Победоносная ноосфера. Лев Гумилёв: традиции и заблуждения

1

3561 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 92 (декабрь 2016)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Рыжкова Любовь Владимировна

 

Лев Гумилёв.jpgЭтот материал – не поздний отклик, просто всему своё время, да и начат он был в 2014 году, сразу же после прочтения статьи В.А. Скрынченко в журнале «Великороссъ» «Ритмы истории Льва Гумилёва». И всё смешалось – в жизни, мыслях, настроениях... Так бывает – написалось сразу (без названия) и отложилось – до нужного часа, чтобы позднее поставить заключительную точку – логическую и эмоциональную. И вот этот час пришёл. Пришло и название – само собой, на наш взгляд, единственно правильное и необходимое. 

В статье шла речь о жизни, судьбе и творчестве выдающегося ученого Льва Николаевича Гумилёва, чьи научные поиски часто не вписывались в общую концепцию – настолько они были индивидуальны и своеобразны. Однако по прочтении возникли некоторые несогласия, причём, как с её автором, так и с... Л.Н. Гумилёвым. Получилось, что мы ведём дискуссию... втроём. Добавим, что делала это я с величайшим уважением как к творчеству Льва Николаевича Гумилёва, так и к сочинению Владимира Анатольевича Скрынченко, выражая надежду, что автор статьи найдёт уместным и мой тон, и экспрессию суждений, и может быть, мои вполне искренние заблуждения. Видит Бог, писалось это сочинение с Душой.   

 

 

Этносы не стареют и не умирают, они видоизменяются

 

Определимся сразу: статья замечательная, глубокая, содержательно-ёмкая, стилистически выдержанная. Но видно, совсем не зря говорят: сколько людей, столько и мнений. Добавим: сколько учёных, столько и гипотез, в том числе и по поводу происхождения и умирания племён и народов. Вот, например, Л.Н. Гумилёв высказывал мысль о старении этносов и постепенном их схождении с исторической сцены, которую повторил за ним В.А. Скрынченко: «Его учение парадоксально и шокирует, как правило, тех, кто не разделяет его взглядов на историю народов и цивилизаций. “Все народы стареют. Все! Без исключения! – восклицал Лев Николаевич Гумилёв”» [10]. Но ведь это не так, совсем не так.

Этносы не стареют, они просто живут, развиваются и видоизменяются, а вот в каких условиях они живут, развиваются и видоизменяются, – другой разговор. Причём, условия эти необязательно связаны с их психофизическими и психофизиологическими особенностями – личностными чертами, свойствами менталитета и т.д., мы говорим, прежде всего, о вполне объективных факторах, а именно – об окружающей среде, в которой они живут – о климате, ландшафтных характеристиках, природе. Известно, что на равнине у человека формируется один характер, в горах – другой; жизнь возле реки, моря, океана диктует одни условия проживания и привычки, но совсем иной и с иными ценностями будет жизнь в пустыне. Если климат благодатный, человек расслабляется, ему не надо бороться и выживать, он просто живёт и благоденствует. В суровых условиях требуется стойкость, мужество, выдержка, смекалка и творческий подход ко всему, ведь человеку надо не просто доказать своё право на место под солнцем, но и отстоять его. Здесь не до расслабленности и благоденствия, лишь бы сохранить жизнь и здоровье.    

Понятно, что в более благоприятных условиях и мозг человека формируется более пассивным, а значит, менее приспособленным к развитию, ему не нужно проявлять чудеса креативности и изворотливости, какие необходимы в сложных или экстремальных условиях. Окажись он вдруг в трудном положении, скорее всего, он не успеет перестроиться и погибнет. То же происходит и с целым народом. Понятно, что такой народ сходит с исторической сцены, по Л.Н. Гумилеву – стареет и умирает.

И напротив, в более трудной природной обстановке мозг человека формируется творческим, приспособленным к решению самых неожиданных задач, он более быстр, более изощрён, более изобретателен. Случись вдруг какой катаклизм, такой человек скорее всего найдёт способ выжить. И опять же, подобное относится и к целому народу, и такой народ не «постареет», он будет развиваться дальше и выйдет на новый виток спирали своей эволюции. Стало быть, «старение» народа зависит от условий его обитания.

Таким образом, сложная природная среда способствует как физическому, так и интеллектуальному развитию человека. Более того, в определённой мере она действует как закалка. А ведь есть ещё множество других факторов, не только природных, и это громадная и интереснейшая тема. Так почему же этносы «стареют»? На наш взгляд, они именно развиваются и видоизменяются, а это уж кто как – одни, случается, и погибают, сходя с исторической сцены, а другие – эволюционируют, выходя победителями, и зависит это, как мы видим, от многого.

 

 

Разные названия одного народа

 

«И римлян не стало, и эллинов. И когда-нибудь не будет французов, как не стало франков», – писал Лев Гумилёв. Нам непонятно, почему эллинов и римлян, франков и французов он считал разными народами? Дело в том, что на протяжения длительного времени народы, в том числе римляне и франки, не меняясь в своей сути, могли лишь менять своё название. Получается, что в разное время они назывались по-разному, но никакой принципиальной разницы между ними нет. Например, римляне назывались романи или ромеи, франки вообще представляют собой союз древнегерманских племён.

Другой пример: как только ни называли русских людей и страну Русь! В разное время – арии, скифы, сарматы, гипербореи, бореи, русколаны, русы, русичи, русины, рысичи, росы, расены, тартары, великорусы, малорусы, белорусы, а ещё – венды, венеты, вандалы, поляне, древляне, вятичи, кривичи, радимичи, бодричи, ободриты, борусы, борусины! А страна – Русь, Скифия, Гиперборея, Гардарика, Аквилон, Тартария, Русколань... Но ведь это всё Русь и русский народ, хотя сегодня нас называют Россией и россиянами. Полагаю, когда Л.Н. Гумилёв писал о возможном исчезновении французов, так же, как и франков, он заблуждался: если им и суждено исчезнуть, скорее всего, они каким-либо образом трансформируются и преобразуются, в сути своей оставаясь всё теми же французами.

 

 

О благородном короле Артуре

 

На этом фоне разъединения народов странно слышать от автора статьи вслед за Л.Н. Гумилёвым, что кельты и англичане – один народ («И когда-нибудь не будет англичан, как не стало кельтов короля Артура!»). Англичане, как известно, представляют собой союз германских племён (англы, саксы, фризы, юты и кельтское племя бриттов), при этом кельты с ними лишь ассимилировались, то есть испокон веков они жили обособленно.

Кельты и уж тем более благородный король Артур, чей благообразный рыцарский образ не вяжется с характером прагматичного, сухого англичанина, имеют очень древние корни. То, что он был не англичанином, сегодня говорят и пишут многие исследователи. Более того, это признают сами англичане, и это – уже факт. Так британский историк Ховард Рид пришёл к выводу, что король Артур был русским князем, вернее, скифо-сармото-аланским, что, собственно, одно и то же. По его утверждению, он прибыл в Англию по соглашению с римским императором Марком Аврелием. Сарматы патрулировали в Англии так называемый Адрианов вал – оборонительное укрепление, бывшее северной границей Римской империи.

В Англии сохранились свидетельства пребывания сарматов: древнее святилище Митри в Нортумберленде; стела в музее Рибчестера с надписями и изображением всадника, на знамени которого изображён дракон. Обратим внимание, что слово дракон – от древнего славянского слова драть – рвать, разрывать на части и драка – стычка, столкновение; отсюда и драгун – всадник, кавалерист; у французских драгунов на головном уборе даже крепился конский хвост.

Во Франции также имеются подобные свидетельства, так французский учёный Жоэль Грисвар, исследующий данную тему, находит параллели между мифологическими скифо-аланскими и английскими сюжетами; кроме того, во Франции имеется много топонимов со словом алан. Здесь есть даже сарматский город Сальмез, который в древности назывался Сармакум, то есть сарматская крепость. Правда, ныне в нём проживает всего лишь 150 человек, но масштабы Европы – это не масштабы России, здесь 150 человек – город, а тысяча километров – расстояние.  

В 2004 году «Нарт Арт Студией» Владикавказа был снят замечательный фильм автора и режиссёра Алексея Пищулина «Кто ты, король Артур?» [2], в котором принимают участие видные учёные из разных стран: доктор исторических наук Вера Борисовна Ковалевская, кандидат исторических наук Сергей Викторович Куланда, доктор Ховард Рид, доктор Жоэль Грисвар, доктор Кристиан Пиле, доктор Ярослав Лебединский, доктор Мишель Казанский, доктор Ален Кристоль. Авторы фильма, где собраны интереснейшие сведения, утверждают, что потомки тех, кто служил на Адриановом валу, ныне проживают в Северной Осетии. Именно они, современные осетины, в прошлом – аланы, сменившие сарматов, так же, как сарматы в своё время сменили скифов, гарцевали вдоль границ этого исторического вала.

Как известно, лучшим археологическим памятником является... язык, сохраняющий в себе то, что не может сохранить никакой другой памятник эпохи. Так, по мнению доктора филологических наук, ираниста Василия Иванович Абаева (1900-2001) имя Артур можно прочитать как Артхур, что означает «божество солнца» или «огонь, сын солнца». В самом деле, исторические и языковые параллели в данном случае отыскать легко: в зороастризме бога творца зовут Ахура Мазда (Ормазд, Ормузд), а символом религии является солнце, огонь и свет. У других народов его имя звучит в следующих вариантах: Горомаз (персы), Арамазд (армяне), Армази (грузины), Ашшур (ассирийцы), Хормуста (монголы, буряты), Ырымась (чуваши) и т.д. Кстати, случайно ли автомобили премиум-класса называются Acura, как бы ни утверждали, что это видоизменённая форма латинской буквы «А».

Да, язык – ценнейшее свидетельство, которое не может обмануть ни при каких обстоятельствах. Он хранит в своей памяти все изменения, хотя случается, что бывает трудно, очень трудно их отследить, ведь порою корень слова сокращается вплоть до одной буквы, которая, несмотря ни на что, хранит в себе драгоценное семантическое зерно. Отыскать это зерно – задача языковедов.

Но с именем короля Артура нам повезло, так как оно сохранилось до наших дней без каких-либо изменений. На наш взгляд, имя Артур имеет славянское оформление – фонетическое, морфологическое, в его составе – славянские корни: Ар (яр) + тур, где ар(яр) – ярый, яркий, сияющий, сильный, смелый (вспомним имя бога солнца Ярила) и тур – бык. Вспомним и традиционное славянское обращение – яр-тур, буй-тур, встречающееся в произведениях устного народного творчества, особенно в былинах, а также в «Слове о полку Игореве».

 

Славный яр тур Всеволод! С полками

В обороне крепко ты стоишь,

Прыщешь стрелы, острыми клинками

О шеломы ратные гремишь [11, с. 101].

 

Таким образом, имя Артур – это солнечный бык (бог), князь, предводитель, вождь. Коли мы повели речь о языке, следует сказать и о жрецах древних кельтов –  друидах, так как история этого слова проливает свет на происхождение самих кельтов. «Что означает само слово друид? – Жрец древних кельтов, а друидизм – религия древних кельтов, состоящая в почитании природы.

Друиды, являясь жрецами и поэтами, проживали очень обособленно от остальной части населения. По преданию, они владели некими сакральными знаниями, которые передавали лишь изустно.

Но друиды у кельтских народов появились не на пустом месте, они появились у них после того, как освоили некие древние знания, заимствовав их у другого неизвестного народа, которые почитали природу и, в частности, имели культ дуба.

Первоначально их называли друвиды, это сложное слово состоит из двух корней – дру со значением дерево, и вид со значением ведать, знать, то есть дерево ведающие, иными словами, природу знающие. И этим народом были славяне-арии, которые, как известно, имели культ деревьев и, в частности, культ дуба. А дуб испокон веков у славян – дерево Перуна.

Обратим внимание, что дуб – по-гречески drus, и нимфы деревьев у греков назывались… дриадами. Какая поразительная языковая связь, и она тем более поразительна, что своими корнями уходит в славянскую древность. 

Известно также, что первыми друидами были… женщины, их называли друидессы.<...> [6, с.  285-286].

Так один ли народ – кельты и англичане? Кажется странным, почему этого не знал Лев Гумилёв. И не знал ли? Даже если кто-то желает их видеть одним народом, почему он не задаст себе «простой» вопрос: как произошли кельты? Следует также сказать, что кельты – это вообще условное название, данное этому народу лишь в XVII веке самими англичанами, а именно – Эдвардом Ллуйдом; совершено ясно и неоспоримо одно, они – арии, происхождение которых уходит вглубь веков.

 

 

О какой Европе речь?

 

Автор статьи утверждает: «Жизнь многих европейских народов подходит к концу. И это шокирует многочисленных оппонентов Льва Гумилёва, притом, что о закате Европы впервые заговорили ещё полтора столетия тому. Это видно из трудов Н.Я. Данилевского, Освальда Шпенглера и Арнольда Тойнби, посвящённых истории европейской цивилизации» [10]. Да, указанные авторы писали о «закате Европы», более того, они говорили о её вырождении. Так, например, Макс Нордау (1849-1923) посвятил этому вопросу целое исследование, выпустив труд под однозначно-красноречивым названием «Вырождение», где подчёркивал: «Что будет завтра признаваться нравственным или прекрасным, что мы будем знать, во что верить, чем воодушевляться, чем наслаждаться? – таков вопрос, раздающийся из стоустой толпы, и там, где какой-нибудь шарлатан возвещает, что у него имеется наготове ответ, дурак или авантюрист начинает пророчить в стихах или прозе, звуками или красками, или оригинальничает, отвергая своих предшественников или соперников, толпа так и льнёт к нему, прислушивается к каждому его слову, как к оракулу, и, чем темнее смысл его речей, чем бессодержательнее они, тем лихорадочнее внимает им бедная толпа глупцов, жаждущих откровения, тем знаменательнее представляются они ей и с тем большею страстностью подвергаются бесконечным толкованиям» [5, с. 26]. Разве это не характеристика истеричных художественных метаний Европы XX века? Разве это не предчувствие Серебряного века с его болезненными исканиями и душевными изломами? И разве это не взгляд в будущее с его «общечеловеческими» либеральными ценностями, антихудожественными демократическими идеями и безумным, перевёрнутым сознанием?

А теперь зададимся вопросом: о какой, собственно, Европе идёт речь в работах Л.Н. Гумилёва? Если под Европой имеется в виду западная цивилизация, её закат, безусловно, неминуем – хотя бы потому, что её ценности вошли в противоречие с Божественными истинами. Западная Европа насквозь меркантильна, прагматична, бездуховна и почти забыла слово «душа», а если она его и произносит, то заедая бигмаком и запивая кока-колой. Конечно, мы не имеем в виду подлинную элиту западного общества, не задетую пороками, и она, несомненно, есть, не может не быть, ведь здоровые силы в обществе присутствуют всегда, хоть и в меньшинстве, как противовес всей этой чудовищной машине уничтожения созидательной жизни. И она такая же думающая, стремящаяся к свету и страдающая от того пути, по которому современная цивилизация уже семимильными шагами движется к своему концу, к той самой бездне, которую  с упоением воспевал Серебряный век, называя её то изумрудной, то чёрной, то синей.

Да, я не хочу огульно говорить о западном обществе как о разлагающемся, «загнивающем» и т.д., ибо оно неоднородно. Может быть, это кому-то не понравится, но это те самые штампы, затемняющие подлинную картину. Скажу лишь, что я, как и многие другие, знаю людей, проживающих на Западе, по-настоящему творческих, мыслящих, нравственных и всеми силами пытающихся остановить это сползание вниз. Однако если говорить о массовой культуре, обывательско-приземлённом уровне сознания, общем меркантильно-потребительском векторе движения, безусловно, конец такого общества предрешён.

Так как же смотреть на Европу, и о какой Европе идёт речь у Л.Н. Гумилёва и В.А. Скрынченко? Если о западной цивилизации, то с ней как будто всё ясно. Однако не будем забывать, что та же Европа – исконная территория славяно-арийских народов, и славяне – её автохтонное население, русские люди проживали здесь с древнейших времён. Стало уже общим местом говорить о том, что Берлин – город (логово) бера (медведя), Дрезден – Дроздяны, Лейпциг – Липецк и т.д. Об этом написаны научные исследования, но в данном случае это позволяет нам подчеркнуть, что Европа Европе рознь.

 

 

В свой день и час

 

Автор статьи искренне печалится о трудной судьбе Льва Гумилёва, которому выпали тяжелейшие испытания, отверженность, непризнание и вечная борьба за жизнь и собственные взгляды в науке. Но целиком ли в нашей власти госпожа судьба? Не есть ли она – Суд Богов и совокупность причинно-следственных связей, которые древние называли кармическими? Автор утверждает: «... сама эпоха лишила его элементарных прав на достойную реализацию своих незаурядных талантов. И прежде, чем приступить к делу своей жизни – исследованиям истории народов и цивилизаций древнего Востока, пришлось испить ему всю чашу страданий до дна, пройти свой крестный путь, вместивший в себе 14 лет лагерей Сибири и Заполярья, побывать на грани жизни и смерти» [10]. Однако нам думается, что каждый человек рождается в свой день и час и в том месте, откуда должен начаться его жизненный путь, на котором ему суждено свершить положенное. И никакая эпоха, никакие обстоятельства, время, условия и т.д. не могут лишить человека права свершить это положенное, а если он этого не делает, стало быть, он просто не выполняет свой урок – не успевает или не желает.

Нам могут возразить: почему мы так думаем? И кто, дескать, дал нам право так безапелляционно заявлять? Дело в том, что с некоторых пор мы учимся смотреть на мир, отойдя «от планеты на тысячу вёрст». Когда-то в «Бхагават-Гите» была прочитана удивительная мысль о том, что на все события, явления и т.д. надо смотреть отстранённо, не находясь ни на одной из сторон, а быть, как Бог над битвой. Это невероятно трудно, почти недостижимо, но стремиться к этому надо! По крайней мере, этот тот принцип, который я исповедую уже давно – и в жизни, и в литературе.

 

 

Лев Гумилёв – последователь К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского и А.Л. Чижевского

 

Мысль о «пассионарных толчках», связанных с Космосом, первым была высказана не Л.Н. Гумилёвым, у него были великие предшественники. Он эту мысль повторил (хотя и своими словами) и, конечно, развил вслед за К.Э. Циолковским, который был убеждён, что жизнь человека и общества в равной степени зависят от космоса, его ритмов и его воли. В работе «Неизвестные силы» гениальный учёный писал: «Наша условная воля создана Вселенной. Истинная же абсолютная воля и власть принадлежат космосу и только ему одному. Он единый наш владыка» [13]. И продолжал: «Но мы должны жить так, как будто тоже имеем волю и самостоятельность, хотя и то и другое не наше» [Там же].

Примерно о том же писал и В.И. Вернадский: «Человек, биосфера, земная кора, Земля, Солнечная система, её галаксия (мировой остров Солнца) являются естественными телами, неразрывно связанными между собою» [3]. Ещё более определённо писал об этом А.Л. Чижевский, считавший себя учеником К.Э. Циолковского, его работы о влиянии Солнца на жизнь планет потрясают до сих пор – «В ритме Солнца», «Теория космических эр», «Космический пульс жизни», «На берегу Вселенной» и др. В работе «Земное эхо солнечных бурь» он писал: «Что представляет собою Солнце для современного человечества? Не более как явление природы, подобное многим другим! Не тем оно было для наших предков... Солнце было для них мощным богом, дарующим жизнь, светлым гением, возбуждающим умы. Вся мифология древних проникнута слепящей символикой солнечного луча! Интуиция наших предков привела их к тому же заключению, что и завоевания науки! Люди и все твари земные являются поистине «детьми Солнца» – созданием сложного мирового процесса, имеющего свою историю, в котором наше Солнце занимает не случайное, а закономерное место наряду с другими генераторами космических сил» [14, с. 28]. И далее: «Несомненно, что главным возбудителем жизнедеятельности Земли является излучение Солнца, ведь его спектр, начиная от коротких – невидимых, ультрафиолетовых волн и кончая длинными красными, а также все его электронные и ионные потоки. Они служат “передатчиками состояний” и заставляют каждый атом поверхностных оболочек Земли резонировать созвучно тем вибрациям, которые возникли на центральном теле нашей системы. В великом разнообразии проявлений этого резонанса, где наша мысль тонет в беспредельности форм, красок, звуков, мы мало-помалу научились понимать связанность и общность разрозненных явлений и представлять их в единой синтетической картине жизни солнечно-земного мира. Великолепия полярных сияний, цветение розы, творческая работа, мысль – всё это проявление лучистой энергии Солнца» [Там же]. Удивляет в работах учёного его язык – ясный, чёткий, логичный, доказательный и... образный. 

Но более же всего потрясают его стихи – творения учёного и поэта, чей духовный взор видел дальше и понимал глубже суть всех вещей, в том числе и прямую зависимость земных событий от явлений на солнце:

 

И вновь и вновь взошли на солнце пятна,

И омрачились трезвые умы,

И пал престол, и были неотвратны

Голодный мор и ужасы чумы [15].

 

Деятельность Льва Гумилёва в этом смысле находится в русле русской традиции, развивая и углубляя её, особенно что касается исторического процесса.

 

 

О «пассионарных» родителях Льва Гумилёва

 

Возможно ли называть родителей Льва Гумилёва – поэта Николая Гумилёва и поэтессу Анну Ахматову «пассионариями»? Николая Степановича, безусловно, можно, поскольку он был движим внутренней энергией и невероятной силой воли – об этом говорит вся его короткая жизнь с армейскими буднями, неоднократными путешествиями в Африку, насыщенным поэтическим трудом и, вероятно, какой-то ещё тайной деятельностью, о которой громко говорить не принято. Он был ярким, отважным и многогранным человеком, кроме поэтических вопросов он интересовался историей и экзотикой дальних стран, общественной жизнью и политикой, животрепещущими проблемами современности и практическими сторонами жизни. Его «Африканский дневник» показывает, что он не только лирически любовался красотами местной природы, но и уделял внимание иным вопросам, останавливая своё внимание на политическом устройстве Абиссинии, тонкостях покупки мулов, характеристике людей, особенностях охоты на диких зверей, этнографических материалах [8]. Более того, мы можем назвать Н.С. Гумилёва «многостаночником», ведь он «был не только поэтом, но и отважным воином (он добровольцем воевал на фронтах Первой мировой войны, за проявленные воинские качества был определён в разведчики); героем (вспомним, что он был дважды награждён Георгиевским крестом); неутомимым путешественником (Европа, Египет, Судан, Эфиопия, Палестина, Турция – в списке стран, которые он посетил); охотником (на его счету подстреленные леопарды, гиены и др.). Или, может быть, он был воином, героем, путешественником, охотником именно потому, что был, прежде всего, поэтом, – то есть человеком, умеющим проявить мужество в самых сложных и опасных ситуациях; собрать свою волю для совершения необыкновенного поступка; бесстрашно пройти по свету множество самых непредсказуемых дорог; сконцентрироваться и проявить хладнокровие в минуту острого напряжения. И при этом он умел здраво оценить обстановку, зафиксировать главное, увидеть суть и в соответствии с логикой перенести всё это на бумагу в зримых и ярчайших словесных красках» [7].

Что касается А.А. Ахматовой, её вряд ли можно причислить к ряду пассионариев. Она – поэтесса, и этим всё сказано, её образный взгляд на мир вызывал к жизни талантливые стихи. Но не следует забывать о векторе этого таланта, а он как раз не восходящий, а нисходящий, не возвышающий дух, а заигрывающий с тьмой. «Безусловно, А.А. Ахматова – поэт времени, которое мы называем Серебряным веком. Это был век переоценки ценностей, потери смысла, разъединения людей и яростной борьбы противоположностей. Это был век, когда золото уступило место серебру, когда само слово «золото» потеряло свой благородный смысл и стало восприниматься не как духовная ценность, а лишь как драгметалл жёлтого цвета, некий материальный предмет, могущий обеспечить человеку спесиво-самодовольное существование. Именно в это время на горизонте русской поэзии замахали крылья чёрных ангелов, и вместо горнего парения стало наблюдаться скольжение вниз, а то и падение. Серебряный век был особенно «щедр» на подобные примеры, чему являются подтверждением судьбы многих поэтов, писателей, художников, других деятелей культуры» [9, с. 34-35]. В этом смысле А.А. Ахматова действительно отразила своё время. «Я тёмная», – говорила она о себе. Иначе, что значат эти её строки: «Пусть хоть голые красные черти, / Пусть хоть чан зловонной смолы...» [1, c. 67]. А ведь эти строки относятся к раннему периоду её творчества, по мере развития которого подобные образы стали лишь ещё более выпуклыми. И это был уже мир, где не только появятся, но и разовьются все признаки тёмного декадентства. Можно ли в этом случае причислять её к пассионариям? Или это пассионарий со знаком минус?[1]

 

 

Последний рыцарь Серебряного века?

 

Автор статьи пишет: «Последний рыцарь Серебряного века, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилёва, не в добрый час явился он в этот мир накануне страшных потрясений, постигших Россию столетие тому – революции 1917-го и братоубийственной гражданской войны» [10]. Но о добром или недобром часе появления на свет мы уже сказали, зададимся теперь вопросом: можно ли называть Льва Гумилёва «последним рыцарем» Серебряного века? Безусловно, он рыцарь, но последний ли? Этично и корректно ли это по отношению ко многим другим деятелям, творцам, мученикам, героям, без раздумывания положивших свои жизни за родное русское Отечество в эти страшные, переломные для России годы? Вероятно, имени последнего рыцаря этого тяжёлого, страдающего, противоречивого, гибельного и прекрасного века мы не узнаем никогда. Их было слишком много, ибо та Россия была ещё... почти истинной, по крайней мере, близкой к тому, чтобы называться Святой Русью. Хотя Иван Алексеевич Бунин в своё время предупреждал, что потомки никогда не узнают, какой была прежняя Россия, как и чем она жила; они просто не в состоянии будут это сделать, так как русская жизнь не просто изменилась, она перевернулась, в ней многое оказалось уничтоженным, убиенным и безвозвратно утраченным.

Россия испокон веков была богата не только землями, недрами, ресурсами, городами, но и людьми – и какими! Вот лишь небольшая часть русских имён, подлинных пассионариев дореволюционной России, совершивших переворот в мировой науке: Владимир Михайлович Бехтерев, Сергей Петрович Боткин, Василий Васильевич Докучаев, Владимир Козьмич Зворыкин, Юрий Валентинович Кнорозов, Николай Александрович Козырев, Степан Петрович Крашенинников, Иван Петрович Кулибин, Игорь Васильевич Курчатов, Николай Иванович Лобачевский, Дмитрий Иванович Менделеев, Илья Ильич Мечников, Николай Николаевич Миклухо-Маклай, Николай Александрович Морозов, Иван Петрович Павлов, Иван Михайлович Сеченов, Климент Аркадьевич Тимирязев и многие, многие другие...

Что собой всегда представляла русская наука? «Дореволюционная наука – это стройность мысли и ясность языка, широта разума и целомудрие чувства, глубина постижения и горнее парение. Это, наконец, государственное мышление и личное бескорыстие. Отсюда и какое-то массовое рождение русских гениев в самых разных областях человеческой деятельности – П.Н. Яблочков (изобретатель), Н.И. Пирогов (хирург), А.В. Суворов (полководец), Ф.И. Шаляпин (певец), И.А. Сикорский (авиаконструктор), В.И. Даль (составитель словаря), А.С. Пушкин (поэт), В.Н. Татищев (историк), В.В. Докучаев (геолог, почвовед), К.А. Тимирязев (естествоиспытатель), П.А. Столыпин (государственный деятель), А.А. Марков (математик), Л.Н. Толстой (писатель), М.И. Глинка (композитор), всех не перечислишь» [6].

Из одних только филологов следует назвать такие выдающиеся имена, как Константин Сергеевич Аксаков, Фёдор Иванович Буслаев, Герасим Степанович Лебедев, Николай Петрович Некрасов, Дмитрий Николаевич Овсянико-Куликовский, Измаил Иванович Срезневский, Илья Фёдорович Тимковский, Роман Фёдорович Тимковский, Дмитрий Николаевич Ушаков, Константин Дмитриевич Ушинский, Лев Владимирович Щерба и, опять же, многие, многие другие.

Все они – подлинные русские рыцари – науки, искусства, военного дела, экономики, политики, т. е. самых разных областей человеческой деятельности.

Что касается «рыцарей» Серебряного века, о многих мы ещё не знаем или только начинаем узнавать. Так совсем недавно при содействии В.В. Хатюшина были опубликованы стихи Ивана Ивановича Савина, Марианны Колосовой (Риммы Ивановны Виноградовой), Николая Николаевича Туроверова, Сергея Сергеевича Бехтеева в книге «Поэты Белой гвардии. Меч в терновом венце». Но это – поэты, сумевшие оставить след в литературе, а ведь были непубличные деятели, которые просто канули в Лету. А были ещё и вполне обычные люди – учителя, врачи, офицеры, инженеры, чиновники, воспитанные в традициях благообразной и благородной русской старины, чести, совести, трудолюбия, верой и правдой служившие отечеству. Имён которых мы не узнаем никогда, ибо они канули в Лету навсегда.

Хотя... нет, наверное, не навсегда. Буквально, только что мне пришла в голову мысль, хотя далеко не новая, о том, что ничто и никуда не исчезает, а переходит в другую форму. Точно так же любое слово, дело, начинание отражается в нашей родной надземной ноосфере, которая всё хранит в своей бесконечно-спиральной памяти. Совсем недавно калужский поэт Алексей Селичкин, желая подбодрить, прислал мне удивительную цитату из прочитанной статьи: «Концепция ноосферы не позволяла учёному-гуманисту принять капитализм с его законами, противоречащими законам природы, геологическим процессам, интересам человека. Правоту Вернадского подтверждает непростая история России двадцати последних лет. Вероятно, поэтому и наша элита не воспринимает учёного с его видением будущего. По убеждению Вернадского, оно должно основываться на глубоких элементах социалистических, гражданственных структур и усилении демократической основы государственных институтов… В тяжелейшее время, когда фашисты уже готовились к победному параду в Москве, когда решалась судьба России, Владимир Иванович пишет в своём дневнике: «Ноосфера победит»… Вернадский оказался прав. Победа осталась за ноосферой. Хочется верить его историческому оптимизму, его убеждённости в том, что она победит и в борьбе за будущее» [4]. И меня эти строки действительно подбодрили, изменили настроение и дали некоторый импульс, в результате на свет появилась эта статья.

Так что не будем забывать, что не только «рыцари» Серебряного, Золотого или ещё какого драгоценного века, но и все люди, когда-либо жившие на Земле, оставили свой, совершенно определённый след в этом сверхразумном пространстве, которое В.И. Вернадский назвал ноосферой, а древние эзотерики называли по-своему – хроники Акаши. Ноосфера всё помнит и хранит в своей бесконечной вселенской памяти. Так что нужно и можно быть рыцарем – это вклад каждого из нас в улучшение и гармонизацию земной жизни, а значит, и Вселенной. И теперь мы совершенно точно знаем о том, что ноосфера победоносна.

При этом я не хочу сказать, что впадаю в некий бодрый, соцреалистический оптимизм, лишающий возможности взглянуть на мир реально-критически, вовсе нет. Более того, давно уже стыдно и страшно смотреть, что сделало человечество с самим собой и нашей щедро-великолепной планетой. Цивилизованно ли оно вообще? Культурно ли? Разумно ли?

Напомню, что когда-то мой земляк рязанец, великий сын Земли Русской К.Э. Циолковский мечтал о «распространении совершенства и господства разума по всему космосу» [12]. Где он, этот разум и тем более – совершенство? Быть может, мы всё-таки движемся к нему, хоть и микроскопическими шажками, ибо победа разума неизбежна, другого пути у человечества нет.

 

 

Литература

 

1. Ахматова А.А. Сочинения в 2-х т. Т.1 Стихотворения и поэмы / Вступ. ст. М. Дудина; Сост., подгот. текста и коммент. В. Черных. – М.: Панорама, 1990. – 526 с.

2. Британский историк Ховард Рид: король Артур был русским князем. [Электронный ресурс]. URL: http://mysea.livejournal.com/2257328.html (дата обращения: 22.09.2016).

3. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. [Электронный ресурс]. URL: http://www.lib.ru/Filosof/Wernadskij/mysl.txt (дата обращения: 12. 02.2013).

4. Левицкий Л. Ноосфера победит // Российская Федерация сегодня, 2013, № 5. [Электронный ресурс]. URL: http://www.russia-today.ru/article.php?i=165 (дата обращения: 23.09.2016).

5. Нордау Макс. Вырождение / Пер. с нем. и предисловие Р.И. Сементковского; Современные французы / Пер. с нем. А.В. Перелыгиной / Послесловие В.М. Толмачёва. – М.: Республика, 1995. – 400 с. – (Прошлое и настоящее).

6. Рыжкова-Гришина Л.В. «В исканиях всемирного простора...». Русский язык: история и современное состояние. Необходимость государственного регулирования // Новые технологии в образовании, науке, производстве: Междунар. сборник науч. трудов / Под общ. ред. к.п.н. Рыжковой-Гришиной Л.В. – Рязань: Скрижали, РИБиУ, 2012. – 410 с. С. 242-272.

7. Рыжкова Любовь. Воля равновесья. Натурфилософия Н.С. Гумилева. // Клаузура, 2014, № 1 (январь). [Электронный ресурс]. URL: http://klauzura.ru/2013/12/lyubov-ryzhkova-volya-ravnovesya-naturfilosofiya-n-s-gumileva/

8. Рыжкова Любовь. Гумилёв: великие загадки великого человека // Клаузура, 2014, № 3 (март). [Электронный ресурс]. URL: http://klauzura.ru/2014/02/lyubov-ryzhkova-gumilev-velikie-zagadki-velikogo-cheloveka/

9. Рыжкова-Гришина Л.В. «Мрачная яркость» природного мира А.А. Ахматовой как отражение психологического характера эпохи // Новое в психолого-педагогических исследованиях, 2014, № 4 (36). С. 34-38.

10. Скрынченко В.А. Ритмы истории Льва Гумилёва. [Электронный ресурс]. URL: http://www.velykoross.ru/journals/all/journal_19/article_673/ // Великороссъ, 2014, № 57.

11. Слово о полку Игореве. Древнерусский текст. Перевод Д.С. Лихачёва. Поэтические переложения В.А. Жуковского, Н.А. Заболоцкого, И.И. Шкляревского. Составитель, автор дословного и объяснительного переводов, вступительной статьи и вступительных заметок к разделам, примечаний – академик Д.С. Лихачёв. Художник В.А. Фаворский. – М.: Просвещение, 1984. – 207 c.

12. Циолковский К.Э. Монизм вселенной [Электронный ресурс]. URL: http://modernlib.ru/books/ciolkovskiy_konstantin/monizm_vselennoy/read/ (дата обращения: 12.03.2012).

13. Циолковский К.Э.  Неизвестные разумные силы [Электронный ресурс].URL:http://www.gramotey.com/?open_file=1269098261#TOC_id1828112 (дата обращения: 12.08.2015).

14. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. Изд. 2-е. Предисл. О.Г. Газенко. Ред. коллегия: П.А. Коржуев (отв. ред.) и др. – М.: Мысль, 1976. – 367 с. со схем.

15. Чижевский А.Л. Стихотворения. [Электронный ресурс]. URL: http://warrax.net/daimon/01/html/23.html (дата обращения: 03.03.2015).



[1] Данному вопросу посвящена работа Л.В. Рыжковой-Гришиной «Тринадцатый час А. А. Ахматовой». – Рязань: Скрижали, 2012. – 36 с.

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов