«Любовь к тебе с годами не утрачу…»

2

3169 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 78 (октябрь 2015)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Востриков Фёдор Сергеевич

 

Поэт с душой степного простора 

 

Если забраться в самый отдалённый и глухой уголок нашего края и там спросить, кого из пермских поэтов знают, уверен, что фамилию Вострикова назовут обязательно. Потому что нет в нашем крае такого уголка, где бы не побывал Фёдор Сергеевич, автор трёх десятков поэтических книг, где бы не читал своих темпераментных стихов.

Перелистывая сборники поэта, можно подметить такую особенность – полынный горьковатый запах степи сопровождает и обволакивает всю его поэзию, побуждает звучать его лиру. Но в этом ничего странного – поэт родился, вырос и сформировался в степном Заволжье, в Самарской области, в семье потомственных хлеборобов. И хотя сорок шесть лет, как живёт и творит в Перми, но нить, связующую его с отчим полем, не порывает. Она и питает его поэзию, ибо хлеб он в любой точке шара земного – хлеб. Везде он добывается в поте лица, везде он основа жизни. И Востриков один из немногих в славной когорте поэтов, кто через поэтическое слово, с любовью и уважением, выразил душу того слоя людей, которые, как и он сам, связаны с землёй-крмилицей, с крестьянским трудом. В поэзии он продолжатель и защитник русской классической традиции, идущей от Пушкина.

Широк диапазон его поэзии, с помощью стихов он создал свой особенный, многообразный и неповторимый духовный, эстетический и трудовой мир, заселив его героями, в чьих душах запечатлелась вся и трагическая и высокая история страны, и мирный созидательный труд и разрушительная война; и горькие тяжёлые минуты невосполнимых утрат и светлая вдохновенная радость любви. С лёгкостью и свободой он владеет поэтическим инструментом, чтобы воспевать окружающий мир, с которым соприкасается ежедневно, передавать людям жизнеутверждающее начало. 

 

Виталий Богомолов

 

 

 

 

Земля

 

На все четыре стороны – поля.

И горизонт хлебами обозначен.

О, Родина моя, моя земля,

Любовь к тебе с годами не утрачу.

Я сам пахал и сеял зёрна сам.

Прости за громкость, знаю цену хлебу.

Звучат во мне потомков голоса,

Как клятва, под твоим высоким небом.

И для меня всем землям ты – Земля.

Знавал с тобой и горе и удачу.

С тобой всесильный и великий я,

А без тебя я ничего не значу.

 

 

 

***

 

Несравненная женщина, здравствуй,

Принимай мой нижайший поклон!

Надо мною и шефствуй, и властвуй,

И бери в первобытный полон.

Я скитался по стойбищам рыжим

Под летящие стрелы дождей.

Да не знаю, не знаю, как выжил

Без манящей улыбки твоей.

В нелюдимом краю и людимом

Не нашёл свой страдальческий дом.

Хочешь – буду твоим господином,

Хочешь – буду послушным рабом?

Будем жить у родного причала,

Крепко связаны общей судьбой.

Дай-то, Бог, если так… Но сначала

Ты позволь надышаться тобой!

 

 

***

 

Война убила сыновей,

Убила нерождённых внуков.

Пришла и старость без детей,

А без детей не старость – мука.

Да так и жили бобыли.

Восьмидесятый год начался –

Сначала бабку отнесли.

А после и старик собрался.

Но всё же горше оттого –

И есть ли в утешенье слово! –

Что не осталось никого

В селе из рода старикова,

Чтоб принести с родных полей

Цветы живые на могилу…

Война убила сыновей –

Род землепашеский убила.

 

 

Журавли

 

В. Радкевичу

 

Омёты рыжие вдали

Лобасто смотрят из тумана,

И потянулись журавли

В чужие солнечные страны.

Стою, припав к сухой ветле.

В душе – как после обмолота:

И тяга вечная к земле,

И ощущение полёта.

 

 

Рана

 

На столе у Пушкина свеча

Ещё остыть от ночи не успела,

А жизнь его, светла и горяча,

Январской стужей в бездну отлетела.

В сердцах друзей застыли боль и грусть.

Ослепла даль – завесили бураны.

Стрелял не в Пушкина убийца – в Русь!

И до сих пор не заживает рана. 

 

 

На вокзале

 

Мы не успели даже и обняться,

Как поезд прокричал – и на восток.

И любящим, поверь мне, расставаться

Необходимо, хоть на малый срок.

Такому откровенью ты не рада.

И всё-таки не стоит упрекать

Прости, но и к разлуке тоже надо,

Тем более с годами, привыкать.

Клоню к тому, что век не бесконечен –

Из нас кому-то первому уйти.

Привыкшему к разлуке будет легче

Нечеловечью боль перенести. 

 

 

***

 

В. Телегиной

 

Ты не пишешь, а страдаешь –

Нет страданиям конца.

Потому и западаешь

Ты читателям в сердца.

Скреплены стихи и крепью,

И размахами земли.

Мы с тобой друг в друге степью,

Как полынью, проросли.

 

 

***

 

Променял бы тайгу на равнины,

Где ветла на лихом сквозняке

Тихо плачет, как в горе-годины,

О замёрзшем в степи ямщике.

Променял бы на озеро  горы,

И на розы – речную кугу.

Променял на село бы и город,

Да людей променять не могу! 

 

 

***

 

Евгению Шелонникову

 

Когда о лете затоскую

От бесшабашных буйных вьюг,

Тогда нагряну в мастерскую,

Где мир творит художник-друг.

Ни платы требовать не будет,

Ни взглядом злым не устрашит,

Он для меня реку разбудит,

Прибрежный тополь всполошит.

Качнёт кувшинку неторопко,

Волну искристую качнёт.

Уронит тоненькую тропку,

По ней молодку приведёт,

Разденет медленно. И зноем

Подкрасит спину, плечи, грудь…

Спасибо, друг! Теперь с тоскою

Я сам расправлюсь как-нибудь!

 

 

***

 

К земле привязан человек,

К её равнинам и деревьям.

И так всю жизнь, и так весь век –

Одна изба, одна деревня.

За то хвала и честь ему –

Не изменил родным истокам.

Но жаль его мне потому,

Что он не жил в краю далёком.

Не жил, а значит, не поймёт,

Представить даже не сумеет,

Как родина к себе зовёт,

Как тяжело в разлуке с нею.

 

 

Постоянство

 

Туман ползёт походкой черепашьей.

Травой пожухлой тянет от земли.

И слышно, как вдали над жирной пашней

Есенинские плачут журавли.

О Родине, что покидают снова,

Что хлынут затяжные холода…

А мне легко. Мне с берега родного

Не надо отправляться никуда.

Со мною остаются постоянно –

Какие бы ни грянули ветра! –

И «Золотая осень» Левитана,

И Пушкина «Уныла пора…» 

 

 

***

 

Зима взлохматила равнины –

Бело и празднично окрест.

Сугробы взбиты, как перины

Для самой лучшей из невест.

В прозрачном кружеве верхушки

У тополей, что над рекой.

К равнинам снежным деревушки

Припали тёплою щекой.

Как много близкого, родного

В твоих пейзажах зимних, Русь!

В который раз гляжу – и снова

От счастья плачу и смеюсь.

 

 

***

 

Хозяйничает в Чердыни зима,

Раскинув седогривые метели.

Навьючила сугробы на дома,

Погост вспушила, высветила ели.

Крутую Колву в оборот взяла –

Пускай теперь бунтует подо льдами.

Взбодрила колкой пылью купола

Со рвущимися к Господу крестами.

Пейзаж суровый кручею вершит,

Берёзами, нависшими над кручей.

Веками, словно хвоей, ворошит,

Одаривая новью и дремучьем.

Из прошлого мне слышатся сквозь мрак,

Сквозь пропасти заснеженных туманов

Решетников и Мамин-Сибиряк,

Из наших лет – Радкевич и Зырянов.

В классическом творении зимы,

Касаясь неба выстраданным ликом,

Богатырями высятся холмы

В объятьях крепких Чердыни Великой.

 

 

***

 

Луна провалилась в потёмках,

Дома провалились за ней,

И слышно, как дышит позёмка

Среди леденящих ветвей.

Швыряется белой рогожей.

Колючей мукою пылит.

Мороз, продираясь сквозь кожу,

Как речку, мне душу стеклит.

Полжизни отдашь, не печалясь,

Плутая в метельном дыму,

За кружку горячего чая

У печки в родимом дому.

 

 

 

Интернет-магазин ISSI http://www.issi.com.ua/cat/239/ предлагает постельное бельё, а также покрывала, скатерти, одеяла, одежду для сна и для дома и многое другое. В магазине регулярно устраиваются распродажи, предлагаются сезонные скидки. Каждая последующая покупка – это экономия, поскольку постоянным покупателям магазин предоставляет дисконтную программу. Доставка осуществляется курьером.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов