Рассказы

1

2290 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 59 (март 2014)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Беловал Евгений

 

 

ДжунДжун

 

Он сказал, что пережил массу страшных вещей, но эта трагедия  стала самой тяжёлой.

 

Рик Рубин

 

…Я не хочу делать того, что обычно делают люди после потери самого близкого человека.

Белый гроб опустился вниз. Десять минут назад его рука сжимала до боли родную морщинистую ладонь. Десять минут назад уста коснулись её  губ. Они полвека разделяли одно ложе, одну радость, одну печаль и одну музыку. Старик побоялся взглянуть на надгробную плиту. Он одинок, зажат между чёрными костюмами, в скорбных масках, ничего не имеющих общего с Ней. А впереди ещё банкет с замусоленными речами, состоящими из штампов. Вы такие набожные. Прости их, Господи! Завтра они вновь будут грешить, и вспомнят о Тебе на следующих похоронах.

…Я не хочу никого видеть, мне больше не на что тратить деньги.

Телефонный провод расстался со стенной кладкой, оставив после себя разворочённые кусочки гипсокартона. Шторы скрыли от окружающего мира. Смысл жить без того, кто дал тебе этот смысл? Фотографии и плёнки запечатлели Образ, а записи сохранили Голос. Пальцы коснулись пластинки, а игла неторопливо понеслась по дорожке. И будто Она здесь, рядом. Старик упал на диван и закрыл глаза. Джун… К чему воспоминания? Они – боль… Господи, не дай мне упасть… Молитва ненадолго отогнала печаль… 

…Я ничего не хочу…

Никто не открывал дверь, не брал трубку. Он распустил прислугу. Остался совсем один. Дети разъехались по Штатам, позабыв об отце. Он для них – блудник, предатель, бросивший мать ради певицы.

Старик появился тогда, когда выломали дверь. Равнодушно взглянув на незваных гостей, он направился в кухню. Мы думали, он выжил из ума после смерти жены. Мы думали, что даже пастора настиг маразм. Никто не сочувствовал старику. Он же старик, а о чём думают старики? Нам всё равно, мы ведь ещё молоды. Старость нас не коснётся, наверное…

…Я хочу просто записывать свою музыку.

Струны впились в пальцы подобно острым шипам дикого крыжовника. За сорок дней они позабыли гитару. Дрожащий старческий голос пропел строчку и замолк. Отвернувшись на мгновенье от окна, где скрывался звукооператор, старик достал из кармана платок. По щеке скатилась слеза, подхваченная платком, она растворилась в его волокнах, как другие солёные слезинки. В голове витала одна мысль: Пока я жив, я должен допеть последние песни, сыграть последние аккорды, скоро, очень скоро я приду, Джун.

 

 


Последний член экипажаПоследний член экипажа

 

Спасите наши души,

Мы бредим от удушья,

Спасите наши души,

Спешите к нам.

 

В. Высоцкий

 

Мальчик мечтал стать космонавтом. Во снах он бороздил бескрайний космос, не раз бывал на тёмной стороне земного спутника, ступал на Марс, а за его шагами пристально наблюдало всё человечество, но, главное, родители и Катя из соседнего подъезда, с золотистой косой и вечно любопытными зелёными глазками. Ещё он мечтал побывать на  Юпитере, особенно в центре той самой загадочной красной точки, где вековые вихри и смерчи.  Детство умерло, мечты отправились в корзину….   

Сжатый кислород залетал в глотку, под слоем сверхпрочного стекла скрывались глаза вчерашнего мальчика, температуроустойчивая резина защищала кожу. Фонарь, прикреплённый к громоздкому скафандру, разогнал темноту, оставив белые крошки. Вокруг бескрайнее зелёное пространство. Неразборчивый шум, лишённый завершённости,  смешался с радиопомехами. Тина – безобидная, но опасная ловушка, из которой очень сложно выбраться. Она стягивает жертву в объятьях, и он остаётся с ней навсегда. Старожилы называют подобные случаи «женитьбой на русалке». Мелкие рыбёшки увиливали прочь от  пришельца. Собственное дыхание резало слух и губило сообщение по радио. 

Неуверенные шаги вперёд, вдох, следующий шаг, выдох. Слабый свет от фонарика вырисовывал неизвестный силуэт. Несколько метров – испытание, для себя и аппаратуры. Лимит воздуха ограничивал прогулки под водой. Интересно сколько в запасе воздуха у космонавтов? Какая невесомость в космосе? Она такая же, как здесь, под водой?

Оттолкнувшись от дна, он оставил после себя слой пробудившегося векового ила и развороченную растительность. Полосатая рыба с неуклюжими плавниками бросилась прочь от чужака. Чёрный объект впереди приобрёл отчётливый вид сферической  формы, и походил на хищную рыбу, которая решила сделать привал между камнями и разросшимися водорослями.

Прорезиненные пальцы схватили предмет, лежавший в считанных метрах от цели. Коричневый песок отстал, оставив после себя фотографию в рамке. Незнакомка улыбалась пришельцу. «Моему морскому льву, не скучай, я всегда с тобой – Диана. 12.12.1999» – Написано на обороте чёрными чернилами. Как она оказалась на глубине моря, в северной широте?

Свет от фонаря отправился вперёд. Двуглавая птица на гребне хищника дала ответ на вопрос. Голос, исходящий  из радиоприёмника, мотивировал направляться к объекту.

Нос хищницы разворочен – её внутренности свисали из нёба, состояли из разных металлических пород и были помечены неизвестными символами, цифрами,  аббревиатурами, в конце которых скрывался люк, забаррикадированный ломом. Она повержена. Команда спуститься в пасть к хищнице – не поступила.

Пришелец скользнул вдоль борта. Маленький молоточек ударился о корпус хищницы, несколько раз с периодичностью в десять секунд. Тишина.  Радиопомехи, как и вещание, приостановились. Окна, лишённые света, разбросаны вдоль крупа рыбины. Сердце ускорило ритм. Он никогда не видел огромных существ за тридцать лет жизни. Несколько шагов вперёд. Тёмное окошко, как и все остальные – бездонное, уснувшее. Белая ладонь  влетело в стекло! Пришелец прильнул к нему. Бормоча что-то в микрофон, он посылал сигналы на далёкую поверхность. Фаланги на пальцах сгибались, ладонь подавала признаки жизни, сжималась в кулак, стучала им по стеклу! Вначале появились коричневые волосы, развороченные водой, а затем и лицо в кислородной маске сменило загадочную руку. Неизвестный что-то кричал. Ни званий, ни погон, только тельняшка с разорванной горловиной и въевшимися каплями крови.

Что он кричит? Не разобрать! 

– «Черепаха»… есть выживший… повторяю, в подлодке остался живой человек… вызывайте кран… нужно срочно эвакуировать его!!!

Но в ответ знакомое молчание. Перчатка коснулась стекла. Моряк исчез. Куда он пропал?! «ВСе УмЕрЛи, Я ПОследний!!!» – Табличка прилипла к окну. Кислородный баллон неудачно послужил моряку в качестве тарана. На стекле не появилось царапин. Последние пузырьки воздуха вырвались изо рта. Синие глаза потухли, тело обмякло и перестало сопротивляться пучине, вспарило ввысь, исчезло. Поздно. Слишком поздно.

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов