«Низвергнуты латы и шлемы…»

1

1490 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 88 (август 2016)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Хмельной Афанасий

 

Низвергнуты латы и шлемы…

 

Низвергнуты латы и шлемы,

Поломаны копья и стяги –

Пришло всепрощения время,

Изжита к сокровищам тяга;

 

Целуются люди по-братски,

Целуются братья впервые.

С Небес поспешают святые

Дивиться божественной власти;

 

Приходят к единству славяне,

Империю духа возводят,

А Китеж забытый подводный,

Восставши, сияет церквями;

 

Пустые мечтания это?

Напротив, судьба, неизбежность.

Когда же наступит час света?

Сначала поднимутся вежды…

 

 

Столетний ворон

 

В неведомом месте, однажды,

У влаги студёной предгорной

Сел ворон иссохший от жажды,

Сел странник столетний и скорбный;

 

Но музыка арфы небесной

Настигла внезапно скитальца,

И ворон забылся безвестный,

Не сделав глотка, не остался

 

У влаги. Волшебную арфу

Немедленно видеть возжаждал.

Придал ускорение старту

Усилием воли бедняга;

 

Поднявшийся к горной вершине

Скиталец прекрасную деву

Увидел в материи синей

И арфу от девы той слева;

 

Мгновенно поверженный ворон

У ног оказался богини.

Отдался блаженству и взором

Поглаживал образ святыни;

 

Горячие стрелы мелодий

Неслись по округе, вонзаясь

В глубины трепещущей плоти,

Сокрытого Бога касались;

 

Нежданно иссякли потоки

Масштабных целебных волнений,

И девы пленительной очи

Упали на жертву гонений;

 

Прижала столетнего врана

Арфистка к болящему сердцу.

Закрылись душевные раны

Страдальца, окрепло и тельце;

 

Пернатый почувствовал бодрость

И, вырвавшись, прочь устремился.

Лукавость, могущество, гордость

Добавили ворону смысла;

 

А дева с улыбкой печальной,

Сидевшая век на коленях,

В пространство вписала ментально

Слова: «Благодарность в забвенье».

 

 


В Челябинске открыла своё представительство компания «Автомама» http://chelyabinsk.automama.su Компания оказывает помощь на дорогах. Эвакуаторы, манипуляторы, переезды и автоперевозки – наши услуги недороги и качественны. Отличный сервис и мгновенный отклик на призыв о помощи гарантированы.

 

.

Ангел Возмездия

 

Страж Вечности в тёмной эфирной броне,

Паря на серебряных в трещинах крыльях,

Осматривал бездну холодных камней

И тайные думы лелеял посильно:

 

«Обломки планет ничему не научат,

Потухшие звёзды ушли навсегда.

Из тёмных восторгов презренные тучи

Мешают всечасно в земных городах

 

Увидеть мистерии сдвига Эпох.

Я вырву глаза не умеющим видеть,

Я Ангел Возмездия, Я Смерти Бог!

А Демонов строй и Их нынешний Лидер

 

Напьются из Леты, Я силой заставлю.

Обрушу на мир неизведанный мор.

Лишь тот устоит, кто мечтами прославлен

И жаром Небес согревает простор;

 

Довольно тревог, призывают дела».

Над бездной взревело: «В поспешности действий,

Любимый Мой Сын, не отыщешь добра.

Борись со Своей необузданной спесью.

 

Сначала пусть скептики стороны примут,

Затем возродится большая страна,

А после, Мой Воин, не сдерживай климат,

Пускай наиграется Матерь сполна».

 

Вошёл прямо в сердце Отцовский Совет

Возмездия Ангелу, Смерти Владыке.

Продолжил парение в бездне Поэт,

Певец тишины, астероидов диких.

 

 

Богиня Европы

 

Европа окована толстыми льдами,

У Сферы Великой Европа в когтях.

Большой океан под тугими слоями –

Загадка Европы в учёных умах;

 

А в том океане, Эпохой сокрытом,

Эмоций букет, миллионы страстей.

Томится богиня в просторе разлитом,

Мечтает, кричит, ожидая людей;

 

От криков её сотрясается панцирь,

Сдаётся, но снова крепчает тюрьма.

Растут на живом голубеющем глянце

Багровые шрамы, осколки с дома;

 

Она изнывает среди примитивной

Грохочущей жизни с погибших времён.

Видения сильной далёкой обильной

Разумной планеты – сокровище, схрон

 

Её необорного чуткого духа.

С дельфинами плавать мечтает она

И ветром нестись с лошадями по суше.

Сама красновата и станом стройна,

 

Глаза, как и волосы, чёрного цвета.

Её одиночество – шутка Небес.

Земляне, готовьте скорее ракеты,

У нас не хватает волшебных принцесс!

 

 

Комета

 

К Земле приближалась упрямо комета,

Летела стремглав, огибая миры.

Готовился люд обезумевший к смерти

И жадно глотал Диониса дары;

 

В часы роковые, безлунною ночью

У края утёса уверенно встал

Поэт седовласый и мысленной мощью

Безудержно рухнул на судный кошмар;

 

Простёр одинокий к прелестнице длани,

К безжалостной смертнице бросил стихи:

«Зачем совершенству с магическим станом

Разменивать жизнь на земные долги?

 

Возьми мою душу – она драгоценна

И дальше лети осенять небосвод».

С утёса старик, ослабевший смертельно,

Упал, упокоился в нежности вод;

 

Свернула комета с назначенной цели.

Восстала надежда о братстве людей.

Ход времени прочность стремлений проверит,

Прелестница будет у цели своей…

 

 

Мефистофелю

 

Осень. Рассвет. На окраине города

В хладной квартире поэт задремал.

Мучимый месяцы творческим голодом

Он в полусне Мефистофеля бал

 

Смог разглядеть и в беседе участвовал.

Души кружились в углах в полутьме.

С клювом орлиным и аурой язвенной

В центре на троне сидел Полузмей;

 

Бас Искусителя – гром устрашающий

Хитрость простёр, всколебав особняк:

«Гость долгожданный, лазурью сияющий,

Слушай доверчиво, ты мне – не враг.

 

Силой словесною смерч, наводнение,

Дрожь литосферы сумеешь призвать,

Только не медли, иди во служение.

Будет твоею и Демонов Рать».

 

Бедный поэт, улыбнувшись застенчиво,

К выходу взял неуверенный шаг.

Стражник, рубиновым рогом увенчанный,

Гостю внушить вознамерился страх;

 

Гектора страсть пробудилась в униженном.

Выхватил он у сатира копьё.

В сердце металл зазвенел обездвиженном.

Сгинул копытный. Сказал стихоплёт:

 

«Ты, Мефистофель, украшенный хитростью,

Скоро познаешь со мною борьбу!»

Воин проснувшийся пламенно выдохнул,

Он для свершений нащупал тропу…

 

 

Совершенству

 

Поэтесса сильнейшие чары

Насылает, не зная себя,

На различных мужчин Краснодара.

Одного превращает в раба,

 

А другого возносит в герои.

Ей к лицу солнценосные кудри.

Не берёт лицемерные роли,

Украшает правдивостью будни;

 

Олимпийцы завидуют молча.

Полубоги слабее страстей,

Кто-то бешено воет по-волчьи

От навязчивой мысли о ней;

 

Я люблю в чаровнице иное:

Утончённость, железную волю.

Умилилось стихами немое

Нелюдимое чудище, помню;

 

Поэтесса полна атеизма.

Ей «великая свара» – не культ.

Божеством пронесётся по жизни,

Не заметив трусливости пут!

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов