Люблю холодной осени красу

1

1557 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 89 (сентябрь 2016)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Филиппов Сергей Владимирович

 

осины_осень.jpg

***

 

Нас ждёт одинокая старость,

Тебя, и меня, и все тех,

Кто счастливо жил, был всем в радость,

Кто славу имел и успех.

 

Всех ждёт эта тяжкая мука,

Кто долгие ночи не спал,

Детей воспитал, нянчил внуков,

Всего им себя отдавал.

 

И тех, кто был жаден не в меру,

Кто лишних не жаловал ртов,

И тех, кто построив карьеру,

Добился высоких постов.

 

Кто вечно заламывал руки

И громко кричал: «Как нам быть?»

Кто черпая мудрость в науке,

Учил всех, как надобно жить.

 

И тех, кто всё-всё понимая,

Готовился к старости, но

В конце, ни на что невзирая,

Остался один всё равно.

 

 

***

 

Люблю холодной осени красу,

Деревья с оголёнными ветвями,

Последнюю опавшую листву,

Что сладостно шуршит под сапогами.

Люблю последний, почерневший снег,

Что прячется в оврагах и ложбинах,

Где солнца нет, тепла почти что нет

И в мае, но который, всё едино,

Растает через пару-тройку дней,

Сойдёт везде. Но больше всех люблю я

Надёжных, повидавших жизнь людей,

Готовых, не страшась и не пасуя,

За ближних головою лезть в петлю,

Кто полон к ним любви и состраданья....

Зато, кого я точно не люблю,

Так это молодых и слишком ранних.

 

 

***

 

Умейте радоваться жизни,

Воздав Всевышнему хвалу,

Премудрости её коллизий,

Её домашнему теплу.

 

Её мелодиям и краскам,

Её причудливым мазкам,

Её урокам, бурям, встряскам,

Что пережить придётся вам.

 

И таинству её обрядов,

И логике её вещей,

Не потому, что так и надо,

А просто так и вообще.

 

 

***

 

 «У бурмистра Власа.

Бабушка Ненила»...

(Мы из старших классов

Помним, как всё было),

 

«Лесу попросила»

«Починить избёнку»,

Только позабыла,

Видно старушонка,

 

Кто тут самый главный.

«Нет!» – сказал бурмистр,

Как в Крыму недавно

Наш премьер-министр.

 

Ну а что Ненила?

Не на ту напали,

Власу заявила:

«Вот приедет Барин,

 

Самый-самый главный,

Погоди бурмистр,

Не какой-то там вам,

Не премьер-министр».

 

В город, (там Wi-Fi ведь),

Поспешила срочно,

Чтоб письмо отправить

Барину на почту.

 

«С Барином не страшно», –

Думает Ненила...

Ведь Россия наша

Мало изменилась.

 

 

***

 

Русские с турками – братья навеки.

Путин в России, у них Эрдоган.

Снова Анталия ласково встретит,

Так полюбившихся ей россиян.

 

Можно, конечно, поехать в Австралию,

(Гипотетически), но всё равно,

Только в любимой Россией Анталии

По-настоящему «всё включено».

 

Не обойтись нам, похоже, без Турции,

Туркам без нас тоже, видно, нельзя,

Коль поменялись так резко инструкции

Преданным СМИ Анкары и Кремля.

 

Турки в Москву повезут помидорчики,

Русские все их отели займут,

Именем нашего сбитого лётчика

Школу и улицу вновь назовут.

 

 

***

 

Великая Екатерина,

Пусть узурпировала власть,

Себя являла, как мужчина

На троне, хоть имела страсть

К мужскому полу. Фавориты:

Орлов, Потёмкин, Зубов (граф),

Но ни один из них открыто

Не предъявлял царице прав.

При ней крепилась мощь державы,

Возможно, стало легче жить,

Ведь даже крепостное право

Она хотела отменить.

Но, видно, и царица тоже

Не всё, что хочет, сделать может.

 

В те времена в России нашей       

Мужик обычный и простой

Был не свободный землепашец,

А большей частью крепостной.

Народ терпел немало лиха,

Что делать с ним никто не знал,

Свирепствовала Салтычиха,

Радищев книгу написал,

И сослан был на поселенье...

Народ терпел, терпел, и тут,

После каких-то притеснений

И вспыхнул пугачёвский бунт.

Наверное, был прав мудрец –

Терпенью тоже есть конец.

 

Пусть этот бунт на пораженье

Историей был обречён,

И Пугачёв всем в устрашенье

В Москву был в клетке привезён,

Весь двор с царицей был взволнован,

Все понимали – не с добра

Народ под именем повёл он

Ей убиенного Петра.

Тот, чьи права нелегитимны

На занимаемый им трон,

По всем законам объективным

Теряет и покой и сон,

То спать мешают им злодейства,

То брауншвейгское семейство.

 

Так как же быть Екатерине?

Какой должна извлечь урок

Императрица, героиня

Истории и наших строк?

Куда её метнуться взору?

В какую сторону? И где

Найти надёжную опору

И государству, и себе?

Здесь мало просто фаворита,

(Будь он хоть сам Потёмкин-князь),

Здесь недостаточно всей свиты,

Здесь нужен верный слой и класс,

Толпой стоящих возле трона

Ревнителей её короны.

 

Не в меру жадных, но послушных,

Пусть беспринципных, но таких,

Чтобы во всех делах насущных

Опору чувствовала в них.

Позволить им всем красть безбожно,

Ладони запускать в казну,

Позволить всё, что невозможно

В России больше никому.

Давать им вотчины на откуп,

Оберегать их от суда,

Брать под защиту, если кто-то

Их обвиняет. Вот тогда

Мы в одночасье запустили

Модель всей будущей России.

 

 

Интернет-магазин «Формекс» предлагает форму ДПС. Главное требование к форме – быть надёжной защитой от любых погодных условий. Кроме того, форма ДПС должна быть удобной, ведь сотруднику приходится носить её в течение всего дня. Форма от «Формекс» отвечает всем требованиям. В такой форме удобно и безопасно. 

Геометрия власти

 

Россия – власть по вертикали,

Вокруг чиновничий оплот,

А ниже по горизонтали

«И ты, им преданный народ».

 

 

***

 

Мы не привыкли мыслить здраво,

(Не позволяют наши нравы).

Все наши правила и нормы

Уродливые носят формы,

И до сих пор родной язык

К свободе слова не привык.

 

Россия – судьбы, повороты, –

От Рюрика до наших дней

Так мало, по большому счёту,

С веками изменилось в ней.

 

Всё та же власть, всё также скопом

Толпятся алчные холопы,

И каждый с нетерпеньем ждёт,

Вдруг тоже что-нибудь урвёт.

 

 

***

 

Жизнь научила без разбору

Не лезть туда, где толку нет,

Не слушать праздных разговоров

И больше не читать газет.

 

Не поддаваться прогнозистам,

Всех уверяющих, что мол

И наши горе-футболисты

Научатся играть в футбол.

 

И, пусть не упрекнут в бунтарстве,

Не верить, хоть ты застрелись,

Тому, что в нашем государстве

Восторжествует здравый смысл.

 

 

***

 

«Слова, слова...», их в нашей жизни

Так много, что не сосчитать,

Но мы слова-идиотизмы

Особо любим повторять.

 

В них торжество бюрократизма,

Их произносим с давних пор,

На них печать абсолютизма,

В них инквизиции костёр.

 

Они из нас летят, как брызги,

Под них мы сеем, варим сталь,

Идём к победе коммунизма

И строим власти вертикаль.

 

И даже став анахронизмом,

Лет через двадцать-двадцать пять,

Их разберут на афоризмы

И снова будут повторять.

 

 

Письмо московскому другу

 

«Здравствуй Костя! Друг мой незабвенный,

И партнер, пишу тебе из Ниццы.

Ты же всё в Москве, устал, наверное,

Не пора ли нам соединиться?

А не хочешь в Ницце, можно дёру

Дать и на Канары, я там, кстати,

Тоже дом купил, через офшоры

Столько перевёл, что внукам хватит.

 

Ну а как в Москве там? Всё спокойно?

Мы ведь здесь переживаем в Ницце.

Слышали, доставлен под конвоем

Бывший госдиректор Росграницы.

Говорят, ракету запустили,

Мы же всё же русские ребята,

Рады, что в конце концов достигли

Уровня конца пятидесятых.

 

Кстати, помнишь странную девицу,

Что с собою брали на Гавайи?

Говорят, она теперь, что жрица,

И уже в Госдуме заседает.

Бывшая спортсменка, еле-еле

По слогам меню при нас читала,

Ныне же юрист, всё также в теле,

Даже, вроде, книгу написала.

 

А теперь сидит себе, законы

В Думе полуграмотные пишет.

Наши «нищеброды» вечно стонут,

Вот пускай живут по ним и дышат.

Так что приезжай, дружище! Павел,

Компаньон твой верный и старинный...»

Рим горел, но факт сей не заставил

Удивляться равнодушных римлян.

 

 

***

 

В столице создан институт,

A lа «артель напрасный труд».

Работы в нём давно идут,

И вряд ли скоро завершатся.

Здесь плитку новую кладут,

В который раз уже, а тут

Длиной с автобусный маршрут

Бордюры вдоль шоссе ложатся.   

 

Не вырваться из этих пут

Тебе, Москва, и не дадут,

Ведь деньги из казны текут

И растекаются в карманы

Всех тех, кто создал институт,

А кто в Москве давно живут

И терпят это – подождут

Даже когда терпеть устанут.

 

 

Активный гражданин

 

«Активный гражданин» смотрел в окно

Большого лимузина, что на диво

Своею неестественной длиной

Похож был на большого крокодила.

 

Он ехал открывать опять тоннель,

Сдаваемый досрочно, но который

Закроют через несколько недель

И полностью сдадут ещё не скоро.

 

Всё, что он видел, радовало глаз,

«Благоустройство» шло и днём и ночью.

Рабочие уже в который раз

За этот год отделывали площадь.

 

Кругом, как на дрожжах, росли дома,

Весь город постепенно превращался

В сплошной кошмар, где мог сойти с ума

Любой, кто хоть лишь раз в нём оказался.

 

Открыв очередной большой тоннель,

Который, если кто забыл, напомню

Закроют через несколько недель,

«Активный гражданин» вернулся к полдню

 

В свой личный кабинет, где должен быть

Портрет Очень Большого Господина,

Который лишь и мог остановить

«Активного, (не в меру), гражданина».

 

 

***

 

В Москве сплошной туман. Кафтаном

Серебряным его уже

Накрыт весь город, за туманом

Не видно верхних этажей

Всех небоскребов, дружным рядом

Растущих из своих траншей.

 

И уже очень скоро кто-то,

Приобретя квартиру здесь,

Как из кабины самолёта

На облачную глядя смесь,

Произнесёт со страхом: «Вот он,

Пришёл к нам, круглым идиотам,

Вознёсшимся аж до небес,

Так называемый прогресс».

 

 

***

 

Учёный озабочен всеми

Проблемами, тогда как ты,

Мой друг-художник, пишешь время,

Проникнув сквозь его черты.

 

Тебя то хают, то возносят,

То обсуждают впопыхах,

То выдворяют, чтобы после

Вернуть на родину твой прах.

 

То к гениям тебя стремятся

Причислить, то, когда гоним,

Вдруг отрекаются, чтоб клясться

Позднее именем твоим.

 

 

***

 

Чтобы жилось, как пелось

Нам, а не бог как весть,

Имей художник смелость

Всё говорить, как есть.

 

Проникновенно, с чувством,

Чтоб захватило дух,

И языком искусства

И, если надо, вслух.

 

 

***

 

Я снова занялся не тем,

Что свойственно поэтам, каюсь.

Вновь не касаюсь «вечных тем»,

В сиюминутном растворяясь.

 

Прохладный летний ветерок

Во мне не будит вдохновенья.

Любой изъян, любой порок

Не вызывают удивленья.

 

Оправдываться не с руки,

Да и смешно, на самом деле,

Мои метафоры горьки,

Мои эпитеты всё злее.

 

Такая жизнь вокруг, то бишь,

Реальность наша, к сожаленью,

И дух упадничества лишь

Её прямое отраженье.

 

 

***

 

Решив засесть за мемуары,

Модный писатель Петухов

Нашёл наброски очень старых,

Ненапечатанных стихов.

 

Читал и долго и предвзято

И был приятно удивлён,

И вспомнил, что писать когда-то

И интересно мог и он.

 

И то, с каким же упоеньем

Им виделась его стезя,

И как, к большому сожаленью,

Он понял – так прожить нельзя.

 

И стал писать уже, как надо

И выгодно, кругом тома

На книжных полках (тут же рядом),

Им сочинённого дерьма.

 

Когда же начитался вдоволь

Стихов неизданных, не смог

Сдержать эмоций, и, как Гоголь,

Тома и мемуары сжёг.

 

 

***

 

Кто сказал вам, что вы поэт,

Дорогой господин-товарищ.

Брось писать, тебе наш совет,

На поэта ты, брат, не тянешь.

 

Поэтическая стезя,

Поэтическое пространство

Лишь для избранных – просишь зря

Поэтического гражданства.

 

Что писал, всё «коту под хвост»,

Поэтическая стихия

Затянула, и в полный рост

Поэтическая индустрия.

 

Каждый пишущий что-то ждёт

От поэзии – славы, выгод, –

Забывая, что право на вход

Лишь у избранных. Делай вывод.

 

 

***

 

Ты вновь твердишь, кому-то вторя,

И восклицаешь: «Ах, ах, ах!

Как было прежде», трудно спорить

О времени и временах.

 

Как было в прошлом всё блестяще,

Как стало плохо всё потом,

В этом ужасном настоящем,

В котором мы теперь живём.

 

Легко ругать свой век, но я бы

На месте тех, кто раздражён

И недоволен им, сперва бы

Дождался будущих времён.             

 

 

***

 

Шагал я в группе с детским садом

И был на ангела похож.

Лишь воспитательница рядом

Твердила: «Что ж ты отстаёшь».

 

И в юности я часто слышал:

«А ну-ка парень, не зевай!

Держи-ка голову повыше

И от других не отставай».

 

Боялся прочих страхов пуще

Я в жизни что-то упустить

И в «чёрный список» отстающих

И неуспевших угодить.

 

Да и теперь уже на склоне,

Как это ни прискорбно, лет,

Возьмёт вдруг кто-то, да напомнит:

«Опять не догоняешь, дед».

 

По доброй воле, «из-под палки»,

Передохнув едва, опять

Играю с жизнью в «догонялки»,

Лишь в «жмурки» не хочу играть.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов