Младший брат поэта Николая Рубцова. Документальные свидетельства

7

4888 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 82 (февраль 2016)

РУБРИКА: Память

АВТОР: Вересов Леонид Николаевич

 

nikolaj-rubzov-dar-poetu.jpg

Найти конкретного человека, составить его жизнеописание, если после его не осталось документов или точных дат и фактов биографии неимоверно трудно. Воспоминания грешат неточностями и  могут служить только путеводной звездой в этом деле. Человек, который вспоминает, не даёт почти никогда реальных дат, а  прорисовывает лишь канву поиска, возможные варианты для исследователя. Как его винить за это, очевидцу событий надо сказать большое спасибо за помощь и идти дальше по пути поисков документального развития событий.

В этой статье речь пойдет о судьбе младшего брата Николая Михайловича Рубцова – Борисе. Рубцововедение не терпит суеты, но не прощает и медлительности. Надо надеяться, что ответы на вопросы, поставленные в этой статье – появятся!

 

Итак, у поэта Николая Рубцова было два родных брата. Судьба старшего – Альберта достаточно хорошо известна и что самое главное, документально подтверждена. Его дети Марина  Альбертовна Фазанова и Николай Альбертович Рубцов не знали только о последних годах земного пути отца. Тюменские журналисты вместе с руководителем Сургутского Рубцовского центра С.А.Лагеревым в начале 21 века прояснили судьбу Альберта (1).  

«Подошёл юбилейный для поэта 2001-ый год. Поэтические вечера в честь 65-летия Николая Рубцова проводились тогда на нескольких культурных площадках в Вологде. Как-то раз после одного из таких мероприятий ко мне подошла журналистка Галина Владимировна Кондрякова (профессиональная память не подвела опытную журналистку!) и сказала, что её подруга говорила ей о каком-то Альберте Рубцове, проживающем в селе Горнослинкино Уватского района. Что будто бы тот играл на многих музыкальных инструментах, писал стихи, выступал в клубе и на свадьбах. Я, конечно, заинтересовался этим сообщением, так как  не только имя и фамилия соответствовали старшему брату поэта, но и указание на способности. Срочно, через председателя журналистской организации города  Анатолия Прохоровича  Зубарева направил запрос в Администрацию и милицию Уватского района.  Вскоре пришёл официальный ответ. Да! Это был он – Рубцов Альберт Михайлович, старший брат поэта! Но, к большому сожалению, его уже не было в живых, он скончался в 1984 году и похоронен там же, в селе Горнослинкино».

 

прилож 1.jpg

Сергей Лагерев, отдадим ему должное, он очень настойчиво пытался  узнать о судьбе и младшего брата поэта – Бориса. Он даже делал запрос на передачу «Ищу тебя», но тщетно.

Поиском двух братьев поэта Н.М.Рубцова занимался ещё в двадцатом столетии и известный  рубцововед В.С.Белков. Он в своих книгах  помещал обращения с просьбой помочь в поисках, а также писал письма по последнему адресу Бориса. Этот адрес и сейчас можно отыскать в записной книжке Н.М.Рубцова, которая хранится в Государственном архиве Вологодской области (2). Если быть точнее, в записной книжке поэта существуют две записи касающиеся адреса младшего брата Бориса. Они и послужили основой для поисков Вячеслава Белкова и, позднее, автора данного материала. (Приложение 1). В нём приводится письмо В. С. Белкова с неутешительным отрицательным ответом. (Приложение 2). Будучи знакомым со старшей сестрой поэта Г.М. Шведовой (Рубцовой), проживавшей в городе Череповце, автор этих строк также спрашивал её о Борисе, но Галина Михайловна повторяла  уже известное. Впрочем, вот слова Г.М.Шведовой из воспоминаний, записанных в 1996 году«А Борю из Краскова (из Красковского детского  дома) привезли к нам (возможно сначала в Вохтогу, потом в Вологду) так как отец живой. Боря всё время жаловался. Приезжала тётя  Шура и увезла его в Мурманск. Теперь тётя Шура умерла и дальнейшая судьба Бори неизвестна».

 

прилож.2.jpg

Единственная на сегодняшний день достоверная фотография Бориса Рубцова, видимо, происходит из второй семьи отца поэта, и чудом сохранилась у Г.М.Шведовой (Рубцовой). Галина Михайловна довольно неясно рассказывала о письме от Бориса и о том, что он помер от болезни в середине 60-х  годов 20 века. С.П.Багров в своей книжке о жизни Рубцова и дружбе с ним  приводит фотографию Бориса с баяном, но Марина Фазанова, которой была послана фотография, узнала в нём своего отца Альберта (4). М.В.Суров, также, приводит в своих книгах эту фотографию, на которой - Альберт Рубцов. Однако, на снимке из архива автора статьи, на обороте написано, что это Николай Рубцов во время учёбы в Лесном техникуме. Фото ранее принадлежало Вячеславу Белкову и ведёт происхождение из коллекции фотохудожника Аркадия Кузнецова. (Приложение 3).

 

К сожалению, существующие на сегодняшний день родословные поэта Н.М.Рубцова грешат серьёзными неточностями, и они касаются как раз последних поколений рода Рубцовых. Так М.В.Суров в своей второй книге  в части исследования родового древа Рубцовых «потерял» Бориса Рубцова и последнюю сестру Николая Рубцова Надю, умершую во младенчестве в 1942 году (5). В книге Г.Б.Рубцовой родословная семьи Рубцовых приводится с явными недочётами. (6). Д.А.Пшеницын, составивший её в ноябре 2014 года « забыл» сестру отца поэта Александру Андриановну и ту же Наденьку Рубцову. У него не прослеживается судьба второй сестры отца Софьи. Кстати, Н.А.Тимонин ещё задолго до этой книги писал: «У Михаила Андриановича был брат Николай и две сестры Александра и Софья». (7). Другие замечания по родословным рода Рубцовых уведут нас далеко от темы статьи, но родственников причастных к судьбе Бориса Рубцова, упущенных в родословных, автор посчитал нужным отметить.

 

прилож.3.jpg

Итак, до последнего времени две записи о Борисе из записной книжки Рубцова, его фото, да скудный рассказ о нём Г.М.Шведовой (Рубцовой) – вот   и все сведения о нём, которыми располагали исследователи. Дочь Софьи Андриановны Рубцовой, которая проживает в Вологде, тоже ничего существенного  о Борисе Рубцове добавить не смогла. Рубцовские дороги привели в 2009 году автора статьи в дом сводного брата поэта Алексея Рубцова. От него было получено много интригующих и волнительных подробностей о семье Рубцовых и своём сводном брате Николае. Разговаривали мы и о судьбе Бориса Рубцова. Алексей припомнил ряд интересных моментов, связанных с ним.

 

Так Александра Андриановна, сестра отца поэта, брала маленького Бориса на Север, в город Никель. Но после нескольких лет она с ним возвратилась в Вологду. Борис учился в школе рабочей молодёжи на ул. Чернышевского, 1.  До армии около года работал на ВПВРЗ. Ушёл в армию примерно в 1955-56 годах.  По воспоминаниям Алексея, из армии в Вологду не возвращался.

 

Но Н.М. Щербинина, двоюродная сестра Н. Рубцова, вспоминает: «Около 58-го года пришёл из армии Борис. Он пришёл с лишаём, лежал здесь в лазарете».  Возможно, это был отпуск из армии, или Борис заезжал на очень короткий срок. После армии он уехал поднимать целину по комсомольской путёвке  в Краснодарский край. По воспоминаниям Г.М. Шведовой, которая даже письмо якобы от него получила, там от  язвы желудка он скончался в середине 60-х годов.

Но как я говорил уже выше, часто воспоминания грешат неточностями и человек, который вспоминает, часто не даёт почти никогда реальных дат, а прорисовывает лишь канву поиска, возможные варианты для исследователя. Воспоминания Алексея Рубцова о своём сводном брате Борисе точно подходят под эти характеристики. Они и бесценны и бесполезны, ибо документально не подтверждены, но на них нужно и важно опираться.

По рассказам Алексея Рубцова появились вроде бы конкретные факты жизни Бориса Рубцова, вырисовывался его характер и факты биографии.  К сожалению, Алексей умер в 2014 году и переспросить его уже невозможно. Остался один путь: запросы в архивы, с целью выяснения конкретики фактов сообщённых Алексеем.

 

прилож.4.jpg

В Приложении 4 приводятся эти отрицательные ответы на мои запросы. Должен заметить, что правильно написать запрос и ждать ответ не самое увлекательное и очень длительное по времени занятие. Но вот, с течением дней, надежды рассеялись, а документальных сведений или даже каких – то доказательных данных на Бориса Рубцова не прибавлялось. Однако отрицательный ответ, тоже ответ, если нацелен на поиск истины. Не сказать, что разочарование овладело исследователем, просто пришлось по логике событий возвращаться к истокам. Было написано письмо в газету села Успенского Краснодарского края с просьбой к предстоящему 80-летию поэта Рубцова попытаться узнать что - либо о судьбе его младшего брата, жившего, когда то, в этих местах. Письмо было опубликовано  главным редактором И. Д. Свердлюковской в газете «Рассвет» села Успенского, Успенского района Краснодарского края 19.08. 2014 года. Заметка называлась «Брат поэта Рубцова жил на хуторе Солдатском» и содержала призыв  к жителям села и района помочь в поисках. Должен сказать, что имя Николай Рубцов открывает многие сердца и души не только простых людей, но и наделенных властью. Дальнейший мой рассказ отлично проиллюстрирует эту мысль. Через несколько месяцев  из газеты, по электронной почте, пришёл также неутешительный ответ. Никаких документов и следов пребывания Бориса в Успенском не обнаружено. Судьба Бориса никак не хотела привязываться к проверенным фактам и документам. Вроде бы поиск был закончен и доведён до общего отрицательного результата. Но, зная о прекрасных людях, работающих в библиотеках и музеях, решено было использовать этот, может быть последний шанс. Несколько писем было написано в разные адреса села Успенского и в частности на директора центральной межпоселенческой  библиотеки Н.А.Седушкову. Особо уже ни на что не надеясь, скорее по привычке доводить начатое до конца, автор этих строк однажды вечером и был вознаграждён телефонным звонком…

 

Хочется, чтобы читатели почувствовали торжественность момента – многомесячные поиски привели к удаче. Многолетний труд рубцововедов обретал документализм. Это был счастливый случай, но хорошо подготовленный и ожидаемый. Звонила работница библиотеки Татьяна Николаевна Олейникова из села Успенского. Оказалось, что Борис Рубцов и её свёкор  Дмитрий Тимофеевич Олейников ехали вместе после совместной службы на Северном флоте на демобилизацию  и более того, именно Дмитрий Олейников пригласил Бориса к себе на родину в Краснодарский край. Подробности ошеломляли, хотелось верить рассказу Татьяны Олейниковой. Потом мы частенько перезванивались, приходилось задавать ей вопросы, на которые ей давал ответы свёкор, старый и больной человек. Татьяна узнавала данные о возможных записях  свадьбы  Бориса и его девушки Вали,  а также смерти брата Рубцова в ЗАГСЕ села Успенского, но безуспешно. Потом её усилия сосредоточились на военкомате села Успенского.  Но и там документов о Борисе не сохранилось. Оказалось, что основной архив военкомата переведён в город Новокубанск, а поехать в него Татьяна не могла. Тогда возникла мысль предельно конкретизировать и привязать к датам рассказ Дмитрия Олейникова и далее сделать запрос о службе Бориса Рубцова в Центральный Военно-морской архив. Несколькими годами ранее из него уже были получены отдельные документы, касающиеся службы  Николая Рубцова на Северном флоте. Но, как  говориться,  идея хороша, а вот реализация её требует подготовки и времени. Дмитрий Олейников, наконец, насколько помнил, определился с датами своей службы на Северном флоте, а значит, очертил и время службы Бориса Рубцова. Письмо ушло в архив, но остался ещё шанс найти какие- то сведения о Борисе Рубцове в военкомате города Новокубанска. Письма электронные и простые – заказные были срочно написаны и отправлены. Надо сказать, что наши южные сёла и районные города это действительно крупные населённые пункты с десятками тысяч жителей, активно развивающиеся  и конечно со своими проблемами и заботами. Однако первый ответ пришёл от начальника отдела культуры администрации муниципального образования Новокубанский район О. Камыниной. Он практически повторял ответ начальника отдела военного комиссариата Краснодарского края по Новокубанскому и Успенскому районам Ю.Волобуева. Да ответы были не обнадёживающими. Захотелось посвятить в свои поиски и литературное объединение г. Новокубанска. По телефону удалось поговорить с руководителем Лито «Поиск» Е.Л. Замореевым. Он обещал всяческую помощь в таком интересном для местной литературы деле. Оставалось ждать и надеяться.

 

А пока захотелось привести в  некое соответствие данные о Борисе Михайловиче Рубцове полученные от Д. Т. Олейникова и соотнести их с темами рассказов о Борисе его сводного брата А.М.Рубцова, его старшей сестры Г.М.Шведовой (Рубцовой) и двоюродной сестры, дочери Софьи Андриановны, Н. М. Щербининой. Собственно этому, выяснению и анализу, и  посвящён весь материал. Задача стояла трудная – отделить легенды и неточности воспоминаний о жизненном пути Бориса Рубцова от документальных фактов его биографии. Уверен, что полностью решить её не удалось, ибо непреложных фактов биографии младшего брата не достаёт. Но ясно и другое, что  важнейшие из них появились и проверены они по нескольким источникам.

По рассказам флотского друга Бориса  Дмитрия Олейникова, он и Борис Рубцов  вместе служили на Северном флоте. Далее приводимые даты и факты сообщены бывшим матросом Олейниковым  и поскольку времени  с момента службы прошло много, не всегда точны. Обращаю внимание на то, что не появись на свет документы из архива Министерства обороны, то с этими неточностями пришлось бы писать биографию Бориса. Бесконечная  благодарность за воспоминания Дмитрию Олейникову. Но это ярчайший пример того,  как рождаются неточные данные и легенды из воспоминаний, которые абсолютизируются, ибо являются единственным источником сведений и никто не ищет других, вполне полагаясь на память очевидца. Но память это не документ, а лишь хорошее подспорье его и средство раскрасить сухие документальные строки красочными воспоминаниями.

 

Дмитрий Олейников, по его словам, служил на Северном флоте с осени 1957 года по декабрь 1960 года. Вначале его служба проходила на подводной лодке, потом его списали на берег, и он проходил службу в береговых частях, обслуживающих корабли. Именно на берегу, Дмитрий и познакомился с Борисом Рубцовым. Создаётся полное впечатление, что служба Бориса на СФ должна входить в эти временные рамки. Как оказалось это не совсем так. Дмитрий вспоминал о своём флотском друге и разговорах с ним, старался крупицы сведений пересказать своей невестке, а она уже делилась ими с автором данного материала. По словам Дмитрия Олейникова, Борис призывался на СФ из Вологды, что оказалось не точным фактом. Но вот нельзя не поверить тому, что по его рассказам Борис приехал на флот с гармошкой и был заядлым гармонистом. Позволю себе сделать замечание, о том, что во многом житейские и творческие устремления всех трёх братьев Альберта, Николая и Бориса удивительным образом совпадают, но об этом позднее. К великому сожалению Дмитрий Олейников не сохранил ни одной флотской фотографии, даже своей, не говоря уже о фотографиях  Бориса. Это же касается и  фотографий по приезде в село Успенское. Это была идея Дмитрия пригласить Бориса к себе в Краснодарский край и они, по его рассказу, прямым поездом из Мурманска поехали на юг нашей страны. Ситуация с родственными связями братьев Рубцовых запутана и противоречива. Так Борис говорил Дмитрию, что он сирота, но в другой раз проговаривался, что отец у него клубный работник и что он провожал его в армию. Скорее всего, своим отцом Борис считал, в этом случае, супруга Александры Андриановны  Фёдора, с которым она уехала жить на Север или, с которым она познакомилась на севере. Дмитрий рассказал, что Борис научился хорошо играть на баяне и гармошке ещё на гражданке. И вот однажды в увольнении друзья приобрели дорогостоящий музыкальный инструмент – баян. Своих денег  800 рублей (по новому курсу после 1961 года – 80 рублей) Борису не хватило, и Дмитрий добавил изрядную сумму. С этим баяном Борис и поехал  в Краснодарский край по демобилизации. Факты армейской биографии Бориса, можно будет уточнить документально, но вот что касается его жизни  в селе Успенском, то тут мы пока полагаемся лишь на рассказы Дмитрия Олейникова. Хотя  две записи в записной книжке Николая Рубцова тоже дают информацию. Наверное, всё же, через родного отца Борис сообщил семье, а значит и Николаю свой новый адрес жительства – село Успенское, хутор Солдатский, Краснодарского края. Но прожил  на хуторе Борис весьма недолго, такими же  короткими оказались и его отношения с девушкой Валей, упоминавшейся в записной книжке Николая Рубцова. Она так и не стала женой Бориса (по крайней мере, сведений в ЗАГСЕ села Успенского об этом событии не сохранилось).  Да вскоре настала и чёрная полоса в жизни Бориса… Впрочем обо всём по порядку, следуя рассказам Дмитрия Олейникова.

После демобилизации друзья прямым поездом отправились на родину Дмитрия в Краснодарский край  (это, кстати, имеет документальное подтверждение, ибо проездные документы были выписаны  в Успенское).  Однако двоюродная сестра Рубцова Надежда Щербинина в воспоминаниях пишет, что Борис пришёл из армии около 1958 года. Он пришёл с лишаём и лежал здесь в лазарете. «Мне запомнилось, как он купил апельсины. Этот эпизод  В. Белков ошибочно приписал Николаю Рубцову». Могло такое быть? Да, если, Олейников и Борис Рубцов ненадолго останавливались  в Вологде. Видимо совсем нечего не удерживало Бориса в Мурманской области. Весьма вероятно Александра Андриановна и её супруг переехали в Вологду, а Борис был прекрасно осведомлён о стеснённых жилищных условиях родного отца, имевшего давно уже другую семью. Остановиться у тёти Шуры, которая сама, если жила в Вологде, ютилась у родственников или снимала угол  с мужем Фёдором Селиным, было тоже нельзя. Это косвенно подтверждается  записанным рассказом о нёй Г.М.Шведовой (Рубцовой) и воспоминаниями двоюродной сестры Рубцова – дочери  тёти Сони  Н. М. Щербининой. (9).  Вероятно,  Бориса позвала и возможность увидеть другие края, прекрасные, по рассказам Дмитрия.  Какое-то чувство странничества было явно присуще всем трём родным братьям Рубцовым. Кстати не избежал его и средний их сводный брат Геннадий, который пропал без следов и писем из виду своей супруги Татьяны и неизвестно  до сих пор, где он обитает. Попытки автора данного материала выяснить, что стало с Геннадием, пока успеха не имели. Что это родовой знак, примета времени, желание увидеть мир, поиски новых впечатлений? - сказать трудно.

В селе Успенском Борис прожил не более года. Вначале, по рассказам Дмитрия Олейникова, он устроился работать на ферму на хуторе Солдатском. Отсюда и адрес в записной книжке поэта Николая Рубцова. Там же познакомился с девушкой Валей, которая так и не стала его женой. Проработал на ферме Борис немного, не более трёх месяцев. Не колхозник он был, как выразился  его друг Дмитрий. Борис устраивается работать баянистом  (благо баян был свой) в Дом культуры села Успенского и с успехом работает там также несколько месяцев. Играл на баяне Борис весьма ловко и вдохновенно. Он знал много песен, подбирал мелодии, голос его был чистый с красивым тембром. Сочинял ли Борис мелодии? На этот вопрос Дмитрий  Олейников не смог точно ответить. Вот то, что  стихи не сочинял, это он запомнил точно, так он и ответил на этот прямой вопрос. Надо прояснить вопрос о том, кто научил его так хорошо играть на баяне? Возможно его приёмный отец Фёдор Селин, как он сам говорил тоже клубный работник. А вообще музыкальность была родовой чертой семьи Рубцовых. Прекрасно играл на баяне Альберт, Николай сочинял мелодии на свои стихи, Галина прекрасно пела и руководила клубом в селе Артюшино на Вологодчине. Сохранились и сведения о прекрасном голосе рано умершей сестры Надежды. Да и мать семьи, по некоторым данным, пела в церковном хоре. Отец Михаил Андрианович имел патефон, любил слушать и петь не только партийный гимн. В этом смысле Борис имел явные рубцовские корни. О семье Борис почти нечего не рассказывал, не принято было это тогда. О том, что его брат Николай пишет стихи, Борис тоже вряд ли знал. Более того, видимо они даже не знали, что служили  одновременно, в одни и те же годы на Северном флоте. Братья были разобщены и долгое время не имели никаких сведений друг о друге. Видимо, как вспоминала их старшая сестра Галина, отец забрал Бориса из Красковского детского дома тогда, когда у него уже появилась новая жена и дети. А уже из его дома и забрала мальчика Борю в свою семью сестра отца Александра,  увезла  его на Кольский полуостров  то ли в Мурманск, то ли в Никель. 

Потихоньку уже стали проясняться страницы ранней биографии Бори Рубцова, но наша задача выяснить его судьбу в селе Успенском, трагические страницы его судьбы. По рассказам Дмитрия Олейникова баянист дома культуры Борис Рубцов вскоре серьёзно заболел туберкулёзом, был госпитализирован и после прохождения курса лечения от военкомата был отправлен в санаторий. Вот почему так настойчивы были попытки прояснить судьбу Бориса именно через военкомат. И сейчас никто не отменял военную приписку по месту жительства, а тогда эта приписка была необходима и при прописке по месту жительства. И уж точно, что без них нельзя было получить какую либо работу. В нашем случае Борис без  них не смог бы устроиться на работу в Дом культуры. Однако повторим, что пока никаких документов о судьбе младшего брата поэта Рубцова обнаружить не удалось. Д.Т.Олейников после отъёзда Бориса в санаторий с ним более не встречался. Сколько времени длилась болезнь Бориса (возможно, она приняла необратимую форму),  и то где он был похоронен можно узнать только случайно или целенаправленно, посвятив этому много времени и усилий. Судя по тому, что Борис устроился работать баянистом весной 1961 года, все дальнейшие события можно относить к осени – зиме того же года. А дату ухода его из жизни можно предположить как 1962 – 1963 год. Примерно так её определяла и Г.М.Шведова (Рубцова).

 

 

прилож.5.jpg

И вот тут случилось чудо в нашем литературном исследовании. Пришло письмо из Центрального Военно - морского архива. Письмо было долгожданным и содержало документы, касающиеся  младшего брата Н.М.Рубцова. (Приложение 5). ВРИО (Временно исполняющий обязанности) начальника Архива Военно - Морского Флота  И.Семёнов прислал  архивную справку и архивную копию учётно – послужной карточки Рубцова Бориса Михайловича, 1937 года рождения. Выражаем ему и всем работникам архива признательность и благодарность за неоценимую помощь в раскрытии одной из загадок рубцововедения. Обратим внимание на неточности высланных документов. В архивной справке место рождения Бориса конечно Емецкий район Архангельской области, но точно указаны сроки службы, место и время призыва, место дислокации 385 военно-строительного отряда Северного флота (стройбата как их тогда называли), где и проходил службу Борис Рубцов. Также имеется подтверждение, что он уволен в запас в распоряжение Успенского райвоенкомата Краснодарского края с 19 ноября 1959 года. Это уже конкретные факты биографии  Бориса Рубцова. Ещё более порадовала в смысле фактов биографии младшего брата  Рубцова учётно – послужная карточка Бориса. Но она же и вызвала ряд дополнительных вопросов. Опять писарь, заполнявший карточку вместо села Емецк, написал Елец, а вместо посёлка Роста – п. Ростов. Вероятно, слышал про города Елец и Ростов и сроднил их с Борисом  Рубцовым. Но нет, профессию электромонтёра  третьего разряда Борис приобрёл в посёлке Роста, который тогда был отдельным посёлком, а сейчас Роста это историческая часть города Мурманска. Название происходит от реки Роста, протекающей неподалёку, по другой версии от аббревиатуры РОСТ (Район Особого Строительства). Одна из улиц Росты носит имя лётчика, дважды Героя Советского Союза Бориса Феоктистовича Сафонова. На ней и находилось ФЗО №1 в доме №85, в котором учился Борис Рубцов. Получается, что это ещё одно памятное рубцовское место в Мурманске.

 

Вариантов судьбы Бориса Рубцова достаточно много. Они нуждаются в тщательной документальной проработке. Думается это дело для рубцововедов Мурманской и Вологодской областей. Отметим ещё раз, что сам документ (учётно – послужная карточка) заполнена небрежно. Хорошо, что указано о Борисе как о члене ВЛКСМ, неженатом, окончившем шесть классов в Вологде, но давайте поговорим о записи родственников Бориса, видимо с его слов. Борис Рубцов называет первым отца Михаила Андиановича 1900 года рождения, проживающего в Вологде. На лето 1957 года это было действительно так, но дата рождения отца конечно 1899 год. Вторым назван брат Альберт Михайлович, проживающий на то время в посёлке Ковырино, где это не уточняется. Это было бы загадкой, но автор данного материала провёл всё детство в этом Ковырино, так в просторечии называли Октябрьский посёлок – окраинную часть Вологды. Что – то вроде посёлка Роста в пригороде Мурманска, но Октябрьский посёлок (а ещё бытовало название Партизанский посёлок) всегда, на моей памяти, был частью Вологды. Брат Николай упоминается Борисом, но ни года рождения его, как впрочем, и Альберта, Борис не знает. Как и не знает, где Николай проживает. Вот о сестре Галине, с которой Борис переписывался, он имеет относительно точные данные – год рождения 1933 (на самом деле Галя родилась в 1928 году), проживает в Донбассе, в какой – то период жизни Галина Михайловна и правда была там, но указан ещё и Череповец, видимо, в это время  сестра переехала в  Череповец. Галина была тем хлипким мостиком, через который братья хоть что – то узнавали друг о друге. Указано ещё раз, что призывался Борис из Мурманска, а проездные документы по демобилизации выписаны в село Успенское, Краснодарского края.

Давайте подведём промежуточные итоги в поисках фактов биографии младшего брата поэта Николая Рубцова. В документальной составляющей его биографии достигнут прогресс, но остаётся ряд моментов, которые ещё необходимо уточнять. Всё же попробуем написать жизнеописание Бориса Михайловича Рубцова, основанное на известных,  на сегодняшний день фактах его биографии. Автор отдаёт себе отчёт, что  жизнеописание нужно будет уточнять и  исправлять с получением новых документальных моментов жизни младшего брата Н.М.Рубцова.

 

 

Борис Михайлович Рубцов. Намеренно оставлены все надписи на фотографии..jpg

Итак, родился Борис Рубцов 23 мая 1937 года  в селе Емецк, Емецкого района Архангельской области. На тот момент он был пятым ребёнком в семье Михаила Андриановича и Александры Михайловны Рубцовых. Вместе с большой семьёй Борис меняет квартиры и города  по месту работы отца. После Емецка семья переезжает в Няндому, а затем в Вологду. Все беды семьи Рубцовых, связанные с арестом отца, его восстановлением в правах и переездами, маленький Боря Рубцов, наверное, не запомнил вовсе. Думается, он не очень осознавал и горе семьи, связанное с начавшейся войной. После смерти матери в 1942 году единственным способом выжить для него остался Красковский детский дом под Вологдой, куда он попал вместе с Колей. В 1943 году судьба разлучает братьев, Николая отправляют в детский дом в село Никольское Тотемского района. Однозначно сказать, что они встречались, когда выросли, нельзя, нет точных данных. Одно ясно – попытки найти друг друга у них были. И яркий пример этого адрес Бориса Рубцова в записной книжке поэта. Всю войну и тяжёлые первые послевоенные годы Борис провёл в Красковском детском доме. Здесь же, по-видимому, он и начал ходить в школу. Сколько классов окончил Боря в Красково, пока точно не известно. Документы детского дома в отношении Бориса Рубцова не изучались исследователями. Но это зависит и от того, в каком году его из детдома забрал отец. Борис вполне мог закончить в Краскове  шесть классов, как он и написал в учётно – послужной карточке «образование  - шесть классов в Вологде». Напомню, что село Красково недалеко от Вологды. Отец забирает Борю к себе в семью. Кстати, он нашёл после войны всех детей, кроме Николая, документы которого в Красковском детдоме не сохранились. Но новая семья отца, где уже было двое своих детей, не очень обрадовалась детям отца от первого брака. И поэтому Бориса взяла к себе сестра отца Александра Андриановна Рубцова, муж которой погиб во время Финско – Советской войны 1939 года, а своих детей у неё не было. Дальше мы вступаем на хлипкий путь воспоминаний и предположений. Но пока это единственная возможность продолжить описание жизни Бориса Рубцова. Период между 1952 и 1957 годами самый скрытый пока от исследователей. Факты, конечно, есть, но как их расположить в истории жизни Бориса? По воспоминаниям Алексея, сводного брата Бориса, он учился в вечерней школе в Вологде на улице Чернышевского, работал на ВПВРЗ им. Калинина (Вологодский паровозо – вагоноремонтный завод).  Возможно, эти факты  имели место в биографии Бориса, но, по - видимому, носили эпизодический характер по времени. Пока документально они не подтверждаются  архивными документами. В эти годы с тётей Шурой Борис уехал на Север, как говорила Г.М.Рубцова  в Мурманск. Но по воспоминаниям Н.М.Щербининой это был город Никель Мурманской области. Там тётя Шура выходит замуж за Фёдора Селина и берёт его фамилию. Хотелось бы подчеркнуть положительную роль в судьбе Бориса Александры Селиной и её второго мужа Фёдора. Возможно, Фёдор научил Бориса играть на баяне и гармони, способствовал его поступлению в ФЗО №1  в посёлке Роста, тогда пригороде Мурманска, провожал его в армию. Кроме упоминания Бориса, что он был клубным работником, более о нём мы ничего не знаем. Сколько лет Борис Рубцов учился в ФЗО №1, доподлинно не известно. Это задача для мурманских краеведов конкретизировать факты биографии Бориса Рубцова на Кольском полуострове. Дальше все документально.  27 июля 1957 года Борис Рубцов призывается в армию  Мурманским  городским военкоматом. Указанная в учётно – послужной карточке основная гражданская специальность – электромонтёр позволяет утверждать, что ФЗО №1 им было успешно закончено. Согласно архивной справке  из Архива Военно – Морского Флота  от 10 сентября 2015 года Борис Рубцов проходил действительную срочную военную службу с 25 ноября 1957 года по 19 ноября 1959 года в 385 военно – строительном отряде Северного флота, который в указанный период дислоцировался в городе Североморске, посёлке Гремиха Мурманской области. Говоря простым языком, Борис служил в стройбате, на берегу, отсюда  срок его службы только два года. Напомню, что его брат Николай служил на эсминце «Острый» четыре года. Интересно складываются судьбы братьев. Служили одновременно на СФ, не зная об этом. Борис даже возможно читал стихи брата в газете «На страже Заполярья», но мог ли он представить, что поэт Рубцов это его родной брат? Хорошие вопросы для краеведов Мурманска… Приказом начальника 385 ВСО от 18 ноября 1959 года № 327а  Рубцов Борис Михайлович исключён из списков личного состава отряда  и уволен в запас в распоряжение Успенского РВК  (райвоенкомат) Краснодарского края с 19 ноября 1959 года. Конечно Борис и Дмитрий Олейников, его армейский товарищ, который пригласил Бориса поехать по демобилизации в село Успенское, на его родину, могли заехать в Вологду, о чём свидетельствует Н.М.Щербинина  и навестить отца. Но дальнейший и заключительный этап жизни Бориса Рубцова связан с селом Успенским Краснодарского края. Воспоминания  Дмитрия Олейникова, друга Бориса пока единственный источник о его жизни в Краснодарском крае. По приезде в Успенское,  Борис пытается работать на ферме, на хуторе Солдатском.  Другой работы  на селе просто не было. Встречает девушку Валю, завязывает с ней отношения, но до свадьбы дело так и  не доходит. Документов о регистрации брака пока не обнаружено. Видимо в этот период пишет письма отцу и сестре Галине. Наверное,  от них и два адреса  Бориса в записной книжке Николая  Рубцова. После  нескольких месяцев работы на ферме, устраивается  баянистом в клуб в селе Успенском. Благо хороший баян он с помощью того же Дмитрия Олейникова купил ещё во время службы. Как баянист пользовался успехом, знал много песен. Стихов, по воспоминаниям, не писал, сочинял ли мелодии, тоже не известно. В Успенском жил около года. Заболел туберкулёзом, что в те годы нередко кончалось трагически. Дмитрий Олейников вспоминает, что от военкомата Борис был послан лечиться в один из южных санаториев. Более друзья не встречались.  Фотографий, той поры,  у Олейникова не сохранилось, осталась только память о молодых годах и дружбе с Борисом Рубцовым. Будет большой удачей, если удастся  выяснить что - либо о последних трагических днях Бориса Рубцова  и найти место его захоронения. Время ухода из жизни Бориса Рубцова – по данным на сегодняшний день 1962 год.  Такова канва жизни младшего брата великого поэта Н.М.Рубцова. Автор благодарит всех тех, кто упомянут в данной работе. Особенное признание за помощь в написании статьи Татьяне Николаевне Олейниковой и  армейскому другу Б.М.Рубцова  Дмитрию Тимофеевичу Олейникову.

 

 

Литература и примечания:

 

1. С.А.Лагерев «Старший брат». Литературно – художественный альманах «Сургут Литературный». Сургут. 2009. № 7., стр. 224 – 225. Счёл нужным привести отрывок из статьи Сергея Лагерева с указанием всех людей причастных  к поискам старшего брата поэта  Альберта. В статье, которую вы прочитали,  также указаны все персоналии, которые помогали в поисках истины по судьбе младшего брата поэта Бориса.

 

2. Записная книжка поэта Н.М.Рубцова на 49 листах с записями телефонов и адресов родственников, друзей и знакомых . ГАВО (Государственный архив Вологодской области), ф.51, оп.1, ед.хр.27.

 

3. Воспоминания старшей сестры поэта Г.М.Шведовой (Рубцовой) записанные в 1996 году учащимися школы №1  под руководством учителя литературы Л. М. Дьяковского. Архив автора статьи.

 

4.С.П.Багров «Россия, Родина, Рубцов» Вологда. 2005. стр. 116.

 

5. М.В.Суров «Факты, воспоминания, посвящения» т.2. Вологда. 2011.стр. 367 – 407.

 

6. Г.Б.Рубцова «Под куполом синих небес» Вологда. 2015.

Работа  Д.А.Пшеницына «Рубцовы – старинный род Тотемских государственных (черносошных) крестьян Русского Севера».

 

7. Н.А.Тимонин «Земля предков». В книге «Литературные традиции Русского Севера» Вологда.2008. стр. 237 – 238.

 

8. Л.Н.Вересов «Братья Николая Рубцова. Страницы  семейного альбома». В  книге «Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова». Вологда. 2013. стр. 22 – 34.

 

9.Воспоминания Надежды Михайловны Щербининой, двоюродной сестры Н.М.Рубцова, дочери Софьи Андриановны Рубцовой и Михаила Николаевича Федотова.. Журнал «Автограф» № 54.  Вологда .2009. стр. 17.

Короткие воспоминания Г.М.Шведовой (Рубцовой) и  Н.М. Щербининой  об Александре Андриановне Рубцовой сильно отличаются друг от друга.

Г.М.Шведова (Рубцова) «Тётя  Шура, сестра моего отца, выходила дважды замуж, но гражданским браком, не расписывались. Поэтому и фамилия осталась Рубцова. Детей не имела. У неё потом жил Борис Рубцов. Скончалась раньше отца поэта ( т.е до 1962 года)».

Н.М.Шербинина «Тётя Шура (Александра Андриановна Селина) уезжала в город Никель Мурманской области. Первый муж у неё погиб в Финскую войну. В Никеле она второй раз вышла замуж (дядя Федя). Приехали в Вологду, жили в деревне Турбачёво (за Прилуками).  Около 1958 года пришёл из армии Борис, он пришёл с  лишаём, лежал здесь в лазарете. Мне запомнилось, как он купил апельсины. Этот эпизод В.Белков ошибочно приписал Николаю Рубцову». Из материалов Череповецкого и Вологодского Рубцовских центров.

 

10. Школы ФЗО (фабрично – заводского обучения) низший (основной) тип профессионально технической  школы в СССР. Школы ФЗО созданы на основе школ ФЗУ (фабрично – заводского ученичества). Существовали с 1940 по 1963 год. Срок обучения от шести месяцев до двух лет. За годы существования  в ФЗО  подготовлено около шести миллионов квалифицированных рабочих.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Леонид Вересов
2016/03/27, 18:30:21
Огромное спасибо всем тем, кто познакомился с данной публикацией. Думаю после её выхода одним сплошным белым пятном в биографии Рубцова стало меньше. Работы над темой ещё много и хотел бы сказать, что в этом исследовании удалось впрыгнуть в последний вагон уходящего навсегда поезда. С воспоминаниями друга Бориса Рубцова Дмитрия удалось и самому познакомиться с трепетом и познакомить читателей. А уж учётная карточка из военно - морского архива, крылья в поиске просто выросли. Ну вот уже и новый вектор исследования появился... Будем работать!
Дмитрий Ермаков
2016/03/09, 08:56:04
Леонид Вересов обладает необходимым для исследователя качеством, он умеет находить новое. При этом он не спешит обнародовать это новое, а кропотливо ищет документальные подтверждения своим находкам. Поэтому-то его материалы всегда интересны, и, зачастую, вызывают отклик читателей.

Так случилось и материалом о младшем брате Николая Рубцова. Статья Леонида Вересова была опубликована (в сокращении) в вологодской газете «Литературный маяк». А уже вскоре пришёл отзыв из пригородного посёлка Молочное. И хотя приведённые в письме сведения пока не нашли документального подтверждения (это уже забота профессиональных исследователей), важен сам факт такого отклика. Это живая любовь к поэту, желание узнать (и поделиться своим знанием) о его творчестве, жизни, окружении…

«…В газете «Маяк» за № 6 от 26 января сего года прочитала публикацию Леонида Вересова «Младший брат Николая Рубцова» и хочу сообщить достоверные сведения о нём, о неизвестном периоде его жизни, который много лет прошёл в Погореловском детском доме Вологодского района, что находился в с. Погорелове, где я работала (1945 – 1953 г. г.) после перевода из Кубено­Озерского детского дома…

Ещё до начала моей работы, может, в 1943 – 44 годах, в Погореловский детский дом поступили дети дошкольного возраста из Красковского детского дома, в числе их был Борис Михайлович Рубцов.

В публикации Л. Вересова годом его рождения значится 1937. Это неверно, он был младше. Личное дело я не видела, но об этом говорят фотографии…

Борис говорил, что у него есть брат, но не говорил, что они вместе были в Красковском детском доме. Николай Рубцов о себе писал, что воспитывался в Никольском детском доме. Когда Николай Рубцов стал известным поэтом, я задумывалась о том, что они с Борисом братья, но меня брали сомнения…

Борис ростом был небольшой, черноволосый, учился по-среднему. Где он находился после Погореловского детского дома, я не знаю. Но перед закрытием Погореловского детского дома несколько воспитанников были направлены в Шелыгинский детский дом в 68 км от Вологды. Был ли Борис в этой группе, мне неизвестно.

По достижении возраста воспитанников-мальчиков устраивали в ремесленные училища, ФЗО, девочек – на льнокомбинат. Предполагаю, что Борис до армии находился в Вологде, работал.

В публикации Л. Вересова есть упоминание, что Борис уже взрослым болел лишаем. Это повторное заболевание. В детском доме мальчики, и в их числе Борис, тоже переболели им. Лечились долгое время в диспансере города Вологды. Мы, воспитатели, по очереди по неделе работали там, ибо обслуживающий персонал диспансера с ними не мог справиться.

Сожалею, что Борис рано ушёл из жизни…

И ещё несколько слов о Погореловском детском доме.

Работа моя в нём была, как и жизнь, как на вулкане – извергается, затухает. За восемь лет работы сменились пять директоров. Я была шестая. Год работала за директора, «на постоянство» не соглашалась, в документах писала «и. о.»…

Приезжайте ко мне, я ещё могу много рассказать о жизни воспитанников…


С уважением,

Екатерина Ивановна Мазохина».

Желаю Леониду Вересову новых находок и публикаций, вызывающих отклик читателей.
Дмитрий Ермаков
2016/03/09, 08:42:45
Леонид Вересов обладает необходимым для исследователя качеством - он умеет находить новое. При этом не спешит публиковать найденное, а кропотливо ищет документальные подтверждения. Поэтому и интересно читать материалы Леонида Вересова, поэтому они, зачастую, вызывают и отклики. Так случилось и с этим материалом. В несколько сокращенном виде он был опубликован в газете "Литературный маяк", выходящей в Вологде. И уже вскоре в газету пришел отклик, который я сейчас здесь и приведу, и хотя данные изложенные в письме еще нуждаются в документальных подтверждениях (это как раз работа профессиолнальных исследователей) сам факт такого отклика очень важен. Это не мёртвое "рубцововедение" (во многом уже переливание из пустого в порожнее), а живое желание узнать (и поделиться этим знанием) ещё больше о творчестве, жизни, окружении любимого поэта. Итак:

«…В газете «Маяк» за № 6 от 26 января сего года прочитала публикацию Леонида Вересова «Младший брат Николая Рубцова» и хочу сообщить достоверные сведения о нём, о неизвестном периоде его жизни, который много лет прошёл в Погореловском детском доме Вологодского района, что находился в с. Погорелове, где я работала (1945 – 1953 г. г.) после перевода из Кубено­Озерского детского дома…

Ещё до начала моей работы, может, в 1943 – 44 годах, в Погореловский детский дом поступили дети дошкольного возраста из Красковского детского дома, в числе их был Борис Михайлович Рубцов.

В публикации Л. Вересова годом его рождения значится 1937. Это неверно, он был младше. Личное дело я не видела, но об этом говорят фотографии…

Борис говорил, что у него есть брат, но не говорил, что они вместе были в Красковском детском доме. Николай Рубцов о себе писал, что воспитывался в Никольском детском доме. Когда Николай Рубцов стал известным поэтом, я задумывалась о том, что они с Борисом братья, но меня брали сомнения…

Борис ростом был небольшой, черноволосый, учился по-среднему. Где он находился после Погореловского детского дома, я не знаю. Но перед закрытием Погореловского детского дома несколько воспитанников были направлены в Шелыгинский детский дом в 68 км от Вологды. Был ли Борис в этой группе, мне неизвестно.

По достижении возраста воспитанников-мальчиков устраивали в ремесленные училища, ФЗО, девочек – на льнокомбинат. Предполагаю, что Борис до армии находился в Вологде, работал.

В публикации Л. Вересова есть упоминание, что Борис уже взрослым болел лишаем. Это повторное заболевание. В детском доме мальчики, и в их числе Борис, тоже переболели им. Лечились долгое время в диспансере города Вологды. Мы, воспитатели, по очереди по неделе работали там, ибо обслуживающий персонал диспансера с ними не мог справиться.

Сожалею, что Борис рано ушёл из жизни…

И ещё несколько слов о Погореловском детском доме.

Работа моя в нём была, как и жизнь, как на вулкане – извергается, затухает. За восемь лет работы сменились пять директоров. Я была шестая. Год работала за директора, «на постоянство» не соглашалась, в документах писала «и. о.»…

Приезжайте ко мне, я ещё могу много рассказать о жизни воспитанников…


С уважением,

Екатерина Ивановна Мазохина».

Добавлю, что к Екатерине Ивановне я съездил. Документальных подтверждений, что в Погореловском д/д воспитываля именно брат Никола Рубцова я не нашел, но изумился памяти замечательного педагога, которая, между прочим, помнит и мальчика Валеру Гаврилина, ставшего впоследствии великим композитором и юного Сергея Чухина - прекрасного русского поэта и друга Николая Рубцова...

Леониду Вересову желаю дальнейших находок и публикаций, вызывающих отклик у читателей.
Елена Ткачевская
2016/03/07, 16:34:51
На меня большое впечатление произвела только что прочитанная статья Л.Вересова "Младший брат Николая Рубцова". Какая огромная работа с документами, с лит. источниками! И какое интересное повествование получилось, светлая память Николая Рубцова осветилась новым лучиком знания и понимания. Огромное спасибо автору. Ждём с нетерпением выступления Леонида Вересова в ЦДЛ 16 марта.
Татьяна Чернова
2016/03/06, 21:54:33
Спасибо Леониду Вересову за труды, воссоздающие подлинную биографию великого поэта. Собранные им факты много говорят о времени, в котором жил Рубцов, его атмосфере, в которой и созревала поэзия Рубцова.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов