Махать ли после драки кулаками, если не было драки?

3

5937 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 72 (апрель 2015)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Бузни Евгений Николаевич

 

Д. Рогозин18 апреля заместитель председателя правительства России Дмитрий Рогозин присутствовал на открытии полярной станции «Северный полюс 2015» и по пути нанёс визит в российский посёлок Баренцбург, что находится на архипелаге Шпицберген. Летел член правительства, естественно, самолётом, который приземлился в единственном на архипелаге аэропорту норвежского посёлка Лонгиербюен, откуда был доставлен в российский посёлок вертолётом.

То, что Рогозин сказал буквально следующее: «Российское присутствие на Шпицбергене должно закрепиться с учётом того внимания, которое сегодня президент и правительство уделяют российской Арктике», может быть и не понравилось кому-то из Норвегии, но главное, что взволновало представителя норвежского внешнеполитического ведомства Фруде Андерсена, это факт посещения норвежской территории лицом, занесенным в санкционный список нежелательных для пребывания в Норвегии, каковым и является Рогозин.

МИД Норвегии запросил у посольства РФ в королевстве разъяснения в связи с визитом российского вице-премьера Дмитрия Рогозина на архипелаг Шпицберген. В ответ на это Дмитрий Рогозин написал на своём сайте в Твиттере: «После драки кулаками не машут».

Попытаемся разобраться в остроумности ответа нашего высокопоставленного дипломата. Дело в том, что никакой «драки», по сути дела, не было и не могло быть. Ведь любой российский гражданин, подпадает ли он под чьи-то санкции или нет, имеет полное право пребывания на Шпицбергене, ибо этот архипелаг не является территорией Норвегии. История Шпицбергена такова.

 

Первыми на архипелаге появились русские поморы, называвшие архипелаг «Грумантом», что доказано исследованиями российских археологов, по сей день добывающими новые тому доказательства. Впервые международный статус архипелага Шпицберген был определён в результате обмена нотами между правительствами России и Шведско-норвежской унии 1871-1872 гг.  Главным пунктом этого двустороннего соглашения было закрепление за архипелагом статуса "terra nullius" – "ничейная земля". Но вот что пишет в 1896 г. управляющий Министерством Иностранных Дел Гофмейстер граф Ламздорф императорскому посланнику в Стокгольме:

 

«В иностранных газетах появились известия из Христиании о существующем будто бы в Норвегии предположении завладеть Шпицбергеном. Такая мера вызывалась будто бы постоянно увеличивающимися интересами Норвегии на этом острове и отсутствием там какой-либо власти.

Как известно Вашему Высокопревосходительству, вопрос о присоединении Шпицбергена к Скандинавии возбуждается уже не в первый раз. В 1871 году Шведское Правительство обратилось к нам с заявлением намерения присоединить к своим владениям группу островов Шпицберген, с целью основать там колонию из жителей Северной Норвегии. Колония эта предназначалась для содействия отправляющимся в полярные страны ученым экспедициям.

Происходившая по этому поводу с Шведским Посланником в С-Петербурге переписка была сообщена, для сведения, Императорской Миссии в Стокгольм при отношениях от 21 мая 1871 г. и 17 июля 1872 г.

В этой переписке с достаточною убедительностью изложены соображения, на основании которых Императорское Правительство не находило в то время желательным занятие помянутых островов исключительно одной Швецией, которая и отказалась вследствие сего от своего первоначального предположения.

Основываясь на том, что Шпицберген фактически не состоит во владении никакой Державы, и в силу его географического положения. Русское Правительство сохранило за собою право устраивать, если окажется нужным, в любом месте островов поселения, а также полную свободу для наших промышленников заниматься в Шпицбергенском архипелаге беспрепятственно и без ограничения всякими промыслами» (Дипломатическая переписка, 1912, стр. 6-7).

 

В 1907 г. Норвегия выступила с заявлением о том, что существующий статус Шпицбергена «terra nullius» должен быть принят на международной основе. Предложение о проведении такой конференции было принято всеми заинтересованными странами. Вместе с тем, Швеция предложила обсудить вопрос о статусе Шпицбергена в качестве ничейной территории сначала между тремя наиболее заинтересованными государствами, то есть между Швецией, Норвегией и Россией.

Именно это положение лежало в основе конвенции о статусе Шпицбергена, которая разрабатывалась на международных конференциях этих государств, проходивших в Христиании (Осло) в 1910, 1912 и 1914 гг.

Однако важно понимать, что три государства, наиболее заинтересованные в архипелаге Шпицберген, фактически согласились на равноправном совместном управлении делами полярного архипелага.

 

Ситуация резко изменилась после революции в России в 1917 г. На последующую международную Парижскую, или как её ещё называют, Версальскую, конференцию по вопросу о Шпицбергене, проходившую 9 февраля 1920 г., Россия не была приглашена вообще, но именно тогда был принят договор о Шпицбергене, составленный на основе текста, подготовленного норвежской угольной компанией Стуре Ношке. Да и сама конференция была инициирована Норвегией, прямо высказавшей желание обрести суверенитет над Шпицбергеном в качестве компенсации ущерба, понесенного во время войны, и по той причине, что она уже де-факто находится на архипелаге.

Однако исследователями мало уделялось внимания отношению к статусу Шпицбергена российских дипломатов в то время, когда не был ещё окончательно определён мировым сообществом статус самой России, которая к этому времени уже начала свою добычу угля на архипелаге. (Первый уголь для России был добыт на Груманте в 1912 г.)

Торговый представитель СССР в Норвегии А.М.Коллонтай пишет комиссару иностранных дел. М.Литвинову 14.07.1923 г. следующее:

 

«На этот раз могу сообщить Вам хорошие новости. Как я уже писала с предыдущей почтой, в Стортинге намечалось обсуждение вопроса о признании России dejure... Настроение Стортинга было явно за признание и за своевременность закрепления правовых взаимоотношений с Россией… Нам удалось получить основные пункты тех условий, какие намечаются при признании России.

 

Пункты эти следующие:

1)  Признание суверенитета Норвегии на Шпицбергене…»

 

А в письме министра иностранных дел Норвегии К.Ф.Мишле своему коллеге Рюэ Хольмбу от 17.09.1923 г. он писал:

 

«Откровенно говоря, мне бы не хотелось, чтобы мы вступили во владение Шпицбергеном, не достигнув взаимопонимания с Россией. Если Россия захочет создать там для нас трудности, поводов для этого более чем достаточно…»

 

Шпицберген (Грумант)И вот 1 февраля 1924 г. Великобритания объявила о признании Советского правительства. А 15 февраля 1924 г. Министерство иностранных дел Норвегии уведомило торговое представительство СССР в Норвегии о признании Правительства СССР как де-факто, так и де-юре, и на следующий день 16 февраля А.М. Коллонтай официально сообщила Министерству иностранных дел Норвегии о признании Советским Союзом суверенитета Норвегии над Шпицбергеном.

Итак, международное сообщество, включая теперь и Россию, признало статус Шпицбергена, определённый Парижским Договором 1920 г.

Договор был принят, и вопрос состоял теперь в неукоснительном исполнении его положений, многие из которых, как оказалось, по-разному трактуются участниками Договора.

Началось всё с того, что в самой Норвегии неоднозначно понимался самый первый параграф Парижского договора, в котором было записано о предоставлении Норвегии полного и абсолютного суверенитета над архипелагом Шпицберген (Treaty, 1920). В 1924 г. на заседании норвежского парламента велись острые дискуссии о том, считать ли Шпицберген независимой от Норвегии территорией, зависимой или частью Норвегии. Последнее восторжествовало. Указом короля в 1925 г. Шпицберген, названный Свальбардом, включался в состав королевства Норвегии.

 

Следует подчеркнуть, что такое решение приняла именно Норвегия, а не международное сообщество.

В статье преподавателей Харьковского юридического института М.В. Буро-менского и Л.Д.Тимченко «Международно-правовой статус Шпицбергена» отмечается, что «…в юридическом плане статус Шпицбергена может быть отнесен к "особым": он установлен не государством-собственником, а закреплён международно-правовыми средствами. Фактически, по договору 1920 г. это единственная в современном международном праве сухопутная государственная территория общего пользования. В этом уникальном международно-правовом статусе отразились особенности исторического развития архипелага. Поскольку Договор не содержит положения о сроках его действия, он является бессрочным. Данный акт – не часть внутреннего норвежского законодательства. Из этого вытекает, что Норвегия не в праве изменить Договор без согласия всех его участников… Особый статус Шпицбергена не исключает действие на территории архипелага законодательства Норвегии. Все государства – участники Договора в соответствии со ст. 3 обязаны соблюдать "местные законы и постановления". Однако внутреннее норвежское законодательство не может противоречить закреплённому международно-правовому статусу Шпицбергена» (Буроменский М.В., Тимченко Л.Д., 1990, стр. 2-3) .

 

Из всего этого следует, что архипелаг Шпицберген ни в коей мере не является сугубо норвежской территорией. Мне довелось работать на Шпицбергене без малого десять лет в качестве уполномоченного треста «Арктикуголь» в Норвегии, и неоднократно приходилось ссылаться на статьи Парижского Договора, когда речь шла об использовании нами российской почтовой службы, о телефонной связи, о вертолётном сообщении. Норвежская администрация даже наложила на меня штраф за то, что мы использовали свой вертолёт для спасательной операции, кстати, норвежцев. Штраф, конечно, остался без оплаты, так как мне удалось доказать всю неправомерность норвежских претензий и тот факт, что на основании положений Парижского Договора мы имеем на архипелаге равные с Норвегией права в экономической деятельности.

Давно как-то, ещё в советское время, ставился вопрос о строительстве российского аэродрома на российской земле архипелага, но тогда этот вопрос сочли неактуальным или слишком дорогим. Поэтому мы сегодня используем норвежские авиа службы, за что, конечно, платим немалые деньги.

Так что прилёт на исконно русский архипелаг российского дипломата, даже при наличии норвежских санкций, связанных с событиями на Украине, ни в коей мере не являлся нарушением, поскольку Шпицберген не является международно признанной территорией Норвегии. И об этом хорошо знают сами норвежцы. Потому и не стоит махать кулаками.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов