Архитектура

1

1378 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 86 (июнь 2016)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Филичкин Александр Тимофеевич

 

Архитектура

Профессия архитектора многим кажется творческой, очень интересной и весьма уважаемой. Возможно, так оно и есть. Если вы входите в славную когорту выдающихся зодчих нашей эпохи. Или хотя бы в число самых модных творцов «музыки из камня» своей страны, на худой конец города. Местные знаменитости, по крайней мере, у всех на слуху и владеют собственными проектными фирмами. Благодаря чему и получают за свой труд более или менее приличное вознаграждение. А это позволяет им симулировать уровень жизни, похожий на безбедное существование их заказчиков.

 

Все остальные архитекторы обретаются совсем в ином мире. Каждый из них является, в лучшем случае, слугой двух господ. Первым и самым главным является заказчик, который обычно сам не ведает, чего он хочет получить на выходе. Вернее сказать, он знает только две вещи – это количество денег, которое может потратить на свою прихоть и то, что он разбирается буквально во всём гораздо лучше, чем окружающие. Требуется уйма времени и душевных сил, чтобы подвигнуть этих людей к пониманию собственных желаний.

Второй господин это хозяин проектной фирмы. Для него главное сорвать максимальное количество денег за минимальный срок. Поэтому наёмный архитектор должен создать шедевральное сооружение за одну ночь. В крайнем случае, за две. Причём, оно должно полностью удовлетворить заказчика.

 

Кроме того, вся проектная контора обязана состряпать проект грядущей городской достопримечательности за неделю. Значит, это здание должно представлять собой кирпичную коробку без окон и дверей и прочих архитектурных излишеств. Вот так и крутятся все дипломированные зодчие между молотом заказчика, раскалённым его немереным честолюбием, и ледяной наковальней хозяина фирмы.

Так что, творческая судьба Андрея ничем не отличалась от судеб его собратьев по ремеслу. Шеф постоянно вмешивался в работу и с наслаждением играл роль Всеведущего Генерального Архитектора, который лучше всех знает, что нужно Заказчику. Практически всегда Заказчик отвергал решения Шефа, и тот всегда валил ответственность на исполнителей, которым он (Шеф) говорил совсем другое. Просто эти тупые артиХеХторы его не так поняли.

 

 

Но даже среди «обычных», малообразованных, но сильно амбициозных заказчиков иногда попадаются совершенные уникумы. Один из них с ранних детских лет мечтал купить частный дом в районе города, который в давние советские времена облюбовали партийные бонзы местного масштаба. Участок был недалеко от центра Самары, выходил к Волге, протекающей через город, и был огорожен бетонным забором от вторжения непочтительных пролетариев.  

И вот после великой приХватизации всей страны его мечта наконец-то сбылась. Заказчик хапнул столько народного добра, что смог купить в районе своей мечты целых ДВА участка, разделяемых лишь покосившимся штакетником. Он быстро снёс гнилые сараюшки, оставшиеся от героев минувших дней, и задумался над вопросом, что же он хочет здесь построить? Долгие размышления так и не внесли ясности в его не обременённый высоким интеллектом мозг. Тогда он пришёл в контору, заключил договор на проектирование коттеджа и принялся терзать Андрея измышлизмами своего недалёкого ума.

Практически каждый день он беседовал с Андреем с глазу на глаз. Приходил с утра, смотрел чертежи, выполненные архитектором после его вчерашнего визита, и отвергал всё, чего так сильно жаждал накануне. Затем начинался очередной цикл воплощения в бумагу новых мечтаний. На следующий день всё повторялось сначала. Несмотря на всю схожесть работы с трудом незабвенного товарища Сизифа, проект, как это ни странно, понемногу продвигался вперёд.

Наконец, через два месяца, план первого этажа был в общем-то обговорён. На всё про всё потребовалось лишь пара-тройка десятков разнообразных вариантов. В итоге заказчик всё-таки понял, что это именно то, о чём он мечтал с раннего детского возраста. Как истинный сибарит, он сразу отказался от строительства второго этажа:

– Неча лазать по лестницам, чай не обезьяна! – заявил он.

 

Зато тут же захотел полуподвал, в котором намеревался устроить мастерские и сауну. Здесь, к счастью Андрея, больших проблем не оказалось, хотя с баней всё же пришлось повозиться. Заказчик начисто отверг идею пошлого стандартного бассейна, а захотел что-то вроде каменной бадьи с проточной водой. Причём, она должна была быть целиком заглублённой в пол.

Через десяток вариантов и здесь всё почти утряслось, но ближе к концу выяснилось, что заказчик хочет, чтобы в сауне был большой туалет. Ну ладно бы, как у всех, с обычным унитазом и умывальником, так нет, ему возжелалось иметь там не только биде, но ещё и писсуар. Кроме того, весь этот набор шикарной сантехники должен был стоять в холле сауны, совершенно открыто. Без каких либо перегородок! Даже чисто символические ширмы, которые предлагал ему отчаявшийся Андрей, и те не прошли. Не понравился господину ни вариант из матового стекла в полный рост, ни из каких-либо других материалов, хотя бы на высоту в один метр, как в тюряге «у параши».

 

Андрей долго уговаривал заказчика, объясняя, что акт мочеиспускания или дефекации является интимным делом и ещё с пещерных времён люди стремились не выставлять это действо напоказ. Всё оказалось бесполезно, и парень в очередной раз убедился, что архитектура является продажной девкой империализма. Одним словом – кто платит, тот девушку и танцует.

Ну, а после слов заказчика «МНЕ так больше нравиться!», Андрею пришлось смириться с экстравагантным желанием клиента и сделать всё так, как он хочет. К своему сожалению парень так и не смог понять, чем же в большей мере страдал этот заказчик – вуайеризмом (страстью к подглядыванию), или – эксгибиционизмом (выставлением себя напоказ).

Спустя полгода Андрей наконец увидел фотографии здания, которое воздвиг этот привередливый заказчик. Абсолютно все архитектурные излишества фасада и светлую «скандинавскую» отделку природным камнем словно корова языком слизнула. Оригинальный «сломанный» козырёк перед главным входом тоже бесследно исчез. Теперь на фото громоздился длинный одноэтажный сарай из красного облицовочного кирпича под красной крышей из пресловутой металлочерепицы. Так что, «шедевральное» сооружение сильно смахивало на «правление» зажиточного советского колхоза.

 

 

В течение этой зимы, которая, не в пример прочим, тянулась непомерно долго, умозрительная коллекция Андрея пополнилась ещё одним чудиком. Нужно сказать, что этот человек потряс архитектора не так, как другие, а совершенно особым способом. Нет, апломбом и необразованностью, он ничем не отличался от остальных. Так же, как и прочие не знал, чего хочет, и из-за этого сильно гневался на бестолкового проектировщика.

И, как это всегда бывает в таких случаях, проект особняка пришлось сделать очень-очень быстро. Почему-то все богатые люди, по мере накопления несметных богатств, сильно меняются. Причём, всегда в худшую сторону. В первую очередь, они стремительно растрачивают свой запас долготерпения, который и без того у них был очень скромным от природы. Нужно полагать, они просто разменивают одно на другое и, вдобавок к этому, приплачивают своей невеликой совестью.

Когда парень заикался о сроках выполнения работы, обычно следовал возмущённый возглас хозяина: «Да что там делать? Я же тебе уже всё рассказал!» На жалкие возражения, что всё это нужно ещё и начертить, всегда следовал шаблонный ответ: «Так за тебя же компьютер работает! Нажал и всё готово!» А о том, что, как говорят в народе: «Пока кнопку нажмёшь, спина взмокнет!» – никто из них и слышать ничего не хотел. Эта мысль никак не укладывалась в их головах.

 

Мало того, этот нувориш был очередным высокопоставленным другом его Шефа. Поэтому Андрей был вынужден взять чертежи домой и сидел над ними всю субботу, с раннего утра до позднего вечера. В воскресенье утром поднялся ни свет ни заря и, не позавтракав толком, продолжил пахать дальше. Ровно в двенадцать часов, когда парень уже собрался сделать краткий перерыв на обед, раздался телефонный звонок. Речь заказчика как всегда была чрезвычайно категорична и немногословна:

– Приезжай ко мне срочно! – затем в трубке послышались стук о рычаги, и последовали короткие частые гудки.

Архитектор бросил работу и кинулся на трубный глас хозяина будущего особняка. Затюканный богачом, Шефом и напряжённой работой без выходных, он всё ещё продолжал думать о проекте. Поэтому быстро собрался и выскочил на улицу. А так как в предыдущие дни было около нуля, то Андрей по инерции оделся соответственно вчерашней погоде.

Торопливо сбегая по лестнице, он только на втором этаже вспомнил, что накануне синоптики обещали резкое похолодание. Причём, сурово предрекали падение температуры сразу до минус двадцати. Лукавые метеорологи, обычно дававшие уклончивые прогнозы, типа: – «То ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет», – вчера были необычайно категоричны, но кто же им поверит после стольких лет ошибочных предсказаний?

Возвращаться на пятый для того, чтобы переодеться, в то время, когда такой важный заказчик просто изнывает от нетерпения, было совершенно невозможно. Парень набрал в лёгкие побольше воздуха и с мыслью «Наверняка наврали!» распахнул дверь и вышел из подъезда. Однако, на этот раз, в кои-то веки, прорицатели не обманули народ. Андрей шагнул через порог и словно с ходу попал в огромный морозильник, или в царство деда Мороза. Как кому больше нравиться.

 

Обширный двор, ещё вчера заваленный грязным подтаявшим снегом, сегодня был покрыт белой пеленой свежевыпавшего инея. Ветви деревьев топорщились нежнейшими кружевами, сплетёнными из острых иголочек изморози. Они облепили каждый побег и сверкали на солнце россыпью крошечных бриллиантов. Морозная дымка слегка размывала резкие очертания окружающего пейзажа и придавала всему вокруг некий налёт импрессионизма. Красота была совершенно необыкновенная, но и мороз перевалил далеко за двадцать! Лёгкую одежонку архитектора мгновенно выстудило, и он зябко поёжился.

Не теряя ни секунды, он бросился к своей старенькой машине. Как и следовало ожидать, наружный замок замёрз и никак не хотел открываться. Едва не сломав онемевшие пальцы, Андрей всё-таки сумел распахнуть дверь и плюхнулся на сидение. То, что он почувствовал, можно было сравнить только с окунанием голой задницы в речную прорубь. Ерзая на ледяном кресле, словно уж на раскалённой сковородке, парень вставил ключ в щель на панели руля, и повернул.

Стартёр несколько раз неуверенно вжикнул и обиженно смолк. Причём, от его тщетных усилий двигатель даже не вздрогнул. А все его стальные члены остались совершенно неподвижными, словно смёрзлись в единое целое. Архитектор несколько раз повторил операцию. Никакого эффекта. На таком морозе старенькая машина просто отказывалась работать. Зато сидение под ним уже немного нагрелось и теперь не вызывало явных ассоциаций с насквозь промёрзшей, гранитной плитой. Как не жаль было покидать этот, в прямом смысле, насиженный шесток, но пришлось это сделать.

 

Андрей выбрался из заледеневшей жестянки салона и огляделся. К его сожалению, во дворе не наблюдалось ни одной живой души. Только заиндевевшие автомобили серебрились посреди белоснежных сугробов. Так что, «прикурить» оказалось не у кого. Крутить «кривой стартёр» на таком морозе, как знал он по собственному опыту, было совершенно бесполезно. Поэтому архитектор в сердцах захлопнул дверцу автомобиля и неровной рысцой потрусил в сторону остановки автобуса.

Однако это ему не помогло, и дождаться общественного транспорта он так и не смог. Простояв минут двадцать, парень почувствовал, что «осенние» сапоги на тонкой подошве совсем не греют ноги и сейчас его ступни превратятся в настоящие ледышки. Он плюнул на экономию средств, тормознул первую попавшуюся легковушку и попросил водителя подбросить до заказчика. Это оказалась родная сестра его «старушки», на которой он сам уже ездил который год. Мужчина за рулём сочувственно оглядел архитектора, трясущегося как овечий хвост. Согласился подвезти, но, пользуясь случаем, заломил двойную цену.

 

Так как ехать пришлось на другой конец города, то получалось очень накладно. Но делать было нечего. Против судьбы не попрёшь. Так уж исторически сложилось, что слуги народа, а затем и его настоящие хозяева предпочитали проживать в одних и тех же местах. По причине, непонятной обычным гражданам, и те, и другие, облюбовали для себя благоустроенный центр города. Ну, а Андрей, как истинный представитель россиян, обретался на самой окраине. То есть, в пролетарской слободке, выстроенной рядом с металлургическим гигантом советской индустрии, который благополучно почил в бозе сразу после перестройки.

К счастью, дороги оказались совершенно пустыми. Оно и понятно. В такую погоду нормальные люди отдыхали или, как Андрей, не смогли завести своих «четырёхколесных друзей». Однако, в отличие от него, они не попёрлись незнамо куда, а предпочли благоразумно остаться дома. Благодаря этому, привычных пробок не наблюдалось, и они доехали так быстро, что парень даже не успел толком согреться.

Машина остановилась у новенького жилого дома, вычурно стилизованного под современный стиль «хай тек». Самое удивительное было в том, что он оказался втиснут в узкий разрыв между зданиями совершенно разных эпох – «дореволюционным модерном» с одной стороны и «сталинским классицизмом» с другой.

Ничтоже сумняшеся, Андрей порылся в кошельке и в качестве расплаты протянул новенькую крупную банкноту. Водитель с каким-то новым интересом взглянул на непрезентабельного пассажира. Сильно задумался, а потом принялся шарить по карманам в поисках разменных купюр.

 

Причём делал это так долго, что парень, торопившийся к заказчику, успел выйти из салона и начал нетерпеливо топтаться возле открытой дверцы. Совершенно неожиданно, шофёр резко рванул свою «старушку» с места и смылся, так и не вернув сдачу. Бежать за машиной не было никакого смысла. Всё равно не догонишь! Архитектор плюнул на потерянные деньги и пошёл к подъезду дома по тщательно выметенной дорожке.

Он никогда не был в квартире этого заказчика, поэтому не знал местных порядков, и смело нажал на кнопку новейшего домофона. Глубокий вежливый мужской голос спросил:

– Вы к кому?

Андрей назвал имя и отчество клиента их фирмы.

– Одну минуту, – ответил динамик, но дверь так и не открылась.

Парень терпеливо стоял перед широкими створками и отчаянно мёрз. Находясь перед объективами телекамер, он посчитал неудобным приплясывать на месте и стоически терпел муки холода. Минут через пять сейфовый замок всё-таки щёлкнул, и толстое стальное полотнище приветливо распахнулось. Андрей шагнул через порог и на деревянных ногах вошёл в богато украшенный холл. Всё помещение оказалось заставлено живыми растениями, растущими в керамических горшках.

За стильной конторкой, походившей на рецепшен солидного отеля, стоял огромный охранник. Не скрывая искреннего презрения, он смотрел на жалкого посетителя, трясущегося, словно Каштанка в начале своей карьеры. Ни слова не говоря, он простёр свою длань и с величавой грацией Цезаря, бросающего в бой верные легионы, указал вглубь обширного зала. Передвигаясь робкой трусцой, архитектор двинулся в указанном направлении. Лифт был уже в двух шагах, когда раздался мелодичный сигнал, и кто-то из жильцов вызвал кабину на свой этаж. Андрей беспомощно взглянул на охранника.

– Лестница слева, – пророкотал недовольный бас Цербера.

 

Парень метнулся в угол помещения, открыл дверь с зеркальными стёклами и помчался вверх по ступеням. Нужно сказать, что высота этажей неприятно удивила архитектора. К его явному недовольству, она была не меньше трёх с половиной метров. К тому же оказалось, что на каждой площадке всего по две квартиры, поэтому пришлось бежать на самый верхний ярус здания, на седьмой.

Так что, по его самым скромным подсчётам, он почти бегом поднялся на девятый этаж обычного жилого дома. Если не выше! Когда Андрей наконец добрался до нужной двери, то от него буквально валил пар, как от загнанной лошади. Мало того, воздух из его лёгких вырывался с таким же надрывом, как у умирающего животного.

Парень с трудом проглотил сгустившуюся слюну, кое-как восстановил запалённое дыхание и нажал на клавишу коммуникационного устройства. Однако он не услышал ни единого звука и не понял, отреагировал ли кто-нибудь в квартире на его сигнал? Он стоял и размышлял: – «То ли я слабо нажал, и звонок не сработал, то ли у хозяина хорошая звукоизоляция?» – спустя минуту он подумал: – «Что же мне теперь делать? Ещё раз позвонить или постучать? Вдруг у него кнопка сломана?» – в таких сомнениях прошло ещё какое-то время.

Андрей уже поднял руку во второй раз, когда бронированная дверь вдруг распахнулась, и он увидел на пороге заказчика, одетого в растянутую майку и линялые шорты до колен. В семейном кругу всемогущий Босс выглядел подобно обычному россиянину, отдыхавшему на личном дачном участке.

– Что так долго? – недовольно рыкнул хозяин и едва сдвинулся с места, чтобы пропустить гостя. Парень бочком протиснулся мимо массивной фигуры, заплывшей толстым слоем подкожного жира, и просочился в огромную прихожую. Быстро огляделся, заметил у дверей открытый шкаф-купе с верхней одеждой и, торопливо оправдываясь, принялся расстёгивать свою тоненькую куртёшку «на рыбьем меху».

– Не раздевайся! – скомандовал нувориш: – Нам нужно кое-куда сходить. Подожди здесь, пока я соберусь, – он захлопнул входную дверь и удалился в необъятные глубины шикарных апартаментов. Отсутствовал он минут сорок, если не больше.

Всё это немалое время Андрей топтался в хорошо натопленном помещении и изнывал от высокой температуры. Он сильно взмок, пока бежал по лестнице, а теперь совершенно взопрел. Чтобы увеличить теплоотдачу, он снял с головы вязаную шапочку, расстегнул куртку и стащил шарф с мокрой шеи.

 

Однако всё это помогло очень мало, и ему всё равно было невыносимо жарко. Тогда он решился скинуть куртку, но повесить её вместе с хозяйскими вещами не осмелился и перекинул через руку, словно сельский интеллигент из советского фильма полувековой давности. Так он и топтался возле дверей, пока хозяин изволил собираться.

Наконец в глубине апартаментов послышался шорох, и в прихожую вошёл элегантно одетый заказчик, благоухающий очень дорогим и самым модным парфюмом. Андрей мучительно застеснялся своего затрапезного вида и сильно покраснел: – «Наверное, Босс решил сводить меня в особняк кого-нибудь из своих богатых друзей, – мелькнуло у него в голове, – чтобы показать, как нужно сделать красиво». – Кое-как справившись со своим сильным смущением, парень спросил:

– Может быть, мне нужно было одеться поприличнее?

Хозяин окинул его брезгливым взглядом и пренебрежительно пробурчал:

– И так сойдёт, – надел зимние сапоги из крокодиловой кожи. Влез в шикарную долгополую дублёнку. Нахлобучил на лысину шапку из шиншиллы и коротко бросил: – Пошли.

Путаясь в многочисленных задвижках и поочередно роняя на пол «балаклавку», шарф и перчатки, Андрей распахнул дверь и выскочил на площадку. Бросился к шахте лифта и нажал на кнопку вызова. Заказчик закрыл квартиру на несколько замков. Прошёл мимо открытой кабины и стал подниматься по лестнице.

 

«А я думал, что это последний этаж, – удивился парень и устремился вслед за хозяином. – Может быть, его друг живёт в пентхаусе? Тогда зачем надевать сапоги и дублёнку?» – терялся в догадках архитектор, но куртку и шапку всё-таки на себя натянул и намотал на мокрую шею колючий шарф.

Тем временем они поднялись на один этаж, который явно был не жилым, а техническим. Преодолели ещё два пролёта и оказались у низкой двери, обитой неровно окрашенной жестью. Заказчик перебрал связку ключей, выбрал из них один, отпер замок и шагнул за порог. Ничего не понимая, Андрей двинулся следом и оказался на плоской крыше дома, занесённой глубоким снегом.

Придя в полное изумление, он остановился и ошарашено огляделся вокруг. Судя по лёгким деревянным решёткам, закреплённым на столбах и арках, это место использовали в качестве летней прогулочной площадки. Но сейчас была зима и, естественно, ей никто не пользовался.

Между тем Босс сделал несколько шагов по слежавшемуся насту. Архитектор автоматически поспешил за ним и встал рядом. Хозяин на секунду замер и вдруг сказал умильным голосом, раскаявшегося разбойника:

– Смотри, какая тут красота! – затем он царственным жестом самодержца указал на зимний город, раскинувшийся вокруг дома.

 

Не понимая, зачем он здесь, парень принялся вертеть головой во все стороны и не заметил, что заказчик уже вернулся назад к надстройке, стоящей на кровле.

– Ну, ты любуйся, а мне пора ехать, – услышал он голос за спиной. Резко повернулся и увидел, что клиент уже скрылся в проёме. Парень очнулся от удивления и бросился следом. Холодная жесть скользнула по протянутым пальцам. Мощная пружина захлопнула створку прямо перед его носом, и замок тихо щёлкнул. Затем наступила звенящая тишина, которая прерывалась лишь тихим гудением проводов, висящих над домом. 

Ошеломлённый произошедшим Андрей застыл на месте. В тупом изумлении воззрился на закрытую дверь и увидел, что со стороны крыши она не имела ни ручки, ни даже замочной скважины. Налетевший порыв ледяного ветра вёрткой змеёй пробрался под верхнюю одежду и мгновенно выхолодил бельё, насквозь пропитанное потом. Парень моментально замёрз, кожа вдруг покрылась крупными мурашками, и он почувствовал сильнейший озноб. Затем всё его тело начала колотить частая и совершенно неудержимая дрожь.

 

Надеясь, что его кто-нибудь услышит, архитектор принялся стучать кулаками по железной поверхности. Никакого ответа. Тогда он стал внимательно осматривать неожиданную преграду, внезапно отделившую его от тёплого подъезда. Только тут он заметил, что рядом с косяком висит маленькая коробочка чем-то напоминающая домофон. Трясясь от жуткого холода, он нажал на кнопку. Раздалась резкая переливчатая трель, прозвучавшая в ушах парня нежнейшей музыкой небесных сфер. Скоро звонок стих, но никто не ответил на сигнал. Андрей надавил ещё раз, потом ещё и ещё. Полная тишина.

Придя в полное исступление, архитектор заколотил в дверь ногами. Когда он совсем выдохся и остановился, чтобы немного передохнуть, раздался грубый голос охранника:

– Ну, кто там буянит наверху?

– Меня на крыше забыли! – завопил парень истошным фальцетом.

– Вас не слышно! – раздражённо сказал консьерж: – Нажмите кнопку и говорите прямо в микрофон.

Андрей отыскал едва заметный металлический бугорочек и вдавил его онемевшим пальцем. Пригнулся к зарешеченному окошечку переговорного устройства и закричал:

– Откройте дверь, пожалуйста! Я замерзаю!

– Нужно брать с собой магнитный ключ! – недовольно буркнул Цербер.

Вновь раздался переливчатый сигнал, замок щёлкнул, и створка слегка приоткрылась. Не веря своему счастью, парень торопливо распахнул дверь и опрометью бросился вниз по лестнице. Когда он пролетел мимо этажа заказчика, наверху сухо щёлкнула задвижка, закрывающая выход на крышу. Андрей сбежал по ступеням до первого этажа, выскочил на улицу и помчался к дороге, занесённой снегом. Потом, трясясь от холода, ещё минут двадцать ловил машину, которая смогла бы довезти его до дома. На этот раз ему подвернулся автомобиль, в котором печка работала из рук вон плохо.

 

Короче говоря, к себе он добрался только около четырёх часов дня. Благодаря очередному указу правительства, стрелки вновь перевели на зимнее время. Так что, на улице было совершенно темно, словно в Мурманске в середине глубокой полярной ночи. С трудом переставляя окоченевшие ноги, Андрей поднялся на свой пятый этаж. Стащил зубами тонкие перчатки и непослушными от мороза руками кое-как вытащил ключи из кармана. Едва удерживая их заледеневшими пальцами, отпер дверь. Вошёл в квартиру, с радостью захлопнул створку и наконец-то отгородился от лютой зимней стужи.

Стянул с себя задубевшую от холода одежду и, волоча ноги, поплёлся на кухню. Достал из настенного шкафчика початую бутылку и налил себе полстакана водки. Единым махом выпил горькую жидкость и заел её огромным ломтём вареной колбасы, отрезанным от батона. Проглотив едва прожёванный кусок, Андрей с огромным удовольствием повторил лечебную процедуру.

Убрав выпивку и закуску на место, он заплетающимися шагами прошёл в комнату. Выключил всё ещё работающий компьютер. Вынул из прикроватной тумбочки подушку с пледом. Завернулся в тёплое мохнатое полотнище, наподобие римского патриция, и ничком упал на диван. Всю ночь ему снился затерянный в Тихом океане тропический остров, на котором не было ни одного заказчика.

 

Грянул очередной финансовый кризис. Шеф не совладал со сложной  экономической ситуацией и был вынужден продать свою проектную контору. Новые хозяева пришли на его место и взялись за дело прямо-таки с оголтелым энтузиазмом. За полгода сменилось всё руководство, а заодно и пять заместителей директора по строительству. Каждый из них пытался внести в проектное дело какие-то свои оригинальные изменения. Наконец владельцы угомонились и прекратили тасовать кандидатуры. То ли нашли подходящих, то ли просто устали и решили посмотреть, что из этого выйдёт.

Судя по всему, новый Зам хорошо помнил старый анекдот про публичный дом, в котором говорится, что если падает прибыль, то нужно не кровати переставлять, а проституток менять. Именно поэтому он притащил за собой двух молодых архитекторов, сильно уверенных в себе. Один появился сразу, второй должен был выйти на работу через месяц.

 

К приходу принятых сотрудников руководство решило выделить деньги на покупку новых компьютеров. Заодно их сменили и всем остальным. Дошла очередь и до Андрея и, как всегда не вовремя. Нужно было сделать целую кучу чертежей, но вдруг приносят комп и приказывают срочно заняться установкой программ на новую машину. Все просьбы парня отложить эту процедуру на несколько дней и дать ему закончить работу оборвал новый Зам:

– Нужно срочно забрать компьютер, иначе его отнимет другой отдел.

Два полных дня Андрей вместе с системным администратором «набивал» машину лицензионными программами. Всё шло, как обычно идёт в таких случаях, то есть через пень-колоду. То одна программа не устанавливается, то другая. В конце концов всё было сделано. Тут прибегает взъерошенный Зам и спрашивает:

– Как движется работа? Сроки поджимают, нужно сдавать.

За следующие три дня Андрей пытался сделать то, на что была нужна, минимум неделя. Вдобавок ко всему пришлось бороться с новым компом. Он постоянно «глючил», и программы «слетали» одна за другой. Те ломаные «проги», к которым привык Андрей, заменили на другие – лицензионные, но купленные по дешёвке и часто лишённые многих полезных опций, они лишь замедляли проектирование. Парень всё же ухитрился выполнить объект к пятнице. Сдал его в срок и со спокойной душой отправился домой.

 

В понедельник он пришёл на работу как всегда к девяти и увидел, что комп, который он отлаживал всю неделю, стоит у второго нового архитектора, наконец-то вышедшего на работу. На вопрос Андрея:

– Мне пересаживаться на старый компьютер? – ему ответили:

– Сейчас в соседнем отделе один человек ушёл в отпуск. У него комп, намного мощнее, чем твой старый. Мы возьмём у него компьютер и поставим тебе.

На этот раз машину «набивали прогами» целых три дня. Потом ещё пару дней Андрей отлаживал интерфейсы программ. Комп оказался лишь немногим мощнее, чем старый, но это небольшое преимущество съедалось отсутствием привычных опций, так что, радости от «новой» машины не было никакой. Ну, а про то, что почувствовал человек, вернувшийся из отпуска и узнавший о реквизиции его компа, парень и вовсе старался не думать.

 

Андрей, который более двенадцати лет тащил на себе почти всю архитектуру в этой конторе, теперь оказался задвинут на третьи роли и был вынужден заняться исключительно разработкой рабочих чертежей. В один из дней в комнату вошла женщина из технологического отдела, проработавшая здесь более десяти лет, и громогласно заявила:

– Кто здесь самый продвинутый архитектор? – и сразу пошла к новым сотрудникам.

Услышав эти слова, парень не только не обернулся. Он даже не оторвал взгляда от монитора, куда сосредоточенно пялился, и решал очередную проблему, возникшую в ходе проектирования. Но про себя всё же грустно подумал: – «А я теперь задвинутый архитектор...»

 

 

 

На сайте http://www.arecontvision.ru/asp/ulichoe_videonabludeinie можно выбрать камеры видеонаблюдения. Сегодня уличное видеонаблюдение стало неотъемлемой частью повседневной жизни. В сферу фиксации уличного видеонаблюдения попадает не только сам охраняемый объект, но и прилегающая территория, соответственно и происходящее на этих территориях. С моделями и возможностями камер видеонаблюдения можно подробно ознакомиться на сайте. 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов