«Белый голубь на белом снегу…»

2

2217 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 91 (ноябрь 2016)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Бедная Наталья Владимировна

 

Геннадий Иванов.jpg

О книге стихов Геннадия Иванова «Свидетель», Коломна, 2015

 

 

Издательским домом «Серебро Слов» в серии «Серебряная аллея» выпущена книга стихотворений Геннадия Иванова «Свидетель». «Белый голубь на белом снегу. / Словно вылеплен голубь из снега… / Вот опять я куда-то бегу. / В этой жизни так много бега…»  – автор быстрым уверенным шагом идёт по жизни с поэзией в душе.

 

Куда-то ехал, до какой-то станции.    

Летел. И плыл – и напрягал весло…

Поэзия – последняя инстанция,

Когда уже ничто не помогло.

 

Когда оставил все заботы, промыслы,

Когда не надо никуда бежать,

Всё позади – все поиски и полосы…

Тогда приходит эта благодать –

 

Стихи писать… Неторопливо, вдумчиво.

Стихи писать как главное из дел.

И радоваться по такому случаю,

Что день настал такой

                                и ты успел…

 

Геннадий Викторович Иванов родился 14 марта 1950 года в городе Бежецке Калининской области (в настоящее время – Тверская). И по отцовской, и по материнской линиям – из крестьян Тверской губернии. Он воспитывался матерью и отчимом. Детство провёл в деревне Высочек Бежецкого района. «Крыльцо…и сени… и чердак… / И горница… божница… печка…» – / Я повторяю просто так, / Пускаю как бы дым колечком. / И через дымку и дымок / Избы я вижу нашей брёвна. / Я вижу на двери замок, / А ключ лежит в пазу укромном...» – детские годы будоражат память автора, как ему кажется, «просто так»:

 

Через родимые слова

Приходит в душу вдохновенье,

Нам открывает синева

Далёкой вечности виденья.

Крыльцо… и сени… и чердак…

Ещё и песни, лица, лица…

Я вспоминаю просто так.

Ведь ничего не повторится.

 

Геннадий Викторович Иванов – поэт, первый секретарь Союза писателей России, председатель исполнительного комитета Международной литературной премии имени Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами…». С детских лет Геннадию Иванову посчастливилось прикоснуться к поэтическому наследию: его начальная школа располагалась в бывшем барском доме имения Слепнёво, где когда-то жили и творили Николай Гумилёв и Анна Ахматова, теперь это Дом-музей русских поэтов. Геннадий Викторович сохранил привязанность к бежецкой земле и, переехав в столицу, в 2003 году выпустил книгу «Знаменитые и известные беженчане. От Алексея Аракчеева до Алексея Смирнова».

 «Застал я время дивное в поэзии…» – автор благодарен судьбе за то, что он современник многих выдающихся поэтов. Книга стихов названа по одноимённому стихотворению «Свидетель»:

 

Я видел поэтическое дерево –    

Я видел Соколова, Передреева

И Кузнецова, Тряпкина и Сухова…

Я видел их, и слышал, и любил.

 

Казанцева, Жигулина, Горбовского

И Решетова, но березниковского…

Рубцова я не видел, но поистине

Он рядом, ближе многих ближних был.

 

Да, это было дерево так дерево.

Душа при нём жила, любила, верила.

Застал я время дивное в поэзии,

Чему я рад и по чему грущу.

 

И альманахи были интересные,

И много значили тогда для многих строки

В Москве, и в Питере, и во Владивостоке…

И вечера поэзии чудесные.

 

В отроческом возрасте Геннадий Иванов вместе с семьёй переехал на Кольский полуостров, в город Кандалакшу Мурманской области. Здесь, на побережье Кандалакшского залива Белого моря, начали складываться первые стихотворные строки. Ему было всего 17 лет, когда в газете «Кандалакшский коммунист» впервые была опубликована подборка его стихов. И всё же с выбором литературного пути он определился не сразу. Окончив Московский политехникум, получил специальность электротехника. После службы в армии поступил в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, откуда через некоторое время перешёл в Литературный институт имени А.М. Горького, который окончил в 1977 году. Много лет проработал редактором в издательствах «Современник», «Художественная литература» (заведующий редакцией современной литературы), «Вече» (заместитель главного редактора). С 1999 года Г.В. Иванов – секретарь правления Союза писателей России, с 2004-го – первый секретарь Союза писателей России.

 

Ветер по Волге бежит, как по полю пшеницы… 

Милая родина, край полевой и лесной.

Жизнь тяжела, но кругом добродушные лица

Будто овеяны вечной какой-то весной.

 

Родина, родина… Сам я сегодня в задоре!

Хоть понимаю, к какому идёт всё концу.

Отгоревали и это мы – новое – горе,

А горевать бесконечно у нас не к лицу.

 

Милая родина! Голубоглазые дали!

Есть ещё в сердце к тебе потаённая блажь.

Есть и надежда: когда-нибудь сгинут печали,

Кончится время бездумных разрух и продаж…

 

В произведениях автора – бесконечная любовь к России, бескрайняя высота неба и необъятная ширь земли русской. Родина – неотъемлемая часть души поэта («Ищите родину… Ищите…»): «Она всегда во мне, со мною, / Её и сумраки, и свет. / Да, да, она всегда со мною, / Как мама, хоть её уж нет…» И даже в мрачные девяностые годы он надеялся на чудо, хоть сердце и разрывалось от боли:

 

Уже июнь, а я не прожил май,          

И, кажется, апрель ещё не прожил…

Мне солнце говорит: не отставай!

Но я намного отстаю, похоже.

 

Я прозевал жемчужный ледоход

И первых птиц вернувшихся не встретил,

Не нагляделся в майский небосвод,

Как травы поднялись – я не заметил.

 

Теперь другим живу я всей душой

И не в обиду солнцу, птицам, воле

Скажу: со мной всё то, что со страной, –

Какой-то сумрак бесконечной боли.

 

Зашелестел листвою светлый лес,

Уже по небу летний гром летает  –

А я других каких-то жду чудес,

Которых так народу не хватает.

 

А народу не хватало душевного тепла, сострадания и сочувствия. Геннадий Иванов не мог не откликнуться на суровую действительность:

 

Мир душен бывает и тесен.   

В такой вот удушливый миг

Вдруг умер в районном собесе

Охрипший старик, фронтовик…

 

Он мог умереть бы в больнице

И дома в постели бы мог…

Но мне почему-то всё мнится,

Что так пристыжает нас Бог.  

 

Поэт-гражданин  ратует не только за душевность в отношениях между людьми, но и за бережливость по отношению к просторам родной страны, в частности, в стихотворении «В самолёте»:

 

Большая страна, и она мне размерами нравится!         

Не надо, ребята, кромсать, продавать и дарить.

Россия простором, Россия полётом и славится!

Тут есть вдохновенье – и думать, и петь, и творить.

 

Просторы, они собирались большими усильями,

Они в государство собрали великое нас.

Россия, Россия – безбрежные реки под крыльями!..

Нам наши просторы ещё пригодятся не раз. 

 

Автор надеется на возрождение русских деревень – основы нации, призывая новое время:«Я зову это время / Обновленья земли, / Чтоб комбайны поплыли, / Как плывут корабли. / Чтоб смеялась и пела / На земле детвора, / Чтоб по праздникам снова / Здесь кричали: “Ура!”»Ностальгия по деревенской жизни звучит в стихотворении «Спор» в сердечном призыве: «Лукавить хватит, хватит ждать! / Крестьянство надо возрождать!»

 

Я, застрявший в московской щели, 

Вижу редко теперь корабли,

И не часто я вижу поля,

Где целительно дышит земля…

 

Задыхаясь в отходах авто,

Я порою куда-то бреду,

Понимая, что это не то,

Что бессмысленно здесь пропаду.

 

Но уже невозможно свернуть,

Понимаю – и это мой путь…

Да и что там поля-корабли,

Если все они были-прошли.

 

Мне осталось в столице стареть

И по-старчески что-нибудь петь.

Молодые ребята пускай

Открывают неведомый край…

 

Но держу я в запасе всегда:

Вдоль дороги гудят провода,

А дорога ведёт вдоль полей,

Где душе навсегда веселей!

 

Никакое время не смогло стереть в памяти автора картины родного края. Поэт живёт с ощущением, что «Ищет своё ребёнок / Взрослый давным-давно»:

 

Ветер крутил солому,   

Овцы дышали в хлеву…

 

К самому первому дому

Я подхожу.

                    Наяву

Нет ничего – только яма,

Только поля и кусты,

В небе – улыбчива мама…

Все закоулки пусты

…………………………..

Всё сметено. Пропало. 

Край наш земной суров.

Сколько всего не стало...

Целых, по сути, миров.

 

Что эта горсть избёнок?  

Но всё равно, всё равно

Ищет своё ребёнок

Взрослый давным-давно.

 

Поэт Геннадий Иванов особенно близок жителям Мурманского края тем, что жил рядом с ними на берегу Кандалакшского залива, на Беломорской улице и на всю жизнь остался патриотом этих мест, которые воспевает в своих стихах:

 

Родина… Свет за окошком.   

Родина… Вьюга впотьмах.

И на болоте морошка,

И на просторе – размах.

 

Родина… Лист придорожный.

Родина… В беге времён.

Родина… Замысел Божий,

Что ото всех утаён.

 

И чтобы приблизиться к пониманию замысла Божьего, автор посещает святые места в Иерусалиме. А после поклонения дарам волхвов в храме Христа Спасителя Геннадий Иванов делает заметку: «Одиннадцать часов в очереди, и огромная радость! Был среди своего народа». По возвращении домой душевные переживания выливаются в стихотворение «По лётному полю разбег начинает метелица…»: «Москва ещё город прекрасной великой истории, / В Москве ещё есть для души дорогие места. / И выставки – да, и музеи, и консерватория… / В Москве ещё есть почитанье народом Христа!» Приходит осознание того, что жизнь – это великий подарок Бога: «Да, бывает и больно, и горько, и грешно, и пусто. / И слагается жизнь не из радостей только одних. / “Слава Богу за всё!” – повторяю слова Златоуста. / Благодарность, терпенье и вера обильная в них…» («Облака на закате цветут обещаньем восхода…»).

 

Таинственно и безбрежно  

Шумит мировой океан.

Земля – это берег надежды,

И он неслучайно нам дан.

 

Мы здесь наполняемся верой,

Мы здесь открываем исток.

И, сущим живя, не химерой,

Ложимся лицом на восток.

 

Ложимся, закрыв свои вежды.

Проснёмся в  хоромах Отца.

Земля – это берег надежды.

Надейся и верь до конца…

 

Поэт пишет и о личном счастье, которое заключается в самом обыкновенном:

 

Начало лета… Холодно и сыро.     

Зато на кухне сухо и тепло.

Среди деревьев спряталась квартира,

Нам в этом смысле очень повезло.

 

Пирог печётся у жены в духовке,

Пирог с вареньем… Мы без суеты

Попьём чайку в домашней обстановке.

О летних планах помечтаешь ты.

 

Мне этот мир стал простодушно ясен –

С его дождями, солнышком, листвой…

Мечтай, Наталья… Я на всё согласен.

С тобой согласен, с дождиком, с травой…

 

Первой своей серьёзной публикацией Геннадий Иванов считает поэтическую подборку в журнале «Москва» (№ 11, 1975). Представляя поэта,

В.Н. Соколов отметил:«Стихи Геннадия Иванова искренни по интонации и чувству, молодой автор экономен в слове, его поэзия стремится к краткости и точности». Автор и по сей день не утратил поэтического настроения: «Встаёт луна – кормилица поэтов. / И снова ночь, и звёзды, и мечта… / Как жить нам без рифмованных куплетов? / Никак нельзя, иначе – суета…», – осознавая значение поэзии в нашей жизни: «…Нет, не пустое все эти куплеты / И не пустое звёзды и луна… / Вот потому рождаются поэты, / И потому приходит к нам весна!»

Для поэта важно, чтобы весна пришла и на землю братской Украины, где ведётся чудовищное уничтожение и людей, и инфраструктуры Донбасса. Он осуждает варварскую политику нынешней власти и её хозяев, сопереживает с украинским народом и призывает к миру:

 

Не фрицы нынче сбрасывают бомбы,   

И люди убегают в катакомбы.

И наступают на Славянск не немцы,

А смерть несут сегодня западенцы…

 

Они вдвойне сегодня западенцы –

За ними янки, англичане, немцы…

А у Славянска только ополченцы.

России надо что-то совершить,

 

Чтобы потом не мучиться, а жить

И твёрдо знать, что мы не отступили,

Не предали, себя не обхитрили,

Святой порыв не дали задушить.

 

Геннадий Иванов – автор одиннадцати сборников стихов и трёх книг очерков о своей малой родине, лауреат двух премий «Литературная Россия», премии имени Ф.И. Тютчева «Русский путь», Большой литературной премии России и премии «Ладога» имени А.А. Прокофьева.  

«Если бы в слове не было тайны, / Если бы в слове не было Бога – / Любая строчка была бы случайной, / И мы бы зависели от подлога»,– в произведениях автора нет ничего случайного. «Будут строчки, я знаю, и будет мой дух наполняться. / Надо жить, и творить, и греха празднословья бояться. / Будут строки, я знаю, как будут и травы, и птицы, / И людей моих близких такие родимые лица…» Геннадия Викторовича на поэзию вдохновляет сама жизнь («Стрижи в Москве»):

 

Прилетели стрижи       

                           покорять этажи.

Выше всех небоскрёбов летают.

Над Москвою – стрижи,

                 над Москвой виражи!

И стрижиные звоны

                                   витают…

 

«Надо жить! Надо жить!»  –

                     слышу я у стрижей.

Это нам –

              постояльцам

                              своих этажей.

 

В стихах Геннадия Иванова преобладает белый цвет, значение которого многогранно – это воздух, солнце, чистота, прозрение, непорочность, невинность, а ещё святость, спасение, священство, духовная власть. В христианстве белый цвет всегда означал невинность души, чистоту и святость жизни: «Белый голубь на белом снегу. / Словно вылеплен голубь из снега… / Вот опять я куда-то бегу. / В этой жизни так много бега…»

Книга стихов Геннадия Иванова «Свидетель» пробуждает подлинные чувства, дарит свет и теплоту:

 

Кто-то спросит: а людям служил?      

Ну а как же, конечно…

Вместе с ними я жил и тужил,

Вместе с ними был грешным.

 

И жалел я людей, и любил,

Помогал понемногу…

Может, кто-то меня не забыл,

Слава Богу.

 

Ну а голубь – вообще красота,

Это тоже людское.

Чтоб не гасла в душе высота

В суете и покое.

 

 

 

 

На сайте https://baraholka.bid/zhivotnye/ люди покупают и продают вещи, инструменты, животных, услуги и всё-всё-всё. Здесь не просто можно найти уникальные вещи, но и поторговаться – продавец указывает максимальную цену, а покупатель может сбивать её. Кроме того, здесь можно найти партнёров и клиентов. Размещение объявлений бесплатное, никаких ограничений по возрасту или положению. 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Александр Ралот
2016/11/20, 19:55:21
Очень интересно. Спасибо большое.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов