Природная дача: без рубля вложений

5

1075 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 99 (июль 2017)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Филаретов Владимир Валентинович

 

Дача как место отдыха от «удобств». Меня не нужно призывать: «Покупай Отечественное!». Я эту цепочку продолжаю: «Бери продукцию области, знакомых лиц и, наконец, делай своими руками». Мало что может согреть душу так, как ощущение самодостаточности. Аллергию к чему-то произведенному другими у меня обостряет навязчивая реклама, которая за четверть века наполнила нашу жизнь под завязку.

Предпочитаю не заниматься «шопингом», а проходить мимо торговых точек. В обществе, построенном на безудержном потреблении,  всё необходимое можно найти на свалке. Деньги у людей жгут карманы – не успел употребить, нужно опять в супермаркет бежать.

Между тем, каждая купленная тобой вещь – очередной удар по окружающей среде. Вторичное использование найденных предметов переполняет чувством бережного отношения к Природе и, как убеждаюсь, сторицей возвращается от неё.

Креативность (творческое ядро) мышления заключается не только в умении разрабатывать высокие технологии, но и в том, чтобы выброшенные изделия в том или ином виде вновь обрели потребительскую ценность. На фоне дедовских шедевров продукция изощренного и обласканного благами цивилизации разума, как правило, противоречит физиологическим особенностям нашего организма. Достижения цивилизации почти всегда чреваты вторым дном, о котором рекламодатель умалчивает.

Дача это, прежде всего, место отдыха от обычных «удобств»,  избытка социальных контактов и подавляющего слабого человека мира рекламы. Жадный до покупателя производитель никогда не скажет, что отказ от его продукции расширяет функциональные возможности человеческого организма.

 

Автомобильная дача. Освоение первого участка я начал с того, что вырыл окоп для положения лёжа, насыпав бруствер с северной стороны. Как убежденный автоненавистник, свою первую дачу начал строить из металлолома. Упрощали строительство крупные фрагменты автомобилей – крыши и капоты.

Первую крышу «жигулей» (советское качество) два часа вырубал топором, приведя его в негодность. Залез под крышу (рюкзак – хорошая прокладка) и несу со свалки 5 км. Видно только ноги и машину. Слышу восхищённый женский голос: «Ты что, сынок, машину нашёл?».

Начало было положено, когда в окопе стало сухо. Каждый сезон, по мере поступления отходов на свалку, хижина-полуземлянка совершенствовалась и расширялась. Некондиционные кухонный скарб, постель, одежда потоком шли на дачу, освобождая городскую квартиру, а также «приобретались» на свалках. 

Было занятно, когда соседи, не слишком часто наезжающие на свой участок, неоднозначно восприняли мой перформанс. Позвонили на работу: «На ваш участок бомжи натаскали мусора, сделали из него конуру и стали жить». Мой дизайн поначалу не оценили, хотя сами укрывались в контейнере.

Однажды после очередного нашего вояжа на дачу племянника не пустили в детский сад, приняв укусы комаров за ветрянку. Врачи утверждали, что комары так искусать не могут, «ведь на даче есть двери». Но дверь мы нашли значительно позже…

Как-то мне доложили, что сосед из двухэтажного особняка посещал со своей дамой мой вертеп. Разлеглись на травке в апартаментах, и он представил меня так: «Здесь живет профессор и, жадюга, ведь не строит ничего» (мне стало обидно за своё чудо инженерной мысли). Особа приняла мою сторону: «Зато он нигде ничего не купил, всё сделал своими руками, и никто ничего у него не украдёт».

За Красный флаг и детей на даче меня называли «Пионером». Первая реакция на оберег у соседки с сознанием, искореженным демократической пропагандой, была бурной: «Сейчас же сними, Красно-коричневый». Сосед справа – доцент, преподававший мне электронные приборы, задумчиво произнес: «Это филаретовский штандарт».

С советскими флагами у меня проблем не было – одного треугольного лоскута от найденного красного американского зонта хватало на сезон. Но вечная, казалось бы, «трехкомнатная» дача на основе автомобильных останков, скрепленных бревнами из обгоревшей посадки,   просуществовала всего десять лет. Помешала либерализация приема черного металла – полным ходом шла автомобилизация всей страны. Мои «автомобили» уехали для решения важной народно-хозяйственной задачи.

Однако и за этот срок при нуле денежных вложений отдача дачи была весомой. Вишня там была приторно сладкая, а всю малину и сливу собрать было невозможно. Прошли школу выживания три племянника (двое с трех- и пятилетнего возраста). Права комаров у нас не нарушались – мы часто даже снаружи спали, чтобы ветер их бережно сдувал.

Как-то проснулся и не верю глазам – «Ельцин» смородину уплетает, сладкий сорт – с длинными хвостиками. Возмутился было, но присмотрелся, а это племяш с распухшей от укусов физиономией… Ну, наконец-то ребёнок стал ориентироваться на даче, раньше приходилось самому ставить его перед кустом.

Приобретённый дачный опыт позволил переключиться на бабушкин домик в деревне (в 120 км от города) с «неигрушечными» комарами и другими кровососами. Зависеть от транспорта не в наших правилах – на поезде-то любой доедет. Открыли сезон в августе тем, что дошли туда с опытным ходоком – уже десятилетним племянником – при двух ночевках в пути.

Две трети маршрута проходили по железной дороге – не заблудишься, и снующие автомобили не несут угрозы. Во время ночевки у реки пришлось до восхода Солнца поддерживать костер – настоящие комары наконец-то нас дождались.

 

Место обетованное. Малая река с серьезными комарами и крутым берегом  протекала не в километре, а непосредственно под участком, который имел значительный уклон. На берегу били родники, затопляющие берег – значит, автономность дачи  гарантировалась Природой. Дополнительным весомым преимуществом было восточное расположение этого берега, обеспечивающее ранний его прогрев и укрытие (отвесным склоном) от преобладающего западного ветра.

Расположение у реки решало энергетическую проблему. Плавника, сухих ветвей, упавших стволов было в избытке, паводок приносил не только топливо, но и стройматериалы. Также имелись природные камни для обустройства родников и других береговых сооружений.

Интерес к реке у местных жителей ограничивается рыбалкой или подачей воды для полива. Охотников купаться в родниковой реке даже жарким летом единицы. Поэтому для моей деятельности в качестве ландшафтного дизайнера был неограниченный простор.

Типичное поведение сельского жителя и дачника – уткнуться в свой дом, баню и участок, пренебрегая благоустройством прилегающей территории общественного пользования. Солнечные и водные процедуры большинством людей не учитываются как решающие факторы оздоровления и повышения производительности труда. Малый интерес к малым рекам и отсутствие туристического спроса во многом обусловлены «агрессией» настоящих хозяев: комаров, мошки, слепней и т.д.

 

Полуподземка как решение дачных проблем. Расположение в деревне обычно рассматривается как преимущество дачи. Однако посторонние звуки (шум автодороги, голоса, лай и т.д.) нежелательны для идеального уголка Природы, который может украсить только пение птиц и журчание родника.

Соседство с обладателями бензо- и электропил, а, особенно, газонокосилок или веткорезов, делает дачную жизнь несносной. Уровень шума от этих устройств, облегчающих чью-то жизнь, сопоставим с рёвом авиадвигателей.

В деревне нужно не соревноваться друг с другом в уровне технической оснащенности, а укреплять здоровье, отдыхая от города. Решения я нашёл простые. Шумите – я под землю полезу, чадите нефтепродуктами – за деревьями спрячусь, захочу отдохнуть от деревни – на обустроенный берег уйду. Это простые рецепты счастья из природной дачной концепции.

Природная дача не будет обременять, вызывать беспокойство за сохранность, требовать частых наездов для обслуживания и т.д. Становиться рабом, как и повелителем, дачи нежелательно – в жизни есть другие дела. Поэтому нужен не огород, а полноценный сад, который, разбив однажды, достаточно пропалывать, подрезать и направлять, заполняя пустоты участка.

Высокие постройки – враги сада. Тени не дают только подземные и полуподземные сооружения. Полуподземка (полуземлянка) в отличие от землянки частично прогревается (просыхает) днем и безопасна в использовании (нет ни опасной высоты, ни толщи земли над головой).

Утрата дома приводит к ликвидации дачи, а обустройством участка берега и строительством (низведением) полуподземных сооружений увековечиваешь свою деятельность. При строительстве полуподземок снижаются требования к качеству материала и крепежу – не нужны особая прочность (домов) и стойкость к гниению (землянок). Это позволяет строить полуподземки из природных и бросовых материалов, вкладывая в жилище только труд.

Полуподземка наименее уязвима. Дом можно сжечь, землянку обвалить, предельно затруднив восстановление. Основу полуподземки – яму – можно только заровнять доставленным грунтом. Легкую крышу нетрудно отремонтировать – сделать лучше, учтя ошибки импровизированного строительства. «Отремонтировать» здесь звучит громко, достаточно аккуратно свалить некий хлам на доски или бревна перекрытия, чтобы обеспечивался сток дождевой воды.

Чтобы не было скученности обитателей, целесообразно иметь на даче несколько небольших полуподземок. Это позволит распределить между ними одежду, постельные принадлежности, другое имущество, а также запрятать в каждом объекте часть инструмента и посуды.

Тогда заботиться о сохранности природной дачи не придётся (запоры не потребуются), и она станет практически неуничтожимой. Рукотворный рельеф с продуманной инфраструктурой сделают домом не отдельный объект на даче, а дачный участок целиком – с садом, полуподземками и берегом реки. В окна дома, портящего ландшафт, можно заглянуть. Посмотрев на природную дачу, не увидишь ничего, кроме Природы.

Полуподземка на склоне к реке. Вода – основной ресурс дачи, поэтому начал с выведения родников и осушения берега. Из пяти родников оставил два: один родник с трубой для набора воды, а второй – под хранение стеклянных банок с продуктами (проточный холодильник). Засорение фарватера реки было вызвано упавшим деревом и вставшей поперек течения дверью. После устранения затора засасывающий ил заменили мелкие камешки.

Ил с мелководья  был частично поднят на берег. Искусственный берег – платформа (с доской для ныряния и спуском в воду) – делается на основе подаренных паводком рёбер, утопленных в ил камнями весом в десятки килограммов. Такое решение многократно увеличивает размер мостков и препятствует их уносу сильным паводком. Участок берега с родниками отделан плоскими тяжелыми камнями, чтобы уменьшить размытие весной, и облегчить восстановление при открытии сезона.

Выше прибрежной зоны, затапливаемой паводком, в грунте или чистой глине вырезаны три террасы: нижняя (для малины, смородины и калины), средняя (с посадками тыквы и береговой печкой), верхняя (с береговой полуподземкой – нишей, вырубленной в глиняном пласте и покрытой навесом). Спуск глиняными ступенями соединяет террасы примерно посередине.

Береговая полуподземка – наиболее романтическое жилище полуподземного дачного комплекса, состоящего условно из отвесной прибрежной части и части «материковой», доступной транспорту. Деревенские звуки в прибрежную часть почти не доносятся, а птичий хор поражает многоголосием.

Подрезка затеняющих деревьев и шлифовка террас от травы препятствуют активности комаров и другого гнуса, Прогретая глина выдворяет насекомых в заросли по соседству. Береговая полуподземка используется как природный солярий ранней весной или осенью. Только тогда «скучаешь» без кровососов. В летнюю пору – под наиболее полезными утренними лучами – здесь обеспечивается наиболее комфортное времяпрепровождение, прием пищи, не утомляющие земляные работы по укреплению и расширению террас.

Во вторую половину дня в прибрежной части также благоприятный микроклимат. В тени береговой полуподземки, увитой корнями деревьев, несуших навес, уютно работать, например, с ноутбуком. Созерцая плавный ход реки, затейливо переливающейся под солнечными лучами, как и должно, чувствуешь себя частью Природы. Кажется, что другого рая на Земле не существует. Этот рукотворный уголок, доступный каждому, не стоил нисколько, но бесценен, в отличие от престижных домов под еврочерепицей.

 

Летняя полуподземка. Крыша такой полуподземки находится выше уровня земли, что уменьшает объём вынутого грунта и облегчает низведение. Между дощатой крышей и дном полуподземки около двух метров.  При этом снижаются требования к укреплению стен и мощности печки, поскольку такая полуподземка больше прогревается днем, чем землянка или полуподземка с крышей на уровне земли.

Вход летней полуподземки обращен к югу и выполнен амфитеатром для лучшего прогревания. В юго-восточном углу со стороны входа выложена печка в виде камина с навешиваемой дверкой. Герметичность трех стен полуподземки предотвращает задымление помещения при достаточной тяге трубы.

Чтобы упростить укрепление стен, удобно встроить полуподземку между корнями американского клена – быстрорастущего дерева-сорняка. Это дерево подойдет и для живой изгороди. Также подрезаемая густая рощица из клена с запада и севера от полуподземки будет защищать от ветра, впитывать дым и загрязнения с автодороги.

Сок американского клёна, в отличие от березового сока, не «вода»,  а сладкий сироп. Пресными почками этого дерева можно утолить голод и даже использовать их вместо хлеба. Эти клёны растут, как мифические драконы – каждый год затеняют берег и участок. Но стараюсь срезать ветви на высоте, а живые стволы использовать как несущие конструкции.

Наклон у крыш полуподземок для лучшего прогревания фасада выполняется к тыльной части, где осуществляется сбор дождевой воды, отведение её в канавки или неглубокие колодцы. Водоотведение особенно важно для предотвращения заполнения полуподземок талыми водами и возможности раннего начала дачного сезона.

 

Зимняя полуподземка. Это жилище выполняется закрытым со всех сторон. Дверца вставляется в зазоры для лучшей теплоизоляции помещения. Фасад зимней полуподземки обращён на восток. За счет восточного уклона участка крыша находится ниже уровня земли, поэтому полуподземка вообще не продувается ветром. Дно этой полуподземки находится на глубине 3 метра от бревенчатой крыши.

Из-за отсутствия воздушных потоков и опасных высот крепление покрытий полуподземок не требуется. Покрытием может быть, например, повернутый изнаночной стороной линолеум, обрезки кровельного железа, обломки шифера и т.д.

Полезные объемы полуподземок не превышают 6-8 кубометров, Эти жилища предназначены для приема пищи в холодную, жаркую или дождливую погоду, согревания и сна. Основаниями для пребывания в полуподземках является высокое (вредное) солнце, восстановление после работы, активность комаров, соседский шум и т.д.

Печь-камин зимней полуподземки также находится в юго-восточном углу и удерживает прилегающие стены. При кладке использовал весь кирпич от русской печи обгоревшей избы. Строительство зимней полуподземки как раз и было обусловлено утратой дома. Печурка получилась не тесная для приема стандартных по размеру поленьев. Зазор снизу навешиваемой двери позволяет закладывать длинные ветки и продвигать их в камеру по мере сгорания. Через этот же зазор осуществляется подсветка помещения.

Чтобы уменьшить потерю тепла через трубу, выполнил её телескопической. Нижняя (меньшего диаметра) труба является асбестоцементной. Она не крепится, а просто ставится на стоящий поперек кирпич. Уровень нижнего конца трубы определяет предельную высоту груды закладываемых дров, исключающую задымление камеры сгорания.

В зимнюю полуподземку с закрытой дверью дневной свет не проходит, но освещения от камина вполне достаточно для чаепития и приема пищи. При топке печи отсветы пламени попадают через зазор между дверцей и дном камеры сгорания. Периодически дверка снимается, что обеспечивает наибольший прогрев помещения и максимальное освещение. После прогорания дров и образования углей дверца совсем снимается, тяга становится минимальной. В этом режиме тепло печи сохраняется до следующей топки.

Во избежание отравления угарным газом заслонка в печах не предусмотрена. Тяга уменьшается автоматически при снятии дверок. Зазор под дверцей закрывается накладкой, если используются сыроватые или гнилые дрова. Тогда тяга резко увеличивается, и некачественные дрова быстро прогорают.

 

Лопата-коса для природной дачи. Этот основной инструмент – модификация обычной лопаты – позволяет выполнять все виды земляных работ, снимать слой земли с травой, срубать кусты малины, побеги вишни и ветви клёна и т. д. Лопату-косу использую с начала буржуазных реформ. Вечный инструмент – за это время сделал всего три экземляра лопаты-косы. Один был утрачен во время поджога автомобильной дачи, другой – «позаимствовали» по обмену опытом, а третий – ввел в эксплуатацию всего месяц назад.

Вот соседка проходит мимо зоны моей «зеленой ответственности» между автодорогой и участком, где я только что «выбрил» квадрат осоки, обильно сдобренной камешками (за полтора часа 6 на 6 метров). Говорит: «Вострая у него лопата…». Другая соседка отвечает: «У него не простая лопата, а саперная…». Первая возражает: «У нас тоже такая есть, но это какая сила нужна!». Вторая (с осуждением): «Спускайся и ты под землю, такой же станешь».

Да, саперной лопатой много не наработаешь. Как в войнах побеждали? Сколько земли можно поднять на втрое меньшем по площади штыке такой лопаты? И как закопаться? В глину воткнуть толстый штык? А я лопатой-косой за два часа в таком грунте могу вырыть окоп для положения лёжа, метровой  глубины…

Не только «Ихтиандром» (за «южный берег Крыма» в российской глубинке), но и «Сапером» меня тут зовут. Лопату-косу приходится хорошо прятать. Увели одну прошлым летом – всю мою работу парализовали. Пришлось на ножовку переключиться, канализировал потерю лопаты во всплеск энергии.

Новый сезон начал с новой лопатой-косой. Надел короткое древко на старую лопату, заточил её полукругом и отшлифовал поверхность до зеркального блеска. Лопата лучше прежней стала – за 12 лет старая лопата-коса уже истончилась на сгибах. Лопата-коса заменяет не только косу, но и топор с пилой, колющими движениями легко срезает ветки и стволы в несколько сантиметров.

Техника прополки укороченной лопатой сложнее. Передвигаешься вперед на корточках и ездишь взад-вперёд всей поверхностью лопаты по земле, «выбривая» землю перед собой. Левой рукой трава отбрасывается назад, остаётся скошенная полоса.

После такой прополки верхушки корней оказываются под палящим солнцем, что препятствует росту травы, образующей приповерхностный дёрн. Осока, в отличие от сочного одуванчика, трудно поддается сбриванию. Важно, что через два-три сезона работы лопатой-косой вместо других сорняков образуется приятная глазу поляна из одуванчиков. Их корни в несколько десятков сантиметров извести непросто.

 

Четверть века на траве. Сладковатые цветы  одуванчиков весьма питательны и употребляются без ограничения примерно месяц (с середины мая по середину июня). Технология прополки лопатой-косой превращает многообразие сорняков в единственный съедобный вид, куда более сытный, чем культовые огурцы и помидоры. Без хлеба ими не наешься, а помидорами еще оскомину получишь. Одуванчики глазу приятны, полив не нужен, погода не важна, вредители не страшны.

Одуванчик можно (вкусно) пережевывать со снытью, зеленым чесноком, луком, цветом калины, листьями малины, смородины и т.д. Заедается черным хлебом, картофелем или крутой кашей, запивается подсолнечным маслом. Мало показалось – сделал несколько шагов, нарвал зелени, набил рот, устроился удобнее и жуй в раздумьях, пока солнце нежное. Пошел жесткий спектр излучения – опускайся в полуподземку на лежак перед камином. Сухие ветви малины вспыхнут как порох, комары по щелям забьются, и через полчаса после еды можно заварить чай.

 

Малина как «бизнес»-культура. Хотя стараюсь обходиться без денег, но вожделенная бумага иногда требуется. Наибольшим спросом среди ягод, фруктов и овощей пользуется малина. Это своеобразная валюта, которую можно продать или обменять на любые сельскохозяйственные продукты.

Ягода-малина самая сладкая. Нетрудно за день съесть три литра, поедая некондиционные (перезревшие, поклеванные) ягоды при сборе. Стеклянные банки со свежей  малиной не портятся в родниковом холодильнике в течение двух недель. Малина – самая простая для засахаривания ягода, сама давится – только помешивай.

Малина в саду – сорняк, обступит яблони, задушит смородину или вишню. Только тыква сможет прижать малину к земле, тыкву лучше сажать в стороне – на склоне к реке. На чистой глине без полива – на водяных парах – вырастет. Только ловите пудовые «ягодки», чтобы в реку не укатились. 

Малина просто поддается селекции. В течение нескольких лет в разных местах участка окажется различная по вкусу малина. Самую сладкую ягоду нужно «копировать» на новые места. Самое простое  – направлять в нужные места приемлемые по вкусу ягод кусты малины, бурно дающие побеги. Для этого земля в выбранном малиной направлении обрабатывается лопатой-косой. Среди побегов вишни оставляются самые крупные, которые сравнительно далеко отстоят друг от друга, других деревьев или кустов малины.

Прибрежная малина имеет больший размер. Тепловая инерция реки обеспечивает позднее завершение плодоношения, увеличивая его на два, а то и три месяца – до октября. Плантации малины, занимающие почти весь материковый участок, завершают плодоношение уже в начале августа из-за утренних понижений температуры и западных ветров.

Вторым по значимости (после вкуса) требованием к сортам малины является отсутствие колючек. Тогда удалять сухие ветви и ломать их для растопки можно будет в обычных садовых перчатках.

 

Пешком на дачу и дачный фитнесс. Пешеходу нетрудно обеспечить себя строительными материалами – важно выбирать маршруты и оказываться в нужное время в нужном месте. Необходимо овладеть техникой переноски тяжестей на большие расстояния, чтобы транспортировка доставляла, если не удовольствие, то мышечную радость. Приятно ощущение, что никто, включая предков, оказывается, не знает и не знал подступы к родовой деревне лучше тебя.

Бесплатный шопинг в единении с Природой благотворно сказывается на здоровье, совершенствуются физические возможности. В то же время душные супермаркеты и соревнование с соседями в объемах дачных вложений здоровья не прибавят.

Крутой спуск к реке, которым приходится пользоваться десятки раз за день, дает ощущение горной местности. У меня единственный струйный родник в деревне, но за водой не дозовешься, «слишком круто у тебя, лучше километр по ровному месту пройти». Но современные крестьяне и по равнине не ходоки – с железнодорожной станции 15 км полвека никто не ходит. По этому проселку, зарастающему лесом, с трудом пробираемся.

Мой отказ от традиционного землепользования в виде огородничества обусловлен большими затратами денег и времени при недостаточной и односторонней (обычно статической) физической нагрузке. Огородные дела отнимают у местных жителей и дачников все время – некогда даже подумать об оптимизации жизнедеятельности, поддержании физической формы и использовании оздоровительного ресурса реки.

Вредные нагрузки вызваны пребыванием на высоком солнце, работе в неподходящей или избыточной одежде. Чтобы труд на даче доставлял удовольствие и не приводил к преждевременному износу систем и органов, достаточно не пренебрегать простыми правилами, которым следовали наши деды.

Большая часть работы должна выполняться рано утром (по холодку), начиная с 3, 4, 5 часов, и натощак. Работа на Солнце прекращается в 10-11 часов и возобновляется только при вечерней прохладе. Период работы корректируется с учетом погоды и активности кровососущих насекомых. Слабый дождь или ветер обеспечивают хорошее охлаждение, поэтому работу нужно продолжать или возобновлять с учетом этих условиях.

В качестве опор для укрепления стен полуподземок я использовал много дубовых столбиков из брошенных ограждений колхозных угодий. Выкапывал  столбы лопатой-косой, ей же срезал влажный или гнилой низ для облегчения переноски. Центр тяжести бревна обматывается толстой тканью, чтобы не резало плечо. Овладев техникой транспортировки, можно переносить сухие сосновые бревна стандартного размера на несколько километров, удивляя даже сельских жителей.

Другой не олимпийский вид спорта – подрезка («стрижка») деревьев на высоте  – также не вызывает энтузиазма у местных жителей и дачников, поднимающих руки перед американским пришельцем. Конечно, они могут бензопилой свалить красивое дерево. Залезть на него можно только с ножовкой, но, как выяснилось, это «архаика», а не инструмент для «тепличных растений цивилизации».

 

Полуподземная альтернатива. Терапевтический эффект полуподземки клинически не подтвержден. Однако практика использования таких жилищ восходит к незапамятным временам. В наше время полезно уже само строительство, как с точки зрения разносторонней физической подготовки, так и утилизации свалок, удушающих населенные пункты.

Полуподземное строительство – неисчерпаемый ресурс для создания новых рабочих мест. Какие инвестиции? Отвел участок малой реки и выдал обломок лопаты. Когда место телевизора займут загадочный бор за рекой и вечные, как мир, угли камина, жаловаться на здоровье или проситься на реновацию жилья никто будет.

Окна домов препятствуют полноценному восстановлению  даже ночью, не говоря уже о полуденном сне. Человек может не спать, но находясь в темноте, он лучше восстанавливает силы, что уменьшает требуемую продолжительность сна. Наше время – не только «время стрессов и страстей», но и время техногенных злоупотреблений, поэтому обеспечить полную звукоизоляцию можно только под землёй.

В полуподземке, «ничего не должной ЖКХ», нетрудно поднять температуру и уменьшить влажность до нейтрализации комаров. Легко управляемая тяга камина (расположенного  напротив головной части лежака) обеспечивает качество вдыхаемого воздуха. Необходимый прогрев при отсутствии одежды позволяет восстановить силы и пробудить желание не меньших нагрузок на следующий день.

Конечно, полезно само нахождение в глиняном пласте. Сколько земляных лягушек я вырубил из него, строя полуподземки! Чем можно дышать и что есть в плотной, как камень, глине? Однако, жирненькие, они тут же начинали прыгать.

Потребительская общественная система подрывает корни генофонда нации. Автомашины отучают нас от ходьбы – присущего эволюционно вида необходимой нагрузки опорно-двигательного аппарата. «Упрощающие» жизнь дачника устройства лишают навыков использования лопаты, пилы-ножовки, топора и косы, незаменимых для поддержания оптимального веса и работоспособности сердечнососудистой системы.

Наводнившая нашу жизнь синтетическая одежда, в которой задыхаешься при физической работе, годится только для затыкания щелей между бревнами полуподземок. «Мезим» незаменим для желудка, разве что вибрирующего на месте газонокосильщика, который поел перед работой.

Степень «необходимости» того или иного достижения цивилизации определяется уровнем дохода, желающего «пойти в ногу с прогрессом». Ишачить на такой «прогресс» себе дороже – в полуподземке себестоимость комфорта минимальна, как стоимость юбилейных 10 рублейне страшны никакие кризисы и санкции. Такое жилище прогревается (но не перекаливается, как бетонные коробки) днём, поэтому для поддержания нужного микроклимата требуется меньше энергии.

Прохлада, так ценящаяся летом, в полуподземке дармовая – без кондиционера с сомнительной полезностью. Зимой полуподземка не промерзает так, как продуваемые ветром и изолированные от Земли наземные строения.

Природная дача предпочтительна как наиболее доступный способ решения жилищной проблемы, так и вариант оздоровительного отдыха с поддержанием и развитием физической формы. Сеть малых рек в России велика, конкуренции на их затейливых извилинах никакой, творчество в обустройстве природных уголков неограниченно.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Юля Киреева
2017/09/01, 00:25:08
Жаль слышать, что бабушкин дом сгорел)). Но как интересно посмотреть на преобразования! Твою землянку видела в 10-м году, когда это была просто яма с крышей). Очень хочу приехать, но мама болеет. Видимо мало одуванчиков ела). Ты- молодец Вова. А вишню всё-таки посади. Баба Катя их очень любила.
Владимир Филаретов
2017/07/10, 09:30:43
Природная дача гармонирует с Природой и не включает затеняющих строений.

https://www.razumei.ru/lib/article/2847
https://www.razumei.ru/lib/article/3493

Монеты не нужны, когда строишь без проекта в режиме импровизации - по мере поступления хлама.
Это поддерживает, развивает творческие способности и физическую силу. Совсем непросто пустить в дело то, что никому не нужно.

Я не купил ни одного гвоздя, а забил их тысячи, извлекая из брошенных досок. При этом сэкономил и получил разностороннюю физическую нагрузку.

В моей концепции природной дачи место съедобным цветам, другой траве, например, одуванчику.
Белесые цветы сныти мало кого впечатлят, но я их называю икрой и употребляю как лакомство в конце мая - начале июня. После цветения листья сныти жестковаты для жевания.
Владислав
2017/07/07, 15:37:32
Увидеть бы фото таких природных дач. А сравнение с монетами выглядит забавно )
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов