«ИЗ ПАРИЖСка. Русские страницы.»

1

1737 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 82 (февраль 2016)

РУБРИКА: Событие

АВТОР: Царёва Елена

 

«ИЗ ПАРИЖСка. Русские страницы.» (Париж, 2016)Новая встреча со сборником «Из Парижска. Русские страницы» состоялось на удивление быстро. Только что, казалось бы, мы читали пятый выпуск, и вот тут – у меня в руках номер шесть. Это, конечно, замечательно, что издатели так быстро нашли и средства, и силы, и возможности (творческие в первую очередь) издать сборник.

Но… С первых страниц веет понятной грустью.

«Это не страшный сон – это явь, которая еще страшнее оттого, что мы безоглядно верили: в нашем мире такого случиться не может, не должно. Тем более, здесь, в самом сердце Европы – в Париже! Еще вчера мы по привычке продолжали думать, что, как на сёрфинге, неостановимо несемся на волне прогресса в будущее. И тут пришло осознание, что само будущее под вопросом».

 

 

Этими словами от редакции начинается книга. Грустно и страшно читать, что «Не только серия терактов в Париже, но и взорванный самолет над Синаем, и взрывы в Турции, и взятие заложников в Мали, и безостановочное насилие в Израиле – идущие одно за другим эти события сливаются в сплошное черное пятно, застилающее свет».

Не слишком ли много стало звучать рассуждений о том, что вот – он, близок конец Европы? Да и размышления о том, что пора  свыкнуться с мыслью, что еще одно поколение, и над собором Нотр-Дам проявятся минареты, надоели. Абсолютно правы издатели «Парижска» Отвечающие: «Такому не бывать!».

И я им верю. Это их убеждение, пока это только лишь символ веры. «Потому что никто не знает, какие реальные шаги смогут стать гарантией сохранения наших ценностей. А кое с чем придется даже свыкнуться: нам не скоро еще удастся до конца осмыслить происходящее. Наши мозги слишком уж европейские, чтобы пытаться проникнуть в сознание фанатиков, над головами которых развиваются черные знамена. Тут еще поломают голову политологи, психологи, религиоведы».

 

Однако есть вопрос, на который сегодня должен искать ответ каждый: если эти люди, одержимые манией убийства, делающие свое зло с изуверским восторгом, готовы и сами идти на смерть, то что же ими движет? Неужели человек способен осознанно платить своей жизнью за идеи насквозь ложные? Конечно, наше представление о жизни как о высшей ценности, выдает в нас людей западной культуры, во главу всего ставящих личность. Но нужно согласиться и с тем, что зло обладает своей особой притягательной силой – своей магией, причем там именно, где над нами довлеют коллективные стереотипы, темная архаика.

Поэтому дело, быть может, вовсе не в религии. Назначить себе врага – дело нехитрое. Однако вспомним, что и без ислама наша Европа множество раз обрушивалась в коллективное помрачение: в религиозные воины, в расизм с факельными шествиями, в ин­квизицию с ее кострами, в коричневый фашистский шабаш.

Сегодня, когда тяжкое бремя коллективного безумия несет на себе Восток с его древней культурой, хочется верить,  что в великой религии ислама достаточно здоровых сил, чтобы противостоять насилию, всплеск которого пришелся как раз на время, когда Запад, впервые в истории, открыл свои границы и все больше демонстрирует способность делиться благами цивилизации со всем миром. «Вот почему появление черной гидры террора у нас перед глазами не может не повергнуть в шок. Но неужели и вправду мы стали свидетелями провала цивилизационного проекта, основанного на общечеловеческих ценностях?»

 

Почему я так много внимания уделяю предисловию к шестому сборнику?

Потому что судьба будущего не в малой степени зависит от ответа на другой вопрос: если столь сильна магия зла, то разве не больше должно быть притягательной силы в магии добра? А если так, то каковы те ценности, ради которых можно отдать свою жизнь, не впадая в коллективное безумие? В трагических событиях 13 ноября неожиданно прозвучал один из возможных ответов.

В сборнике «Из Парижска» №6 приведены слова молодой англичанки, чудом спасшейся в «Батаклане».

«Нет ничего, что может исправить эту боль. Со многими я была до их последнего вздоха. Они были мужественными и храбрыми, и я уверяю вас, что их последние мысли были не об этих варварах, устроивших бойню, а о людях, которых они любили. Когда я лежала в крови на полу и ждала своей пули с мыслью, что вот так и закончатся мои 22 года жизни, я старалась вспомнить каждое лицо, кого я когда-либо любила. И шёпотом говорила: «Я люблю тебя». Снова и снова размышляла о самых ярких моментах в моей жизни. Независимо от того, что случилось со мной, я хочу продолжать верить в хорошее, в людей. Нельзя позволить этим людям победить нас».

Вот она – подлинная и неотразимая сила добра перед лицом смерти. Она и в том, что многие тысячи людей повсюду, приняв случившееся во Франции как глубоко личное горе, присоединились к общему проявлению солидарности, несмотря на многие нерешенные проблемы и противоречия. Потому и несут цветы в память о погибших в Москве, Лондоне, Нью-Йорке, Берлине, Иерусалиме. Коллективному безумию противостоит человеческая солидарность.

 

 

Париж, несомненно, был, есть и будет тем собирательным образом будущего, каким мы его представляли всегда: открытым, гостеприимным домом с его удивительной атмосферой неподдельного жизнелюбия. Париж, который любят не только авторы сборника, но и миллионы людей по всему миру.

Начав с грустных слов, издатели сборника все же смогли составить жизнеутверждающую книгу.

Книгу о жизни. О добре. О мире. О человеческих судьбах, которые так или иначе связаны с Парижем.

Этот выпуск – особенный. Впервые за его печать издателям удалось заплатить деньгами, полученными от продажи предыдущего номера и за счёт небольших пожертвований авторов и читателей.

Это большое достижение, ибо в связи с новой обстановкой самофинансирование безусловно определяет независимый характер сборника.

 

В новом сборнике появились новые рубрики, а в них интересные материалы. Не могу сказать, что названия рубрик меня воодушевили. Здесь есть, над чем подумать составителям и редакторам. «Российская эмиграция». По-моему, это не точно. «Наша кухня». Слишком примитивно. Если слово «кухня» здесь употребляется в переносном смысле слова, но его нужно закавычить. На самом деле в статье Г.Делеринс речь идет о квасе в первую очередь. Очень, кстати, интересно рассказано. Ну, а про «квасной патриотизм», это, – больше для «красного словца».

«Вдоль по улицам Парижа» тоже сразу ассоциируется со словами «Вдоль по Питерской». И совершенно напрасно. Убрать бы «Вдоль» – и все стало намного глубже и серьезнее. Материалы этой рубрики очень интересны и познавательны. «Старые вывески Парижа» Никиты Сарникова – искренне порадовали, как будто я снова вышла на улицы замечательного города. И многое узнала, между прочим. «Хроника одного рабочего дня парижского гида в условиях кризиса и санкций» В.Ноговского – легкое документальное повествование. Автор непринужденно, но точно передает и характеры своих героев, и обстановку города. И настроение, что чрезвычайно увлекательно.

 

Почти половина участников сборника публикуются в шестом номере «Парижска» впервые. Это, правда, не новость. Такое соотношение характерно для трёх последних номеров этого издания. Новые авторы в «Парижске» – это уже стало хорошей традицией. Во многом этому способствовали члены редколлегии (это я вычитала в аннотации) Марк Казарновский, Анна Нелидова, Анатолий Вайнштейн. И, конечно главный редактор – Владимир Алексеев. Спасибо им за такую, весьма не простую деятельность.

Мне же всегда радостно встречаться с творчеством авторов, которых я хорошо знаю. Новый сборник «Из Парижска» – не исключение. Поэт Анна Нелидова в этом сборнике представила хорошую, сильную подборки стихотворений. «Неделимое. Поэма-коллаж. Фрагменты» Виталия Амурского – заставляют задуматься и над смыслом прочитанного, и над тем, где бы прочитать это произведение полностью, а не фрагментарно.

 

Марк Казарновский опубликовал повесть, которая кажется вроде бы материалом документальным, но в тоже время представляет собой художественное произведение. И если бы не обидные мелкие неточности (повторы, например), я бы сказала, что читала «на одном дыхании». Досадная «мелочевка» – ошибки, опечатки – увы, и тут встречаются не единожды. Во многих публикациях, не только у Казарновского.

Марк Казарновский – автор десятка книг прозы, известный писатель. Его творчество реалистично и одухотворенно, очень жизненно и невероятно лирично. Это не просто набор эпитетов. Читать прозу этого автора – особое удовольствие. Он пишет легким языком, обладает замечательным чувством юмора.

 

И в повести «Тайны церкви Рождества Богородицы, что в Махре», мы видим не только события не таких уж далеких лет – начала и середины века 20, но и окунаемся в атмосферу, помогающую освободиться от житейской скверны, почувствовать в себе силу доброты, стойкости и справедливости.  При этом личность писателя и его жизненный путь вряд ли стоит идеализировать: как и в его произведениях, так в душе автора шла постоянная «война жизни». Всякое бывало.

Это можно сказать и многих других авторах «Парижска», они в большинстве своем люди, умудренные жизненным опытом, с удивительными судьбами. Вряд ли стоит представлять читателю Ольгу Ивинскую, и о ней, и о ее отношениях с Б.Пастернаком написано не одно произведение. Ее дочь – писатель, мемуарист Ирина Емельянова – автор сборника, о котором идет речь.

 

 

Стоит ли говорить о том, насколько интересно читать рубрику «Памятные встречи». Здесь встречи с Шагалом, Иосифом Бродским. Причем личности авторов Стэллы Деспюжоль-Иошпа и Екатерины Эткинд-Допера для меня – человека 21 века значат ничуть не меньше, чем описанные ими знаменитости.

Мне симпатично и творчество Тамара Кандалы, но тот отрывок, который она предоставила в данный сборник, пожалуй, не лучший из того, что мне приходилось читать у этого автора. Нет, все прекрасно…. Но у Тамары Кандалы есть и более яркие произведения.

Невозможно рассказать обо всех авторах нового выпуска «Парижка». Из рубрики «Судьбы»  я бы выделила «Судьбы дипломата. Между Россией и Францией» Александра Мельника. Но это исключительно потому, что меня заинтересовал фактический материал этой публикации. На самом деле – все авторы рубрики – и Владимир Гудаков, и Анна Макарова, и Галина Конопицкая выступили сильно и ново.

 

Не очень мне понятно, почему материала Юлиана Панича занял свое место в рубрике «От наших знаменитых парижан». Разве это не памятные встречи? Не судьбы? А, с другой стороны, какая разница, в какую рубрику издатели поставили то или иное произведение.

Главное, это – безусловно, интерес читателей. А он этому сборнику гарантирован. И не только тех, кто живет в Париже.

 

 

Такие переплетения судеб! Такие мысли! События, лица… Года и люди…

Я благодарна издателям очередного сборника «Из Парижска. Русский страницы» за новую встречу. И очень жду очередной сборник, чтобы встретиться не только со «старыми» знакомыми, но и новыми авторами.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов