«Книга родней, мы ведь русский народ…»

0

1476 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 91 (ноябрь 2016)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Сафиулин Максим

 

«Книга родней, мы ведь русский народ…»

Прощание с бумагой

 

По мотивам одноименного спектакля

Евгения Гришковца

Исчезает бумага из нашего быта,
Ей на смену приходят планшет и ай-под,
Дочь папируса нами нечестно забыта.
Неужели бумага совсем пропадёт?!

На бумаге учились писать наши предки,
А сейчас твёрдо «сети» вошли в каждый дом,
И теперь эти встречи с бумагой так редки...
Да, бывает «контакт», но стихи не о том.

Нет пера и чернил, промокашки в тетради,
Телеграмму сменил SMS на века.
Как же так? Что случилось? Народ, Бога ради,
Помогите бумаге спастись от ПК!!!

В мире не производят печатных машинок – 
Их лишь можно увидеть в музее теперь,
В магазине уже не купить грампластинок – 
Всё теперь на CD, тут хоть верь, хоть не верь.

Можно тысячи книг уместить на ладошке,
Нет стремления, жажды чего-то искать.
Всё найдёт Интернет – подожди лишь немножко.
Только жаль, в Интернете жизнь трудно познать.

Почтальоны в конвертах не носят нам писем,
Но зато электронных – тех хоть отбавляй!
Мы привыкли к «сети». От неё мы зависим:
Лайки, смайлы, комменты – читай, отправляй.

Соглашусь, Интернет сделал жизнь нашу сказкой!
Он открыл целый мир! Его вклад ощутим.
Но закрыли мы лица под ником, под маской,
И всё реже в реале встречаться хотим. 

Я людей уважаю, читающих книжки!
Кто читать не привык – с теми не по пути.
Размышлять, развиваться – вот главная «фишка»!
Только так поколение можно спасти...

 

 

Книга или i-pod?

 

Книги на полке стоят и скучают:
«Видно, напрасен писателей труд.
Редко нас дети теперь навещают…
В руки нас дети совсем не берут.

Свет монитора им ярче и ближе
Воспоминаний, что в книжках живут. 
И для чего им читать о Париже?
Кликнули мышкой – Париж тут, как тут».

Книги читать в наше время немодно,
Музыку слушай и фильмы качай!
Можешь увидеть ты всё что угодно,
Нужен ай-под и пароль от вай-фай.

Бабушки наши и думать не смели,
Чтобы страницы в экране листать.
«Что за слова, что за блажь, в самом деле?
Внуки совсем перестали читать».

Спросят меня: «А тебе что дороже?
Книжка на полке иль в сумке ай-под?»
– Друг электронный удобней, но всё же
Книга родней, мы ведь русский народ.

 

 

Ладошка

 

В холодной, замороженной маршрутке
Мёрз люд, не в силах даже говорить.
Мороз крепчал уже восьмые сутки
И даже и не думал уходить.

Все мчатся по делам и на работу –
Кто на завод, кто в офис, в магазин...
И ехать всем ужасно неохота,
Но едут ВСЕ – куда деваться им.

И я там был. И видел эту драму.
Такой мороз, что сам себе не рад.
Но вдруг увидел молодую маму,
Что дочку отвозила в детский сад.

Глаза у дочки радостно сияли – 
Они как бы спросили весь народ:
«Эй, дяди, тёти, что вы заскучали?
Ведь скоро праздник! Скоро ж Новый год!»

Сняла девчушка рукавичку смело
С игривым взглядом «Вот так повезло!»
И кажется, что так давно хотела
Прижать ладошкой мёрзлое стекло.

Прижалась на минутку, на немножко.
Снег сыпал, как стиральный порошок.
Остался след ладошки на окошке,
И стало вдруг тепло и хорошо.

И люди все вокруг заулыбались,
Забыв мороз и злые холода.
И по делам все дружно разбежались,
Запомнив ту «ладошку» навсегда.

И мама с дочкой вышла, затерялась
В толпе прохожих, суетных людей.
А та «ладошка» на окне осталась,
Как верный знак, что будет всё О'кей!

 

 

Кедр-богатырь

 

Стоял могучий кедр средь тайги.
Он был силён, могуч и необъятен.
Мир кедру был открыт, но непонятен,
И были не страшны ему враги.
 
Холодный ветер, вьюги и мороз,
Метель, как волк голодный, часто выла.  
И снег, и дождь, и зной – всё это было.
А он стоял в тайге и молча рос.
 
За двести лет, что прожил он в тайге,
Любил Сибирь, был ею околдован…
Вот только не сказал пока ни слова –  
Кому сказать? Сугробам иль пурге?
 
И всё-таки он счастлив был вполне
И был своей судьбой вполне доволен,
Хоть и стоял один, как тополь в поле.
Но не было его в тайге сильней.
 
Велик, могуч, силён и ввысь и вширь –
Он думал так. Но вдруг мотор услышал,
С пилой вдруг человек какой-то вышел.
Сказав с восторгом: «Ну и богатырь!»
 
Вонзилась в тело кедра сталь пилы,
И вырвался крик страшный с диким треском,
А лесоруб в глазах с игривым блеском...   
И боль сковала, словно кандалы.
 
Крепился кедр, держался, что есть сил,
Пила по телу резала нещадно.
А он хватал корнями землю жадно,
Но устоять не смог, как ни просил.
 
И рухнул богатырь на белый снег,
Хотя в тайге прожил уже два века,  
Жаль, дерево слабее человека,
И вывез кедр из леса человек.   
 
Стоял могучий кедр средь тайги
И жизнь его была шербета слаще...
Покой теперь пришёл в лесную чащу,
Не портят снег рабочих сапоги.

 

 

Зима в гостях у весны

 

Отражаются в мокром асфальте
Упоённые сном фонари.
По дороге Весна в белом платье
Прогуляет с Зимой до зари.

Будут сонные их силуэты
По бульварам озябшим бродить,
Словно две неразменных монеты,
Не решаясь – кому уходить.

Утопая в горчичном закате
Скажет ветер Весне: «Не буди...»
У Весны снова духу не хватит,
Чтоб подруге сказать: «Уходи...»

Пусть гуляет, кустов не ломая,
А потом я скажу: «Всё, пора...»
Не держать же её тут до мая.
Решено. Пусть гостит до утра.

Хоть Зима всё и так понимает –
Засиделась. Пора и домой.
Но Весну вновь упрашивать станет
Двери не закрывать за собой.

Снова будут бродить до рассвета,
Наступая на льдинок стекло...
Как душе уже хочется лета!
Поскорее бы Лето пришло!

 

 

Учитель. Педагог. Преподаватель

 

Учитель… Педагог… Преподаватель…
Следов к тебе пургой не замести!
Тебя нам с детских лет послал Создатель,
Чтоб мог ты нас по жизни повести.

Мы шли к тебе нетвёрдыми шагами,
Внимали каждый жест твой, каждый звук.  
И не спешили за советом к маме – 
Ты был для нас, Учитель, лучший друг!

Прошли года, и мы давно не дети.
Своих детей ведём в твой дружный класс!
И снова ты один за них в ответе,
Как много лет в ответе был за нас! 

Учёбы время часто вспоминаю…
Всё тот же голос, тот же добрый взгляд…
Тебе цветы с почтением вручаю,
Как в первом классе много лет назад.

 

 

Башмачник


Пусть скажут, что он неудачник,
А кто-то пусть скажет чудак…
Счастливый, весёлый башмачник
Всем чинит ботинки «за так».

Он дело своё знает точно
И шьёт башмаки много лет.
А трудится денно и нощно – 
Отец так работал и дед.   

Работы своей не боится –  
Ей только одной и живёт,
В труде его сердца частица!
Нет лучше на свете работ!

А спросишь его: «В чём же сила?
Зачем помогать всем подряд?»
А сила в волшебном «СПАСИБО»,
Что люди потом говорят

 

 

Слёзы ветерана

 

Чистое небо 9-го мая!
Значит, сегодня не будет дождей.
Кружатся птицы, лучами играя,
Песни поют для хороших людей.

Люди друг друга улыбкой встречают,
Гордо с шарами идёт детвора.
Старый и малый – тут все понимают:
Мы победили! С победой! Ура!

Вновь ветеранов седых каждый славит!
В мае сюда приходя каждый раз,
Дедушка робко гвоздику оставит,
Снова слеза покатилась из глаз.

Мальчик, увидев, что дедушка плачет,
Горечь обиды заметил в глазах.
«Дедушка, миленький, что это значит?
Вроде победа, а ты весь в слезах…

Может чего о войне мы не знали?»
Взгляд свой в небесный подняв потолок,
Правой рукой он поправил медали,
Неторопливо начав монолог:

«Вы о войне узнавали из книжек.
Счастье, что вы не знавали войны.
А миллионы девчонок, мальчишек
Жизни отдали свои для страны…

Был я танкистом в лихом сорок первом…
Сразу со школы призвали на фронт.
Бил мелкий дождик по каске и нервам.
Шёл мне тогда лишь семнадцатый год.

В танке, в команде тогда находились
Самые верные в мире друзья!
Хлебом, водою друг с другом делились
Колька, Серёга, Володька и я…

Каждый из нас полон злости, отваги…
Всем нам казалось, что это про нас!
Мы ведь не воины были. Салаги.
Страшно… Что делать? Приказ есть приказ.

Едем за линию фронта устало.
Едем туда, где война наших бьёт…
Кажет она своё адское жало…
Нам приказали – за дело! Вперёд! 

Вдруг мощный взрыв. Нас настигла бомбёжка.
Копоть и дым, так что нечем дышать.
«Живы там? Колька… Володька… Серёжка…»
Только никто не спешил отвечать.

Вспомнились дом и родная Сосновка,
Речка, поля и родимая мать…
Где же вы, Колька, Серёга и Вовка?
Нет, мне не время сейчас умирать.

Надо дойти до конца, до победы,
Чтоб пробудить память у молодых,
Как воевали отцы их и деды,
Многих из них не осталось в живых.

70 лет с сорок пятого года
В мае я молча сюда прихожу,
Тихо любуюсь на неба свободу,
Слушаю птиц и цветок положу.

Вспомню друзей, тех, кого больше нету…
Жаль, не пойму до сих пор одного:
Потом и кровью ковали Победу!
Только зачем и, сынок, для кого?

Разве для тех, кто дерёт нынче глотку?
Слов «долг» и «честь» кто с рожденья не знал,
Совесть свою променял кто на водку,
Кто с сигаретой одной воевал?

Доза кому поважнее свободы – 
Деньгами мерят почёт и любовь.
Падшие люди! Морально уроды…
Разве за НИХ проливали мы кровь?

Очень обидно, что дети и внуки,
Не прочитав ни поэм, ни стихов,
Не изучив ни единой науки,
Жизни вдруг учат своих стариков…

Не обижаюсь на них, не серчаю…» – 
И фронтовик улыбнулся хитро, –
«Верю в Россию, надеюсь и знаю,
Что победить всё же сможет добро!»

 

 

Редеют ряды ветеранов

 

Как обидно, как больно знать,
Что редеют ряды ветеранов,
Что у Смерти их не отнять,
Не нарушить смертельных планов.

Ведь они всю войну прошли
И для нас добывали победу –
И в мороз, и в грязи, и в пыли,
Чтоб сказать: «Я живой! Я еду!»

Как героев встречали их!
Пели выжившим, чтили павших...
Принимали их всех за своих – 
День Победы героев наших!!!

Только годы своё берут,
Ведь у жизни назад нет ходу...
И уже не пройдутся тут
Те, кто нам добывал свободу.

Не войны их сгубила сталь, –
Погубила простая старость...
И уходят они, как жаль...
Только память о них осталась.

Я хочу на колени встать
Перед русским нашим солдатом!
И «спасибо» ему сказать
За рассветы мои и закаты.

 

 

Их характер и волю ничем не сломать

 

Доблестным, мужественным ветеранам

Великой Отечественной войны посвящается... 


Их характер и волю ничем не сломать,
Только взгляд стал грустнее с годами.
Долг святой – им отец, ну а Родина – мать!
Шли на фронт помогать пацанами.

Не щадила Война, но вернулись они,
Чтоб поведать о славной Победе!
За Отчизну достойно сражались сыны,
Не имея ни злата, ни меди.

Но хотелось дойти, чтоб другим рассказать,
Как давила беда в грудь и в плечи.
Их характер и волю ничем не сломать – 
Сила духа и вера всех крепче.

Пусть во славу страны сотни труб зазвучат,
Чтобы вся молодёжь наша знала
О великом сражении советских солдат,
Ведь солдат тех осталось так мало.

И вчера, и сегодня мы помнить должны
Тех героев поистине главных, –
То, что сделал солдат для прекрасной страны
И для всех её жителей славных!

 

 

40 лет Дню музыки

 

О, Музыка! Искусство высших чувств!

Бальзам души и врачеватель сердца!

В твой чудный мир нам приоткрылась дверца,

Переживаний вечных дивный вкус.

 

Тобой дышали Моцарт, Шуберт, Бах,

Шопен, Вивальди, Гайдн и Бетховен...

Язык твой чист и высокодуховен!

Вся жизнь народа на твоих руках.

 

Ты в поминальном плаче так горька,

Светла ты в гимне целого народа,

В тебе борьба, неистовость, свобода,

Любовь, что пронеслась через века. 

 

Во время войн, когда враги вошли,

Ты вместе нас навек соединила!

В тебе вся мощь и вся святая сила!

Ты жизнь даёшь народу всей Земли!

 

Сегодня мы благодарим Творца,

Что 40 лет идём по жизни с нею!

Спасибо, Шостакович, за идею –

Соединять мелодией сердца!

 

О, Музыка! Великий дар богов,

Волшебный мир, эпоха мирозданья!

В ней есть одно, своё очарованье!

Я жизнь отдать за музыку готов!

 

 

Посвящение Сергею Есенину

 

Нет ответов. Одни вопросы.

Тишина... И весь зал затих.

Ты улыбчивый, светловолосый,

Дерзко свой выбиваешь стих.

 

То легко, то опять с надрывом

Ты вещаешь о славной Руси –

Её воздух, полей разливы.

Так же чист и собой красив.

 

Ты то плачешь, то вновь скандалишь,

Пусть кому-то, как в горле кость.

Не боишься и снова жалишь,

Обнажая свой гнев и злость.

 

Как любил хулиган... Безумство!

И неведомы боль и страх...

Но любовь – это сладкое чувство –

Воспевал ты в своих стихах.

 

Три по сорок. Немного вроде.

А прошло уж 120 лет.

До сих пор тебя любят в народе,

До сих пор ты любимый поэт!

 

 

Памяти Игоря Талькова


Он говорил, когда страна молчала.
Кричал в стихах: «Воскресну и вернусь».
Он выходил и проживал сначала
Простую жизнь с волнением за Русь.

Он бунтовал и не боялся власти:
«Вставай с колен, страна… Крепись, живи!»
А та страна рвала его на части
От дикой злобы и большой любви. 

Он шёл по жизни твёрдыми шагами, 
Дарил искусство, не жалея сил.
Не гнался за успехом и деньгами – 
Он просто людям правду говорил.

Он был борец. Неистовый, опасный. 
Он разжигал замёрзшие сердца.
И слог его был дерзкий, громогласный 
От самого начала до конца!

И зрителям приятно было греться
В энергии неистово горя…
Но пуля через руку прямо в сердце
Вошла, как нож, 6 октября.

Остались фотографии и песни,
Утихли слухи – срок у них таков.
Но зазвучат «Пруды», и вновь воскреснет
Легенда по фамилии Тальков.

 

 

 

Для любителей приключений создана игра Гта 5. На сайте можно ознакомиться с подробным описанием игры, а также, если по описанию игра вам подходит, скачать саму игру. Создатели игры старались максимально перенести участников в мир действия. Здесь кипят нешуточные страсти вокруг главного героя, который стремится разорвать с криминальным миром Лос-Сантоса и стать законопослушным гражданином. Как это у него получится – решать участникам игры…

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов