Два музея на Восточном побережье США

4

1182 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 97 (май 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Емельянов Константин

 

Из путевых заметок по Америке

 

Квантико, Вирджиния

 

Пятьдесят лет назад, в один из сентябрьских дней 1966 года морской пехотинец ВМФ США Томас Ховард, находящийся в то время во Вьетнаме, прикрывал со своим взводом отход основных частей из демилитаризованной зоны в глубь страны. Со своим ручным пулеметом и напарником он засел, отстреливаясь, в небольшом овраге на границе какой-то безымянной деревушки и непроходимых джунглей.

Временами, когда натиск северных вьетнамцев становился особенно ощутимым, с океана раздавались залпы «поддержки» стоявшего там американского эсминца. От такого «дружеского огня» (friendly fire), впрочем, нередко доставалось и самим морпехам. Так, сослуживцу Тома осколками своего же, выпущенного из эсминца снаряда раскололо каску на голове, и сам он чудом остался жив.

Отстреляв ленту по неутомимым как дождь в джунглях «вьетконговцам», рядовой Ховард пополз с пулеметом на новую позицию. Совсем недалеко, метрах двухстах, Том даже мог различить своих противников. Низкорослые, но чудовищно выносливые вьетнамцы с «калашами» в руках быстро окапывались, готовясь к очередному штурму. Между ними деловито сновали китайские военные советники, чуть повыше ростом и в характерной серой полевой форме. Морпехи их так и называли: «серые» (greys).

 

Ненадолго воцарилась тишина.  Поскольку амуниции не хватало, приходилось беречь каждый патрон. Перед боем сержант настрого наказал Тому и другим бойцам ни в коем случае не использовать в стрельбе патроны от советских АК-47, а только свои, «родные» от М-14. Так как при внешней схожести калибра это могло вызвать заклинивание оружия.

Опять громыхнуло над головой, и бой продолжился. Когда морской пехотинец уже почти дополз до соседнего рва - окопчика, он почувствовал, как будто его кто-то в спину подтолкнул, прямо у основания шеи. Так пуля, выпущенная из вражеского «Калашникова» разорвала патронную ленту, опоясанную вокруг шеи Тома. Лента разорвалась небольшой вспышкой прямо на шее, оставив ожог на коже, но пулю-таки удержала. Это и спасло жизнь морпеху. Хотя пуля и застряла в спине, боец с радостью убедился, что все же вполне может шевелить пальцами рук и ног, головой и даже ползти.

– Надо убираться отсюда поскорее, – подумал Том. – Пока я еще могу.

 

Тем временем подоспела новая волна «дружеского огня» со стороны океана, ненадолго остановившая наступление противника. Такую артподготовку морпехи называли «Стреляй всем, чем можешь!» (Fire to effect) и обычно горячо приветствовали, хотя могло и самим достаться. И вот уже впереди и позади окопчика методично поднимаются снопы огня, дыма и земли. Как будто огненную стену поставили в тот момент между раненным морпехом и его врагами. Даже спрятался и замолк со своим «Калашом» тот самый вьетконговец, что подстрелил Тома, а потом методично пытался добить.

Где ползком, по-пластунски, где просто на-карачках, раненный морпех довольно быстро, несмотря на ранение, сумел-таки выбраться из огненной ловушки и добраться до своих отступающих частей. Полностью пришел в себя уже в медсанбате, на носилках. Попал сначала к своим санитарам, а потом в госпиталь на острове Окинава. Отлежавшись, он уже через месяц опять бродил со своим пулеметом в руках по бесконечным джунглям Вьетнама.

Сорок лет спустя, в ноябре 2006 года в штате Вирджиния, недалеко от военно-морской базы возле городка Квонтико открылся первый в стране музей истории морских пехотинцев США. Его посещают в среднем полмиллиона гостей ежегодно. Одним из них стал и Томас Ховард. С тех пор он посещает музей, приезжая из далекой Флориды по несколько раз в год.

 

Уникальность музея не только в том, что он единственный. В нем вся история морских пехотинцев, начавших отсчет своей славной истории почти 243 года назад, с 1775 года.  Тогда в филадельфийской таверне собрались первые морпехи. Назывались они просто «маринцы» (Marines) и существовали лишь как вооруженный отряд для охраны капитана морского корабля от наемной команды.

Уже через месяц после того как первый конгресс США создал в том же году два батальона морпехов, они уже штурмовали крепости на Багамских островах и в Нью-Провиденс, освобождая их от британских оккупационных войск.

Чуть позднее в 1800-х, став уже Экспедиционным Корпусом при Военно-Морском Флоте США и вплоть до Американо - испанской войны в 1898 году, морпехи были первыми, кто представлял за рубежом военную мощь страны, защищая интересы США и жизни ее граждан. Первоначально замысел был в том, чтобы Корпус Морской пехоты вел оборонительные боевые действия. Но вскоре родилась идея «принести врагу баталию» путем стремительной высадки с моря. Видимо отсюда пошел лозунг морпехов «Первые в бою» (First to fight), сопровождающий их уже более двухсот лет.

 

Во время Первой мировой войны Президент Теодор Рузвельт выкрасил американскую флотилию, доставляющую морпехов во все концы света в ярко белый цвет. Так появился White Fleet или Белый Флот, показавший Британии, Германии, Франции и другим морским державам, что отныне Соединенные Штаты не просто созерцатели на военно-морском театре, а активные участники.

Битва при Белло Вуд, высадка на берегах Нормандии, сражения за японские острова Иводзима и Окинава, схватки с превосходящими силами противника на Чосинском водохранилище в Корее, кровопролитные бои во Вьетнаме и Сомали, штурм города Фаллуджи в Ираке, походы по горным тропам Афганистана – таков далеко не полный перечень баталий, где морпехи США проявили себя как настоящие герои за последние восемьдесят лет. Каждая из этих славных страниц истории имеет свою экспозицию в музее истории корпуса.

Все экспозиции документальны, включая манекены в человеческий рост, изображающий моменты сражений. Вот схватились в рукопашной немецкий солдат времен кайзеровской армии (1914-1918 годов) и американский морской пехотинец. Вот замер, приземлившись на минуту боевой вертолет времен вьетнамской кампании, а из его кабины выпрыгивают с оружием морпехи. Вот лежит, один из них, прикрыв простреленную ногу ладонью возле противотанкового заграждения раненный в момент высадки союзников в Европе, в конце Второй мировой войны. Все эти сцены настолько живы и правдоподобны, что поначалу кажется, что это и не манекены даже, а настоящие, просто замершие на миг солдаты.

 

С достоверной точностью и любовью созданы уникальные экспозиции, детально воспроизводящие сражения прошлых лет. Как, например, битва за одну из высот во Вьетнаме, где участвовал Том Ховард. Даже муляж красной глины под ногами выглядит по-настоящему. Еще присутствует множество фото, видео и аудиоматериалов, создающих повседневную картину буден морпехов, начиная с очереди новобранцев на призывном пункте и вплоть до выписки из лазарета.

Каждые пару лет музей, расположенный на почти десяти тысячах квадратных метров, открывает новую экспозицию. Так к 2018-2020 годам откроются экспозиции, рассказывающие про отражение морпехами атаки террористов на бараки сил ООН в Бейруте в 1983 году, а также про иракскую и афганскую кампании.

Несмотря на то, что вход бесплатный, а может быть и благодаря тому, у музея много меценатов, все из которых бывшие морские пехотинцы. Список их занимает целую стену. В сосновом лесу, окружающем музей стоят памятники наиболее выдающимся морским пехотинцам, таким как Чести Пуллеру («Морпех из морпехов»), старейшему Арчибальду Хендерсону или первому капитану корпуса Самуэлю Николасу и многим другим.

В прошлом году, спустя пятьдесят лет после своего ранения во Вьетнаме, бывший морпех Том Ховард опять приехал в Вирджинию - навестить свой любимый музей. На этот раз, со своим внуком, семнадцатилетним Джозефом, который тоже хочет стать морским пехотинцем.

– Смотри, Джоуи, – говорит ему Том, показывая на копию автобуса для призывников в натуральную величину. – Когда я в твоем возрасте сел в такой автобус, сразу после медкомиссии, то подумал: И во что это я ввязался? Но потом не жалел об этом никогда!

Кстати, самих макетов-муляжей в музее немного. Все экспонаты музея, включая письма, карты, стрелковое оружие, а также танки, пушки и вертолеты, настоящие. Даже трофейная огромная гаубица, сделанная когда-то в СССР и захваченная в бою у северных вьетнамцев.

Такой же настоящей является и двухсотлетняя, легендарная история американских морских пехотинцев.

 

Мыс Канаверал, Флорида

 

В самом южном и теплом штате страны, даже зимой температура не бывает ниже семидесяти градусов по Фаренгейту - примерно плюс двадцати по Цельсию. Снега не бывает, а парит по-летнему.

Здесь всегда есть богатый выбор куда пойти отдохнуть и чем заняться. Для тех, у кого есть дети, это, в первую очередь, DisneyWorld, расположенный в городе Орландо. Сделан он по подобию аналогичного Disneyлand, что на западном побережье США, в штате Калифорния.

Еще в том же Орландо существует Sea World (Морской Mир), где взрослым и детям можно посмотреть и поучаствовать в шоу с дрессированными китами и дельфинами или поглазеть на диковинных рыб в огромных аквариумах.

Любители острых ощущений могут посетить уникальную «ферму», где в огромных количествах разводят аллигаторов (Alligator Farm). Находится она в городке, носящем имя Святого Августина.

Об аллигаторах во Флориде разговор особый. И не только потому, что их здесь живет великое множество. Отношение людей к ним скорее благожелательное и терпимое, нежели враждебное, даже если они селятся по соседству с домами. Так где-нибудь в спальных районах Москвы отнеслись бы к стаям бродячих собак. Хотя, как соседи аллигаторы поопасней будут чем собаки. Впрочем, если обходить стороной места, где они обитают - небольшие пруды -лагуны, то можно обойтись и без происшествий.

 

Лежат они себе на поверхности такого вот пруда, греются на солнышке, особо и не прячась, и никого не трогая. Пока к ним близко не подойдешь. Если же нарвешься на самку с выводком, только что вылупившимся, тогда все, как говорится, «туши свет». Более свирепой силы, чем самка аллигатора найти в природе трудно. 

Обычно живут они недалеко от людей, а вокруг них живут своей жизнью и другие особи, типа разных пеликанов или лысоголовых орлов. Вот так, подзаряжаясь как батареи солнечным светом, аллигаторы потом ночами или в дождливые дни этим теплом согреваются.

Еще говорят, что аллигаторы никогда не охотятся, тратя кучу энергии на отлов и загон, как это делают тигры, медведи и львы. Рептилии же просто ждут, когда жертва сама к ним придет.

Случаются и трагические случаи. Пропадают домашние собаки, кошки. Очень редко, но попадали к ним и дети. Похожая дикая история случилась пару лет назад в том же Disney World. Местные власти, обычно в таких случаях истребляют часть кровожадных рептилий, хотя и винят туристов в случившихся трагедиях. Потому как те подкармливали ползучих хищников, нарушая при этом естественный баланс в отношениях между рептилиями и людьми.

Кстати, аллигаторы, единственный вид, доживший до наших дней, практически не изменившись со времён динозавров. Так что, если бы мне довелось участвовать в создании герба этого штата, я бы обязательно поместил бы туда одного, а то и парочку аллигаторов. 

Особняком в ряду туристических достопримечательностей стоят носящий имя президента Кеннеди космический Центр при Национальном Космическом Агентстве (National Aeronautics and Space Administration, сокращенно НАСА) и расположенный на его территории музей космоса. Оба находятся на мысе Канаверал, недалеко от городка Тайтансвиль.

Здесь, кстати, тоже можно увидеть аллигаторов, черепах, змей, орлов, пеликанов и прочих представителей флоридской фауны. Во время экскурсии и из окна автобуса разумеется, а не в павильоне.

 

Казалось бы, какая связь между космосом, НАСА и аллигаторами? Оказалось, что самая непосредственная. Из ста пятидесяти тысяч акров своей земли НАСА отвело под ракетостроение всего лишь тысяч восемь-десять акров.

Вся остальная территория сохранена в своем естественном виде для поддерживания среды обитания местных рептилий. Банановая река (Banana river) отделяeт мыс Канаверал от национального заповедника, расположенного на острове Меррит. Там в больших количествах расположены болота, лагуны и озерца с пресной водой (аллигаторы терпеть не могут соленую, океанскую воду), а также огромные массивы, заросшие густой непролазной травой, пальмами и тропическими кустарниками.

После Рождества туристов на мыс Канаверал прибывает раз в десять больше чем в обычный сезон. Если в течение года за день Центр посещают примерно три-четыре тысячи гостей, то за неделю между Рождеством и Новым годом - минимум тринадцать тысяч человек ежедневно. Немало среди них и иностранцев, в том числе из Европы, России и Китая. Так к населению Флориды в 26 миллионов человек в праздники добавляется ещё несколько миллионов гостей.

Центр Кеннеди состоит из экспонатов и свидетельств, посвященных американской космонавтике дней вчерашних и сегодняшних. Музей космоса или Аллея Великих Кораблей расположены на территории как дань героическому прошлому. А здание, где эти ракеты собирают и в настоящее время (Vehicle Assemble Building – или VAB) или многочисленные пусковые установки для запуска кораблей в небо - представляют сегодняшнее НАСА. Многие такие установки «обуты» в танковые гусеницы. На них ракеты перевозят из одного пусковой установки на другую.

Впервые Центр НАСА переместился в знойную Флориду в разгар «корейской» войны в 1953 году. Местонахождение для ракетного испытательного центра тоже выбрано здесь не случайно. Так как Канаверал расположен всего лишь в нескольких сотнях миль от земного экватора. Благодаря скорости вращения планеты космические ракеты, выпущенные с этой точки земли выходят на орбиту быстрее и теряя меньше мощности, чем выпущенные с любой другой точки планеты.

 

Позднее примеру американцев последовали сначала французы, облюбовавшие местом запуска один из островов вблизи Южной Америки. А потом и китайцы, тоже построившие свой центр во Вьетнаме, что тоже недалеко от экватора.

Несмотря на приток гостей сотрудники Центра – от водителей-гидов до охраны работают чётко. Для них Центр Кеннеди - национальная гордость.

Появившийся в разгар "холодной" войны, он со временем превратился из лаборатории военных ракет в крупнейший центр по изучению и освоению космоса. Американцы не скрывают, что главной задачей Центра было соперничество с советской ракетной и космической науками. Когда в 1957 году был запущен первый советский спутник, вызвавший шок и ужас американцев, то работы по освоению космоса стали в США особенно важными.

– Русские теперь могут нас видеть и слышать из космоса! – рассуждали в панике многие американцы в начале 60-х.

– А вдруг, не дай Бог, они что-нибудь сбросят нам на голову?

За годы испытаний запусков кораблей случались провалы и трагедии. Есть в музее экспозиция о гибели экипажа астронавтов серии кораблей Аполлон в 1967году.

Однако, постоянная борьба и соревнования двух великих школ принесли американцам и удачи, как, к примеру, высадка на Луне экипажа другого Аполлона. Все гости могут посетить макет центра управления полётами того «лунного» Аполлона и даже ощутить, как при посадке «по-настоящему» дрожит пол и вибрируют стены.

В том же павильоне висит под потолком гигантская модель соединившихся в космосе кораблей «Союз» и «Аполлон». С тех пор, даже несмотря на «холодные» и прочие войны совместная работа США и России все-таки продолжается.

Как говорится в одном из рекламных роликов НАСА: Может, когда отправимся на Марс, то полетим туда не как граждане какой-либо страны, а просто как граждане Земли?

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов