«Не догорай, моя лучина!..»

2

2892 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 84 (апрель 2016)

РУБРИКА: Литературоведение

АВТОР: Бедная Наталья Владимировна

 

О книге стихов Николая Зиновьева «Дождаться воскресения», Ростов-на-Дону, 2013

О книге стихов Николая Зиновьева «Дождаться воскресения», Ростов-на-Дону, 2013.

 

«Не догорай, моя лучина!..» – поэт Николай Зиновьев просит Бога помочь ему разобраться в себе, ибо: «Хожу как будто в темноте, // И Муза мне моя не внемлет. // Остались чувства только те, // Которых слово не объемлет».

Николай Александрович Зиновьев – поэт, наш современник, член Союза писателей России, член правления Союза писателей России, лауреат многих литературных премий, автор более двадцати поэтических сборников – родился на Кубани в станице Кореновской (ныне город Кореновск). Окончил ПТУ, станкостроительный техникум и филологический факультет Кубанского государственного университета.

В художественно-литературном издании Николая Зиновьева «Дождаться воскресения» раскрывается гражданская позиция поэта в момент жизненного перелома:

 

Ночи тьма сменилась светом,  

На глазах сменилась власть.

Но заметьте, что при этом

Кровь ничья не пролилась.

 

Только песни птичьи льются

И в саду, и на лугу.

Я – поэт – из революций

Только эту чтить могу.  

 

Стихи наполнены добрым отношением к людям и неутолимым желанием помочь тем, кому плохо: «А в моей душе для шалости // Нет ни желания, ни сил. // Она вся соткана из жалости // Ко всем, кто бед земных вкусил…» И это желание берёт начало ещё в детстве, воспоминания о котором предстают живой картиной («Мистика»): «Всем счастья и здоровья! // В степи встаёт рассвет. // Гоню пасти коров я, // И мне двенадцать лет…».

Мать поэта, Лидия Александровна, – учительница начальных классов, отец, Александр Дмитриевич, был рабочим. Из искреннего чувства благодарности близким рождается ощущение связи с ними и после их ухода и понимание тайны этого чуда:

 

Когда от боли никуда не деться,  

Я вспоминаю своё детство,

Отца живого, его маму –

Родную бабушку мою.

И боль уходит мал-помалу.

Они давно уже в раю

И помогают мне оттуда.

Непостижима тайна чуда,

Не понаслышке говорю.

 

Видения детства посещают поэта, и незатихающая боль потери отца вновь пронзает его сердце («Видение»):

 

Вот старый пруд с рекой в соседстве, 

Пищит кулик среди куги.

А по воде бегут круги

От камня, брошенного в детстве.

 

Слеза скользит по подбородку,

И вижу я – о Боже мой! –

Под старой ивой нашу лодку,

И в ней стоит отец… живой.

 

Родители для Николая Зиновьева – это святое, и чувство сыновней любви переполняет его («Матери»):

 

Среди судьбы крутых излучин, 

Блужданий духа и ума,

Я не скажу, что я измучен,

Но так устал я, слышишь, ма?

«Конечно, слышу», – отвечает,

С вязаньем сидя на скамье.

Она души во мне не чает.

Одна. Одна на всей земле.

 

На вечный вопрос, что же такое счастье, поэт даёт простой ответ («На родине»): «Пресловутого ждёшь счастья, // А оно в том, что ты жив // И глядишь небеспричастно // На родные кроны ив…». Автор чувствует помощь своего ангела-хранителя: «Когда бессонными ночами // Пишу о том, как жизнь мудра, // Стоит мой ангел за плечами // И терпеливо ждёт утра…»

У Николая Зиновьева – самобытный голос. Это свидетельство недюжинного таланта. Уникального. Необыкновенного. Он у него – от родной земли: «…Я шагаю полем Диким – // Ничего себе пустырь! // Быть народу не великим // Не позволит эта ширь», от единения с русской природой: «Вот и осень собственной персоной // Серебром явилась на траве…» или: «Золотой, багряный, рдяный // Парк сегодня. Скоро снег…» («В осеннем парке»).Ощущая себя неотъемлемой частицей русских просторов, он не торопится соглашаться с тем, что мир стал другим («На родине»):

 

Висит вязанка чеснока  

На старом дедовском гвозде.

Безмерной жизни – на века –

Запаса больше нет нигде.

 

Он только здесь, в родном краю,

Где я хоть что-то, может, значу,

Но я об этом не пою,

А, как ни странно, плачу…

 

И поэт ищет утешения в своей печали там же, в родных местах: «Луна на ущербе и жизнь на ущербе. // Пойду расскажу свои беды все вербе. // Своими ветвями обнимет мне плечи, // Глядишь, и немножечко станет полегче. // Обоим: и вербе дуплистой, и мне… // А может, и даже ущербной луне».

Тёплые воспоминания в душе автора вызывает чистота юношеских отношений («Из былого»):

 

Мы с ней в тени акаций  

Пьём тёплое вино.

Нам надо целоваться,

И мы идём в кино.

 

И ветра дуновенье,

И наш поход в кино,

И каждое мгновенье

Навек освящено.

 

Стихи Николая Зиновьева о любви отличаются нежностью, чувственностью («Ещё раз про любовь»):

 

Халат накинула ты мой, 

Тебя слегка знобило.

А то, что мне казалось тьмой,

Слепящим светом было.

На чашку кофе тень легла,

Дымилась сигарета.

А в синем сумраке угла

Дремала страсть, струилась Лета…    

              

«Ещё раз о себе»: «Давно пишу стихи уже, // Навек прикован к лире. // И не душа темна – душе // Темно в подлунном мире». Каждый новый день волнует поэта своей непредсказуемостью: «Выйдешь на рассвете на крыльцо, // Небо в облаках, как в образах, // И увидишь Родины лицо // Милое до слёз и всё в слезах» («Новый день»). Иной раз непредсказуем и он сам:

 

В зарослях орешника,

Там, где ветер спит,

На ладони грешника

Бабочка сидит.

 

Крылышки расправила,

Всё ей в мире так.

Что меня заставило

Резко сжать кулак?

 

И душа поэта ищет путь к свету: «Чтобы с радостью исконною // Жить, а не существовать, // Обнести, что ль, дом иконою? // Да поможет Божья Мать» («Я весной пишу об осени…»).

 

Я не обман и не подделка.  

Да, пусть не знамя я,

Пусть древко.

Но можно каждому понять:

Без древка знамя не поднять.

 

Николай Александрович – глубоко верующий православный человек. По его мысли, до революции Россия была малограмотна, но образована. Причём в это слово он вкладывает особый смысл – каждый человек, включая абсолютно безграмотных крестьян, имел образ – образ Божий. И поэтому образование – это  не просто сумма знаний, а стержень. И в его отсутствии у нас виноваты мы сами: «Сотворил Господь мир Словом, // Под Его и жить покровом. // Но разрушили мы сами // Мир пустыми словесами».

В одном из интервью в ответ на вопрос о душе Николай Александрович рассказал о том, что учёные каким-то образом высчитали: средняя человеческая жизнь – 70 лет – в сравнении с вечностью длится всего лишь 0,2 секунды. И он уверен, что наша задача – хотя бы задуматься, зачем мы пришли в этот мир. У верующих людей есть понимание этого – для спасения души. Спасая свою душу, человек спасает и окружающих. Этому учит Библия. Истину поэт находит в церкви, в молитве («На воскресной службе»):

 

Дыханье чьё-то на плече,

Сегодня полон храм.

И воск стекает по свече,

Как слёзы по щекам.

С икон Спасителя глаза

Глядят в меня, как наяву.

В неделе эти два часа

Я, может, только и живу.

 

Быть поэтом, признаётся Николай Зиновьев, – очень тяжёлый удел. То, что он пишет, и видит во сне и наяву, и чувствует в мельчайших деталях, поэт берёт из своей души, затем облекая в слова:

 

Стихи должны быть с тайным смыслом,

Чтоб строчка каждая в них жгла.

И чтобы баба с коромыслом

К колодцу с песней тихо шла.

И чтоб в них не было печали,

И чтоб печалили до слёз,

И чтоб стояли за плечами

И смерть сама, и сам Христос,

Чтоб в них и плакалось и пелось,

И чтоб шумела в них листва,

И чтоб была в них неумелость –

Та, что превыше мастерства.

 

Каждое произведение поэта озарено божественным светом, там нет ничего случайного, а есть вера в русский народ («Ген победы»): «И всё ж, несмотря на все беды // И множество грустного, // Таится в крови ген победы // У каждого русского…». Николай Зиновьев верит, что таящийся в нас ген победы опять загорится в сердцах. 

 

Ты меня безрассудным не числи

И безумие мне не пророчь,

Если поиск спасительной мысли

Занимает и день мой, и ночь.

……………………………….

Ночь глядит сквозь квадратики стёкол.

Полетав со звезды на звезду,

Мысль, как на руку ловчего сокол,

Возвращается снова к Христу.

 

Вера в Бога даёт свободу – свободу духа, так необходимую человеку внутреннюю свободу, которая его организует и дисциплинирует («Благовест»):

 

Когда так небо бирюзово

И так медвяны облака,

Я словно слышу эхо зова

Издалека и свысока.

 

Чей голос душу мне тревожит?

Откуда он, такой родной?

Не может быть… Или быть может,

То тихий зов души самой.

 

Сквозь мрак, рождённый злобным словом,

Сквозь кровь и месть, сквозь ложь и лесть

Она своим негромким звоном

Благую весть мне шлёт: «Я есть».

 

Смысл стихотворения «Обращение к Богу» совершенно иной, нежели можно было ожидать, судя по названию. И то, что он его нашёл, вызывает чувство радости у автора:

 

Мир занят блудом и собой

И на Тебя взирает косо.

Но Ты,  пожалуйста, не бойся.

Не бойся, я всегда с Тобой.

Сказал я это в тишине,

И мысль по свету полетела:

«Господь нуждается во мне,

Не только я в Нём».

Вот в чём дело!

Вот отчего душа запела.

 

Жизнь, подаренная человеку, приносит ему не только радость, но и боль («Православие»): «На планете меж людьми // Богом данной нет любви, // Всю безбожием скосили, // Нет её под облаками… // Разве только что в России, // Да и то лишь островками…». И пусть Богом данная любовь встречается лишь островками, надежда на воскресение у России есть. Будущее страны станет таким, каким мы его сделаем. И поэт оставляет «Завет сыну»:

 

Пусть твой путь пройдёт по рытвинам,  

Это, сын мой, ничего.

Бойся только одного:

Трещин на щите молитвенном.

В жизни страшные есть вещи –

Сам поймёшь с теченьем лет.

Но страшнее и зловещей

Этих трещин в жизни нет.

 

Н.А. Зиновьев надеется, что искренность его патриотического чувства встретит понимание и поддержку у сограждан:

 

Пишу стихи свои я, чтоб 

Стал русофилом русофоб.

Я знаю, это очень сложно,

Но, если в принципе возможно,

Готов писать я день и ночь,

С тем, чтоб стране своей помочь.

Готов собою пренебречь,

Чтоб только Родину сберечь.

Об этом, собственно, и речь.

 

На одной из творческих встреч в Краснодаре мне посчастливилось познакомиться с Николаем Александровичем Зиновьевым. Кроме стихов, которые оставили неизгладимое  впечатление, поэт запомнился мне своей светлой улыбкой.

Лучина Николая Зиновьева горит ярким светом. Погружение в его стихи преображает нас, читателей, вселяет надежду на то, что будут гореть и наши лучины, хотя бы отражённым светом.

 

 

 

 

Здесь информация об аренде автомобиля в Крыму. Отпрвляясь на отдых в Крым, надо подумать о транспорте. О том, как добраться из Симферополя на море, как путешествовать по полуострову. Крым Авто предлагает новые машины, почти все – 2015 года выпуска. До конца апреля на аренду действуют скидки. Машины оборудованы всем необходимым. Звоните и не доверяйте случайным людям!

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Александр Ралот
2016/04/27, 14:26:07
Очень интересно.Спасибо большое.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов