цвета.

Ещё через час полицейский сказал, что поиск на вертолёте ничего не дал. Стрелок уже покинул границы штата.

Всех просят звонить.

Ехать домой не было смысла. Полицейские уже начали останавливать белые минивэны.

Завернул в городок в стороне от трассы. Зашёл в Макдональдс и купил кофе и Биг-Мак. Вспомнив, как девка в жёлтом платье спрашивала, нашёл ли я права в Макдональдсе.

Детям решил не звонить. Набрал номер жены.

– Стивен, – напряжённо спросила в трубку она.

Неужели знает? Или просто чувствует?

– Ты где?

– Карен, – глухо ответил я, – сегодня работы не было…

– Стивен!

– Подожди! – начал раздражаться я.

Переборов четыре таблетки аспирина, головная боль возвращалась.

Внутри помещения я говорить не решился. Присел в скверике.

Хотя было уже по-настоящему жарко. 

– Слушай, – начал я, – у меня неприятности. На меня напали. Я защищался.

– О, Стивен! – всхлипнула Карен – я слышала… О, боже! Тебе же почти шестьдесят!

– Я знаю, сколько мне лет, чёрт возьми! – рявкнул я, – можешь ли ты дать мне закончить?!

– Стивен! – опять всхлипнуло в трубке.

– Прости, Карен! – пожалел я жену – Давай позвоню позже. ОК?

– Где ты? – булькнула трубка.

Вместо ответа я отключился. Вот курица!

Вместе с яростью возвращалась головная боль.

– Я обязательно что-нибудь придумаю!

Надо было либо идти внутрь, либо в минивэн, либо ещё куда. Жара и духота становились просто невыносимыми.

– Я обязательно что-нибудь придумаю! – повторял я, сидя на скамейке и обхватив голову руками.

 

 

***

 

Из сообщений местных газет, радио и СМИ:

«Полиция штата сообщила вчера, что стрельба между водителями произошла на углу трасс I-495 и проспекта Свободы, неподалёку от моста, разделяющего штаты М и В.

Водитель-женщина с очевидным ранением в шею и пассажир “внедорожника” без очевидных ранений доставлены в местный госпиталь. Женщина находится в стабильном состоянии.

Стало также известно, что подозреваемый житель города Н, что в штате М добровольно сдался властям через несколько часов после перестрелки.

Причина инцидента до сих пор неизвестна, но уточняется властями.

Полицейские и административные органы штата выразили озабоченность участившихся случаев подобной “дорожной ярости” и призывают всех водителей более внимательно относится друг к другу и сообщать обо всех проявлениях насилия на дорогах».

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов