«Москва не та...»

16

2535 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 61 (май 2014)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Румянцев Валерий

 

***

 

Москва не та, и москвичи не те.

Все ринулись за славой и деньгами.

Всё растоптали бойкими ногами,

Увязнув в бестолковой суете.

 

Уже давно забыто слово «честь».

Мать-Родина – источник потребленья.

Уже не ищут чудного мгновенья.

Идут туда, где запах денег есть.

 

Столица и страна –  в разлуке.

И в душах отклик не услышишь,

Когда звучит всё реже, тише

«Москва! Как много в этом звуке…»

 

 

***

                                     

Среди трёх уснувших сосен,

Заблудившись, бродит осень.

А вокруг цветенье лета,

Запах трав, жужжанье пчёл.

Кучка ив зелёногривых,

Ветра знойного порывы,

Яркость солнечного света.

Вялость. Мысли ни о чём.

 

Среди трёх уснувших сосен

Ветер пыль времён наносит.

На пушистые барханы

Как на холст ложатся краски.

И, невидимые взору,

Расплываются узоры.

В них неведомые страны

Из полузабытой сказки.

 

Среди трёх уснувших сосен

Растянулась цифра восемь.

И гигантской кофемолкой

Всё мешает с Настоящим.

Кружат жизненные тропы

Временным калейдоскопом –

Бесконечные осколки

Жизней, некогда кипящих.

 

 

***

                                        

Не помнящий прошедших лет

Весь, как в трясине, в Настоящем,

И выхода оттуда нет.

Хоть будет биться он всё чаще

С тоскою в запертую дверь,

Он навсегда застрял в «Теперь».

Что  остаётся? –  Жизнь устроить.

Но эта жизнь немного стоит,

Поскольку Будущего нет.

Он может быть богат и властен,

И даже славою согрет,

Но это важно лишь отчасти:

Всё, вроде, есть, а счастья нет.

Оно осталось за стеною

Вагона спального «Теперь».

Куда несёт его судьбою,

Попробуй, взаперти проверь.

На окнах толстый слой из пыли

Невежества и суеты:

Ведь окна никогда не мыли,

А утверждали, что чисты.

И то, что было, будет снова,

И вновь из памяти уйдёт.

И повседневности оковы

Из старых глупостей сплетёт.

 

 

***

 

Жизнь – сплошной разбор полётов,

Намечаемых в грядущем.

Судьбы завтрашних пилотов

Мы стремимся сделать лучше.

 

Завтра, завтра, не сегодня –

Повторяем мы привычно.

Ведь причин найдётся сотня

Отыскать проблематичность.

 

При решении проблемы

Торопиться не пристало.

Мы сторонники системы

Избегания  аврала.

 

Лучше всё стократно взвесить,

Поменять сто точек зренья.

Лучше думать о прогрессе,

Но пока плыть по теченью.

 

Сидя в тёплых кабинетах,

Так удобно строить планы.

Жизнь на всё даёт ответы,

Если ждать небесной манны.   

 

 

***

 

Слушай, собрат-поэт,

Голос вещий и гулкий:

Скажем решительно «Нет»

Всяким пустым прогулкам.

 

Сеть проторённых троп

Улиц, проспектов, скверов

Мысли стреножит, чтоб

Знали те чувство меры.

 

Замкнут любой маршрут

По городскому гетто.

Мысли едва бредут,

Мелкие как монеты.

 

Чтобы могли взлететь

Мысли над суетою,

Нужно им дать созреть

В вольности и покое.

 

Польза прогулок – миф.

Тонкая позолота.

Пункт назначенья скрыв,

Миф нас ведёт в болото.

 

Бойся, собрат-поэт,

Ждущих кругом подделок.

Фальшь заполняет свет,

В души пуская стрелы.

 

Вырваться из толпы

И воспарить над ложью –

Значит, шагнуть с тропы

В явное бездорожье.

 

Душу пугает мрак:

В реку, не зная броду?

Но, сделав первый шаг,

Вдруг ощутишь свободу.

 

Чувства рванут вперёд.

Мрак, отступив, растает.

И вновь уйдёт в полёт

Замыслов  светлых  стая.                        

 

 

Таёжная песня

 

Состав исчез за поворотом,

Оставив нас средь мошкары.

И от неё, и от жары

Мы убегаем от болота.

 

Припев:

А мошкара за нами вслед.

А от жары спасенья нет.

И словно старые долги

Нас тянет грязь за сапоги.

 

Что труден только первый  шаг,

Мы не единожды читали.

Теперь мы сами испытали,

Что в жизни всё –  увы – не  так.

 

Припев.

 

Но шаг за шагом мы идём

На нервах как на костылях.

Бывали не в таких краях

И здесь до цели добредём.

 

Припев.

 

Но вот болото позади.

Ещё немного – и привал.

Победных чувств девятый вал

Растёт и ширится в груди.

 

И спала, вроде бы, жара,

И ведь не тигры мошкара,

Мы по тропе к самим себе

Пройдём, не изменив судьбе.           

 

 

***

 

Стремясь вперёд, скользим назад,

Коря во всём свою планиду.

И щурим яростно глаза,

Чтоб цель не упустить из виду.

 

И цель близка. Ещё чуть-чуть,

И можно ухватить рукою.

Волненье распирает грудь,

И мозг победно планы строит.

 

Ещё чуть-чуть. Победный крик

Вот-вот и вырвется наружу.

Клокочет радости родник,

Гоня прочь опасений стужу.

 

Ещё немного. Только миг

Остался до желанной цели.

И мысль, что Цели ты достиг,

Вверх поднимает как качели.

 

И  вдруг – провал. Паденье вниз.

И, ёкнув, сердце застывает.

Жизнь вновь готовит нам сюрприз.

А цель опять в тумане тает.

 

 

***

 

Время уходит сквозь сжатые пальцы 

Лёгким капризным туманом.

Мысли – по жизненным тропам скитальцы –

Мчатся за ним неустанно.

 

Время струится, рисуя узоры

Тонких пространственных нитей.

И возникают пред мысленным взором

Звонкие искры наитий.

 

И разгорается пламя пророчеств,

Жизни как щепки сжигая.

Но, всё равно, на золе одиночеств

Время нам знаки слагает.

 

Время уходит сквозь сжатые пальцы,

И невозможно смириться,

Что в этом мире мы – лишь постояльцы

С целою кучей амбиций.           

 

 

***

 

В чём обрести нам силы,

Чтоб было легче жить?

Помнить не то, что было,

Что неудобно – забыть.

Планы принять ретиво,

А приустав в пути,

«Вносит жизнь коррективы»

Бодро произнести.

Новый маршрут наметить,

Лёгкий и в никуда.

Биться упрямо в сети,

Что нам плетут года.

Сжав в кулаке синицу,

Строить свечной завод.

Если журавль приснится

И позовёт в полёт,

Губы скривить в усмешке:

Что, мол, за сонный вздор!

Я – человек успешный.

Я вам не фантазёр.

Пусть хоть на части рвётся

Вечная круговерть.

Жизнь только раз даётся –

Надо в ней всё успеть.

Знать нужно чувство меры,

Мир свой и свой забор.

Прочее – лишь химеры

И несусветный вздор.                             

                  

 

***

 

Роль получить и умереть на сцене.

Мечта сбылась. Актёра больше нет.

Что в этой жизни может быть бесценней.

Чем на земле оставить след?

 

И ты – творец! И к цели смело

Иди вперёд по мере сил.

Но сделай дело так умело,

Чтоб не сказали: «Наследил».

 

 

***

 

Попутный ветер бил в лицо.

Я был тогда назад смотрящим.

И молвил ветер с хитрецой:

«Ты задержался в Настоящем.

Бросай корабль. Летим со мной.

Вся наша жизнь, дружок, в Грядущем.

Там, за границей временной,

Всё то же, но гораздо лучше.

Бросай ничтожный свой корабль,

Его удел – уйти в пучину.

Здесь ты земных законов раб –

В Грядущем станешь господином.

Я знаю: мы с тобой сродни.

Мы оба ценим дух свободы.

Что нам бессмысленные дни

Или бессмысленные годы?

Летим со мной. И пусть плывёт

Корабль, куда судьба наметит.

Он знает только холод вод,

А ты увидишь всё на свете».

Но ветру, бьющему в лицо,

Сказал я твёрдо и сурово:

«Я был рождён в стране отцов

И мира не хочу иного.

А ты лети. Когда-нибудь,

Возможно, вновь сведёт нас случай.

Когда в Грядущем станешь дуть,

То не гони оттуда тучи».

И ветер стих, умчавшись вдаль.

И что он потерял в Грядущем?

Мы всё равно придём туда,

Как в этом мире всем присуще.

Зачем спешить и гнать волну?

Живи как все, пока живётся.

А он умчал как на войну.

Ну что же всё ему неймётся?

Быть может, там ждут чудеса,

Загадки и блаженства рая?

Что там, в Грядущем, за  краса?

Быть может, я чего не знаю?

Я посмотрел на горизонт,

Туда, куда умчался ветер.

Там лишь вода и солнца зонд

В своём оранжевом жилете.

 

 

***

 

В голове сюжеты путались.

То всплыло убийство Авеля,

То шептал советы Бурбулис:

Мол, мы все живём неправильно.

 

То Чубайс с приватизацией,

То Гайдар с его реформами.

Глупости и провокации,

Планы громкие и вздорные.

 

Узелки сюжетной линии

Распускались паутиною,

Покрывая, точно инеем,

Ткань истории былинную.

 

Факты смешивались с вымыслом.

Даты превращались в ценники.

Прятали жрецы папирусы,

Свитки прятали священники.

 

Плыли корабли истории

По мирам, покрытым тайною,

И через века в «Асторию»

Протянулись руки Каина.

 

Рвали полотно сюжетное

Бесконечные метания,

Падали в прорехи гетманы,

Проявлялся профиль Сталина.

 

В Прошлом бьётся Настоящее.

Явь летит в потустороннее.

Кружат замыслы блестящие,

И чем дальше – тем бездоннее.

 

 

***

 

Мир хомутов неповторим

И, в то же время, предсказуем.

Нетрудно разобраться с ним,

Коль мы глаза свои разуем.

 

Хомут всегда спешит туда,

Где нужно отобрать свободу.

Не пожалеет он труда,

Чтоб чью-то покорить природу.

 

Без хомута вольготно жить,

Но нужно быть за всё в ответе.

И не прислуживать – служить,

Причём, не месту, а планете.

 

Вот почему жить с хомутом

Намного легче и спокойней.

Мы тащим хомуты в свой дом.

Мы ради них влезаем в войны.

 

Хомут – страховка от невзгод.

Громоотвод в житейской буре.

Да, он немного нас прижмёт.

Но в остальном ведь всё в ажуре.

 

Коль ты свободою горишь,

Хомут, возможно, не по нраву.

Но ведь за всё, что сотворишь.

Придётся отвечать по праву.

 

А право – строгий судия:

«Виновен по статье такой-то».

И оправданья – я не я –

Здесь не проходят: «Рот закройте».

 

А в хомуте –  ты царь и бог.

Чуть что, – во всём хомут виновен.

Он то – не сделал, то – не смог,

И кары всяческой достоин.

 

Мир хомутов неповторим.

На всякого хомут найдётся.

Мы дни и ночи их творим,

Чтоб обвинять, когда придётся.                            

 

 

***

 

Снежный пух укутал ветки.

Зимний лес похож на сказку.

По искрящейся салфетке

Солнца луч скользит указкой.

За лучом бежим на лыжах,

Волны свежести вдыхая.

Цель желанная всё ближе

Меж деревьями порхает.

Мы бежим за вдохновеньем.

Каждый вдох нам силы множит.

Кажется, ещё мгновенье –

И настигнем. Только, что же?

Лыжа в яму вдруг влетела.

И – с размаху в снег паденье.

Да, опаснейшее дело –

Словно дичь, гнать вдохновенье!

 

 

***

 

Когда мне будет двадцать пять,

И жизнь приблизится к финалу,

Ужели стану я роптать,

Что жил на свете слишком мало?

            

Отнюдь, судьбу благодаря

И не затягивая пьесу,

Сорву я лист календаря

Без сожаления и стресса.

 

Прочту на нём колонку строк

Неведомого рецензента:

Что в этой жизни я не смог,

А где сорвал аплодисменты.

 

Я сжился с ролью, что играл,

Но нужно дальше продвигаться.

Финал, по сути, – не финал,

А только смена декораций.

 

 

Самообман

 

Самообман всегда бывает сладок

И очень многим силы придаёт.

Но сам он беззащитен от нападок

И с гнётом унижения живёт.

 

Вставая грудью на его защиту,

Скажу я обывательской молве:

Самообман – это почётный титул.

Полученный обманом на войне.

 

Война со злом идёт в умах и судьбах.

Ежеминутно – новый Рубикон.

И пусть не слышно грохота орудий,

До мира ещё очень далеко.

 

У зла на службе тысячи обманов,

Но среди них и наш разведчик есть.

Он раскрывает вражеские планы,

Чтоб мы могли их вовремя учесть.

 

Фантазий нить сплетая в сеть стратегий,

Тесним мы зло, хоть не на всех фронтах.

Самообманы – наши обереги.

Крепящие уверенность в мечтах.

 

И я, назло всем вздорным утвержденьям,

Скажу: «Да здравствует самообман!»

Он столько раз нам помогал в сраженьях

И не считал полученных им ран.

 

 

***

 

Надоело побеждать в сраженьях.

Гром фанфар оскомину набил.

Испытать бы свежесть пораженья

И на землю пасть, лишившись сил.

 

И лежать поверженным героем

Среди торжествующих врагов.

Всё же в этом что-то есть такое.

Что роднит нас с племенем богов.

 

Победить, прослывши побеждённым,

И принять с достоинством позор

Удавалось лишь перворождённым,

Ткущим человечества узор.

 

Средь веками созданных традиций,

В мешанине мифов и легенд

Кто теперь способен усомниться,

Что к победе путь – есть лучший тренд?

 

В чехарду бесчисленных сражений

Втянут человечества дурдом.

Вал победных головокружений

Гонит прочь вопрос «А что потом?»

 

Если гром победы раздаётся,

Разве время думать, что потом?

А когда вопрос к нам вновь вернётся,

Как заболевания симптом,

 

Мы начнём всё подвергать сомненью,

Всюду видеть происки врагов.

И опять готовиться к сраженьям,

Чтоб не видеть разума оков.

 

 

***

                                                                

В полумраке лавровой беседки

Промелькнёт вдруг женский силуэт,

И, укрывшись на соседних ветках,

Соловьи затянут свой дуэт.

 

Память, вздрогнув, всё вокруг изменит,

Сон и явь стократ перемешав.

Дни пустые спрячет в лёгкой пене,

Пылью лет следы запороша.

 

Жизнь предстанет непрерывной цепью

Ярких, полных свежестью минут,

Брошенной, как мост над лихолетьем,

К новым рубежам, что где-то ждут.

 

Берега теряются в тумане,

Но, за шагом шаг, всё ближе цель.

И разгадка нам в конце предстанет.

Только жаль, что это лишь в конце.

 

 

***

 

Безумству храбрых поём мы славу –

Безумство трусов уже достало.

Глупцы со страху творят такое.

Что с раем схожи года застоя.

 

Для трусов наглость – бронежилеты,

А убеждения как монеты.

Чтоб не поймали по отпечаткам,

Меняют партии как перчатки.

 

Безумство трусов плодит несчастья.

Безумство трусов рвёт мир на части.

Уже планета вскипает гневом.

Старинных мифов герои – где вы?

 

Безумство храбрых всегда спасало,

Но трусость снова мир в грязь бросала.

Как путь из грязи к вершине труден!

Однако вечно манить он будет.

 

И лишь безумство в пути поможет.

Безумство силы стократ умножит.

И, даже если надежды мало,

Безумству храбрых поём мы славу.

 

 

***

                                       

Хватит, к чему нам спорить

Со временем и судьбой.

Путь наш в житейском море

Сквозь холода и зной.

 

Что же, запрёмся в трюме,

Вверимся воле волн.

Будем смотреть угрюмо,

Как всё дрожит кругом.

 

Будем твердить упрямо:

Лучшее – впереди.

Будем искать изъяны

Там, где легко найти.

 

Будем скрывать надежду

Дымом былых потерь

И оставаться между

Будущим и Теперь.

 

Будем судьбе послушны

И прекратим мечтать.

Молча и равнодушно

Станем исхода ждать.

 

Будем шум моря слушать,

Скучные дни считать.

Пусть отдыхают души.

Хватит уже роптать.          

 

 

***

 

От политических шутов

До откровенных мракобесов

Любой до хрипоты готов

Играть одну и ту же пьесу

На незатейливый сюжет,

Что им альтернативы нет.

Одни и те же год за годом

Затёртые до дыр слова

Про справедливость и свободу,

Как дождь, стучат по головам

Народа. А народ в ответ

Давно обрёл иммунитет.

Народ как бык бредёт по полю

И тащит паразитов рой.

То проклинает свою долю.

То примиряется с судьбой.

Порой прихлопнет кровососов,

Но ошалеет от вопросов

«Что  делать?» и «Куда идти?»,

«Кто виноват?» и «Был ли мальчик?»,

И продолжает он брести

Бессмысленно и тупо дальше

Под вновь затянутый мотив,

Что гнусу нет альтернатив.

 

 

***

 

Изумрудами пахла в то лето трава

На лугу у Кривого оврага.

И в чеканные строки сбивались слова,

Изливаясь с пера на бумагу.

 

Ветер волны зелёные гнал на восток,

Восходящему солнцу навстречу.

Улететь попытался тетрадный листок.

Но был вовремя в этом замечен.

 

По течению плыть и по ветру лететь –

Разве это достойное дело?

Нужно путь самому выбирать и суметь

Одолеть все препятствия смело.

 

Ветер дул на восток – я на запад пошёл,

Чтобы солнце меня догоняло.

Понимаю, что путь мой давно предрешён,

Но хочу сделать выбор хоть в малом.

 

Пусть сценарий не мой –  но я вставлю свой ход

И глотну хоть немного свободы.

И хоть я не могу переделать исход.

Всё же в силах менять эпизоды.

 

 

***

 

Что можно охватить умом,

То нам уже не интересно.

Мистических страшилок ком

Растёт и крепнет повсеместно.

 

Заклятья, сглазы, чистка карм –

Привычные куски рекламы.

Средневековье рвётся к нам

Всепроникающим туманом.

 

И души попадают в плен

Усталости и равнодушья.

Мы избегаем перемен,

Предпочитая бить баклуши.

 

И нам не охватить умом

Теперь не только лишь Россию.

Мы вязнем мыслями в былом

И сатанеем от бессилья.

 

И тупо косим тот дурман,

Что распускается на вздоре.

Считаем истиной обман,

Поскольку он родился в споре.

 

Но всё же продолжаем ждать.

И верить в будущность России,

В её особенную стать:

Она ведь и не то сносила.

 

 

***

 

На землю тихо падал страх

И полз испуганно в квартиры,

Ища спасенья в головах

Людей, рассеянных по миру.

 

Он находил легко приют.

Поскольку многим был созвучен:

Страшилки в головах живут –

Пусть будет там и страх до кучи.

 

А вслед за страхом с высоты

Спускались ангелы сражений,

Чтоб звать людей из темноты

К добру и свету вдохновений.

 

Но в темноте пустых забот

Веками жить привыкли люди.

И к свету доброму исход

Для многих страшен был и труден.

 

Куда спокойнее с толпой

Себе подобных и безликих

Метаться в ярости слепой

Под возбуждающие крики.

 

К призывам ангелов глухи,

Остались люди жить со страхом

Среди словесной шелухи

И чувства завтрашнего краха.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов