«Снова март….»

0

1578 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 83 (март 2016)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Таланова Галина

 

***

 

Замерзают слова на ветру,

Превращаются в звонкие льдинки.

Дни летят, как монетки, в дыру,

Как в часах вниз стекают песчинки.

Истекут –

Значит, время пришло

Уходить вдаль по свежему снегу,

Что скрипит, как под губкой стекло,

Или прыгнуть с обрыва с разбега

И лететь, не раскрыв парашют,

Обмирая от чувства полёта.

…Как бельё, крутит время нас в жгут,

Но всё манят, как птицу, высоты…

И простынки как птицы парят

На верёвке на старом балконе,

Об расцветшие стёкла звенят —

И печаль душ родных в этом звоне.

 

 

***

 

И ноги ватные от бега,

И путь растянется в кольцо.

Декабрь плеснул пригоршню снега

В разгорячённое лицо.

Но всё вернулось:

Город пыльный,

Что снега ждёт –

Уж не тепла,

Чтоб выпал мягкий и обильный,

И посветлела б ночью мгла;

Стучит дверями как зубами;

Дрожит ветвями на ветру;

Подъездов серыми губами

Вздыхает грустно поутру.

И я опять брожу по краю,

Стою на краешке зимы.

За руки тёплые хватаю

Любимых, что пришли из тьмы.

Ловлю,

Но тени отступают

И жалко жмутся по углам,

Как первый снег, в паренье тают,

Не приникая лбом к рукам.

 

 

***

 

Пригорки в преддверье снегов

Застыли в тревоге предчувствий.

Снег падал уже на Покров,

И лёд за день встал даже в устье.

А после растаял как дым,

Когда ветер с юга вернулся

К деревьям обмёрзшим седым.

И шмель после снега очнулся,

Но только ещё не весна:

Желтеют цветы, как мочало.

Ещё он не понял со сна,

Что это зимы лишь начало.

Летает по жухлым лугам

И ищет свою незабудку,

И кру́жит как чокнутый там,

Где зябко уже не шутку.

Вот так же очнулись и мы

В преддверие дальней дороги

Туда,

Где с крестами холмы

Окажутся домом в итоге.

 

 

***

 

Этот воздух небрит и колюч.

И впиваются в сердце иголки,

Хоть и солнце пришло из-за туч.

По сугробам натыканы ёлки,

Что осыпали хвою в дому:

Грелись, сохли в цветном освещенье.

Как неспелую взяв в рот хурму,

Проглотила скорей угощенье –

И застыла от боли в груди:

Ни шагнуть, ни вздохнуть,

Ни заплакать.

Хоть и знаю: весна впереди

И капели елеем закапать.

 

 

***

 

Только локти кусать остаётся.

Жизнь проходит. А ветер в лицо –

Освежает водой из колодца,

И растаяло близких кольцо.

Только тени бесплотные рядом.

Мамин голос.

По горло вода.

С крыши слёзы посыпались градом,

Как в тот день, что ушла навсегда,

Чтоб вернуться и встать за спиною —

И вести, чтоб по жёрдочке шла,

Что идёт высоко над землёю,

И тянуть, словно нитку игла.

 

 

***

 

Снова март.

Снова чёрная кромка

По сугробам, осевшим от слёз.

Снова в жизни нелепая гонка

И, конечно, любовь не всерьёз.

Снова память подводит к той тропке,

За которой не видно ни зги.

Белый снег.

Мама в поле, как в лодке,

Поплыла среди белой шуги

В непроглядную страшную прорубь.

Белый снег на любимом лице.

Небо крылья раскрыло, как голубь,

И печётся о новом жильце.

 

 

***

 

Всё раньше темнеет.

Позднее светает.

День серый, как будто холодный бетон.

И мысль о конце постоянно витает:

Ещё он не скоро, но жизнь – под уклон.

Всё больше знакомых в дыму растворилось,

Ушло сквозь снега,

Не подняв воротник.

И снова сегодня мне мама приснилась.

Я к ней потянулась,

Включила ночник –

И комната снова

В закат окунулась.

И вспомнила снова:

Я в мире одна.

И мартовским ветром опять задохнулась,

Что в фортку плеснул,

Словно моря волна,

Солёная,

Горше последней полыни,

Что камни шлифует, стирая углы,

И вечностью дышит,

Где сердце остынет

И выйдет, как будто штрафник, из игры.

Повеяло мартом,

Хоть стрелки – на зи́му.

И тает лишь первый тот снег на Покров.

И жизнь утекает, ссутуливши спину.

И нет на прощанье натянутых слов.

 

 

***

 

Как любимым с потерей любимых смириться?

Как разлука горька… Как слеза солона…

Белый город у моря – теперь заграница.

…Как же ты с ним рассталась без плача, страна?

 

Эльвира Бочкова. Декабрь, 1991 г.

 

 

Всё на кру́ги вернулось своя.

Крым из странствий своих возвратился.

Снова русскою стала земля,

Будто к берегу странник прибился,

Заплутавший по дальним морям

Под рожок пионерского горна,

По слезящимся слабым огням

Лишь угадывал берега корни.

Всё вернулось.

Лишь мама не здесь,

Что считала по пальцам недели

И ждала запоздалую весть,

Что вернутся в цветенье апрели,

Где летала по крымской земле,

От любви и от моря хмелея.

…Голос мамин на тонкой игле,

И стихи – бриз морской в суховее.

Нет тебя. Твой любимый ушёл

В каменистую пыль Херсонеса.

Волны горя разбились о мол.

Стали век…

Да и мы из железа,

Что ржавеет, звеня на ветру,

Что солёный, нетёплый и мокрый,

Перед тем, как шагнуть за черту,

И стихи осыпаются охрой…

 

 

Всё больше любимых осталось за краем

 

1

 

Всё больше любимых осталось за краем.

Уходят – как в тамбур захлопнули дверь.

А будто недавно распахнутым маем

Гуляли, не зная о хине потерь.

Сужается круг,

И сдувается шарик

Воздушный,

Повешенный в спальне на крюк.

И только впитавший луч солнца фонарик

Горит на дорожке, бегущей на юг,

Спешащей на юг среди тёмного сада.

Жасмин облетел, и сирень отцвела,

И только вьюнок,

Как лоза винограда,

Белеет сквозь сумрак.

И в сердце игла

Опять уколола

Тоской о любимых,

Что тоже когда-то смотрели с крыльца.

И падали звёзды,

Не в руки им – мимо,

И было ещё далеко до конца.

 

 

2

 

Всё больше знакомых осталось за краем.

Уходят, не думая мир покидать.

Как будто и не было душного мая,

С черёмухой, что начала отцветать.

Как будто и не было нежных объятий,

Где пах поцелуй земляничным кустом.

Как будто и не было после проклятий

За то, что сложился, как карточный, дом,

Что думали: «Будет стоять словно крепость,

Ветра отражать, словно зеркало – луч».

Какая ж была то наивность, нелепость

Той веры,

Что хлябь вся стоит из-за туч;

Что их разогнать –

И вернётся всё снова:

Зелёный шалаш и по пояс трава,

И полный садок золотого улова,

И кругом пойдёт от даров голова.

Лишь только бы жить,

Не остаться за краем…

Кто знает,

Отмерено сколько нам дней?

Как старый лопух, уцелеть за сараем,

Косы избежав,

Жить как цепкий пырей –

Пускай все обрублены крепкие корни! —

Ещё отрастим и пробьёмся сквозь грунт.

Лишь только бы день обошёл самый чёрный,

В котором ни звёзд не зажжётся, ни лун.

 

 

***

 

Опять гремит с утра

И душная истома.

Не верится в прогноз,

Что кончится тепло.

Хоть вдалеке ещё

Звучат раскаты грома,

Уже звенит протяжно

Всё в трещинах стекло.

Уже за Волгой дождь –

Им берег тот завешен:

Как будто горизонт

Над морем потемнел.

Живёшь среди травы.

Ход дней здесь

Так неспешен.

Как лук-батун, растёшь,

Не выпуская стрел.

Что цели?

Тлен и дым.

Уйдёшь, как все уходят,

Как падает листва

И засыхает ствол.

Пушинка на ветру.

Круговорот в природе.

Сравнявшийся с землёй

От вод весенних холм.

 

 

***

 

Едкий дым донёсся от костра,

Будто листья мокрые сжигают.

Эта жизнь как водопад быстра.

Ледяные брызги обжигают.

Едкий дым палёных шашлыков,

Что с соседской дачи тащит ветер.

Рваные простынки облаков.

И печаль плетёт паучьи сети.

Вяжет горечь огненных рябин.

В сердце вновь полынная свобода.

Стелется река, как будто бинт,

Сколько лет осталось до ухода?

Нет родных.

Зарос крапивой сад.

Не найти тропинки между сосен:

Пробираться к свету наугад.

Жить – как плыть куда-то вниз без вёсел.

Помню в детстве:

Что ни шаг – то мель.

Волоком тащили лодку к устью.

Боль от всех случившихся потерь.

Ощущенье жизни в захолустье.

Сколько там доплыть мне до конца?

От лучей дремотная истома.

Рвутся как бумажные сердца

У калитки пряничного дома.

 

 

***

 

Детский смех доносится с реки,

Как хрустальный всплеск:

«За счастье встречи!».

Все родные нынче далеки.

Обниму саму себя за плечи.

И парит как бабочка листок

(Как качели, тоненькая ветка).

Жгучий спазм замедлит кровоток.

Не спасёт волшебная таблетка.

Колокольчик маленький, звени!

Хрусталём разбейся над волною.

Как ручей весенний, прогони

Ту тоску, что дышит за спиною.

Положила руки мне на грудь —

И прижала,

Замерев в надежде,

Что замру – и не продолжу путь

Вдоль реки, как плавала здесь прежде.

 

 

***

 

Пахнет опять горьковатым дымком.

Лето в разгаре,

А ночи студёны.

Не напиваюсь холодным глотком

Воздуха,

Что пропитался палёным.

В небо смотрю –

Сколько звёзд в вышине! –

Точно букашки – пока в отдаленье.

Мучает лёгкий озноб в тишине,

Словно предчувствуешь гибель и тленье,

Словно мерещится скорый конец:

Будут шуметь корабельные сосны,

С ветки взлетит желторотый птенец –

Только тебе не увидеть те вёсны.

Запах еловый, как в день похорон.

Хвоей усыпан весь сад под ногами.

Жизни суровый и старый закон:

След на воде разойдётся кругами.

Так же и мне,

Словно камень, лететь.

Сколько кругов насчитают с причала?

Только бы что-то оставить успеть… –

Горсть из того, что судьба обещала.

 

 

***

 

Сучья сухие шуршат под ногами.

Выстрелит ветка – и вздрогнешь опять.

Лето за летом проходит кругами.

Нет всех родных, что могла потерять.

Лето за летом проходит похоже.

Всё зарастает деревьями сплошь.

Вырубишь клёны – но, господи боже,

Встали опять, словно во поле рожь.

Так и живу,

Год от года старея

И не умея узлы развязать.

Цепкие корни повсюду пырея.

В глине с горы каждый год увязать.

Сколько осталось сюда возвращаться,

Жить в тишине, словно серая мышь,

И каждый год, как навеки, прощаться

С блеском воды,

С рябью шиферных крыш?

Сколько любимых, в снегах занесённых!

Только опять – как стоят за спиной,

Выросли, словно настырные клёны,

Крылья раскрыли, как зонт надо мной.

 

 

***

 

Словно ключ в глубине,

Обожжёт меня память.

Как ракушка на дне,

Острым краем изранит.

Мне бы дно не искать:

Растворяться в теченье.

Всё равно не поймать

В сильной ряби свеченье:

Словно стайка мальков

Чешуёй заблестела,

Но – меж пальцев улов.

Так и жизнь пролетела.

 

 

***

 

Опять река прозрачна и чиста.

Зенит у лета.

Буйных трав цветенье.

Жизнь не начнёшь,

Как с чистого листа.

В саду притихшем

Тонкий запах тленья –

Так сад запущен.

Срубленный сушняк

Гниёт который год.

Рассохлась печка.

И дом,

Как набок севший пароход,

Весь накренился в сторону крылечка.

Летят труха и мошки с потолка.

Скрипит осокорь старыми ветвями.

И эта жизнь тесна и коротка

И то и дело хлопает дверями.

Побудь ещё, совсем не уходи,

Уже ушли так многие в тот холод.

Там ничего не будет впереди.

И распахни застёгнутый свой ворот,

И впалой грудью ветерок вдохни,

Он пропитался травами и хвоей.

Как крылья стрекозиные здесь дни,

И перегной лежит уже в три слоя.

Никто не жжёт опавших листьев медь.

Всё, как в лесу, сплетается корнями,

Как сеть сосудов…

Как грудная клеть,

Река здесь дышит и рябит тенями.

 

 

***

 

Новый год снежинкой пролетел.

Проспала в заснеженной берлоге,

Отдыхая от цейтнота дел.

Дни летят…

Но только что в итоге?

Снова снег…

Еловый запах вслед

Птицы, на руках поплывшей к свету.

Старенький затасканный сюжет.

И вопрос, что вечен, без ответа.

Оловянный холод мерзлоты,

Что долбили ломом словно наледь;

Галки, облепившие кресты;

Будто холмик, тающая память.

Что ж кричим,

Встречая Новый год,

Радуясь,

Что жизнь ещё короче?

И глядим в расцветший небосвод,

Словно в зацелованные очи?

 

 

***

 

Дни, как будто уж лета конец.

Обожгусь ключевою водою.

Ясный  день, как во рту леденец

Буду молча сосать под сосною.

Буду тихо грустить о любви

И о близких, ушедших в метели.

От осоки все пальцы в крови,

Только боль всё равно от потери.

Как же холоден этот июль!

По-сентябрьски глядит исподлобья.

И ночами на улице нуль,

И туман, словно снежные хлопья

В полутьме над извивом реки.

И от этого солнце ценнее.

И вплетаются в рожь васильки,

И от них небеса голубее.

Точно солнце,

И жизнь на закат.

Ухнет в тучу иль сядет за лугом?

И уже не вернётся назад.

Будто радуга, путь полукругом.

 

 

***

 

Как промельк белки на ольхе,

День ясный в слякотном июле.

Ромашка белая во мхе,

Писк комара в  пчелином гуле. 

Дождь месяц сеет в решето,

Беря цинк крыш в одну октаву.

Я снова вспомню лето то,      

Где выгорали в поле травы,

Где солнце было без лучей,

Как диск луны, в угарном дыме,

Где мамин голос как ручей

Сбегал с горы 

И пел о Крыме,

Где юность паводком прошла,

Он подарил любовь под старость;

Что жизнь к концу, пел, подошла,         

И к топору  вьюнком прижалась.

 

 

***

 

Почти привыкла к тишине.

Так жизнь проходит в привыканье.

И в днях просыпанном пшене

Не отыскать алмазный камень.

Всё, всё уходит в никуда:

Любовь, и близкие, и годы.

Несёт прохладная вода

Лишь отраженье небосвода.

Я дотянусь до облаков:

Поймаю страуса за перья.

Сквозь пальцы выскользнет улов

И обернётся вдруг метелью.

Да, всё обман.

Зеркальный  свет.

Кусты растут верхушкой в воду.

И жизнь прошла.

И мамы нет.

И нет того из детства брода.

Как холодна́ теперь вода!

Шагнёшь в неё –

И сердце схватит.

И лишь душа всё молода:

Из облаков ныряет в платье.

 

 

Туман

 

Как у подножия горы:

Хребет в снегу,

Не кромка рощи.

В иные будто бы миры

Я забрела, идя на ощупь.

В тумане спряталась река,

В сугробах затерялись травы.

Ручей оборван, как строка.

Нет ни мостков, ни переправы.

Один лишь снег –

И сплошь скала.

И я застыла изваяньем,

Как будто жизнь всю прожила

И улыбнулась на прощанье  

С тем миром,

Где росли цветы

И по лугам носились пчёлы.

Край леса – как в снегу кресты.

И путь к ним скользкий, невесёлый.

 

 

***

 

И букв паренье по листку –

Как птиц, вернувшихся из дали.

Следы по серому песку

Травой сухой не зарастали

На жёлтых письмах старых лет.

Всё то же майское цветенье.

Держу засушенный букет –

И сердце замерло в смятенье.

И поломать уже боюсь

Тот сухоцвет в налёте пыли.

И для чего-то обернусь

К тем дням,

Что стайкой туч уплыли…

 

 

***

 

Подать рукой уже до лета.

И снова солнце бьёт в глаза,

Хотя ещё тепло одета

И слабо верю в чудеса.

Их нет.

И никогда не будет.

И близких больше не вернёшь.

И милый мой не приголубит.

Но ветра тёплого хлебнёшь –

И снова крылья вырастают:

Летать, как в детстве в ярких снах.

Снега, как сахар в чае, тают,

Но привкус соли на губах.

Опять кусала молча губы,

Увидев путь грачей домой:

Как едкий дым свивают трубы,

Свет преграждая голубой.

Летят, дымы не огибая,

Коль время снова гнёзда вить.

И птичий крик – как звон трамвая,

Что здесь нельзя переходить.

Остановлюсь, вбирая небо

В себя

И думая о том,

Что к цели тянемся мы слепо

И в облаках рисуем дом.

 

 

***

 

Плывут неспешно облака:

В них проступают лица милых.

Вот машет мамочки рука,

Зовёт туда, где воздух стылый.

Вот папа смотрит сквозь туман,

Как в детстве, подхватить готовый,

Поднять к себе за тонкий стан,

Где свет увидишь – льётся новый.

Бабуля, руки распахнув,

Как два крыла,

Зовёт в объятья

И будто подметает путь

Из кос освобождённой прядью.

Вот дед спокойно смотрит вдаль,

Где полыхает шар заката,

Как будто впрямь ему не жаль

Ту жизнь, где были все не святы.

Всем видом будто говорит:

«Уйти не бойся в поднебесье.

Там всё отхлынет, отболит.

Но не родится в горле песня…»

 

 

***

 

Июля жар проходит стороною.

Опять грущу одна в тиши сосновой.

И дождь стоит хрустальною стеною.

И лица близких обступают снова.

Они глядят, глядят из темноты.

Из комнаты углов выходят тени –

И проявляют милые черты.

И чудится, что обернулось время:

И я робка, наивна, молода;

И возраст, как болонка, спит у двери.

И кажется: ушли не навсегда

Все годы те, что мимо пролетели.

Они вернутся, встанут на крыльце,

Под струи с крыши

Ковш ладош протянут –

С той детскою улыбкой на лице –

И на тебя с таким упрёком глянут.

 

 

***

 

Безвольный март.

И снова снег чернеет.

И подступает лёгкая печаль,

Что солнца нет,

И ничего не греет,

И все родные улетели вдаль.

И смотрят издалёка сокровенно,

Как я в ручье корабликом плыву, –

Он замерзает к ночи постепенно.

Лишь кажется,

Что в полный рост живу.

А я вмерзаю в лёд с сугробом рядом.

Чем ближе к ночи –

Тем белее снег.

Прохожие окидывают взглядом

И продолжают, запыхавшись, бег.

 

 

***

 

Качает ветер бурый лист,

Что время отдирать от веток.

А лист пустился в пьяный твист,

Хотя мозоли от балеток.

Сентябрь без запаха дождя,

Не золотой:

Как голубь, серый.

Одна по городу бродя,

Жалею:

Лето пролетело.

Да что там лето!

Жизнь прошла,

Как каблучками простучала,

Спеша к тому,

Кого нашла

И счастье сладко обещала,

Оставив шлейф духов своих,

Тот запах ландыша и мяты,

Нескладный юношеский стих

И горечь не одной утраты.

 

 

***

 

И выдуло за ночь тепло.

Нахохлился город как птица,

Как птица, что с лёту – в стекло:

Успела в окне отразиться –

И рухнула наземь, как мяч,

Проколотый встреченной веткой.

И время – иллюзий палач.

Утешусь от спазмов таблеткой.

Поёжусь.

Закутаюсь в шаль.

Поглажу мобильника кнопки.

И сонно глядит магистраль

В час пик, где в пол-улицы пробки.

Всё движется,

Будто бы вдруг

Очнулось, как божья коровка

Средь рам двух в предчувствии вьюг –

И крылья раскрыла неловко.

И я вот, как будто она,

Пытаюсь взлететь,

Да зажата

Средь рам,

Где рассохлась одна,

Но в щели натыкана вата.

 

 

***

 

Опять рисую инеем узоры

На жизни,

Что прозрачна как стекло.

Как надоели с любопытством взоры,

Сверлящие с усмешкою чело!

От взглядов занавешусь снежной тайной,

Искрящейся на солнечных лучах.

Снежинки все, что так необычайны,

Дождинками окажутся в руках:

Сольются, став похожими, растаяв,

От чуда не оставив и следа.

Кордебалетом в небе позабавив,

Сверкать им на ладони, как вода.

 

 

***

 

Темнота не пугает теперь,

Как страшила в той юности робкой.

Приоткрою тяжёлую дверь –

И пойду еле видимой тропкой

Средь заплаканных чёрных кустов,

Что качаются, будто с поминок,

И стоят, окружая мой кров.

И скользит под ногами суглинок.

Я вдохну этот воздух сырой.

Погляжу в зонтик неба над садом –

Там не видно звезды ни одной.

Тускл фонарь перед дома фасадом.

Привыкаю к пропаже огней.

Вот и контуры чётче всё вижу.

 

 

***

 

Ведь лета ещё не конец!

Что ж сердце, как поезд, стучало?

Медовый лижи леденец,

Где лодки стоят у причала. –

Качает слегка ветерком

На привязи длинной у пирса.

А я вспоминаю тайком

О лете, где дождик всё лился.

От капель дрожали листы.

Надрывно кричала кукушка.

И свитки сырой бересты

Качались, как чайки, в кадушке.

И были все живы ещё.

Ждала, что любовь постучится.

И  было лицу горячо

От мысли, что что-то случится…

Погладит травинкой печаль.

Жжёт солнце расплавленной сталью.

И близкие смотрят сквозь даль,

Покрытую дымкой-вуалью.

 

 

***

 

Нелётная погода для зимы.

Остатки снега на земле, как вата.

И брызги от машин, как от кормы,

Что все спешат сквозь пелену куда-то.

Опять туман над городом повис.

В него стыдливо прячутся деревья.

Пейзажа незаконченный эскиз,

Когда ушло, ослепнув вдохновенье.

Ушло в туман и в сизоватый дым,

Что ластится к земле холодной змейкой.

Но всё тепло двум старичкам седым,

Что с шахматами сели на скамейке.

Им всё весна,

Погода по душе,

Лишь только б  на просторном этом  свете.

Но тают дни,

Как сладкое драже.

И лишь за внуков нынче и в ответе.

Они сидят беспечно на ветру.

Им некуда бежать:

Там дальше холод.

И думают: «Уж скоро я умру.

А всё в душе неисправимо молод».       

 

 

***

 

Жизнь вошла в колею.

И зима

Накатала лыжню среди ёлок.

И нисколько не надо ума,

Чтоб искать в сене блеск от иголок.

Что упало – пропало,

Не плачь! –

Не отыщешь в листве прошлогодней.

Жизнь – цепочка потерь и удач.

Ну и что, что потеря сегодня.

Ну и что, что следы замело,

Что ключи потерялись от дома.

Оглянись: посмотри, как бело –

Это в юности было знакомо.

Всё сначала.

С горы – под откос,

Чтоб потерянный дух захватило!

Лишь скуёт вдруг дыханье мороз,

Да слеза на глаза накатила.

 

 

***

 

И я когда-нибудь уйду

Туда, откуда нет возврата.

Из жизни вашей пропаду

И стану лёгкая, как вата.

Я буду там среди теней,

Бесплотных,

Словно ветер в поле,

Смотреть на город их огней

Спокойно, без тоски и боли.

Огни, как свечки, там горят.

Мерцает равнодушно пламя

Какую ночь и год подряд.

И не поймать тепло руками.

 

 

***

 

Всё меньше света в заполошных днях:

То дождь, то снег,

То снег смывает снова.

И солнце не бывает уж в гостях,

И месяца не светится подкова.

Так небо низко, что не видно птиц…

Все воробьи сидят на тротуарах.

И я бреду средь полустёртых лиц,

И кажется, совсем немного старых.

Смотрю в туман

Как в зеркало души.

Все очертанья –

В ряби акварели.

И не нужны совсем карандаши,

Что по линейке ловко пролетели.

Пускай всё так…

Размыто, наугад,

На ощупь, в полусне за миражами.

Я так боюсь увидеть дней закат,

Где воздух взрезан дерзкими стрижами.

 

 

***

 

Который год уже одна

Я Новый год встречаю сонно.

Очнусь от плюшевого сна,

Что как сугроб  растёт бездонно.

Очнусь –

И вспомню:

Все ушли.

И живы только в снах-обрывках. 

Корабль на краешке земли

Средь льда, скребущего обшивку.

Я заперта средь вечных льдин.

И впереди одни торосы,

Где человек всегда один

Застыл в тиши, как знак вопроса.

 

 

***

 

Опять за окнами салют,

Стреляют розовым, лиловым.

И в доме тишина, уют,

Ни с кем не перекинусь словом.

Миганье лампочек цветных.

Дождь серебристый льётся косо.

И никого уже в живых,

Кто мучил въедливым вопросом:

«Зачем живёшь?»

И «Что болит?»

Трель телефонная всё реже

В холодной комнате звенит,

Где воздух пахнет хвоей свежей.

А мне спокойно и легко.

И я уйду, махнув рукою,

Куда-то в небо далеко,

Где нас, как пчёл в гудящем рое.   

 

 

***

 

Ползимы, как лыжник, пролетело

С горочки высокой ледяной.

И всё меньше слушается тело,

Не спасёт и ключик заводной.

Все движенья медленней, ленивей.

Как сквозь снег по наледи иду.

И не стану, видимо, счастливей,

Если жизнь как поле перейду.

Перейду –

А дальше что у края?

Постоять

И воздуха глотнуть.

И от боли в сердце замирая,

В темноту, зажмурившись, шагнуть.

 

 

***

 

Гляжу в туннель.

Уже у входа.

Там голубой небесный свет.

Осталось сколько до ухода

Туда, где вспять дороги нет?

И как заноза в сердце ноет…

Я чую кожей жёсткий дом.

Он пахнет деревом и хвоей.

Я упираюсь в двери лбом.

Там темнота.

И лишь отсюда,

Как свет мерцающей звезды

Свет виден тот,

Что позабуду

Лишь у последней той черты. 

 

 

 

На сайте Кронос5 вы можете приобрести сельхозтехнику от лучших производителей по лучшим ценам. У Кроноса есть свой автопарк, поэтому техника будет доставлена покупателю вовремя и в целости. Более подробно условия покупки можно узнать на сайте магазина.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов