Рассказы

1

1596 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 100 (август 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Казаков Анатолий Владимирович

 

Жук и лук

 

Жил на Божием свете жук. Любил он шибко по грядкам лазить. В зелёный лук его манило почему-то, там зачастую и сиживал. Дедушка Ваня об энтом не ведал, он просто рано поутру нарвал своего зелёного лучка, а вместе с зеленью угодил в целлофановый мешок и зазевавшийся жук. Он было запротестовал, пытаясь взлететь, да куда там – кругом преграды и его любимый лук. Расстроился жук, горестно вздохнул, но горюй – не горюй, а засада есть засада, то бишь плен. Тем временем дед Иван завёл свои старенькие-престаренькие «Жигули», посадил на заднее сидение свою собаку, и поехал с дачи в посёлок навестить свою квартиру. Жил дед один. В молодости был первостроителем города Братска, работал шофёром всю жизнь. А когда вышел на пенсию, ехать на запад с женой отказался. Жена изредка всё же приезжала к нему, но теперь, так как стали они очень старыми, то только писали друг другу письма. Жить в старом доме ему было, видимо, очень скучно, оттого он всё время держал собак. Как только помирала одна собачка, он тут же брал себе маленького щеночка. Всю осень, зиму и весну он, взяв с собой верного пса, кажинный день шёл в гараж, который располагался довольно далеко. Набирал картошки, свёклы, морковки, солёных помидоров и огурцов и, конечно же, квашенной капусточки для щей. Почему же каждый день он ходил в гараж – долго гадали соседи их старого дома. А дед Иван им всё и объяснил, когда спросили, оказалось, что картошки он набирал ровно столько, чтобы приготовить только один разъединственный раз в день. Именно, чтобы старые кости его не застаивались, старый шофёр таким образом прогонял себя каждый день. И чувствовал себя при этом так, что и молодому можно было бы подивиться. Нынче вёз он зелёный лук своему соседу Толику в благодарность. Потому как в подъезд их разные счета коммунальные приносили, небрежно разбрасывая бумаги по подъезду, бывало приходили и газеты, письма. Да ещё была одна преграда: все три почтовых ящика были на первом этаже, дяди Ванин же между первым и вторым – всяк у нас чудачит, как желает. Словом, сосед Толик всё, что приходило деду Ване, поднимал с пола, и клал ему в почтовый ящик. Вот дед и не утерпел, решил ранним майским лучком соседа порадовать. Вскоре целлофановый мешок с зелёным луком и жуком-путешественником оказались в холодильнике дяди Ваниного соседа. Зелёный лук, да ещё в конце мая – начале июня в Сибири – первая зелень. Радовало соседа, что он был не «китайский», а свой, настоящий. Потому вскоре Толик вынул лук из холодильника, да стал его ополаскивать. Бедный жук, вывалившись из мешка, угодил в сливную трубу. Его несло по трубе с водой, и он стал захлёбываться, и погибнуть бы несчастному жуку, да дома там, где жил дед Иван, были старые, а стало быть – и трубы. Словом, в одну из дыр в ржавой трубе и вывалился почти уже захлебнувшийся жук. Когда очнулось бедное насекомое, то увидело вокруг, где располагалась труба, бетонные стены, выполз жук на сухое место, обсох и полетел по туннелю, и вскоре вылетел на Божий свет через открытый колодец. Обрадовался жук ярко светящему солнышку. Ему показалось в тот момент, что солнышко не просто улыбается, а ещё и то, что оно слаще конфетки. Душа в нём так и запела, и отважный жук, расправив свои чёрненькие крылышки, полетел. Пролетев посёлок, он устремился к дачам, а увидев грядки, вскоре снова сидел в своей любимой луковой грядке…

 

 

Заступники мухоморы

 

В одной махонькой деревеньке жила в старой избёнке бабушка Дарья. Земляки называли её Дарёнкой. Жила одна, ибо муж её сердешный Фрол Никодимыч Пастушков на войне погиб. А дети, когда повыросли, в города разъехались. Пенсия у одиноко жившей старухи была крохотной. Выручал, чтобы прокормиться, его величество огород. Что же такое огород? А это такой волшебник, что завсегда людей от голода спасает. Вот только, чтобы был урожай, надобно человеку лень прогнать подале, всё лето работая без разгибу на огороде. Такое уж правило у его величества огорода. Нарушишь его – считай в зиму голодный остался. Трудилась без разгибу и Дарьюшка, посадив картошку, капусту, свёклу, морковь, лук, чеснок, огурцов и помидор, да и ещё кой-чего – всего и не упомнить, так создано много съестного для человека Божиим промыслом. Но напасть – она ж не спрашивает человека, является – и всё. Николи такого на Руси не видывали, а случилось то, что с Америки перекочевал в нашу родную сторонушку колорадский жук. Этот вражина был страшен тем, что нападал на мирно росшую зелёненькую картофельную ботву, да так съедал листочки, что от ботвы только израненный стебелёк оставался. Едва на горизонте покажется красно солнышко, бабушка Дарья брала в руки старую консервную банку, и шла собирать этих жуков, говоря при этом:

– Чего бы доброго Америка прислала, а то вишь напасть какая.

И, глядя на объеденную ботву, сетовала:

– Бедненькая, не даёт тебе вражина окаянный развиваться-то.

Кивала от досады головой, и кажинный день так вот спасала свой кормилец огород. Жуки же были недовольны, ибо Дарёнка наливала в банку немного керосина, и они погибали. Изо дня в день всё повторялось. Сначала жуки всё атаковали, а старость – она ведь и есть старость, и, на радость жукам, Дарья сильно захворала. Даже с кровати, сердешная, подняться не могла. Сердобольные соседушки приходили к ней, принося горячее хлёбово, но бабушка съедала две-три ложки, больше не могла, ибо силы совсем её оставили, и знамо дело – шибко печалилась за огород. Видя эдакое дело, Дед Поликарп с бабкой Анисьей велели внукам Серёжке, Валерке, Славке и Сашке собирать жуков на Дарьюшкином огороде. Весело взялись мальчишки за дело, но день ото дня настроение их становилось всё хуже и хуже, жуки не отступали, а наоборот – наступали по всем фронтам. Взмолилась тогда изъеденная ботва перед колорадским жуком и говорит:

– Вот съешь ты меня зелёную, а картофельный плод не будет развиваться. Не вырастет картошка, и останется Дарьюшка наша без урожая. А знаешь ли ты, жук, что такое для русского человека эта самая картошка? Это второй хлеб, что б ты знал. Надёжа великая на неё – спасительницу.

Посмеялись колорадские жуки над наивной простодушной картофельной ботвой. Им не было никакого дела до того, что пенсия у бабушки маленькая, что она сильно заболела и что ей зимой нечего будет есть. От всего этого заплакала бедная картофельная ботва, вспоминая о том, как хорошо было жить ей на белом свете раньше без жуков. Огород Дарьи располагался в двух шагах от леса, где росли грибы мухоморы. Жалко стало грибам бабушку, видели они, как кажинный день мается старуха, борясь с врагами, да и слёзы ботвы видно подействовали. Рано утром началось сражение: жуки, учуяв дух мухомора, улетели неведомо куда. Мухоморы приняли заступ не только за Дарьин огород, а за все огороды деревни. Пришли поутру мальчишки в Дарёнкин огород, чтобы жуков собрать, а тех и след простыл. Побежали к деду Поликарпу да бабке Анисье, кричат, что де нет жуков. Не поверили старики, пошли сами глянуть, и вправду баяли внуки: перед их взором открылась зелёненькая картофельная ботва, и им всерьёз показалось, что она улыбается. Тут же всем скопом побегли к Дарьюшке. Обрадовалась таким новостям Дарья, и вскоре пошла на поправку. Не знали деревенские жители, кто спас их огороды от колорадского жука. А вот картофельная ботва ведала об энтом, и кланялась мухоморам, говоря им огромное спасибо. Приятно было мухоморам, что им говорят спасибо, ведь эти грибы считают ядовитыми. Но в нашей России всё в дело годится, ничего нет лишнего. Немного погодя и на морковку обрушились какие-то мушки, и тут уж мухомор работал по прямому назначению…

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов