«Когда мы возвратимся в Крым…»

1

1992 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 77 (сентябрь 2015)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Тюленев Игорь Николаевич

 

Когда мы возвратимся в Крым

 

Когда мы возвратимся  в Крым,

То станет явью сон России.

Отдали Крым – нас не спросили,

Сейчас решать пришлось самим.

 

От крика: «Русские идут!»

Бандеровцев охрипнет свора.

Бог даст, в Крыму мы будем скоро.

Здесь наши флеши, наш редут!

 

Весна в Крыму. Огонь и дым,

И Балаклавы бормотанье…

Нас Пушкин вновь обложит данью

Когда мы возвратимся в Крым

 

Вновь станем рифмами бряцать.

В снах героических купаться.

Глаголы пчёлами роятся

Впиваясь строчками в тетрадь.

 

Я этим летом въеду в Крым

Верхом, как бородатый сотник?

Нет! Въеду, как стихов работник

Вслед за светилом золотым

 

Когда мы возвратимся в Крым,

Лицо умоем в Русском Море.

Белеет парус на просторе

Россия с именем твоим.

 

Декабрь 2014 г.

 

 

Дети Новороссии 

 

День кровит, как щека от пореза,

Укры прут на Луганск и Донецк

Грохот из чугуна и железа!

В небе слышен летающий треск.

 

Пролетают над крышей «Апачи»,

Обнажая ракеты-клыки.

Снова дитятко чьё-то заплачет

Ибо ангелы смерти близки!

 

Что ж приделал ты мистер Сикорский

К мясорубке военной – винты?

Посмотри, как жлобы по ковбойски

Русь расстреливают с высоты…

 

Плачут дети, а как им не плакать,

Если рядом родителей нет…

Новороссия – русская плаха!

Где любой поскользнётся поэт.

 

Но любовь лишь любовь отражает

И не ставит поэту в вину,

Что тончайшее облако тает

По которому к Богу бреду…

 

По-другому войны не бывает

Даже свет от светила просел

И луна, как баркас проплывает

По кровавой от горя росе.

 

Словно тени мелькнут мародёры

Обобрав стариков и старух.

Но в двустволке Отчизны патроны

Вышибут из грабителей дух.

 

Из Донецка на Запад сбежала

Вся мажорная шелупонь.

Им же доллары слаще, чем сало

И под гвоздь не подходит ладонь.

 

Я не знаю, кто будет в раю,

Но в аду они будут уж точно,

Потому что Отчизну свою

Предали, убегая по волчьи.

 

Снова жизнь раскололась от треска

Кто забыл в небесах билиард?

Может, это был выдумщик Тесла?

С нами четников-сербов отряд.

 

Мозг у Киева Штатами выпит,

Оселедец со лба состриги!

Окунуть бы вас по уши в Припять,

Чтобы стронций прочистил мозги.

 

Лётчик сбит – его словно собаку

По Донбассу  солдаты ведут.

И ржавеют трезубцы – зла знаки,

Что позднее под рёбра воткнут…

 

Все на фронт! На священную битву!

Нету зверя фашиста страшней.

Превращён Киев в церковь свиней –

Их не выбить одной лишь молитвой.

 

Станет грустно и очень печально,

Так что жмётся к сандалиям кот.

Отражает картину глобально

Чудо детства - ковёр-самолёт.

 

- Улететь бы… - Подумают дети,

Прямо к русской России скорей…

Может чудо и есть на планете,

Но пока не для русских детей. 

 

 

Преображение Господне

 

Убогий и скорбный на вид

Без пышных одежд и злачёных

Не будет царём, как Давид,

Плодить фарисеев учёных.

 

Он всходит на гору Фавор

И трое восходят по следу.

Он облак объял, как шатёр

И радость пронзила планету.

 

Дела,Твои, Боже, чудны!

Из облака вышел Светилом!

Как можно достичь белизны

Не прибегая к белилам?

 

Лицо превращается в Свет.

Преображенье Господне.

Его среди нас уже нет.

Среди нас Христа нет сегодня!

 

Отныне Он в наших сердцах,

Что верят Христу безгранично.

И Слово цветёт на устах

И мир украшает привычно.

 

Господь нам родней, чем родной,

Пусть наши враги измельчатся!

И люди от славы земной

Отныне к небесной стремятся.

 

 

К поясу Богородицы

 

В храм тянется толпа народа,

Над ними  - облака в платках.

Хотя не Пётр стоит у входа

С дубинкою и сапогах.

 

В Москву из славного Афона

Реликвия привезена…

Паломники в кольце ОМОНа,

Не ропщут, как в тот миг Она,

 

Когда всходил на крест Спаситель

Земной заканчивая путь…

Смотри, в военной форме зритель,

Как к храму русские идут.

 

 

Внуку Игорёше

 

Не обижайте малышей,

Они воркуют словно птицы.

Их ангелоподобны лица

В лучах цветных карандашей.

 

Откроет небо створ зари,

Тепло, просыпав из авоськи.

Слова взлетят, как снегири

От лая беззаботной моськи.

 

Не обижайте Игорька

За то, что Игорьку не спится.

Уж колесом без ободка

Светило катится на спицах.

 

Он ещё дитятко, дитя,

Любви свеченье золотое.

Он отвечает вам, шутя,

На замечание любое.

 

Ну а пока он слишком мал

Хотя растёт невероятно!

Но как непостижим Байкал –

Речь ангелов нам непонятна.

 

 

***

 

Рощи выбежали к насыпи

Рельс послушать перезвон.

Словно золотые россыпи

Света – с четырёх сторон.

 

Ранней осени ущербность

Красит листья в желтый цвет

«Эту чахленькую местность» -

Русский описал поэт.

 

Сколько бы его другие

Не пытались обогнать…

Их цветочки полевые

Будут за ноги держать.

 

 

Мама

 

Выносит из прошлого Кама,

Флотилии и города…

Я вижу, стоит моя мама,

Красивая мама моя.

 

Стоит на носу парохода

И смотрит на наши края.

Я спрятал в стихи твоё фото,

Красивая мама моя.

 

Жизнь пахнет сырыми груздями,

Ржаною горбушкой – поля.

Моргает большими глазами,

Красивая мама моя.

 

Моргает? А может быть плачет?

Былую печаль не тая…

Плывёт мимо старенькой дачи,

Красивая мама моя.

 

Мне вплавь до неё не добраться

Руками излуку кроя.

Не сможем с тобой повидаться,

Красивая мама моя.

 

Мы в разных мирах и столетьях,

Из чащи февральского дня –

Живого меня не заметишь,

Красивая мама моя.

 

 

На Родине

 

Кубок полон! Жизнь - малина!

Пусть осталось четверть дня…

Вместо Саскии – Ирина

На коленях у меня.

 

Наконец с тобою вместе

Станем пить и песни петь!

Божий Сын уже Воскресе

И Его не тронут впредь.

 

Ни пилаты, ни иуды,

Ни гнилой Европы дым.

Атеисты-шалопуты

Пусть глотают аспирин.

 

Мы же выпьем «Саперави»,

Позабытое вино.

Нынче мы здесь балом правим

И в сельпо берём его.

 

 

***

 

Тучи, как женские боты,

Мнут на лугах городьбу…

Слышишь, гудят пароходы,

Месяц залез на трубу.

 

Скоро им в дальних затонах,

Словно солдатам стоять,

Где во вселенских загонах

Прячется белая рать…

 

Нынче ко мне не доедешь

Ни по воде, ни по льду.

Слышу над ухом: - Ты бредишь?

Слышу, а встать не могу.

 

Не потому что не верю

В тихое счастье своё –

Стерпит ли эту потерю

Бедное сердце моё?

 

 

Комарово

 

Налево Псков, направо Выборг,

На слух слова звучат ба-со-о-во…

Но у меня всегда есть выбор –

Я выбираю Комарово!

 

Перед калиткой голый веник,

Которым, если постараться,

Сметёшь поэтов муравейник

Через сосновый лес до станции.

 

Любая подойдёт погода,

Пока кипит стеклянный чайник.

Велик в любое время года

Поэтов и небес Начальник.

 

Над ухом тренькает синичка,

Срезает бровь сухая ветка.

Стучится в Питер электричка,

А Муза в дверь стучится редко.

 

 

Кобра

 

Ты лежишь красивая, как кобра,

Юная священная змея.

Словно сердце раздвигает рёбра –

Так глаголы рвутся из меня.

 

Только не рассказывай об этом,

Твои губы пухлые чисты.

Видишь, как томятся под запретом

В лоне вод деревья и кусты.

 

А тогда у речки Монастырки

Я сказал: - Любовью напои!

Я был скромен, тих и не настырен,

Пальчики перебирал твои.

 

Словно пианист клавиатуру,

Хоть из зала зрители ушли

Проклиная русскую культуру

От которой вдруг с ума сошли!

 

Вот и я с ума сошел, конечно,

Как при виде кобры майский кот.

Криками, разламывая вечность

И пугая питерский народ.

 

 

Посещение выставки Караваджо в Пушкинском музее

 

Ах, Караваджо! Караваджо!

Когда б я так же мог в словах

Отобразить, что сердцу важно,

Что зреет в золотых умах…

 

Как ты, разбойник, на дуэлях,

Разить подонков и врагов!

Кричать: - Мели, твоя неделя!

У инквизиторских столбов.

 

А «мальчик с сочными плодами»?

Ну, просто итальянский бес!

Кудрявый, с красными губами,

Как беззаботной жизни срез…

 

Твой Савл – злодей, убитый Светом,

Лежит свалившийся с коня.

Вооружён Новым Заветом,

Он встанет Павлом для меня.

 

Меж небом и землёй святыня –

Холст «Положение во гроб».

Вокруг Христа стоят родные

К Солнцу Любви склониться чтоб…

 

Сквозь кожу свет иной сочится

Космический и неземной…

Мазок на полотно ложится,

Как луч на грудь ложится в зной.

 

Вот так художник Караваджо,

Как Тохтамыш пришёл в Москву!

Глядишь… и с ним не хочешь драться.

Готов Москву отдать ему.

  

 

Михайло Ломоносов

 

Вот император русских слов,

Науки и литературы!

Гроза дельцов и дураков,

Норманнской клики и халтуры.

 

«Шумит ручьями лес и дол:

- Победа, русская победа!

Но враг, что от меча ушёл

Боится собственного следа»

 

Так он о турках написал

В стихах на взятие Хотина…

Тот, кто Европу обскакал

Одной саженью исполина!

 

Не сто, а триста лет прошло.

Ум русский не забыт богами,

Что сплавил слово и число.

Державу просветил трудами.

 

А вроде бы простой помор?

Кристалл, спрессованный простором!

Певец стекла из Холмогор,

Виновник прусского позора.

 

Хоть в Марбурге не бичевал,

Сидел на хлебе и водице.

Вернулся, немцев разогнал

Из академии столицы.

 

Сплясал, перепугавши слуг.

Сорвал парик, коль сила пышет!

Господним словом праздник дышит!

И Петербург! И Петербург!

 

Чухонский небосвод, как дом,

В котором слышно звёзд бряцанье.

И смальтой, а не янтарём

Горит полярное сиянье. 

 

 

Пермские боги

 

«Голодный огонь христианства

Пожрал деревянных богов»

Ю.Кузнецов

 

Сошлись деревянные боги

В музее. И встали кружком.

Пришли они с Камы и Волги,

Пришли, как пехота пешком.

 

Рубежная Русь замутила

Уральским туземцам глаза.

В ковше солеварниц смочила

Калёные стрелы – буза.

 

Всё ждут деревянные боги,

Что им, как в лесах Перуну,

Притащат лосиные ноги,

И кровью измажут губу…

 

Не зря угро-финские лица

Подправил крестьянский топор.

Хотелось к Руси притулиться.

Крестом, раздвигая простор.

 

Пока деревянные боги

Дремали, храпя за версту.

Гвоздём деревянные ноги

И руки прибили к  кресту.

 

Стоят они в пермском музее

И впредь никуда не уйдут.

Ручьями текут ротозеи

И пальцы под гвозди суют.

 

«Голодный огонь христианства

Пожрал деревянных богов»…

А мы возвратили гражданство!

Вернули из праха веков!

 

Пускай благодарные дети

В музейный торопятся храм.

Отводят грядущие беды

Припав к деревянным стопам.

 

 

***

 

Сентябрь.

Бежит с учебниками ранец,

По вытоптанной долларом земле…

«В своей стране я словно иностранец» -

Твои слова, Сергей, открылись мне.

 

Открылись и Рязани, и Союзу.

Я что-то сам стараюсь изменить,

Словно собаку прогоняю музу -

Пытаюсь русских Родине учить.

 

Не рыжики солить или волнушки,

А как реке остаться в берегах!

Где даже лошадь говорит по-русски,

Стреноженная в заливных лугах.

 

 

***

 

«Плюнуть, что ли, в Днипро…»

И. Бродский

 

ОтделиласьУкраина.

До свидания, хохлы.

На холме горит калина –

Вам без нас тушить – увы…

 

Сшили новые жупаны,

Свой язык учить вам лень.

Носят в Украине паны

Оселедец набекрень!

 

Брату старшему вас жалко,

Что сбежали впопыхах.

И теперь вам спать вповалку

Чёрт-те где и чёрт-те как…

 

Можно плюнуть, как Иосиф

И о Киев растереть…

Но летят за Днепр стрекозы –

Любо-дорого смотреть.

 

 

***

 

Схожу с ума от русской речи,

Взвалив ум с разумом на плечи,

Под мышкой - классиков тома…

 

Ты гений? – Нет! Ещё не вечер.

Хотя бы чтивом обеспечен.

Скатилась родина с холма.

 

Хохочет, как хохочут дети,

Когда пускают вверх ракеты,

Не зная, что за солнцем – тьма…

 

Империи сейчас не сладко –

Ты это запиши в тетрадку,

Что демократия – чума!

 

 

***

 

«Не любил я, признаться,

Большого Курносого Брата»

В.Ханан

 

Зол наш мир и жесток

И слепому слезы не прощает.

По лицу бьёт безжалостно

Заморского хрома сапог…

С Благодатию Божьей

Отрезок судьбы заблистает,

Свет берёз и равнин,

Животворный родительский слог.

 

Кто утёк из России

Пускай, разве это утрата?

Как улитки ползущие

Из багажей-барышей.

«Не любил я, признаться,

Большого Курносого Брата».

А он спас «Длинный Нос»

От горящих фашистских печей.

 

 

Одному поэту К.

 

Он бросил Родину и убежал в Париж.

На радио «Свобода» там завис,

Чтоб отработать Запада щедроты.

Россию предал, как мальчиш-плохиш.

А в это время русский Кибальчиш

Бить буржуинов набирает роты.

 

Я там всегда, где русский Кибальчиш.

«Свобода», ты о нас уже молчишь,

Как о Корчагине с Космодемьянской?

Шестой колонны чувствую тиски.

Между «Дождём» и «Эхом из Москвы»

Войдём в Москву тропою партизанской.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Ксения
2015/10/23, 17:32:14
Стихи Игоря Тюленева будоражат душу и зовут к Победе над серостью!
Юрий
2015/10/21, 16:44:10
Игорь Тюленев прав - мы уже в Крыму!!!
Анна
2015/10/15, 12:43:45
А стихи "Одному поэту К" Это случайно не про Кублановского - он ведь тоже на радио "Свобода"пахал?
Иван
2015/10/14, 16:57:38
Хорошие стихи!
Андрей
2015/10/14, 16:51:20
Прекрасные стихи уральского автора.
Можно быть в России и поэтом, и гражданином!
У Игоря Тюленева это получается.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов