Кара небесная

1

3142 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 97 (май 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Горбатенкова Анна Владимировна

 

Из института домой Дима ходил пешком. Он любил свой маленький старинный Зарайск, и даже сейчас, когда ничего не радовало глаз: ни серая земля с лужами талой воды, ни голые деревья, шёл, с  удовольствием вдыхая прозрачный весенний воздух. А вот и знакомый зелёный домик показался за белыми стволами берёз. Там ожидает его единственный родной  человек – бабушка. Когда Дима вошёл в комнату, то увидел, что та сидит за столом и рассматривает старый потёртый семейный альбом с фотографиями. «Сдала бабуля за последнее время» – подумал Дима, заметив её ссутулившуюся  спину и почти совсем седые волосы, а ведь какая красавица была: стройная, голубоглазая.

– Вот посмотри, Дима, – это мой дед Иван Васильевич, – сказала бабушка и протянула внуку пожелтевшее фото, с которого смотрел молодой, темноволосый привлекательный мужчина в старомодном сером пиджаке, –  ты очень на него похож, ну просто одно лицо, – добавила бабушка.

– Вообще-то есть что-то общее, – согласился внук и спросил: – а почему ты вдруг о нём вспомнила,  ведь, насколько я знаю, он погиб в конце Великой Отечественной Войны где-то в Польше.

– Да что-то сниться он мне стал почти каждую ночь: сидит в полинявшей гимнастёрке и грустно так смотрит на меня. Я ведь знала о нём только со слов своего отца, которому самому было всего семь лет, когда Иван Васильевича на фронт забрали. До самой смерти отец мечтал поехать в Польшу и поклониться праху своего отца на офицерском кладбище в городе Вроцлаве, где он похоронен. Но так и не смог: сначала работал очень много, а потом заболел. Перед смертью мне наказывал обязательно туда съездить. Вот видно об этом долге дед мне и напоминает. Только ехать-то мне не на что, мы с тобой и так концы с концами еле-еле сводим на мою пенсию и твою стипендию.

– Ладно, бабуль, не расстраивайся, я найду в интернете всё об этом кладбище и, может быть, даже тебе фотографию могилы Ивана Васильевича покажу.

– Это, конечно, тоже неплохо, – согласилась женщина, – но самим поклониться его могиле, родной земли на неё насыпать, – это совсем другое, это облегчение для души. Остаётся одно – молиться святому нашему покровителю – Николе Зарайскому, чтобы он нам в этом помог. 

 

Так же как любой житель Зарайска, Дима очень хорошо знал историю иконы Николая Чудотворца, которая была принесена из православного Херсонеса в его город в 13-м веке.  Однажды сам Святитель Николай явился в видении священнику Евстафию и повелел принести свою чудотворную икону в земли Рязанские. Оставив своё имущество  в Херсонесе, священник с женой и сыном отправились в далёкий и неведомый край. Около года они добирались до места и отдали Чудотворный образ удельному князю Феодору Юрьевичу, княжившему тогда в Зарайске. С тех пор город взят под небесный покров Святителя Николая. Сама Чудотворная икона, к счастью, сохранилась до наших дней и находится в стенах Зарайского Кремля. А  жители города многие века свято почитали этот образ и молились ему, а поэтому он есть почти в каждом доме.  

– Вот он наш Никола Зарайский, – сказала бабушка с любовью и почтением, снимая со стены небольшую икону с образом Николая Чудотворца, написанного во весь рост в центре доски, в окружении семнадцати изображений его жития и чудес.

– Перед этим образом и сам Иван Васильевич молился и даже наши очень далёкие предки, вот и мы будем его о помощи просить, – сказала бабушка и, повесив икону на место, опустилась перед ней на колени и  начала усердно молиться.

На следующий день, выходя из института, Дима увидел большое объявление о наборе группы волонтёров для поездки в г. Вроцлав, чтобы привести в порядок ко Дню Победы расположенные там  военные кладбища советских солдат и офицеров. Он остановился, ещё раз перечитал и про себя подумал: «Так не бывает. Только вчера поговорили, а сегодня я вижу это объявление». Быстро поднявшись в деканат, юноша узнал все подробности о поездке, и самое главное, что и дорога и проживание во  Вроцлаве – бесплатные. Дима записался в отряд волонтёров и помчался к бабушке. Когда он ей обо всём рассказал, та заплакала от счастья и, упав на колени, стала благодарить Святителя Николая Зарайского, что тот услышал её молитвы.

Дима прилетел во Вроцлав и увидел город в весеннем наряде из распустившейся зелени и ранних цветов. Разместившись в отеле, он открыл интернет, чтобы узнать о кладбище офицеров Красной Армии, погибших при штурме Бреслау, (так до войны назывался Вроцлав). Оказалось, что там захоронены 763 человека, а ещё около 7,5 тысяч советских солдат похоронены в другой части города  в Скворня Гура. Всего за освобождение Вроцлава погибло более 9000 бойцов Красной Армии. Такие большие потери были из-за длительной осады города, которая длилась вплоть до 6 мая 1945 года.

 

Дима посмотрел, как добраться до офицерского кладбища, и решил, не теряя времени, туда поехать. Когда он приблизился к главным воротам кладбища, уже вечерело. По краям ворот на постаментах возвышались две пушки из тех, военных времен. Было тихо и безлюдно. Юноша почувствовал странный трепет и медленно побрёл по центральной аллее. Он примерно знал, где находится могила его прапрадеда, и направился туда, к концу кладбища. Почти дойдя до места, он увидел перед собой трёх подростков. Один из них, симпатичный светловолосый, держал в руке небольшое ведёрко. Вдруг ребята достали из пакетов кружки, открыли ведёрко и, зачерпнув оттуда красную краску, стали поливать ею памятники. Дима вначале оторопел, а потом его накрыла такая мощная волна возмущения, что он за несколько прыжков добрался до светловолосого парня, выхватил у него из рук ведерко и облил краской всех троих хулиганов. Мальчишки, замахав  руками и  громко ругаясь  по-польски,  достали из пакетов тряпки и стали вытирать ими лицо.

– Вы зачем портите памятники? – еле сдерживаясь, спросил Дима.

Светловолосый парень с размаху швырнул грязную тряпку в Диму, а потом, крикнув на ломаном русском языке: «Я тебе сделаю, русская  дрянь», быстро побежал к выходу, а за ним бросились и его друзья. Пока краска не высохла, Диме удалось её довольно быстро оттереть и увидеть на одном из памятников фамилию своего прапрадеда Ивана Васильевича. Он немного постоял у могилы и решил вернуться в отель, т.к. совсем стемнело.

Утром Дима с группой волонтёров направился на кладбище советских солдат в Скворня Гура и проработал  там довольно долго. Освободившись, он поехал на офицерское кладбище к могиле Ивана Васильевича, чтобы на неё поставить свечу и икону Николы Зарайского, а также высыпать землю, которую он привёз с собой из родного города, – то есть сделать всё то, о чём просила его бабушка. Когда он проходил через главные ворота, то вдруг услышал звук взрыва. Через несколько минут мимо него пробежали два парня, которых он вчера облил краской. Они были чем-то сильно взволнованы. Светловолосого друга с ними не было. Дима увидел его, когда добрался до места: тот, не двигаясь, лежал на краю воронки между могилами, вытянув вперёд окровавленные руки. Кисть на одной руке была почти оторвана, а на второй из раны ниже плеча била фонтаном кровь. Дима быстро снял майку, разорвал её пополам и перетянул раненому обе руки. Потом поднял его на руки и побежал к автомобильной магистрали. Ему быстро удалось остановить машину и доставить парня в больницу.

 

На следующий день Дима опять работал на солдатском кладбище и, убирая территорию, всё время думал о раненом польском парне, гадая, жив он или нет. Под конец он решил поехать в больницу и узнать о его самочувствии. Когда он дождался врача, то тот сообщил ему, что Владеку, так звали мальчика, сделали операцию и пытаются сохранить обе руки, но состояние его очень тяжёлое, и вряд ли это удастся. Диму пустили к нему буквально на минуту.

– Это ты меня спас? – слабым голосом спросил Владек.

– Да, мне пришлось, ведь друзья тебя бросили.

– Мы были так злы на тебя, за то, что ты облил нас краской, что только и думали о том, как можно тебе досадить. Я предложил в отместку повредить памятники там, где мы встретились. У военных мы купили  гранату и уже почти дошли до места,  когда  я  споткнулся и упал. Граната выпала у меня из рук и взорвалась. Мои друзья жутко перепугались и убежали, а мне было бы лучше там умереть, чем жить без рук, – стиснув зубы, чтобы не заплакать, – сказал поляк.

– Ты это брось, – горячо возразил Дима, – я оставлю тебе на ночь Чудотворную икону Святителя Николая, ты ей молись, и святой тебе точно поможет.

– Мне теперь только и остаётся, что уповать на святых, – без особой надежды в голосе сказал Влад, – а Николу я знаю, потому что моя бабушка ему постоянно молится, – добавил он и, от усталости, закрыл  глаза.

Дима поставил на тумбочку икону и ушёл.

Владек пытался вспомнить молитвы, которые читала бабушка, но не смог и стал просто плача просить Николая Чудотворца спасти ему руки. Силы покидали его, и он уже почти не мог говорить, а только еле слышно шептал.

Вдруг неожиданно вся палата осветилась бело-голубым светом, и перед больным возник Святой Николай. Одетый в священнические одежды, такие же, как на иконе, он стоял и строго смотрел на мальчика, а потом, подняв вверх руки, спросил:

– Ты знаешь,  почему с тобой случилась эта беда?

– Видно, что-то я делал не так, – перепугано ответил мальчик.

– Я тебе сейчас кое-что покажу, и если ты поймёшь, за что тебя настигла кара небесная, и раскаешься, то я  помогу тебе выздороветь, – сказал Николай, медленно, растворяясь в воздухе.

 

Неожиданно перед мальчиком в дыму возникают два полуразрушенных дома. По барельефам  на стене Владек в одном из них узнаёт дом, в котором он родился и живёт до сих пор. В нем слышится немецкая речь, и можно понять, что его занимают немцы. В доме напротив – солдаты Красной Армии. Он понимает, что бой между ними идёт непрерывно уже много дней – это советские солдаты пытаются отбить у немцев его родной дом. Видно, что они уже совсем обессилили, многие из них ранены, несколько человек убито. И вдруг, один из них, темноволосый русский офицер лет сорока, с криком: «Вперёд, за мной» – бросается в атаку и быстро бежит к соседнему дому. За ним устремляются все остальные солдаты. Они уже почти у дверей, но в этот момент рядом с ними взрывается снаряд, и несколько человек падает и среди них этот офицер. Он лежит, вытянув вперёд две окровавленные руки,  и тихо стонет. А потом вдруг с трудом поднимает голову и пристально смотрит на Владека глазами, наполненными нестерпимой болью. Смотреть на эту знакомую боль нет сил, и мальчик вскакивает с кровати, и кричит: «Помогите ему, отнесите его в лазарет» – но его никто не слышит, и русский офицер ещё долго лежит, истекая кровью.

Владек упал лицом в подушку и громко зарыдал. Он понял, за что получил наказание: за то, что ненавидел советских бойцов и глумился над их прахом, не желая осознавать того, что они, ни секунды не сомневаясь, отдавали свои жизни за освобождение от фашистов его города и дома. Ему стало так стыдно за себя, за свои поступки и убеждения, такие мелкие и глупые перед великим подвигом этих солдат, что он очень долго ещё не мог успокоиться.  Наконец мальчик пришёл в себя и вдруг понял, что руки уже так сильно не болят, и краснота с них совсем спала.

Утром, когда Дима вошёл в палату, то увидел, что Владек сидит на кровати, и на коленях у него лежит икона Святителя Николая.

– Тебе уже лучше? – радостно спросил его Дима.

– Да, твой чудотворный образ помог мне не только выздороветь, но и понять многое в этой жизни, – задумчиво ответил Владек и продолжил, – я видел, как погиб твой прапрадед. Он погиб как настоящий герой. Ты тоже хороший отзывчивый человек и внешне очень похож на него.  

– Ты не мог его видеть, это же было много лет назад, – удивился Дима.

– Я молился перед твоей иконой, и Никола явился и показал мне, как советские солдаты и среди них твой прапрадед освобождали мой дом от фашистов.

– Эта икона может творить любые чудеса, не зря она называется Чудотворной, – сразу поверил Дима, –  и раз такое чудо случилось, и ты увидел Ивана Васильевича, я  хотел бы всё знать о последних минутах его жизни, чтобы обо всём рассказать моей бабушке, потому что завтра я уезжаю.    

Владек подробно рассказал Диме о том, как был ранен и умер от потери крови в бою с немцами его прапрадед, отдал икону и пообещал:

– Возвращайся и будь спокоен. До конца своих дней я буду ухаживать за могилами советских солдат, которые погибли, чтобы я мог спокойно жить в своём родном городе и доме.

 

 

 

 

Компания «Эко-эксперт» оказывается весь комплекс услуг по обращению с отходами I-IV классов опасности. Например, разбит градусник. Что делать? Обратитесь к нам, и мы поможем. Полное избавление от ртути гарантирует профессиональная демеркуризация. Отравление парами ртути возможно, если не предпринять мер. Обратитесь к специалистам за помощью. Работы проводятся по показаниям прибора. Однократно, до полного устранения ртутных загрязнений. 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов