Проныра

1

327 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 93 (январь 2017)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Курганов Алексей Николаевич

 

бабушка-дед.jpeg

Иван Степанович сватью терпеть не мог.

– Вот же проныра, – говорил он супруге, Клавдии Дормидонтовне, женщине положительной во всех отношениях и из-за этого недалёкой умом. – «А я на рынок ходила и решила к вам по пути зайтить! Ой, вы завтрикать собралися? А я тоже сегодня как раз не успела ничего позавтрикать!». Нет, ты чуешь, как заходит? – и Иван Степанович поднимал вверх указательный палец. – Издалека! С подходцем! «Как раз не успела»! Специально, а не как раз! Так всё точно и рассчитала, чтобы у нас пожрать!

– Тебе чего, куска хлеба человеку жалко? – пыталась усовестить его Клавдия Дормидонтовна (Говорю же – недалёкая! Простая как кирзовый сапог! Даже проще! Как  сибирский валенок!), но желаемого эффекта, конечно, не достигала. У Ивана Степановича, как она сам любил говорить, хрен возьмёшь с тарелки деньги, хоть и рядышком лежат! Он разных прохвостов за версту чует! Зря, что ли, бригадиром охранной смены цемзавода работает уже одиннадцатый год!

 

– Опять двадцать пять! – всплескивал он руками. – При чём тут кусок? Мне не куска жалко. Мне противно  её сюсюканье слушать. Скажи честно: ребята, дайте пожрать! Чтоб по-честному! По-людски! Нет, эта проныра так не может! Ей обязательно надо комедию ломать! На рынок она ходила! Ну и купила бы там, на рынке, чего-нить к завтраку-то! Колбасы какой. Или пряников.

– Угу, – соглашалась Клавдия Дормидонтовна. – И тебе бутылку.  

– На это я уже и не надеюсь! – не возражал Иван Степанович. – Бутылка для неё, это уже вообще… за пределами ей жлобской жадности!

– Угу, – опять угукала супруга. (Любила она это дело – угукать. Прямо как филин какой. Филинуха). – Сколько ты вместе с её Сергеем Израильичем их выпил-то? Считать – не пересчитать!

 

– И опять не отказываюсь! (Сергей Израильич был им сватом. Супругом, стало быть, «проныры». Помер в прошлом году. Инфаркт. Только на пенсию вышел.)

– Вот Израильич был мужик! – продолжил Иван Степанович уважительно. – Хоть и еврейской национальности. И эту… хитровы… (он не сдержался, произнёс матерное слово)… нную в руках во как держал!

– Вань! – рявкала Клавдия Дормидонтовна (рявканье было для неё нехарактерно, но, как известно, и ангела можно вывести из его ангельского терпения).

– Щас вот тряпкой по губищам! Развоевался! Матерщинник!

– …А она вот на такую дуру, как ты, и рассчитывает, – словно не слыша угрозы, продолжал Иван Степанович. – Знает, что Кланя всегда накормит и чаем напоит! С пряникими! Всё правильно! Чего к такой Клане не ходить? Обязательно надо! Одно слово – Кланя! Простая как вся моя жизнь!

 

 

– …Чего-то проныры пятый день не видно, – сказал Иван Степанович. Он только что пришёл с ночной смены и сейчас сидел на кухне, ждал, пока Клавдия Дормидонтовна разогреет ему щи. Он, придя с работы, уважал горяченьких щец похлебать. Горяченькие его душевно успокаивали и настраивали на домашний лад и мирное сосуществование.

– Дела, небось, какие, – ответила  супруга, снимая с пластмассового крючка поварёшку.

– Какие у неё могут быть дела! – фыркнул Иван Степанович. – Целыми днями по городу шлындать – вот и все дела! Ума-то нету! Ты бы сходила к ней, что ли? Может, случилось чего?

Клавдия Дормидонтовна суеверно трижды сплюнула.

– Сходишь?

– Схожу.

– И пивка мне купи! Большую. Пивка чего-то хочется…

 

 

– Радикулит, – сказала Клавдия Дормидонтовна, доставая из сумки буханку, пачку пельменей и полуторалитровую бутыль «Жигулёвского».

– Говорит: залезла на табуретку, хотела полку прибить. Только размахнулась – и как вступило! Еле, говорит, слезла. Лежит третий день.

– А трудно было мне сказать, чтобы пришёл и прибил? – опять понесло Ивана Степановича. – Как всегда, самой умной хочет быть! Ну, будь! Лежи вот теперь! Завтрикай!

– Она и лежит.

– И чего? – подозрительно сощурился Иван Степанович. – Совсем, что ли, не поднимается?

– Ну, как… Поднимается. По большому, по маленькому. Под себя-то не будешь.

– Да, дела… – он поджал губы. – Ты бы ей сготовила чего… Или постирать…

– И сготовила, и покормила! А стирать, она сказала, пока нечего. Всё постирато. Завтра опять пойду. Чего уж, если болеет. Полку-то приколотишь?

– Щас, что ль?

– Ну, не щас… Приколотишь?

– Куда ж деваться! А то ведь эта проныра сдуру пальцы себе молотком расшибёт! Или башку! Ума-то нету!

 

Иван Степанович вышел во двор, неспешно закурил. Погода – загляденье! Ни ветра, ни облачка! Пойти покемарить пару часиков и сходить к этой хитрой колбасе… Кто ж поможет-то... Какая-никакая, а живой человек… Не бросишь… Русские же люди. Не бусурманы какие…

 

 

 

Московская фирма «Ирвин» - одна из лучших компаний по ремонту и восстановлению картриджей. Клиенту предоставляется полный ассортимент расходных материалов. Если вы решите заменить картридж, курьер привезёт заправленный экземпляр а обмен на использованный. Стоимость при полной замене такая же, как и при заправке. Подробности – на сайте компании. 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Александр Ралот
2017/01/11, 10:30:06
Здорово. Спасибо
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов