Последняя весна

4

4369 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 77 (сентябрь 2015)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Буланов Марат Марсилович

 

Последняя весна– Ну, какой ты, к чёртовой матери, мужик! – в очередной раз, «промывала мозги» жена. – Ни на что не приспособлен!.. Вон, Лёха-то, сосед, – съездил в рейс на Севера и бабок огрёб немеренно! И живут-поживают с Люськой, проблем не зная!.. А скоро опять намылится туда же. И опять кучу денег привезёт!

– Тебе всё мало!.. И так работаю порядком! А Лёха – дальнобойщик. Не то, что  я, – простой шофёр.

– Вот и стань таким же!.. Долго ль, отвезти отсюда груз, а там, в Якутии, перепродать! От Иркутска до тех мест, Лёха говорит, 4-5 дней ходу.

– А ты откуда вдруг узнала? Сам, что ли, сказал? – Макс, подозрительно, глянул на жену.

– Больно надо, с мужиком чужим болтать! Люська, супружница, исхвасталась!

– Смотри, Верка!.. Люди поговаривают, что между вами, есть что-то!

Жена, притворно, возмутилась:

– Больше слушай, дурачок! На фиг, он мне сдался!.. Но если, из нищеты не выберемся, так и знай, – уйду!

Препирания  происходили в тесной, однокомнатной квартирке.

– Шутишь, что ли? – испугался Макс. – А семья, ребёнок, хата, наконец?

– Да шучу, конечно. Но ради Машки можешь ведь когда-нибудь рискнуть?!

– Взять в автоколонне отпуск дней на десять?

– Арендуй «КамАЗ», к примеру; закупи товар – и в путь!

– Легко сказать!.. А деньги, где достанем?

– Квартиру можно заложить кому-то! Счас многие так делают! Да и тот же Лёха, вроде, эдак начинал.

Макс засомневался.

– Лучше обратиться в банк тогда. Квартира-то при чём?

– У них кредита фиг дождёшься. Процедура долгая; проценты аховые! Проще заложить… 

– Но ведь и здесь проценты будут драть, дай Бог!

– К Лёхе обратимся, по-соседски. Он мужик богатый!.. Если что, поможет без проблем!

– Что ты всё о нём, да всё о нём! – раздражённо бросил Макс. – Коль крутой, так, значит, лучше мужа, что ли?

– При чём тут это?.. И с машиною поможет! Целых три имеет, плюс – сдаёт внаём!

– Мог бы уже сам не ездить, блин, на Север! До чего же алчный!.. Чем богаче – тем жаднее!

– Так и нужно нынче! 93 год!.. А насчёт товара, посоветуйся-ка с ним. И маршрут определите вместе!

– Ой, не знаю. Сомневаюсь очень…

– Да-а, – слабак!.. И таким уж, видимо, останешься! Ну, и как с тобою жить, скажи?!

– Ладно. Переговорю. На недельку съездить – не убудет!

– Зато какие бабки срубишь! 300-то процентов прибыли!.. Не робей, короче. Мужиком быть надо!

И Макс, на следующий же день, пошёл к соседу.

…Лёха жил в трёхкомнатной квартире, в другом подъезде этого же дома.

Нажав кнопку домофона, проситель через время услышал голос Люськи.

– Кто ещё там беспокоит?

– Алексея Николаевича можно?

– Ну, так  кто ты, говори!

– Верин муж…

– А-а… Ладно, проходи. По делу, значит. Ясно.

Выбравшись из лифта на пятом этаже, подошел к железной двери. Позвонил.

Открыла толстозадая, накрашенная Люська.

– Здравствуйте. Пройти-то можно, а?

– Стой здесь пока в прихожей. Счас придёт хозяин…

Макс, скромно снявши шапку, подождал. «Да, хорошо живут!.. – немного огляделся. – Одно зеркало тысчонку стоит!.. А обои, статуэтки…».

Через несколько минут явился Лёха. В распахнутом халате, с жирным пузом, напоминавший эдакого барина. «Новый русский» мелкого пошиба, но с большой претензией. Свысока глянул на тощего соседа в повытертом уже пуховике.

– Верка что-то говорила о твоей задумке.

– Вам говорила?! Так ведь, э, э…

– Ну, а что ж такого? Понимаю женщину. Молодая да красивая. Хочет лучшей жизни.

– Значит, можете помочь?

– Отчего и нет?.. За залог квартиры, выдам 300 тысяч.

– А везти, что лучше? Да и ехать куда, собственно?

– Счас окорочка американские в цене. Двадцать тонн возьмёшь, и пили себе до Усть-Кута. А потом, на север, – в город Мирный, на Вилюе.

– Это где там, на Вилюе? Что-то и не слышал о таком!

– Западнее от Якутска. В тыще километров. Но поедешь прямиком, через хребты.

Макс угрюмо протянул:

– Да-а – далековато что-то… Сомневаюсь шибко…

– Зато и бабок огребёшь порядочно!.. Знаешь, сколько стоит здесь и сколько там? 300… и «лимон»! Ну, как базар в рекламе: – почувствуй, дескать, разницу!

– Лимо-он?!.. Навару, значит, 700 тысяч?!..  А за машину, сколько вы запросите?

Лёха ухмыльнулся

– Ты узнай какая хоть машина! Новый «КамАЗ» – фура!.. 10 процентов за аренду, с полной выручки. Да ещё 10, – за «идею». То бишь, за возможность заработать. 

Макс едва не сел.

– Ничего себе!.. И сколько мне останется?

– 500 тысяч – пол-лимона чистыми.

– Что-то маловато!

– Ха-ха-ха! Чудак-человек!.. Да разве это мало?!

– Ну, не знаю даже… Вам оно видней…

– Н-да, – не думал, что ты такой прижимистый!

Макс совсем смутился.

– А сколько добираться дней до Мирного?

– Пять туда, да пять обратно.

– Фура-то не холодильник? Счас весна, конец уж марта…

– Что – боишься, как бы не потёк товар?

– Солнце шибко припекает…

Лёха покатился со смеху. Потом, еле успокоившись, сказал:

– Ну, чудак!.. Да что товару сделается! Фура крытая, упаковки герметичные. Всё же заморожено навек!

– Теперь-то понял! Клёво!.. Да уж, пол-лимона  – это деньги!!

– А ты как думал! Вот и заживёте – как у Христа за пазухой!.. Значит, решено?

– Алексей Николаевич! Конечно!.. Даже и не знаю, как благодарить!

– Тогда бумаги будем оформлять. На квартиру… Завтра утром, лучше.

Макс ушёл от Лёхи, словно пьяный в стельку. Так был, бедолага, счастлив…

…Уже через четыре дня выехал на трассу из Иркутска. Фура была доверху набита коробками с окорочками. В дорогу взял с собой запаску еды немного, атлас, денег, да кой-какие вещи с одеялом. Ехал ходко, рассчитывая по асфальту добраться скоро до отворота на Усть-Кут. В населённых пунктах перекусывал. А красота какая открывалась-то вокруг!.. Гористая, заснеженная местность средь тайги. Разнообразие цветов: голубого, белого, изумрудного и рыжего. А над великолепьем этим сияло золотое солнце!.. Весна сибирская!.. Сердце наполнялось несказанной радостью.

 

Компания Papperskopp Rus известна как производитель бумажной одноразовой посуды и упаковки. На сайте компании представлен весь ассортимент. Тут вы можете ознакомиться с ценами и вариантами продукции. Клиентами компании являются «Крошка-картошка», «S-7», «Сбарро» и другие известные фирмы.

Спуски и подъёмы, встречные машины, мосты через застывшие ручьи… Макс, привыкший, в основном, к поездкам в городе, заново как будто открывал чудесный мир!.. Ну и пусть, что он «зелёный» новичок и дилетант в суровом дальнобое. Но зато и куш сорвёт такой крутой, что даже и не снилось! Мужики с работы просто обалдеют, когда узнают про его успехи!..

К вечеру добрался до Тулуна. Повернул потом, на Братск. На рассвете пересёк громаду здешней ГРЭС. И помчался дальше – прямо на Усть-Кут. Однако очень скоро асфальт внезапно кончился. Началась гравийка, что резко снизило скорость. Да и груз давал о себе знать. 20 тонн для этого «КамАЗа», если честно, просто под завязку. Впрочем, Макс не придавал сему значения. Как не придавал значения тому, что в путь отправился один. А без напарника ходить по Северам весьма рисково и опасно. Тем более, дорога после Усть-Кута шла сквозь предгорья Ангарского кряжа. Где населённых пунктов на сотни вёрст, практически, и не было…

Прибывши в посёлок, подивился массе кранов вдоль Ленских берегов. Здесь именно контейнеры с ж. д. платформ грузили на речные катера и баржи. «Северный завоз» во времена Союза функционировал вовсю. Сейчас же сия деятельность почти заглохла. Краны порта напоминали гигантские скелеты вымерших когда-то птеродактилей. И эта мрачная картина вызвала у Макса неясный холодок тревоги…

Заправился солярой, зная от водил, что тут последняя АЗС перед далёким Мирным. Ибо зимник, по которому собрался ехать, проходил вдали от Лены, где по берегам-то и располагались поселения… К сведению, при Советах по нему ходили мощные «БелАЗы», – прямиком до пункта назначения. (А это – 1200 километров). Проблема с топливом тогда решалась просто: на пятаках имелись ёмкости, благодаря чему и можно было сделать дозаправку.

Более того, на случай, если требовалась экстренная помощь, стояли трактора с бригадами рабочих. По зимнику курили буржуйками балки. На Ангарском кряже рабочие бригады с техникой нередко расчищали снежные завалы, посыпали гравием подъёмы или спуски. Ибо весной машины на подъёмах часто буксовали, съезжали вниз (скользили, «шлифовали»). Посему без тракторов здесь было иногда не обойтись… В постсоветское же время этот «сервис» резко канул в Лету, так что ожидать какой-то помощи, увы, не приходилось. Иначе говоря, надеяться-то оставалось исключительно на самого себя и всё…

Именно поэтому бывалые водилы готовились заранее к подобным переездам. Сваривался отдельный «калым»-бак – для соляры иль бензина. Устанавливался за кабину: шириною 20 сантиметров, а высотой с саму кабину. Топлива в него входило аж до тонны. Потому-то, и хватало не только дальнобойщику, но также на продажу. Ну, а «подкалымить» на дорогах Севера всегда возможно, ибо не у всех имеется в запасе чудо-бак.

Далее. Опытный шофёр берёт с собой подсыпку (к примеру, шлак в мешках), а также и подставки, дабы на подъёмах горных не «зашлифовать». И вообще, захватывает в дальний путь всё необходимое: запаски, печку, спирт, еду, топор, лопату, лампу, сапоги и прочая… Кроме того, машину-то, понятно, предпочитает с передком (т.е. – вездеход). И, разумеется, без перегруза. Плюс едет не один, о чём и говорилось выше.

 

Макс же – новичок, «науки» этой не прошёл и о последствиях незнания даже не задумывался. Ну, что ему мешало на выезде из Усть-Кута взять из котельной тот же шлак? Отдал бутылку кочегарам, так и будь потом спокоен!.. Ан нет! Не догадался парень, не просёк. За что и жутко поплатился. Ибо представлял себе дальнейшую дорогу вроде как прогулку на Природе…

Между тем ударила довольно ранняя для тех краёв весна. Климат здесь, к несчастью, если по-научному глаголить, – резко, так сказать, континентальный. Иначе говоря, наличествуют перепады заполночных и дневных температур. При солнцестоянии, весной, доходит аж до 20-ти тепла, тогда как ночью температура понижается до минус 10-ти. Причём, едва последние лучи светила скрываются за горизонтом, внезапно наступает неприятный холод.

…За котельной, поперёк дороги, встала синяя «девятка». Макс, естественно, нажал на тормоза. Тяжелогружёная фура по инерции прошла ещё 15 метров. Он и не догадывался, что бандитская «таможня» преградила путь «шлагбаумом».

«Что это? – обескуражено, подумал. – Может быть, авария случилась?.. Непонятно, честно говоря!».

Тем временем из легковухи вышли трое и с развязным видом подошли к кабине. Один «качок» в коротком кожане и бритый налысо, жуя жвачку, эдак нехотя осведомился:

– Чё везём, земеля?

– А вам-то что за дело?.. Ну, окорочка.

– Дела у прокурора… Ты хоть знаешь, что дорога эта платная?

Качки заржали:

– Как в Америке, друган!.. Готовь бабло!

Макс внутренне напрягся. Понял, что внизу стоят бандиты.

– Какие деньги у меня?

– Какие взял с собой!.. А ну, спустись-ка! Да не ссы, не тронем!

Парень подчинился. В грудь закрался страх.

– 8 тысяч. Всё, что взял с собою…

– Ты дуру-то, хоть не гони! Сколько есть ещё?!

– Клянусь святым, что больше нет!

Бандит обшарил все карманы. Вынул бабки.

– Пацаны!.. Проверьте-ка кабину! И в других местах, где может быть!

Снова повернулся к Максу.

– Коль найдут, – тебе п…дец! Лучше сразу говори!.. Да не трясись как баба!

– Матерью клянусь! Честное вам слово!

– Ну, если так… Как посмотрю, номера иркутские! Иркутян не трогаем.

– …

– А то разнесли бы лобовуху битой. И езжай себе, как говорится, с ветерком!

Макс взмолился:

– Прошу, не надо! Груз нужно довезти до Мирного. Иначе – мне каюк!

Качок смягчился.

– Ладно. Может, дашь тогда окорочков?.. На шашлыки.

– Берите, сколько надо!

Пацаны, со смехом вскрывши фуру, вынули две упаковки.

– Как зовут-то?

– Макс.

– Короче, Макс, – езжай уж, с Богом!.. Твоё счастье, что иркутский. Ближних не шмонаем.

У парня, отлегло от сердца. Просто так спросил:

– А как там, впереди, дорога?

– Зря почапал. Слишком ранняя весна. Опасно… Лучше не рискуй.

 

Но Макс уже полез в кабину. И завёл мотор.

…«Слава Богу, пронесло! – выруливал на зимник. – А ведь запросто могли убить! Фуру б отогнали, товар перегрузили да и замотали в том же Усть-Куте!.. А что? Такое очень даже может быть!.. Хотя, навряд ли… Если бы убить хотели, – подкараулили бы дальше по дороге. Но только не в черте посёлка. А тут, – обыкновенный рэкет, вымогательство. Чувствуют, собаки, свою безнаказанность!.. Ну, да ничего, «земеля», обойдётся…».

Между тем, зимник углублялся в отроги Ангарского Кряжа. Начались длительные спуски и подъёмы средь глухой тайги. Солнце не на шутку припекало. Снег на возвышенностях да и в низинах ослепительно сверкал. Проехал два моста через застывшие ручьи… Их, ручьёв, впадавших, очевидно, в Лену, как отметил дальше, было много. Но к вечеру мостов в низинах почему-то больше не встречалось. То есть «водные преграды» приходилось «брать» по льду.

Глаза слипались от усталости. Макс съехал на обочину, решив поспать до раннего утра. Предусмотрительно включил габаритные огни. Солнце закатилось за увал, и сразу подступили тьма и холод. Жутковато здесь, в тайге!.. И ни одной машины… Лишь полная луна и звёзды рассеивали тусклый свет на синий ельник и листвяк в снегу.

«Надо было хоть подняться в гору… – размышлял на «спальнике» шофёр. – Тут, внизу, не очень-то, приятно. А движок работает исправно, слышу. Так ещё бы, – новый-то КамАЗ! Эх, и мне б такой, когда-нибудь!.. Но ничего, всё впереди! Разживусь, дай Бог, и два куплю! И буду, как и Лёха, другим сдавать в аренду! Вот она, судьбина-то весёлая, беспечная!.. Ну, а мужики знакомые помрут от зависти!..».

Засыпая, Макс отметил, что на зимнике сегодня встретил лишь одну машину. И никто его не обгонял. Странно, очень странно… Ну, да утро ночи мудренее! Будут ещё люди. Чтобы расспросить у них – как здесь дальше быть.

…Проснулся, – батюшки! – уж первый час!.. Видно, сильно притомился за последние три дня. Недосып давал о себе знать. Вышел из «КамАЗа», чтоб умыть лицо. Всё вокруг сияло. Солнце грело так, что можно было и раздеться… Пройдя вдоль фуры, осмотрел колёса, проверил тент. От него шел лёгкий пар!.. Да что ж это такое! Если так пойдёт, проблем не оберёшься! Это же окорочка! И дорога от тепла, судя по всему, разбухнет к чёрту!

Быстро сел за руль и тронул. Впереди, на километра три, пошёл крутой тягун (подъём). Переключил передачу. Машина медленно попёрла в гору, делая зигзаги. И где-то через километр вдруг… стала пробуксовывать. Снег на высоте подтаял, превратился в рыхлый. А передние колёса у «КамАЗа» не были ведущими… Короче, с грехом да пополам, перевалил подъём. И начал осторожно, с поворотами, спускаться вниз.

Преодолев очередной ручей, вновь вышел на тягун. И снова, подходя к вершине, фура встретила препятствие. Увязла в ставшем талым, голубом снегу. Мотор ревел, и сизый дым выхлопа окутал всю машину. Но и здесь Максиму удалось силой одолеть подъём, пройти рубеж. А вот на спуске – едва не съехал с трассы. Потому как фуру… потащило, словно на катке. Хорошо, что был не поворот, а то б прицеп могло и заломить. И уж тогда, как говорится, всё пошло бы прахом...

 

Что и говорить, Макс перепугался не на шутку. Однако справился с собой, прекрасно понимая, что назад дороги нет. Ну как подрезать крылья собственной мечте?! Плюс – его же засмеют, по меньшей мере! Съездил, дескать, «бизнесмен» на Севера! Прокатил американских куриц на экскурсию!.. Фиг вам! Не дождётесь, люди «добрые»! Как бы скверно не было, – до Мирного Макс доберётся, во что бы то ни стало!

Глянул на часы: время подходило к четырём. Солнце грело так, что под колёсами, уже была вода. Отчаянно решил преодолеть очередной тягун. Завёл движок и разогнал машину, чтобы ходом проскочить как можно выше. Но не тут-то было. Стекающие ручейки и рыхлый снег, быстро погасили скорость. Уже через сто метров, резко вышел на другую передачу. Мотор натужно заревел: – «Камаз» пытался взять подъём. Однако, не найдя опоры, колёса враз зашлифовали… Через пять секунд машину потащило вниз. Каким-то чудом, фуру удалось, благополучно, выровнять. И, тормозя, скатиться до низины.

Макс вытер пот, прерывисто, дыша. Сразу заглушил движок. Обступила оглушающая тишина. Открыв же дверцу, услышал щебетанье птиц. Всё вокруг как будто радовалось пробуждённой Жизни… Весна... Голубое небо, ослепительное солнце, журчанье ручейков. Однако было не до поэтического вдохновенья.

Эх, если б рядом с ним сидел напарник!.. Он бы поддержал в тяжёлую минуту! И не только добрым словом, но и нужным делом! Например, на том же тягуне… Когда зашлифовал, подставил бы «башмак» под задние колёса. А впереди посыпал шлаком, чтобы не скользить. Однако новичок предусмотреть того не мог. А посему и горько поплатился позже.

«Худо… – мрачно думал Макс. – Видимо, теперь придётся ехать, когда солнце сядет. То бишь, трасса-то когда подмёрзнет. Ну, а днём идти уж не получится. Значит, поздний вечер, ночь и утро… К тому ж, на тягунах, соляра быстро улетучивается. Значит, днём всегда глушить машину, и топливо беречь! Не то, застряну, блин, на пол дороге, и никто, похоже, не поможет!..».

Внезапно, осознал: «Так ведь, действительно, я здесь один!.. Водилы, просто не рискуют, тут ходить! Ибо могут запросто не одолеть подъёмы! А на спусках, с поворотами крутыми – кувыркнуться в пропасть. Впрочем, съехать с трассы, не фиг делать, можно и на тягуне. Ну, а помощи, ждать неоткуда – это уже точно!..».

Слёзы покатились по щекам. Однако подавить тревогу Макс был не в состоянии. Сначала он мучительно в душе метался. А затем похолодел от злых предчувствий. «Боже мой!.. Зачем я вляпался-то в авантюру! Зачем поехал в неизвестность! Что там впереди?! Что поджидает дальше?!.. Но спокойнее, спокойней! Страшного, покамест, ничего ведь нет! Буду потихоньку двигать и, глядишь, рано или поздно доберусь до Мирного. Но только, вряд ли, вряд ли доберусь…».

Впрочем, наваждение в конце концов прошло. В скором времени Максим опять обрёл надежду. И даже посмеялся над своею слабостью. Что он, не мужик?! В армии служил! В жизни разное бывало. Днями будет спать, а ночью ехать. До Мирного осталось всего-то ничего!.. Ни хрена, допилит, с Божьей помощью! И бабла с лихвой отхватит! И докажет Верке, что не лыком шит и, ваще, крутой супруг!..

 

Макс с удовольствием перекусил (правда, всухомятку). А потом прошёлся взад-вперёд по зимнику, наслаждаясь солнечным теплом.

…В  9 вечера завёл машину, предварительно проверив наст. Отъехав далеко назад, взял длительный разгон. И удача наконец-то улыбнулась бедолаге – не зашлифовал! Преодолел тягун, хоть медленно, но верно!.. А потом был длинный спуск и опять очередной подъём. Единственным лишь неудобством оказалось очень осторожное ведение «КамАЗа». Всё же ночь и темень, а посему и приходилось двигаться почти «наощупь». На рассвете же шофёр прибавил скорости, вплоть до 10 часов утра. Однако, как там не крути, шёл аккуратно, «черепашьим» ходом. Из чего и сделал вывод, что до Мирного придётся добираться ещё долго…

Отсыпался днём, когда вовсю палило солнце. Но, всё равно, заметил, что снег подтаял больше. Значит, на отрогах стало ещё теплее. А температура ночью, соответственно, повысилась. Об этом говорил, слегка неподзастывший наст. Тем не менее, ехать было можно. Хотя и поторапливаться следовало. Чтобы не застрять в глухой тайге «на всю оставшуюся жизнь».

Обратил внимание и на ручьи в низинах, ибо лёд на них подтаял тоже. А потому с отрогов также требовалось выбираться побыстрей. Далее, по карте, шла совсем другая местность, и Максим надеялся по «низменности» «быстро проскочить» до Мирного. То есть, впереди ждала Якутия, а Иркутская область – оставалась позади.

Ночевал на перевале. Выйдя из кабины поздно вечером, поразился, как истаял снег. Наст просел, и капитально; и не подмерзал. Пришлось выждать до полуночи, и лишь потом пойти на спуск.

Съехав, тормозя, в низину, наткнулся на очередной ручей. И в ярком свете фар увидел… блеск воды!.. Боже!.. Откуда здесь она?! Неужели, речка вскрылась?! Неужели, – всё?! Открывши  дверцу, вышел и, дрожа, сделал несколько шагов вперёд.

Под ногами захрустел ледок. Провалился вдруг по щиколотку, ощутив, однако, ниже твердь. Из чего и заключил, что ручей ещё не вскрылся. А вода-то появилась от таянья снегов по склонам. Ну, тогда-то, можно ещё жить!.. Скорей в машину, и в путь немедленно! Ничего-о, прорвёмся, с Божьей помощью!..

 

Разогнал «КамАЗ» и, махом, проскочил преграду. Встал и еле перевёл дыхание. А затем снова взял разгон, чтобы подзабраться выше, на тягун.

Следующий ручей Макс преодолел таким же образом. И так всю нескончаемую ночь… Не предполагая даже, что на рассвете встретит жуткое препятствие. Ибо речка Чона, под воздействием тепла и прочих факторов, в верховьях вскрылась. И вода, по наледи, помчалась круто вниз, разбухая от растаявшего снега.

Словом, Макс спустился медленно в долину. И, когда увидел Чону… обомлел! Перед взором, пенясь и бурля, нёсся бешеный поток! Мутная вода, с корягами и щепками, прибывала на глазах. Непреодолимое препятствие!.. Макс в бессилии упал на руль…

Для чего ж он ехал-то четыре с лишним, дня?! И что «поведает» своей жене и Лёхе?!.. А окорочка, выходит, нужно возвращать обратно?.. Ну, продаст их, дай Бог, в Усть-Куте. Так ведь за аренду и за прочее, нужно 200 тысяч выплатить! Где же взять ему такие деньги?! Да нигде!.. И прощай тогда, квартира – ибо Лёха цацкаться, отнюдь, не будет!

От безысходности Макс оцепенел на время. А когда поднял глаза, то… тихо ужаснулся… Вздувшаяся Чона подошла почти вплотную к фуре, разливаясь по долине! Господи, ведь надо же спасать себя скорее разворачиваться! Быстрей, быстрей! Подняться в гору cрочно!

Макс лихорадочно крутил баранку, пытаясь развернуть «КамАЗ». И хорошо, что место было подходящее для фуры. Наконец он крепко встал на трассе. И, переключивши скорость, помчался на крутой подъём.

Сейчас уж было не до осторожности. Макс рвал вперёд, прекрасно сознавая, что «капкан» захлопывается. Ведь и впереди могли разлиться реки! Он запросто мог оказаться «между двух огней», попасться в западню! А потому и так спешил, пытаясь тщетно, избежать ловушки… Между тем, вставало солнце. А значит скоро подняться на тягун машине станет, по-любому, бесполезно. Короче, проскочив два залитых водой ручья, «КамАЗ» на длительном подъёме отчаянно зашлифовал.

Пришлось скатиться вниз. Остановиться, вынужденно, на привал. Но Макс от возбуждения не спал ни часа. Cолнце жарило нещадно… Лишь ближе к вечеру немного и забылся. Ну, а уже в 12 ночи был на перевале.

Здравому рассудку вопреки, Макс торопился. Спуски и подъёмы. И снова, спуски и подъёмы… На одном из поворотов тягуна фуру чуть не заломило и не утащило в пропасть!.. Более того, бедняга понимал, что рано или поздно речки неизбежно вскроются. А он не успевал! Причём, ни при каком раскладе!.. Но мысль о том, что в одиночку можно сгинуть средь тайги, ему и в голову не приходила. Макс жил уверенной надеждой, что спасение уже не за горами. Увы, только лишь надеждой…

Под утро был последний спуск… И то, чего страшился всего больше, ждать долго не пришлось. Ручей, который он вчера ещё прошёл, сегодня превратился… в бешеного монстра! Пенистый поток воды, разлившись по низине, мчал на дикой скорости. И преодолеть его теперь не было возможности!

 

Максу стало плохо. Сердце колотилось так, что чуть не проломило грудь. Он с ужасом смотрел на прибывающую воду, прерывисто дыша. «Неужели, это всё?! Спасенья нет, и помощи ждать неоткуда?! Боже праведный! Хоть ты-то поддержи! За что мне выпало такое испытанье?!. Теперь окорочка протухнут. А виною тому – жадность!.. Мог же ведь спокойно жить и горюшка не ведать! А сейчас уж ничего, чёрт, не исправишь! Ни-че-го!.. Одним словом, крышка! Кры-шка!!..».

Макс буквально обезумел. Вылез из кабины и забегал вдоль потока, дико хохоча! Вид у него был страшным: перекошено лицо, волосы всклокочены, пальцы рвали грудь.

– Я возьму эту преграду!! Я прорвусь!! Я всё могу!!! – отчаянно кричал, пиная воду. – Это ж Верка всё подстроила и любовничек её, богач!! Заманили, суки, в западню, чтоб загиб и не мешал!! А квартиру-то мою себе присвоят!!. Вот почему, гад Лёха, не предупредил и ничего не объяснял!! Избавиться хотел, собака!!. Да вы преда-атели!! Уро-оды!! Сво-олочи!!!

Сорвавши голос, бедолага бросился к машине. Взревел мотор, и фура, с ходу, врезалась в поток!.. Проехав метров семь, «Камаз» заглох. Повалил сильнейший пар, кабина захлебнулась, накренившись набок. Чёрная, бурлящая вода билась об неё взъярённым зверем!.. Прицеп же фуры, стоял, не шелохнувшись. 20 тонн окорочков пригвоздили его намертво.

Макс, разбив стекло, еле выбрался наружу. Вскарабкался наверх – в крови, промокший, продрогший до костей. Тело колотило крупной дрожью. Но страшные глаза…  торжествующе горели!..

– Вот вам, негодяи мерзкие! – хрипел. – Вот вам и окорочка, и машина!!. А с себя я складываю полномочия! Хотели моей смерти, так сейчас получите!! Потому как, нечего уже терять!.. Эх, ребёнка только жалко! Не увидит больше папку… А чтоб знали, что не утопили, как кутёнка, – повешусь всем на обозрение!! Пусть запомнят Макса, именно таким! Погибшим по чужой вине и низкой подлости!!..

Снял с пояса ремень. Прополз на высившийся край кабины. И ухватился за боковое зеркало. Привязав к нему ремень, сделал немудрёную петлю. А потом просунул в неё голову…

Кто же знал, что в 38 лет так бесславно кончит жизнь! Вдали от дома, от людей, ужасно одиноким и несчастным! Будь проклят этот мир, со всем его дерьмом и гнилью!.. Но, может быть, на небесах, всё по-другому, всё иначе?.. С тоской Макс посмотрел наверх. Там, как в насмешку… пылало роковое Солнце! Ах, эта ранняя, апрельская Весна! Последняя Весна жестоко уходящей Жизни…

Он соскользнул с кабины и… повис. И тело судорожно свело в конвульсиях.

Между тем, поток неистово бурлил, заливая жадно неживого Макса.

…Фуру с протухшими окорочками отыскали только в мае. Вертолётом. А именно, когда с ручьёв ушла совсем большая вода… Машины в это время, вплоть до осени, по зимнику не ходят.

Ну, а что до Макса, то он заранее был обречён… 

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Евгения Пищулина
2015/09/30, 10:40:54
Сказать, что тронута, - ничего не сказать... Больно, страшно... Автору сказать спасибо надо бы, но не могу понять - за что?.. Не за боль же души от прочитанного... Разве что за то, что все в этом рассказе - правда - вот такая горькая правда. Спасибо.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов