Выстрел из прошлого

7

2365 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 71 (март 2015)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Румянцев Валерий

 

Выстрел  из  прошлогоДорога  в  Чечню  заняла  больше  времени,  чем предполагал подполковник Черепанов.  Звали его Павел Николаевич. Несколько дней назад его назначили командиром полка, который дислоцировался в одном из районов Чечни. Конечно, он  был  рад  повышению  в  должности  и  скорому  присвоению  воинского  звания «полковник»,  но  эта  радость  быстро  притупилась  и  плавно  перешла  в  лёгкое  беспокойство. Как там всё сложится, в этой Чечне? Как ни называй войну антитеррористической операцией, она всё равно останется войной. Его предшественник  был убит, как говорили, случайной пулей, но на войне, как известно, случайных пуль не  бывает.

Посадочной толкотни на перроне не наблюдалось: желающих выехать в этот поздний вечер в «горячую точку» было маловато. Да и у них, судя по их лицам, командировка энтузиазма не вызывала. В спальный вагон, кроме Черепанова, поднялся всего лишь один мужчина в штатском лет тридцати. Как ни странно, они оказались в одном купе.

– Ну что ж, давайте знакомиться, – предложил подполковник, войдя в купе вторым.

– Григорий Александрович Печорин, – попутчик протянул руку.

– Прямо как у Лермонтова. Вот совпадение! – воскликнул Павел Николаевич, ответив рукопожатием.

– Никакого совпадения нет. Я и есть тот самый «герой нашего времени», – равнодушно сказал собеседник.

– Как? – опешил Черепанов, забыв назвать себя, и вцепился взглядом в его лицо.

«Не  может  быть!» – крутилось в голове. Однако чем дольше Павел Николаевич всматривался в своего случайного попутчика, тем больше убеждался, что это действительно он, Печорин: роста среднего, волосы белокурые, но при этом усы и брови чёрные, уставшие глаза карие, зубы редкой ослепительной белизны. 

– Вот  так  встреча! – подполковник волновался как мальчишка и никак не мог прийти в себя.    

Когда, наконец, его изумление пошло на убыль, он назвал себя и снял китель. Они растолкали по ящикам и полкам свои вещи и сели друг против друга.

Угомониться Павел Николаевич не мог, интерес к Печорину у него разгорался, и он уже предвкушал костёр впечатлений.   

 

– Лермонтов пишет о вашей смерти при возвращении из Персии.

– Михаил Юрьевич ошибся, – неохотно отозвался Печорин и добавил. – Точнее, его ввели в заблуждение врачи. Они были уверены, что мне конец, но я выкарабкался. – Было видно, что к разговору он явно не расположен.

– Вы, Григорий Александрович, конечно, извините мою навязчивость, но у меня к вам масса вопросов. Вы понимаете, «Герой нашего времени» – одна из любимейших моих книг…

– Давайте спать, – устало предложил Печорин. Поздно уже. А завтра я отвечу на все ваши вопросы. Сейчас меня радует только одно: то, что вы не генерал. А то смотришь на погоны сегодняшних генералов и думаешь: нет просвета, –  и он стал укладываться  спать.

Ночью Павлу Николаевичу снилась дуэль. Будто стреляться должен не Печорин, а он с Грушницким, причём первый выстрел был за его врагом… Вот уже Грушницкий стал напротив Черепанова. Секундант подал знак – и рука с пистолетом начала медленно подниматься. Он целился подполковнику прямо в лоб. 

Раздался оглушительный выстрел, сердце у Павла Николаевича ёкнуло и он… проснулся.                        

Комната с открытым нараспашку окном в его трёхэтажном особняке наполнилась утренним светом и свежестью. Ночной июльской духоты уже не было.

«Ну и сон, – подумал полковник в отставке Черепанов, открыв  глаза, – уже три года как на пенсии, а Чечня всё снится. Да, служба там была действительно не сахар». Павел Николаевич сел на кровати, посмотрел по сторонам и увидел нечто странное. На том месте, где на стене висела сова, вырезанная из дерева его сослуживцем, виднелась только шляпка от гвоздика, а сова валялась на полу. Полковник встал с постели, поднял сову и увидел отверстие в её левом глазу. Он поспешно надел очки и тут же обнаружил рядом с гвоздиком пулю, которая застряла в кирпичной стене.    

 

Сонное состояние, которое хозяин дома испытывал по утрам, как рукой сняло. Он подошёл к открытому окну, внимательно осмотрел прилегающую территорию, но ничего подозрительного не заметил. «Хорошо, что жена уехала к внуку в Москву, а то бы напугалась», – подумал он. Черепанов в недоумении покрутил в руках теперь уже одноглазую сову, положил её на тумбочку и сел в кресло. Эту сову Павлу Николаевичу подарил командир роты капитан Мазалов во время проводов полковника в курортный городишко Н., куда он уезжал на должность военкома. Как и положено, Черепанов перед отъездом накрыл стол, за который пригласил офицеров своего полка. По этому случаю офицеры сбросились и купили на собранные деньги единый подарок, а вот капитан Мазалов сверх того вручил ещё и сову, которую изготовил собственноручно. Полковнику сова понравилась: он вообще любил сувениры из дерева, и к тому же светлый лак удачно сочетался с тёмным, что придавало деревянной птице живость, а в её глазах затаился какой-то особый задор. С годами в памяти всё больше следов забытого, но Павел Николаевич хорошо помнил этого офицера. Был у него в полку такой со странностями ротный по фамилии Мазалов. Писал, как считал Черепанов, бездарные стихи, рисовал иллюстрации к прочитанным книгам, пиликал на скрипке, читал каких-то там философов. А вместо того, чтобы читать художественную литературу на военную тематику, увлекался книгами А. Грина, Булгакова и другими в этом же духе. Единственно, что он действительно хорошо делал, думал Павел Николаевич, так это резьбу по дереву. Не зря многим офицерам полка он подарил авторские сувениры из древесины. Черепанов вспомнил, что он терпеть не мог этого эстетствующего офицера. А какая у него была жена. Боже мой! Самая красивая из всех офицерских жён – глаз не оторвёшь. Эталон красоты! Ну прямо актриса, сошедшая с экрана в гарнизонную пыль. Разошлись они по её инициативе. Такую бабу не смог удержать! Да из-за такой красоты и уволиться из армии не грех. И как она вышла за него замуж? Удивительно. Черепанов был уверен, что Мазалов в армии – человек случайный. Ну что это за офицер, если его постоянно приходилось гонять, чтобы он по уставному коротко стригся. А из отпуска он вечно приезжал с бородой. Ну, служили бы на севере – понятно, а то ведь юг – жара. Личным оружием владел хуже других офицеров. И это больше всего бесило полковника. На первых же стрельбах из личного оружия Черепанов публично назвал его не Мазалов, а Мазилов, и обматерил в придачу. Сразу после этого командир батальона, в котором служил Мазалов, чтобы потрафить своему шефу, воскликнул: «Вы, товарищ полковник, прямо не в бровь, а в глаз!» С лёгкой руки командира полка эта кличка прицепилась к Мазалову, что дошло и до его солдат. Такого оскорбления Мазалов простить не смог. Как-то 23 февраля, как сейчас говорят, в День защитника Отечества, Павел Николаевич был в  отпуске и прислал своим подчинённым поздравительную телеграмму, которая была зачитана на торжественном собрании. Пространная телеграмма заканчивалась фразой «Честь имею». Услышав эту фразу, Мазалов вполголоса сказал сам себе: «Сомневаюсь». Сказать правду легко, трудно пережить последствия этого. Вскоре об этой реплике стало известно вернувшемуся из отпуска Черепанову.

 

Чаще всего накаляются холодные отношения. После этого эпизода взаимная неприязнь между полковником и капитаном нарастала как снежный ком. Сидевший в кресле Черепанов стал отгонять от себя те воспоминания, когда он, дойдя до ненависти к Мазалову, откровенно издевался над ним и проявил при этом незаурядную изощрённость. У совести хорошая память, но Павел Николаевич не хотел этого вспоминать: ему было неприятно. Однако новые неприятные сцены из прошлого лезли ему в голову. Чтобы избавиться от них, он встал с кресла и направился в ванную комнату, чтобы наконец-то умыться. Проходя коридор, он услышал необычно ранний телефонный звонок и поднял трубку.

– Слушаю вас, – недовольным тоном сказал он.

– Здравия желаю, товарищ полковник. Это Мазалов. Я попал в глаз своей сове?

– Попал, но…

– Теперь мы квиты. Честь имею!

Короткие гудки в телефонной трубке свидетельствовали о том, что вымышленная победа иногда полезнее реальной.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов