Парад

0

1489 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 87 (июль 2016)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Рамазанов Марат Энверович

 

.

4 октября 1977

 

Позывные Всесоюзного радио будили граждан Советского Союза. Не стал исключением и наш герой. Пока звучал гимн, проснувшийся человек уже успел встать с кровати, раскрыть форточку пошире и приготовился к выполнению зарядки.

Бодрый голос из радиоприёмника озвучивал упражнения. Ходьба на месте, затем потягивания, наклоны, повороты, прыжки, отжимания от стены, упражнения на пресс, прыжки и снова ходьба. Получив заряд бодрости, гражданин вышел на балкон, чтобы принять воздушные ванны. Было не слишком жарко, но стоять в одном нижнем белье не только во время прохлады, но и в мороз ему было нестрашно. Окончив закаливание, человек решился перейти к водным процедурам, как рекомендовал голос из радиоприёмника. Струи контрастного душа окончательно его взбодрили.

За утренним чаем, перечитывая дневники своих героических предков, Владимир Иванович Стародубов, полковник КГБ, нередко грустил, что волею судьбы служит Отечеству не на передовых рубежах холодной войны, действуя в капиталистических странах или, хотя бы нейтрализуя шпионов в Москве, а занимается разведывательной деятельностью в глубоком тылу – в уральском промышленном городе N. Здесь были важные оборонные предприятия и сюда теоретически тоже могли попасть шпионы, хотя скорее завербованные шпионами Советские граждане. Поэтому, Владимир Иванович судьбу не клял, а с профессионализмом относился к своему долгу.

По радио новая популярная песня С. Ротару – «Родина Моя». Владимир Иванович надел костюм, вышел на улицу, сел за руль своего автомобиля Газ-24 Волгу и поехал на работу. На дороге машин было немного, поэтому добрался до места быстро. Работал Стародубов в невысоком длинном здании, расположенном на улице Лобачевского. Владимир Иванович вышел из машины, прошагал внутрь помещения через КПП и направился в кабинет.

Там уже работал его товарищ, майор Туманов.

– Здравия желаю, товарищ полковник!

– И тебе привет, Дима! Что нового? – Стародубов подходил к своему столу, доставая бумаги.

– Пришла информация из центра. По перехваченным данным завербованные агенты иностранной спецслужбы у нас в городе появились. Возможно, ко дню принятия Конституции готовят беспорядки. Информации не слишком много, поэтому искать придётся везде. Надеюсь, что ничего страшного, но...

– Но надеяться на нашей службе нельзя. Работать нужно. Отправь людей на Танкостроительный завод, на всякий случай на Трубный комбинат, в оба института и в паспортный стол. Пусть узнают о всех новых жителях, подозрительных студентах, странных рабочих. Плохо, если наши сотрудники на заводах и в институтах были не слишком бдительны. Времени-то у нас немного. Волнения могут начаться 8 октября, когда текст Конституции напечатают, а могут и 7-го. Слушания уже начались по принятию и вряд ли сроки сдвинутся.

– Понял, товарищ полковник. – Туманов вышел в коридор. Стародубов же сидел и размышлял за столом. Обнаружить-то завербованных наверняка несложно будет, однако что это за наглость себе позволяют за океаном? Вот тебе и политика разрядки!

После обеда все чекисты вернулись с информацией о новых заводских рабочих, студентах, преподавателях и жителях города. Новыми заводчанами Стародубов занялся лично.

– За последний месяц прибыло на завод 84 человека. Задачка вычислить не из простых, – пробормотал Стародубов. – Из других населённых пунктов – 9 человек. Их пока отложим, все из близлежащих деревень. Из 75 оставшихся – 40 являются молодыми специалисты после ПТУ и техникума. Нужно проверить, кто и куда ездил отдыхать летом, где контакт с иностранными спецслужбами мог произойти! – обратился он к коллегам.

Владимир Иванович распределил между сотрудниками работу – выезжавших за пределы города в последний год было не так уж много. Особый интерес вызывали те, кто посещал Москву и Ленинград, таких оказалось 7 человек. Полковник поехал на завод, лично поговорить с заводским начальством и представителем Первого отдела.

По результатам беседы были выявлены 3 наименее надёжные кандидатуры – Сергей Иванович Ковалёв 1948 г. рождения, Пётр Иванович Лебеденко 1950 г. рождения и Макар Степанович Марков 1960 г. рождения. К последнему Стародубов и отправился в цех.

Добрый день, Макар!

– Здравствуйте! – Макар покраснел и смутился. Всё же такой серьёзный человек нечасто навещает.

– Я с начальством вашим договорился, так что прошу оторваться от производства на некоторое время. Коллеги вас подстрахуют.

– Хорошо – Марков выглядел как-то слишком обречённо. Стародубов сразу предположил, что из подозреваемых его с большой долей вероятности вычеркнуть можно, так как если и есть за ним какой грех, то, вероятно мелкий. Людей Стародубов «читал» хорошо. Судя по всему, просто спасовал молодой человек перед сотрудником КГБ.

– Как тебе на новом месте работается, Макар? – спросил Владимир Иванович.

– Хорошо, – Макар почему-то смотрел в пол.

– Что-то украл? – Стародубов решил сразу выяснить причину этой излишней скромности.

– Нет. Детали у меня плохо получаются. Брак выходит, а потом эти детали же в дело идут. Вагоны потом могут сломаться, – растерянно начал оправдываться Макар.

Стародубов улыбнулся:

– Шлифуй мастерство. Думаю, что твои старшие товарищи знают об этом. Хорошо, что делаешь это не со зла. Как в Ленинград съездил?

– Хорошо, очень понравилось. Я бы с удовольствием туда поехал, да вряд ли в институт смогу туда поступить. Если вдруг на Балтийский флот отправят служить...

– Ну, всё у тебя впереди.

Стародубов понял, что парень не врёт и всё его смущение вызвано неудовлетворением от собственной работы. Времени зря тратить было нельзя, поэтому Владимир Иванович, попрощавшись с Марковым, отправился к другому подозреваемому.

Гражданин Лебеденко работал в третью смену, поэтому его можно было перехватить, не отвлекая от производства. Дома его не было, но Владимир Иванович узнал по фотографии человека, занимавшегося на турнике во дворе. Тот как раз окончил подтягивания.

– Сколько подтянулись? – поинтересовался Стародубов.

– 13, норма ГТО, – ответил Лебеденко.

– Остальные показатели как? – поинтересовался Стародубов.

– Тоже на золотой значок, – гордо сказал физкультурник.

– Это хорошо, а как с рабочими показателями? – продолжил беседу Стародубов.

– План выполняю. Вы из КГБ? – задал вопрос Пётр.

– Да, полковник Стародубов.

– Чем могу быть полезен?

– Расскажите, пожалуйста, о своей поездке в Москву. Мы выяснили, что Западные спецслужбы распоясались и ведут вербовку прямо на территории Союза. Разумеется, я уверен, что вряд ли такой человек как вы мог бы попасться на уловку наших противников, но всё же выяснить, побеседовать для уточнения ситуации нужно..

– Я в Москву с женой ездил и дочкой. У нас там родственники супруги живут, так что по американцам как-то времени ходить не было.

– Гражданство предлагали? – Стародубов решил взять напором и неожиданностью Лебеденко. Стародубов легко мог различать ложь в таких моментах. Но Лебеденко не дрогнул.

– Товарищ полковник, мне это неинтересно. Джинсы, магнитофоны, телевизоры Западного образца, жвачка – всё это манит и чарует кого-то, но не меня. Мне, простому работяге, это не надо.

Стародубов прикидывал, мог ли простой работяга так мастерски освоить актёрское мастерство или он действительно говорил искренне. Как докладывал представитель Первого отдела на заводе, Лебеденко в коллектив не очень вписался. До этого учился в Педагогическом училище, стал дипломированным преподавателем английского языка, но впоследствии решил резко сменить направление деятельности и пошёл на завод.

– Я вас понял, товарищ Лебеденко. Скажите, а вы почему не стали преподавать английский язык? Неужели по вашему мнению профессия преподавателя не слишком престижна?

– Я пошёл учить английский, потому что мне действительно нравилась Западная культура. И я уверен был в том, что там живут не так уж плохо, как у нас принято считать. Думал, что там живут сытые счастливые люди, полагал, что там действительно лучше, чем у нас.

– И в чём же вы испытали разочарование, молодой человек?

– Я переписывался с девушкой из Северного Вьетнама. Она мне отправляла фотографии и... В общем, я в неё влюбился. Она хотела поехать учиться в СССР, мы надеялись встретиться, но... Последнее письмо было отправлено 13 декабря 1972 г. Она писала, что ей почему-то стало страшно. Вы знаете, что было дальше? «Рождественские бомбардировки». С тех пор моя любовь к США сменилась противоположными чувствами.

Не врёт, – понял Стародубов. Идейный.

– Чего же на завод пошёл?

– В армию я уже сходил. Хотел что-то ещё полезное сделать для обороны страны. Вот пошёл делать танки.

Выяснив, что Лебеденко не является завербованным агентом, Стародубов понял, что встреча с Сергеем Ковалёвым может быть очень интересна. Владимир Иванович предварительно созвонился с коллегами и узнал, что ничего удивительного у них не произошло. Ищут, пока никого не нашли. Значит встреча с Ковалёвым необходима.

 

 

5 октября 1977

 

Навестить Ковалёва полковник решил в компании майора Дмитрия Туманова. Почему-то Стародубов не слишком удивился, когда не обнаружил искомого гражданина ни на работе, ни дома.

– Где его искать будем? – спросил Туманов. Близился вечер, а подозреваемый гражданин продолжал оставаться вне поля зрения органов безопасности.

– Я кое-что о нём успел узнать. Ковалёв часто наведывался в рюмочную, – ответил Стародубов. – Если даже не найдём его, попытаемся что-то разузнать у собутыльников.

– Прямо классический злодей, – улыбнувшись сказал Туманов. – Работу решил прогулять, время проводит в рюмочной.

– Ну, считать его злодеем несколько преждевременно. Однако, судя по предоставленной о нём информации, тип подозрительный.

Чекисты отправились в рюмочную. Почему-то она была закрыта. Подозрительным показалось Стародубову и то, что за закрытой дверью явно кто-то был.

– Работаете сегодня? – крикнул Стародубов.

Ответа не было. За дверью всё затихло.

– Горло страсть как хочется промочить, – продолжал Стародубов. Может, пустите внутрь? Не будьте же такими злыми.

Мимо проходил гражданин, выглядевший как постоянный клиент рюмочной.

– Менты, что ль? Недолго ваша музыка ещё будет играть, – ухмыльнулся и побрёл дальше.

– Не нравится мне это всё, – сказал Туманов.

– Какие мы тебе менты? Мы с завода. Ковалёва ищем, на работу давно не выходил, попытался завязать разговор Стародубов.

– Да уж, не выходил. Скоро выйдет, сами не рады будете.

Владимир Иванович достал удостоверение и продемонстрировал дерзкому пьянчуге:

– А можешь ли рассказать нам поподробнее?

Но гражданин подробнее рассказывать не захотел, достав ножик попытался ткнуть в живот Стародубова. Однако сей номер не прошёл. Стародубов, перехватив руку, легко её заломил, и нож из руки агрессивного гражданина выпал.

– Хочешь говорить иначе? – Стародубов сильнее заломил руку пьянчуге. Тот грязно выругался и даже попытался лягнуть сотрудника КГБ. Залом руки сделал своё дело, и в итоге гражданин капитулировал.

Приятели узнали, что Ковалёв находится в ресторане «Огни Таганки» и тут же направились туда. Сели за столик, сделали заказ. Музыканты играли мелодию Микаэла Таривердиева «Двое в кафе». Стародубов, уминая тефтели, невольно усмехнулся:

– И газеты нет под рукой, – проговорил он.

Обведя зал глазами, Стародубов наткнулся на встречный взгляд одного гражданина. И тут же понял, что перед ним ни кто иной, как Сергей Иванович Ковалёв 1948 года рождения. Полковник направился напрямую к нему. Но тут произошло необязательное, а потому досадное событие – в Стародубова врезался подвыпивший детина, едва не сбив Владимира Ивановича с ног.

– В начале вечера уже успел набраться? – возмутился Стародубов. Переведя взгляд на место, где только что стоял Ковалёв, горе-рабочего там не обнаружил.

– Ты чего-то ищешь дядя? – окрикнул его детина.

Стародубов оглянулся и увидел в нескольких сантиметрах от своей головы опускающуюся на него бутылку. Но бутылка резко сменила траекторию.

– Не зря удары отрабатывал, – усмехнулся Туманов, глядя на упавшее грузное тело.

– Только пока мы возились, Ковалёв уже точно ушёл, – подвёл итог сложившейся ситуации Стародубов. – Может этот чего знает? – указал он на павшего от удара майора Туманова агрессивного детины. – В общем, надо его в чувства приводить.

Спустя некоторое время, коллеги с новым собеседником продолжили общаться в автомобиле Стародубова. Им удалось узнать, что Ковалвёв планирует организовать 7 октября в день принятия Конституции СССР, ни много ни мало, самовольный парад танков Т-72 по городу. И то, что этот парад будет мирного характера, верилось с трудом. Сдав допрошенного в ближайшее отделение милиции для начала по причине нетрезвости, Стародубов подумал как же быть им дальше:

– То, что гражданин Ковалёв собрался сделать гадость, это ясно. Вопросы следующие – где его искать и кто с ним в сообщниках? – рассуждал полковник. – Проще всего прямо сейчас ввести чрезвычайное положение в городе, остановить работу на заводе до выяснения всех обстоятельств. Но, боюсь, что в этой ситуации кто-то может выйти сухим из воды. Ковалёв действует один, его сообщники могут быть как обычные рабочие, так и кто-то из начальства. Действовать нужно, пока без лишнего шума, хотя мы уже в «Огнях Таганки» успели пошуметь.

Стародубов взглянул на циферблат часов. Стрелка на наградных часах размеренно двигалась. 5 секунд, 10 секунд, 15 секунд. Стародубов собирался с мыслями.

– Дима, быстро из машины! – закричал внезапно он.

Коллеги выскочили из «Волги», отбежали и едва успели укрыться за стеной дома, как прогремел взрыв. К счастью, никто не пострадал.

– Без шума не получается. Значит время вводить чрезвычайное положение, – зло сказал Владимир Иванович.

– Что это в окне?! – крикнул майор Туманов.

Стародубов увидел блеск оптики в окне. Тело машинально начало падать не землю. Но в момент падения Владимир Иванович всё же осознал, что это не оптический прицел винтовки, а бинокль, поэтому падать передумал.

– В подъезд живо! – прокричал полковник.

Чекисты бросились к подъезду. Бинокль в окне пропал.

– Беги в другой, чтоб по крыше не перешёл, – скомандовал младшему товарищу Владимир Иванович.

Друзья разделились. Стародубов вбежал в подъезд, услышал возмущённый женский голос этаже на 4-м. Поднявшись, он никого не обнаружил. Позвонив в первую попавшуюся дверь, Владимир Иванович услышал тот же женский голос.

– Вам кого?

– Полковник КГБ, Стародубов. Откройте, пожалуйста.

Но за дверью медлили.

– У вас всё в порядке? – спросил Стародубов.

– Да, – неуверенно сказала дама.

– Хорошо, у меня дело несерьёзное, я зайду попозже.

Стародубов пошёл вниз. И чем сильнее отдалялся от нужной квартиры, тем более ускорялся. Выскочив на улицу, он взобрался на козырёк подъезда и по газовым трубам начал подниматься на 4-й этаж. Далее он перелез на балкон и увидел в окне, как Ковалёв расхаживал по квартире, держа в руках пистолет. Было уже не до сантиментов, и Стародубов выбил дверь балкона, нацелив свой ПМ на злоумышленника.

– Оружие на пол! – грозно сказал полковник.

Тот попытался выстрелить, но Стародубов медлить не стал и, ранив Ковалёва в плечо, тут же бросился на него, выбив пистолет из руки.

– Поздно, полковник. К параду всё готово, и вам нет смысла возиться со мной.

– Пристрелить? – спросил Стародубов.

По интонации Ковалёв понял, что полковник сделает обещанное без промедления. Это не юнец, верящий в перевоспитание человека. Это матёрый работник органов правопорядка, который, вероятно, не раз спускал крючок пистолета в сторону своего врага.

– Не надо, – ответил Ковалёв.

– Конечно, не надо. Ты явно не из идейных. Думал беспорядки в городе создать, потом по поддельным документам неспешно добраться до Москвы и оттуда вылететь за границу? Где планировал новый дом отстроить? На острове или за океаном? А теперь тебя ждёт 64 статья УК РСФСР. До измены Родине ты допрыгался. И чем быстрее ты поможешь предотвратить то, что может случиться, тем более человечные тебе будут созданы условия за колючей проволокой. А то что ты туда попадёшь, не сомневайся. Для начала с тебя ключевые исполнители. А когда устраним танкопарад – возьмёмся и за организаторов. Ну и про взрывчатку в автомобиле тоже расскажи, интересно всё же, насколько вы кровожадные?

Сергей Ковалёв рассказал всё о готовившихся злодеяниям. По планам заговорщиков на мероприятие по принятию новой Конституции проникнут люди с плакатами, которые будут активно возмущаться, требуя больших изменений для страны. Специально подготовленные люди этих возмущающихся запечатлят на фото- и видеоаппаратуру, ну а затем по планам должно настать время парада. Танки, якобы по приказу местных властей, будут давить всех граждан без разбора, а в иностранной прессе с подкреплёнными фото и видеосюжетами всё будет подано, как «Государство давит несогласных танками». К счастью, стараниями органов правопорядка этот страшный сюжет заговорщикам реализовать не удалось.

Несостоявшихся танкистов нейтрализовали, на заводе начали проводить «чистку рядов». Принятие Конституции в городе N встретили без особых происшествий.

– А ведь всё могло быть иначе, – проговорил негромко Владимир Иванович, описывая в своём дневнике события прошедших дней. – Мой небольшой вклад в семейные архивы Стародубовых. Может, кому из потомков эта история придётся по нраву, вспомнят меня добрым словом.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов