Концепция «конца истории» в политической философии Ф. Фукуямы, С. Хантингтона и Ф.М. Достоевского

9

4377 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 79 (ноябрь 2015)

РУБРИКА: Литературоведение

АВТОР: Лесевицкий Алексей Владимирович

 

Ф.М. Достоевский (1821 - 1881)По мнению большинства экологов «конец истории» человечества отнюдь не за горами, мировая капиталистическая система, основанная на идее безграничного потребления материальных благ, форсированно истребляет остатки природной среды. Человечество входит в эсхатологический этап своего развития под громогласные отзвуки надвигающегося экологического апокалипсиса.

 

Голливуд всегда был спецпроектом в области массовой культуры, через который мировой истеблишмент осуществлял зондирование общественного мнения представителей человеческой цивилизации, а также манипулирование массовым сознанием потребителей данного медиапродукта.  Например, в двух  фильмах («Интерстéллар» и «Элизиум: Рай не на Земле») обсуждаются сценарии переселения мировой финансово-экономической элиты на космическую станцию, своеобразный спутник земли, тогда как оставшиеся 7 миллиардов человек остаются погибать от последствий мирового природного коллапса.

 

Но нас интересует «конец истории» в эйдетической  области  сценариев надвигающегося будущего. Согласно мнению Ф. Фукуямы, с момента падения СССР человеческая история благополучно завершилась. Гегемонизм либерально-рыночного фундаментализма очевиден. Все цепи, которыми сковывали человечество, сорваны и отброшены, началась эра полного антропологического, экономического, политического и культурного освобождения человечества. Все тоталитарные режимы дискредитированы и разрушены. Более того, общественное сознание человечества стерилизовано, последовательно удалены все надличностные цели, к которым стремилось человечество в прошлые эпохи. Сама идея дальнейшей диалектики исторического процесса ставится по сомнение.

 

При сопоставлении концептов Ф. Фукуямы и К. Маркса можно найти некоторые общие моменты: например, немецкий мыслитель тоже писал о конце исторического процесса, но видел его не в рамках либерально-демократического (рыночного) проекта, но в рамках коммунистической формации. К. Маркс исходит из того, что коммунизм предоставит каждому жителю планеты возможность для полного развития его творческих и созидательных сил, отменит все сословно-классовые и частнособственнические ограничения, решит фундаментальную проблему отчуждения и т.д. Мы не будем обсуждать утопичность или, напротив, реалистичность подобных утверждений немецкого экономиста, а вернемся к идеям Ф. Фукуямы. Нам необходимо задать вопрос: является ли современный мир воплощением своеобразного «земного рая», воплощением социальной справедливости и свободы,  к которым нет необходимости более стремиться? Полагаем, что нет. Современный мир чудовищно несправедлив, но именно на этой несправедливости Фукуяма предлагает остановиться, «подморозить исторический процесс». Из контекста его книги следует, что надо узаконить и легитимизировать  систему неоколониального рабства. Приведем несколько общеизвестных фактов. Что представляет собой современная социальная модель мироустройства? Главная характеристика установившейся миросистемы – это принципиальное неравенство стран и цивилизаций. Это наглядно видно из следующего соотношения. Население политически и экономически доминирующих в современной миросистеме стран «золотого миллиарда» составляет лишь около 15% от численности населения Земли. Но при этом на них приходится более 75% мирового потребления. Налицо разительный диспаритет [1, с. 119]. Западная цивилизация практически всегда существовала за счет эксплуатации периферийных колоний, методология захвата ресурсов  была разнообразной: от прямого их грабежа до навязывания по всему миру долларовой системы. Через данную алгоритмику  осуществлялось перекачивание богатств порабощенных народов: «Внешняя задолженность стран Запада стала в ХХI веке главным источником высокого уровня потребления в этих стих странах; за счет “кредитования” экономически развитых стран “экономически менее развитыми” странами обеспечивается паразитическое существование “золотого миллиарда”.  Это “кредитование” не вписывается в каноны экономических учебников: оно безлимитно, беспроцентно, и бессрочно» [4, с. 791]. Но Фукуяма не разъясняет в своей книге данный парадоксальный феномен, разглагольствуя о высоком уровне потребления представителей романо-германских народов. Общеизвестно, что данный высокий стандарт есть продукт не либерально-демократической формы правления, который «рекламирует» политолог, а чудовищной эксплуатации стран второго и третьего мира, которые обеспечили этот высокий уровень жизни рядового американца и европейца. Более того, японский аналитик замалчивает еще об одном факте: подобный высокий уровень потребления недостижим для жителей периферии мировой капиталистической системы, несмотря на введение там демократии, парламентаризма, свободы слова и т.д.

 

Нам представляется, что история может закончиться тогда, когда каждый житель планеты будет иметь возможность полного развития своих созидательных сил. В реальности же мы видим чудовищную диспропорцию между развитым и развивающимся миром, между уровнем потребления материальных благ. А это значит, что колесо истории продолжит свое поступательное вращение. Нам кажется, что Ф. Фукуяма не учитывает личностного компонента как одного из главных факторов исторического развития и исторической прогностики. Живого человека он рассматривает абстрактно, вне его надэкономической мотивации, полагая, что жители всего мира одинаковы и стремятся только к комфорту, деньгам, потреблению, власти, собственности и т.д. Идеал личности по Фукуяме – накормленное и сытое человекоподобное существо, прототип П. Шарикова, но только с «буржуазной» начинкой: «Пес рад, что спит на солнышке и в миске есть еда, и у него нет недовольства своим положением. Его не волнует, что другие собаки работают  лучше, или что он застрял на карьерной лестнице, или что где-то на другом конце света собак угнетают. Если человек сможет создать общество, из которого изгнана несправедливость, его жизнь станет похожей на жизнь этого пса» [10, с.  466]. Примерно за 128 лет до работы Ф. Фукуямы  данные идеалы эвдемонизма блестяще раскритиковал Достоевский в своих произведениях «Записки из подполья» и «Сон смешного человека». Общество, о котором мечтает японский политолог, никогда не будет построено, т.к. личность непредсказуема, деструктивна, антиномична. Более того, по мнению Ф.М. Достоевского, жизнь в подобном социальном муравейнике в эпоху «конца истории» будет скучна, предсказуема, стереотипна и шаблонна, а главное, лишена свободы. В этом утопизм идеологем японского политолога, мы полагаем, что он  плохо  изучил главного творца исторического процесса – живого человека во всей его противоречивости и деструктивности (Э. Фромм). Автор книги «Конец истории» пытается уподобить личность муравью или собаке. В произведении Достоевского «Записки из подполья» звучит крайне острая критика фукуямовской концептуализации, где главный герой произносит: «Человек любит созидать и дороги прокладывать, это бесспорно. Но отчего же он до страсти любит тоже разрушение и хаос? Вот это скажите-ка! Но об этом мне самому хочется заявить два слова особо. Не потому ли, может быть, он так любит разрушение и хаос (ведь это бесспорно, что он иногда очень любит, это уж так), что сам инстинктивно боится достигнуть цели и довершить созидаемое здание (конец истории – А.Л.)? Почем вы знаете, может быть, он здание-то любит только издали, а отнюдь не вблизи; может быть, он только любит созидать его, а не жить в нем, предоставляя его потом aux animaux domestiques (домашним животным), как-то муравьям, баранам и проч., и проч. Вот муравьи совершенно другого вкуса. У них есть одно удивительное здание в этом же роде, навеки нерушимое, — муравейник» [3, с. 475]. Вслед за парадоксалистом Достоевского мы можем задать вопрос Ф. Фукуяме: почему он решил, что человек стремится исключительно к созиданию, благоденствию, гармонии, а не к разрушению?  Разве история мировой цивилизации – это не хроника кровопролитных войн, конфликтов, противостояний между государствами? В этой антиномичности самого человека заключается разгадка диалектики исторического процесса, но, на наш взгляд, японский политолог не находится на достаточном теоретическом и методологическом уровне для разгадки подобных вопросов в отличие от Достоевского [5,6,7,8]. Совершенно очевидно, что Ф. Фукуяма консультировал определенные элиты Запада, обеспечивая «идеологическое прикрытие» процесса глобализации по романо-германскому образцу.  Его статья, из которой потом выросла книга «Конец истории», была опубликована в 1989 году, когда процесс разрушения СССР набрал предельные обороты. Суть сентенций Ф. Фукуямы проста: стоит отказаться от альтернативных Западу моделей развития, принять романо-германскую модель за образец – и всеобщее процветание и благоденствие будет достижимо. Настанет долгожданный конец истории. Но мы из опыта 24-летнего существования без СССР должны отметить, что рыночная экономика, парламентаризм, «демократия», либерализм, «свобода слова» – отнюдь не способствуют всеобщему процветанию. И это необходимо учитывать. В контексте наших размышлений о закате исторического процесса крайне любопытно рассмотреть альтернативную концепцию «битвы цивилизаций», которую можно назвать более реалистической и прагматической. В сочинениях С. Хантингтона содержится скрытая полемика с взглядами профессора Ф. Фукуямы. По мнению автора «Столкновения цивилизаций», все благостные мечты о бесконфликтном существовании человечества после падения СССР развеял стремительный ветер новейшей истории: человечество перешло в этап цивилизационных противостояний, которые имеют судьбоносный характер: «Иллюзия гармонии в связи с окончанием холодной войны быстро развеялась – этому способствовали многочисленные этнические конфликты и “этнические чистки”, нарушения закона и порядка, возникновение новых оснований для альянсов и конфликтов между государствами <…> В течение пяти лет после падения Берлинской стены слово “геноцид” слышалось гораздо чаще, чем за любые пять лет холодной войны» [11, с. 29-30]. По мнению С. Хатингтона, в ХХI веке событийная динамика исторического процесса только ускорится, начался этап битвы за мировое господство между основными цивилизациями. Эта борьба обусловлена ограниченностью мировых ресурсов, перенаселением земного шара, стремительным ростом альтернативных Западу цивилизаций, которые в случае сохранения темпов своего развития превзойдут Европу и Америку в ХХI веке. Обострятся локальные конфликты по линиям межцивилизационных разломов, обусловленные мировоззренческими, ментальными, культурными и религиозными отличиями представителей разных цивилизаций. Не менее острым будет противостояние в области экономики и политики, в которой былое могущество Запада пошатнется: «Совместное исследование “Дойче банка” и американской компании “Голдмен-Сакс” предрекает, что до 2010 г. ежегодный общий рост России, Китая, Индии и Бразилии (группа стран, именуемая БРИК) превзойдет совокупный рост США, Японии, Германии и Британии. В 2025 г. страны БРИК будут производить продукции в два раза больше, чем первых семь стран Запада. Это будет тектонический сдвиг в мировой экономике, в мировой политике. У мирового сообщества появится конкурирующая группа лидеров» [9, с. 537]. По мнению С. Хантингтона, вестернизация незападных цивилизаций провалилась, осуществляется тихая экспансия незападных этносов в Америку и Европу. Очень скоро иммигранты   составят  едва ли не половину населения цивилизации Запада. Вместе с миграцией народы приносят в Европу и Америку собственную культуру, религию и традиции, которые слабо ассимилируются и интегрируются европейской культурой: «В январе 2005 года исследование организации “Беар Стернс” позволило установить, что количество нелегальных иммигрантов в США может достигать 20 миллионов человек. Если это так, тогда нелегалов на нашей территории больше, чем всех немцев, итальянцев, евреев и ирландцев, прибывших в Америку за минувшие 400 лет» [2, с. 19]. Западная цивилизация будет вынуждена перейти в острую фазу конфликта с другими культурами, пытаясь сохранить свою цивилизационную идентичность.

Таким образом, нами критически оценивается тезис Ф. Фукуямы о завершении исторического процесса, который, скорее всего, продолжится под знаком борьбы цивилизаций за мировую гегемонию.

 


Библиография: 

  1. Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Превосходство, присвоение, неравенство. М.: Научный эксперт, 2013. 304 с.
  2. Бьюкенен П. Дж. На краю гибели. М.: АСТ, 2008. 349 с.
  3. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. Т.4. Л.: Наука, 1989.782 с.
  4. Катасонов В.Ю. Капитализм. История и идеология денежной цивилизации. М.: Институт русской цивилизации, 2015. 1120 с.
  5. Лесевицкий А.В. Образ человека будущего в политической философии Г. Маркузе и Ф.М. Достоевского //В книге: Образ человека будущего: Кого и Как воспитывать в подрастающих поколениях Базалук О.А. коллективная монография. Под редакцией О.А. Базалука. Киев, 2013. С. 307-327.
  6. Лесевицкий А.В. Образ человека будущего: переход к постмодерну // В книге: Образ человека будущего: Кого и Как воспитывать в подрастающих поколениях Киев, 2012. С. 180-202.
  7. Лесевицкий А.В. «Одномерный человек» как философская проблема в творчестве Г. Маркузе и Ф.М. Достоевского // Антро. 2013. № 1 (12). С. 114-132.
  8. Лесевицкий А.В. Психосоциологический дискурс Ф.М. Достоевского в повести «Записки из подполья» // Политика, государство и право. 2013. № 7. С. 5.
  9. Уткин А. И. Подъем и падение Запада. М.: АСТ, 2008. 761 с.
  10. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. М.: АСТ, 2004. 588 с.
  11. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2006. 571 с.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Илья
2015/12/10, 14:51:30
Молодец, мой умный коллега!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов