Рассказы

1

1179 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 98 (июнь 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Криворотов Сергей Евгеньевич

 

Душа ёлки

 

 

Зелёная ёлка, новогодняя кудесница, почему так трудно отвести взгляд от блеска её игрушек и разноцветных огоньков? А хвойный запах наполняет помещение, создавая какую-то особую необычную атмосферу. Даже уколы иголок во время ритуала обряжания умиротворяют нас. Что служит причиной подобного воздействия на человеческую психику? Можно ли свести всё объяснение к успокаивающим свойствам зелёного цвета и фитонцидов хвои? Не имеет ли ёлка в действительности своё особое биополе, вызывающее в нас ощущение праздника?

Словно эти лесные создания пытаются внушить нам, что приходятся живыми сёстрами по нашей единственной планете, одновременно передавая нам бодрость, энергию жизни и внутреннее равновесие.

Ёлка приходит в дом таинственной вестницей прошлого, связующим звеном с погибающей природой, вечнозелёным воззванием зимнего леса к человеческой совести. Новогодняя наряженная ёлка по-прежнему почитаема всюду, несмотря на то, что подлинное значение, скрытый смысл ритуала давно утрачен в глубине веков. Дело дошло до того, что синтетические ёлки всё больше заменяют свои естественные прототипы. Своего рода, ёлочные роботы, суррогаты, от которых не исходит ни запаха, ни магической теплоты настоящих лесных красавиц. И, тем не менее, они спасают большую часть хвойных угодий от предновогодней вырубки.

Поклоняясь этому фетишу, и чувствуя внутреннюю значимость обряда, тем не менее, мы так и не можем уловить истинную вечно ускользающую суть.

Вероятно, для того, чтобы ёлка полностью проявила себя, открыла нам свою душу, необходимо сочетание определённых условий, пока нам неведомых. Более того, пока только маленькие дети могут воспринять душу ёлки, их мозг идеально приспособлен к контакту с ней. Позже, когда они взрослеют, остаются лишь смутные воспоминания об утраченной способности – подобно тому, как до полугодовалого возраста малыши могут плавать безо всякого обучения, пока сохраняется врождённый природный навык.

В чём тут дело: какое-то особое излучение, слишком утончённое для наших нечутких приборов, предназначенное лишь для детского восприятия? Может быть… Думается, в ёлках заключено огромное количество древнего знания, иглы её могут оказаться своего рода антеннами, передающими это излучение, этот флюид. Достаточно посмотреть на детский хоровод у ёлки, чтобы ощутить настроение праздника или хотя бы понять, что здесь творится нечто сверх нашего разумения. А ведь так и происходит наиболее полное общение детей с ёлкой – обязательный хоровод, как бы настраивающий на определённое восприятие, одновременно усиливающий его, и в центре – передатчик эмоций, сама ёлка. О чём же может она поведать при этом? Дать программу на всю жизнь, внушить понятия о добре и зле, благородстве, любви к природе? Но если бы это было так, то разве взрослые, выросшие с обязательными ежегодно украшаемыми прелестницами, продолжали бы столь варварски рубить их на потеху?

А может, их сигналы всё-таки не доходят до назначения, и мы воспринимаем лишь эмоциональный фон? Как они ни стараются внушить нам веру в себя, достоинство, уважение и любовь ко всему живому, что-то не срабатывает и в детских душах, начинающих черстветь всё раньше в свете мертвенно-голубых всполохов магического ящика и под разрушительным воздействием всепроникающих вирусов вещизма, корысти и ханжества? И всё же, именно дети, такие беззащитные и слабые во многом другом, остаются пока самыми устойчивыми в нашем мире перед этой всепроницающей ржавчиной, разносимой взрослыми. И если сохраняется надежда прочитать таинственные послания ёлок, то только с помощью детей.

Скоро опять Новый  Год, будто наша планета постоянно  уменьшается и вращается всё быстрее и быстрее. «Время, кретин безмерный, вопит, обегая Землю» (Карсон Маккалерс). Осталось всего несколько дней, а в доме у меня снова стоит очередная жертва рождественских ритуалов, которую ещё предстоит украсить. Аромат хвои обволакивает меня, и я ощущаю тихую радость бытия и любви ко всему живому, и потому всегда прекрасному.

Вероятно, её сёстры приложили в далёком прошлом колючие хвойные лапы к моему ещё детскому сознанию. Внушили нечто необходимое, но неосознанное до сих пор. Может, именно поэтому теперь я снова и снова пытаюсь перевести постигнутую однажды душу ёлки на бедный язык людей?

Я внезапно понимаю, если бы она сама могла сейчас обратиться ко мне словами, то сказала бы примерно следующее:

«Сколько же ещё будет продолжаться этот геноцид? Мы тоже хотим жить. И пользы людям принесём больше живые – ведь, мы даём в атмосферу кислород, очищаем воздух, без которого вам не жить. Варварские вырубки ускоряют и ваш собственный конец! Неужели, чтобы прекратить это безумие, вам обязательно нужны новые законы, декларации о наших ёлочных правах и прочее? Неужели вы не можете дать нам спокойно прожить свой век без этой дребедени?»

И я совершенно искренно обещаю:

– Это в последний раз. Даю честное слово. Пусть дети порадуются на тебя ещё несколько дней. Пусть это останется у них в памяти на всю жизнь, как у меня когда-то. И больше никогда, никогда я не буду потакать алчным ёлкоторговцам, уничтожающим зелёный генофонд. И обязательно постараюсь, чтобы другие люди поняли и поступали так же.

Но пока я смотрю на неё, и она продолжает бескорыстно одаривать меня зелёной надеждой – столь необходимой защитой от отчаяния и угроз нашего ядерно-компьютерного века.

 

 

 

Мебель Индонезии пользуется большой популярностью. Это объясняется просто: любой покупатель хочет купить красивые вещи из качественного материала. Индонезийская мебель в основном сделана из массива гевеи – тропического каучуконоса, обладающего повышенной прочностью и привлекательным внешним видом. 

 

 

 

 

Стрелки перескочили 

 

Миг поймать не удалось, но стрелки часов перескочили на множество оборотов вперёд, да так быстро, что никто поначалу и не заметил.

Просто жили в одной стране, а оказались в совершенно другой, в которой мерзостей оказалось намного больше, а населения значительно меньше. И почти все корни такого разлада дружно тянулись из прошлого.

Если расплавленные циферблаты Сальвадора Дали можно было посчитать за аллегорическое выражение тягучести, вязкости времени, то для иллюстрации обнаруженной перемены подошли бы полностью разбитые часы с оторванными напрочь стрелками.

Вслед за тем вдруг открылось, будто пелена слетела с глаз, что немногие оставшиеся ещё в живых друзья и знакомые моментально внешне постарели, интересы большинства из них застряли в минувшем, и говорить-то с ними оказалось неинтересно, да и совершенно не о чем. То же самое полностью относилось и к женщинам. Как-то сразу утратили озорной, игривый блеск в глазах те, у кого он когда-то имелся, и превратились в одночасье в бабушек-старушек, только и  кудахтающих наперегонки о достоинствах своих пока ничем не выдающихся внуков.

Попробуй, заикнись кому-нибудь из них о своём восторге от музыки MUSE или о последнем клипе Селены Гомез, на тебя тут же посмотрят как на идиота или инопланетянина. Впрочем, и упоминание перед ними «Феномена человека» де Шардена или «Общего дела» Николая Иванова вызовет тот же самый эффект.

И начинаешь думать, может, дело совсем не в них, в этих знакомых, вдруг резко оказавшихся посторонними, даже чужими, а в тебе самом? Что-то не то приключилось с тобой в первую очередь? Пусть продолжаешь чувствовать себя по-прежнему, интересы не потерялись, даже появляются иногда вроде бы из ниоткуда новые необъяснимые пристрастия, симпатии, увлечения. Остаётся прибегнуть к непредвзятому свидетельству первого попавшегося зеркала. И что же там видишь? Чужая вовсе не симпатичная рожа, принадлежащая кому-то постороннему, вовсе не тебе самому. Постаревшая, как бы впервые видимая, только в глазах при настойчивом вглядывании обнаруживается нечто отдалённо узнаваемое, будто скрытое в их глубине воспоминание.

Где найти точку отсчёта для сравнения? Ясно только одно: неумолимый скачок времени не пощадил и тебя, размазав твою внешность по невидимому часовому циферблату. И всё-таки ты это видишь, думаешь об этом, можешь, если не смириться, то попытаться как-то осмыслить данность перемены для себя.

Даже удаётся ухватить за хвост изворотливо ускользающую надежду: вдруг всё, что так беспощадно увиделось и осозналось в единый миг, все эти оставшиеся необратимыми искажения вокруг порождены только сдвигом внешнего времени? И где-то в глубине себя сохранился прежний отсчёт, и твои собственные биологические часы продолжают беззвучно тикать, вовсе не соответствуя безжалостности этого наружного течения с непредсказуемыми переменами? Если копнуть, для себя ты остался тем далёким патлатым пацаном, слушающим в сквере неведомо как раздобытый последний альбом Битлз на маленькой круглой бобине древнего переносного кассетника. А вокруг в волшебных звуках той, продиравшей до печёнок музыки абсолютно все ощущаются друзьями и братьями, даже совершенно незнакомые до того, и двух-трёх бутылок дешёвого креплёного вина с несколькими сигаретами уже достаточно на два десятка человек по кругу, чтобы казаться небывало щедрым пиром, закрепляющим навечно это иллюзорное единение, неоспоримым залогом лучшего впереди?

И теперь остаётся лишь верить, что это внутреннее время с иной, собственной скоростью течения и дальше защитит от непредсказуемых ударов извне, и позволит бросить якорь в окружающем море нестабильности, создать свою надёжную точку опоры в неизбежности будущего. LET IT BE![1]

 



[1]  «Пусть будет так» – песня из репертуара «Битлз», из одноимённого альбома (1970).

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов