«Вопил шакал, рычал свирепо лев…»

1

1553 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 80 (декабрь 2015)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Филиппов Сергей Владимирович

 

***

 

Когда мы жили тесной группой,   

И всё решали на ходу,

Когда мы были как под лупой,

И друг у друга на виду.

 

Когда, не ощущая пяток,

Спешили мы из класса в класс,

И мыслей про шестой десяток

В помине не было у нас.

 

Когда нас не судили строго,

Когда нам не хватало тем,

Когда здоровья было много,

А денег не было совсем.

 

Когда запретный плод был сладок,

И далеко до смены вех,

Когда в стране царил порядок,

А на дворе двадцатый век.

 

Когда сознанье, в самом деле,

Определяло бытие,

Несли судьбу свою в портфелях,

И всё невежество свое.

 

 

***

 

Мы вспоминаем, с упоеньем,

Как прежде жили, что могли,

Как торопились за портвейном,

Собрав последние рубли.

 

Как «подпирали» подворотни,

Где «урки» прятали ножи,

Как набирали обороты

И проходили виражи.

 

О молодость, без всяких скидок,

Неудивительно, что сплошь

Ты состояла из ошибок

Нелепых, глупых, ну и что ж,

 

Ведь всё равно, до боли, ясно,

Всё, что происходило в ней,

Неповторимо и прекрасно

Неповторимостью своей.

 

 

***

 

Не время повернуло вспять,                

А нам, и это не отнимешь.

Пора меняться и менять

Свой, созданный годами, имидж.

 

Пора сменить или смягчить

Отдельные черты и жесты.

Пора бы не иметь причин

Для проявления протеста.

 

Пора сближаться по родству.

Пора не проявлять амбиций.

Пора решить, по существу,

Светить или, лишь так, светиться.

 

Пора украсить стиль и речь,

Пора забыть об эйфории.

Пора беречься и беречь

Всё, что не сберегли другие.

 

 

***

 

Простите юноше беспечность,

Развязанность и резкий тон,

И старика за то, что вечно

И чем-то недоволен он.

 

Простите их друзья и даром

Не тратьте драгоценный пыл,

Каждый когда-то станет старым,

Кто лишь недавно молод был.

 

Всё та же древняя проблема,

Сколько романов и статей

Уже написано на тему,

Извечную, отцов-детей.

 

А ведь нужна, всего лишь, малость,

Когда им вместе невтерпёж,

Чтоб юность понимала старость,

Также как старость молодёжь.      

 

 

***

 

Всё было вяло, неконкретно,           

Обыденно и как всегда.

Дни пролетали незаметно

И уходили без следа.

 

Благополучие, достаток,

Вполне приличные на вид,

Свой прозаичный отпечаток

Несли в сознание и быт.

 

И там укоренялись прочно,

Но снова созревал мотив

Поступков, подвигов и прочих

Сомнительных альтернатив.

 

И кто-то вновь, поставив точку,

Решительно, без всяких «но»,

В неподготовленную почву

Бросал незрелое зерно.

 

 

***

 

Люблю статичность положений,           

Люблю невозмутимость поз,

Давно застывших без движений

Вдали от бурь, борьбы и гроз.

 

Люблю динамику движенья,

Но равномерного, без сверх

Усилия и ускоренья,

Что, вроде бы, сулят успех,

 

Томят и будоражат душу

Преодолением преград,

Но всё сломав и всё разрушив,

Отбрасывают нас назад.

 

Однако мы, махнув рукою

На все превратности судьбы,

Вновь, вместо статики покоя,

Жаждем динамику борьбы.

 

 

***

 

Любовь, где глубоко, где мелко,     

Где всё всерьёз, где лишь каприз,

Где просто выгодная сделка

Или житейский компромисс.

 

Где вечно юные сюжеты

И чувств возвышенных полёт,

Где стансы, вирши и сонеты,

Где неприличный анекдот.

 

Где мало слов и много грусти,

Где всё не так и кувырком,

Любовь то мечется, то трусит,           

То храбро лезет напролом.

 

Восторженна, и без изяществ,

Придёт, уйдёт, вернётся вновь,

В любви, как в жизни, много качеств,

Поскольку жизнь и есть любовь.

 

 

***

 

Не торопила, не лгала,             

Не требовала мщенья,

Любовь концепцией была

И мироощущеньем.

 

Тех, кто был симпатичен ей,

Вносила в свой реестр,

На сотнях разных площадей

Звучал её оркестр.

 

В ней не было двойного дна,

В ней не было интриги,

Писала музыку она,

Стихи, картины, книги.

 

Мечтала всех созвать на пир

Свой, рано или поздно.

Любовь объединяла мир,

Который ей был создан.

 

 

***

 

Вы можете заказать стихотворение, поэму или песню для торжества или посвящённое любимому человеку. Стихи – это оригинальный подарок, позволяющий красиво и романтично рассказать о своих чувствах. Подробно с предложением можно ознакомиться на сайте http://stih-zakaz.ru/

Поэты, бывшие в опале,

Напрасно, про себя, роптали,       

Что их стихи не издают,

А их самих не признают.

Ведь, испокон веков, народ

Манил к себе запретный плод.

Непризнанность являлась самой,

Для них, прекрасною рекламой.

А недовольство властью ими,

Лишь только создавало имя.

 

 

***

 

Вопил шакал, рычал свирепо лев,

Белела скатерть, барышни смеялись,

Поэты, славно выпив и поев,

В своем искусстве дружно изощрялись.

 

Прошли года, сменились стиль и власть,

Разбились рюмки, пожелтела скатерть,

Компания поэтов разбрелась,

Лев замолчал, шакал пошёл на паперть.

 

Ложились постепенно в общий грунт

И общий слой, переплетясь с другими,

Их вольнодумство, осторожный бунт

И мелочи, подмеченные ими.

 

Закончились и в тот же грунт легли

Их споры, их метания, интриги,

Которые, со временем, вошли

В собрания и изданные книги.

 

Гори, гори зажжённая свеча,

Гори свеча размеренно и плавно,

Пиши поэт о разных мелочах,

Пиши о них, но не забудь о главном.

 

Вой как шакал, как грозный лев рычи,

Расправив грудь, и становись как глыба,

Каким угодно голосом кричи,

Сорви его, но не молчи как рыба.

 

 

***

 

У нас во всём любили пафос,         

Во все века, по мере сил,

Поддерживая нужный градус,

Чтоб не остыл народный пыл.

 

И через мерная помпезность

Всегда нам свойственна была.

Бессмысленность и бесполезность

Её смутить нас не могла.

 

А, если что не так, то спешно

В России, испокон веков,

Искали внутренних и внешних,

И прочих мыслимых врагов,

 

Карали их рукой железной,

И не могли понять никак,

Что наши пафосность, помпезность

И есть наш самый главный враг.

 

 

***

 

Чтоб ты ни делал, кем бы ни был,           

Наверняка слыхал не раз,

«Россия сделала свой выбор»,

За всех и каждого из нас.

 

Ты не последний и не первый,

Кто это слышал и читал,

И кто, что выбор был неверный,

Потом со всеми узнавал.

 

 

***

 

В любые времена и царства

Привыкли на Руси считать,

Что в интересах государства

Народ всегда готов страдать.

 

Традиция веками крепла,

И государство много раз

Народ то посылало в пекло,

То грубо втаптывало в грязь.

 

Как два извечных антипода –

Народ (большая его часть),

И, равнодушная к народу,

Вся государственная власть.

 

 

Я не хочу, чтоб строилась Москва

 

 

1.

 

Я не хочу, чтоб строилась Москва,

Ни вверх, ни вширь, хочу, чтоб оставалась            

Москва такой, какой она была,

И, сверх разумных норм, не разрасталась.

 

Хочу, чтобы проектам вопреки,

Все стройки, вдруг, в Москве остановились,

И люди, словно в банке пауки,

Не суетились и не копошились,

 

От мэра, до простого москвича,

Ругаясь, чертыхаясь и ворча.

 

 

2.

 

По всей Москве меняют плитку,      

Уже который год подряд,

Зачем-то, стало сущей пыткой

Ходить по городу, твердят,

Что кто-то бешеный откат

Дал, чтобы отхватить подряд,

И ходят слухи, сам Собянин

Там тоже, вроде бы, в «доляне».

 

           

3.

 

Знакомьтесь, наш Глава Управы!     

Жене его принадлежит,

Такие уж сегодня нравы,

Завод «Рязанский керамзит».

И плиткой этого завода,

По указанию главы,

За полтора последних года

Обложен весь район, увы,

Скользит теперь по ней теперь прохожий,

Но сделать ничего не может.

 

          

4.

 

Приняв ряд неотложных мер,       

Закрыв на две недели сквер,

В жару и духоту, в июле

Большое дело провернули.

Всех гастарбайтеров района

Согнав работать в эту зону,

Потратив миллионов пять,

Чтобы могли мы прочитать

И в новостях увидеть с вами:

Сегодня мэр пришел на сквер

И встретился там с москвичами.

 

           

5.

 

Зачем меняют плитку в нашем парке,

Уложенную ровно год назад,

К тому же летом, когда очень жарко,

И каждый погулять по парку рад.

 

Зачем её меняют год от года?

Да и зачем, вообще, её менять,

Когда в России кризис, и расходы

Должны мы, по идее, сокращать?

 

Не понимаю, может, что-то, сдуру,

И выгляжу наивным простаком,

Но плитка тротуарная, бордюры,

Кому нужны в количестве таком.

 

Кому принадлежат все те заводы,

Что производят плитку? И зачем

В Москве её меняют год от года,

И нет ли здесь коррупционных схем?

 

Пусть некоторые недоумевают,

Как я, в своей душевной простоте,

Бордюры, плитку без конца меняют,

И доля их всё выше в ВВП.

 

           

6.

 

Мэр города, средь прочих дел,       

Листал очередную сводку,

Мэр делал всё, что он хотел,

Был город дан ему на откуп.

 

Был город отдан, здесь, вполне,

Подходит это слово-свора,

Ему и всей его родне,

«Благоустраивавшей» город.

 

Коррупция свести с ума

Могла любого, от избытка

Дома смотрели на дома,

Три раза в год менялась плитка.

 

И, хоть уже, на самом деле,

Все в городе твердили про

Опасность заезжать в тоннели

И ездить городским метро,

 

Каждый из своры полагал,

Что, если отвечать придётся,

И, если вновь какой провал,

То «стрелочник» всегда найдется.

 

         

7. (Эпитафия москвичу).

 

Прощай москвич! Держался стойко   

В условьях перманентной стройки

Ты двадцать лет, назло всем мукам,

Которые терпеть и внукам

И правнукам твоим придётся,

Прощай! Прости за неудобства.

 

 

***

 

Теперь у нас бытует мнение,

Или, точнее, заблуждение,

Что все основы управления

Освоив, можно управлять

Почти что всем, без исключения,

Наукой, здравоохранением,

Да и ещё нововведения

Свои, без устали, внедрять.

 

Что это? Глупость? Преступление?

Ошибочная точка зрения?

Или всеобщее затмение сознания?

То там, то тут

Специалистов сокращения

Или больниц объединение,

И управленческое рвение

И аппетиты всё растут.

 

Пока активные холерики

Между собой ведут полемики,

Пока пенсионеры в скверике

Их обсуждают, вот пример,

(Не для поднятия истерики)

В три раза больше, чем в Америке

Чиновников у нас, не верите?

И вдвое, чем в СССР.

 

 

***

 

Мы вновь уверенно идём,

Не проявляя остракизма,

Своим, как водится, путём,

Вперёд к победе кретинизма.    

 

Мы вновь едины, и опять

Все указанья и решенья

Готовимся воспринимать

С глубоким удовлетвореньем.

 

А оппозиция лишь блеф,

И партии и депутаты,

Есть несколько КПРФ,

Но нету пролетариата.

 

Есть гастарбайтеры,

Их труд, почти что, ничего не стоит,

И нас уверенно ведут

К рабовладельческому строю.

 

А мы, как водится, летим,

Не ощущая связь времён,

И снова строим Третий Рим,

Точнее новый Вавилон.

 

 

***

 

«Куда ведёт нас ход событий?»

«Что день грядущий нам готовит?»

Хотите или не хотите,

Задуматься об этом стоит.

 

Закончатся эксперименты,

Дав отрицательный итог,

Закончится у Президента,

Когда-нибудь, последний срок.

 

Может, придут другие лица,

Может, какие-то, уйдут,

Но капитал свой за границу,

Поверьте, все переведут.

 

Политики в высоких сферах

Будут, по-прежнему, галдеть,

«Алмазы в каменных пещерах»

Исчезнут и иссякнет нефть.

 

Москва сольётся с Подмосковьем

В один большой конгломерат,

Исчезнет среднее сословье,

Умрёт последний демократ.

 

И будут нынешние дети,

Как водится у нас, решать

И снова думать, как ответить:

Что делать и с чего начать?

 

 

Сага о Форсайтах

 

Когда порталы или сайты

Не снились даже в дерзком сне,

Смотрели «Сагу о Форсайтах»

В самой читающей стране.

 

Все ждали телепередачу,

Все, и мужской и женский пол,

Забыв про лето и про дачу,

Про домино и про футбол.

 

Муж приходил с работы рано,

Супруга, отложив скандал,

Спешила вместе с ним к экрану,

Весь город будто вымирал.

 

А днём, лишь только соберёмся

В обед, во время перемен,

Все дружно осуждали Сомса,

Переживали за Ирэн.

 

Мы жили хорошо и плохо,

Но всех нас волновал сюжет,

Викторианская эпоха,

Ряд поствикторианских лет.

 

С экрана мягкою походкой

Входил к нам буржуазный мир,

Когда-нибудь и в нашу глотку

Вольют твой сладкий эликсир,

 

И нам покажут Сагу снова,

Лет, этак, через пятьдесят,

В стране, читающей Донцову,

Где смотрят все «Пусть говорят».

 

Чтоб горсточку интеллигентов,

Дожившую до наших дней

После всех, всех экспериментов,

Порадовать, хотя бы, ей.

 

   
Нравится
   
Комментарии
А.Бай
2015/12/19, 08:05:19
После всех, всех экспериментов...
Вся наша история сплошной эксперимент, эксперимент очень дорогой ценой. А ведь кому то это нужно, кому то это выгодно. А цена? Цена на поверхности. Поэзия? Поэзия выше Правды, выше Лжи. Поэзия заставляет душу жить, шевелиться и толкает на поступки. Поэзия, это боль, радость, любовь, ненависть, это крик, это Бог.
Николай Полотнянко
2015/12/15, 19:31:45
Сама по себе правда, если она Правда, есть поэзия.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов