Малая Русь подъ скипетромъ и державой государства Россiйскаго

7

5350 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 58 (февраль 2014)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Ютрименко Владимир Андреевич

 

 

Егей, славы нашея упадокъ послѣднiй!

Чого въ свѣтѣ живучи дождалъ Козакъ бѣдный!

Докозаковалися и мы подъ Ляхами…

 

Драма «Милость Божiя, Украйну чрезъ

Богдана Зиновiя Хмельницкаго

свободившая и возвеличившая», представленная

въ Кiевскихъ школахъ 1728 года

 

Богу Милостивому и Вашему Царскому Величеству велико благодаримъ…

что Ваше Царское Величество пожаловати подъ крѣпкую и высокую руку

свою государскую насъ, вѣрныхъ слугъ своихъ, приняти изволилъ…

 

Листъ Богдана Хмельницкаго, посланный

Царю Алексѣевичу Михайловичу съ благодарностью

за принятие Малой Руси в вечное подданство

 

Мы слышимъ клеветы, мы знаемъ оскорбленья

Тысячеглавой лжи газетъ,

Измѣны, зависти и страха порожденья.

Друзей у нашей Руси нетъ! 

 

Данилевскiй Н.Я. Россiя и Европа.

 

Малая Русь подъ скипетромъ и державой государства РоссiйскагоМалая Русь

 

«Взгляните на карту», говорилъ мнѣ одинъ иностранецъ, «развѣ мы можемъ не чувствовать, что Россія давитъ на насъ своею массою, какъ нависшая туча, какъ какой-то грозный кошмаръ» - писалъ русскій публицистъ, естествоиспытатель и философъ Николай Яковлевичъ Данилевскій въ главномъ своемъ литературномъ трудѣ «Россія и Европа. Взглядъ на культурныя и политическія отношенія Славянскаго міра къ Германо-Романскому». Видимо, не случайно Царь Миротворецъ Александръ III говорилъ, что «у Россіи нѣтъ друзей, нашей огромности боятся».

Между тѣмъ, какъ свидѣтельствуетъ исторія, Европа обвиняя Россію въ имперскихъ амбиціяхъ, на дѣлѣ же вѣками стремилась къ ея расколу, ослабленію и порабощенію.

«За прибалтiйскими областями, - далѣе пишетъ Н. Я. Данилевскiй, - начинается страна, извѣстная подъ именами Сѣверо-западнаго и Юго-западнаго края, а прежде именовавшаяся Польским провинцiями. Недалеко то время, когда было бы нелишнимъ исписать не одну страницу всевозможныхъ доказательствъ для убежденiя въ томъ, что это Русскiй край, что Россiя никода его завоевывала: ибо нельзя завоевать того, что наше безъ всякаго завоеванiя, всегда такимъ было, всегда даже такимъ считалось всѣмъ Русскiмъ народомъ, пока въ высшихъ слояхъ его не начали изсякать живой народный смыслъ и живое народное чувство, - пока, вслѣдствiе того, многiе изъ этихъ слоевъ не допустили отуманить свой умъ нелѣпыми гуманитарными бреднями, неимѣющими даже достоинства искренности и безпристрастiя… Поляки и Европа взяли на себя, къ счастью трудъ нѣсколько протрезвить Русскихъ въ этомъ отношенiи… избавили отъ труда доказывать, что Сѣверо-западный и Юго-западный край – точно такая же Россiя и на точно такихъ же основанiяхъ, какъ и самая Москва… Земли Сѣверо-западнаго и Юго-западнаго края во время Татарскаго господства была покорена Литвой, вскорѣ обрусѣвшей, затѣмъ черезъ посредство Литвы – сначала случайно (по брачному союзу), а потомъ насильственно (Люблинскою унiей) – присоединена къ Польшѣ» (Данилевскiй Н.Я. Россiя и Европа. Взглядъ на культурныя и политическiя отношенiя Славянскаго мiра къ Германо-Романскому. Изд. пятое. Спб., 1895).

Въ Княжество Литовское входили преимущественно города Бѣлой Руси: Берестье, Вильна, Витебскъ, Россіены, Мѣнскъ, Мстиславль, Новогрудокъ, Полоцкъ, Троки.

Въ Январѣ 1569 года въ Люблинѣ собрался общій сеймъ польскихъ и литовскихъ депутатовъ, начавшихъ обсужденіе вопроса объ объединеніи королевства Польши и Великаго княжества Литовскаго. 28 Iюня унія была подписана, а 1 Iюля утверждена раздѣльно депутатами польскаго и литовскаго сеймовъ. Такимъ образомъ Люблинская унія завершила процессъ объединенія двухъ государствъ въ единую Рѣчь Посполиту (польск. Rzeczpospolita), начало которому положила Кревская унія 1385 года. Унія устанавливала въ Рѣчи Посполитой единое государственное устройство, общую денежную систему, общій сеймъ. Во главѣ государства стоялъ польскій король, избираемый совмѣстно польскими и литовскими дворянами. Во внѣшнеполитической сферѣ Рѣчь Посполитая выступала какъ единое государство (Большой Энциклопедическій словарь).    

Король Рѣчи Посполитой получилъ титулъ: «Зъ Божей ласки Король Польскій, Великій Князь Литовскій, Рускій, Прускій, Мазовецкій, Жмудскій, Лифляндскій, Смоленскій, Черниговскій, а и Шведскій, и Готскій, Вандальскій дедичній Король».

Малая Русь никогда не мирилась съ такимъ положенiемъ дѣлъ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ непрерывный рядъ войнъ, перевѣсъ въ которыхъ сначала принадлежалъ большею частью Польшѣ, а со времени Богдана Хмѣльницкаго и возсоединенiя Малороссiи окончательно перешелъ къ Россiи.    

О терминахъ «Малая Русь» - «Малороссія», «Украйна» - Украина» необходимо дать поясніе. Терминъ  «Малая Русь» появился въ началѣ  XIV вѣка  въ   Византiи  для   определенiя  Юго-Западной Руси (Галицко-Волынское Княжество)  въ   церковно-административной практикѣ. Галицкая митрополiя, созданная въ 1303 году, охватывала шесть епархiй: Галицкую, Перемышльскую, Владимирскую, Холмскую, Луцкую и Туровскую, которые въ Византiйскихъ источникахъ получили названiе Малая Русь (Μικρὰ Ῥωσσία -Микра Росiа) въ противоположность Великой Руси (Μὰκρὰ Ῥωσσία - Макра Росiа), подъ которой съ 1354 года понималась территорiя епархiй подвластныхъ Кiевскому Митрополиту. Въ итогѣ названiя «Великая Русь» и «Малая Русь» стали применять на официальномъ уровенѣ съ учрежденiемъ  Константинопольскiмъ Патрiархомъ Кирилломъ I (Лукарисомъ) двухъ митрополiй съ кафедрами въ Новгородкѣ и Галичѣ (Малая Русь) и Кiевѣ (Великая Россiя) (Энциклопедический словрь. 2009). 

Въ XV-XVI вѣкахъ названiе Малая Русь по отношенiю къ Юго-Западной Руси не  встрѣчается, хотя съ середины XVII вѣка оно иногда употреблялось  въ   церковной  перепискѣ Кiева съ Москвой. Въ хроникахъ и на географическихъ картахъ почти до конца XVII вѣка западноукраинскiе   земли  называются Русь (Russіa), Русская земля (Zіemіa Ruska) или Красная Русь (Russіa Rubra). Названiе Великая Русь, которое применялась сначала къ Кiеву и другимъ епархiямъ Кiевской митрополiи, переходитъ позднѣе къ Московскому государству, хотя на европейскихъ географических картахъ и въ литературѣ XVII вѣка выступаетъ подъ названiемъ Московiя. А названiе Малая Русь стало ассоциироваться съ Южной Русью (Украйной). Послѣ Переяславскаго договора 1654 года Московскаго Царя стали титуловать государемъ «всея Великiя и  Малыя  Россiи (Энциклопедический словарь).

Малая Россiя, занимая обѣ страны Днѣпра, простиралась подъ Сѣверъ до рѣки Сема, впадающей въ Десну. Путивль и Рылскъ были изстари Великороссiйскiе городы. Тако жъ, когда Черниговъ и Сѣверское Княженiе (что нынѣ Стародубской полкъ) Великимъ Княземъ Иваномъ Васильевичемъ I, и сыномъ его, Великимъ Княземъ Василiемъ Ивановичемъ, отъ Польши возвращены были къ Великороссiскому Государству, то тогда не причислялися къ Малой Россiи (Миллеръ Г.Ф).            

Теримнъ «Украйна - значитъ земля, находящаяся у края какого нибудь государства, т.е. область пограничная. Это, названiе древнѣйшее по смерти Святослава (1187 г.), который велъ безпристанныя войны съ сосѣдями – Половцами, Черными Клобуками и др. въ лѣтописи сказано, что объ немъ «украйна много постона». Далѣе, подъ 1426 г. говорится, что Татары захватили въ плѣнъ нѣсколько человѣкъ въ украйнѣ Рязанской. Изъ подобныхъ мѣстъ лѣтописей видно, что украйны были: Кiевская, Московская, Рязанская, Галицкая, Псковская. Въ послѣдствiи съ соединенiемъ разныхъ отдѣльныхъ княжествъ въ государство Московское, большая часть названiя украйнъ стала не нужною; потом, когда поселенiя сдѣланы по Сѣверному Донцу и въ окрестностяхъ, для защиты отъ набѣговъ Татаръ, эта страна исключительно усвоила себѣ названiе Украйны, и какъ тамъ селили казаковъ и Сербовъ слободами, то и губернiя названа Слободско-Украинскою. Въ наше время, эта Украйна, будучи въ серединѣ государства, потеряла свое значенiе, и потому губернiя переименована въ Харьковскую. И.П.Б.» (Военный энциклопедическiй лексиконъ, издаваемй обществомъ военныхъ и литераторовъ и посвященный Его Императорскому Величеству Государю Императору Александру Николаевичу. Изд. Второе. Т. XIII. СПб., 1857).

Малая Русь издревле была владѣнiе Кiевское и прочiя тамошнiя Княженiя Россiйскихъ Великихъ Князей и потому всегда именовалась отчиною Великихъ Царей и Императоровъ Россiйскихъ. «Что нынѣ Малороссiя называется, - отмечалъ российскiй исторiографъ немецкаго происхожденiя Герхардъ Фридрихъ Миллеръ, - то было въ старыя времена Великое Княженiе Россiйской Имперiи, основанное въ 879 году послѣ Рождества Христова въ Кiевеѣ Великимъ Княземъ Игоромъ, Рюриковымъ сыномъ, простиравшимъ свое владѣнiе по всѣй рѣкѣ Днепрѣ и по впадающимъ во оную съ обѣихъ сторонъ рѣкамъ и надъ частiю Польши, не упоминая о временныхъ завоеванiяхъ даже до рѣки Дуная, и противъ Греческаго государства, до коего тогда и Крымъ принадлежалъ, симъ Великимъ Княземъ и ближними его преемниками учиненныхъ. Отъ Кiевскаго великаго Княженiя отдѣлилось Княженiе Галицкое въ Чермной Россiи и другiя удѣльныя княженiя, какъ Черниговское, Сѣверское, Рязанское, Муромское, Владимерское въ Волыни, Туровское, Луцкое, Полоцкое, Смоленское, и другiя. Новгородъ Великiй усилился своею вольностiю, а паче ослабѣлъ Кiевъ перенесенiемъ въ 1157 году Великокняжескаго престола въ городъ Володимеръ, что на Клязмѣ, Великимъ Княземъ Андреемъ Боголюбскимъ» (Историческiя сочиненiя о Малороссiи и малороссiянахъ Г.Ф. Миллера. М., 1846).

Чрезъ нашествiе  въ XIII вѣкѣ монголо-татарскихъ ордъ на территорiи русскихъ княжествъ были отторгнуты княжества  Малой Руси.  Русскiй военный инженеръ, генералъ-маiоръ, историкъ Александръ Ивановичъ Ригельманъ писалъ, что «… когда Татара (прежде именуемые Печенѣги, Половцы, Торки, Туркмены, Кипчаки и прочимъ названiемъ, все одного рода) подъ предводительствомъ Хана своего, Батыя, въ 1240 году взяли Кiевъ, оной до основанiя разорили и всю тамошнюю страну опустошили, и был градъ оной со всѣми облежащими его мѣстами пустъ, тогда и Козаки отторгнулись отъ державства Россiйскаго и оставались подъ властiю Татаръ, а иногда въ своей вольности, даже по нѣколикихъ лѣтъ Ярославъ Всеволодовичъ, князь Великаго Новограда, от Батыя Владимiрское и всѣ земли Московскаго княженiя прошенiемъ своимъ принялъ, тогда началъ и Кiевомъ опустелымъ владѣть и прислалъ для правленiя въ ономъ воеводу своего Димитрiя Ейковича. Съ сего времени начали остальцы собираться въ Кiевъ и въ облежащiя его мѣста, въ томъ числѣ и Козаки размножаться тамъ же стали и были подвласны россiйскимъ князьямъ до времянъ обобладанiя Кiевомъ и всѣмъ княжествомъ онымъ литовскимъ княземъ Гедиминомъ Витенесовичемъ.

Между симъ временемъ, Ввеликiй Князь Литовскiй Гедиминъ Витенесовичъ, видя Россiйскихъ Князей междуусобiе, а сверхъ того и Татарскую власть надъ оными и Великаго престола Россiйскаго колебанiе, получилъ самый удобный случай, въ 1319 году, учинить сильное нападенiе на юго-западную Россiю, завоевалъ всю Волынiю, Сѣверiю и наступилъ, 1320, на Кiевское Княженiе, побѣдилъ Князя Кiевскаго Станислава, съ Русскими и Татарскими силами, въ 30-ти верстахъ отъ Кiева, надъ рѣкою Ирпенью; на которомъ бою убиты князья: Левъ Даниловичъ Луцкiй и Олегъ Переяславскiй, а князь Станиславъ убѣжалъ ко князю Рязанскому, гдѣ и былъ послѣ княземъ же. Перешедъ къ Кiеву, завладѣлъ городомъ и всею Украйною, лежащею по обеимъ сторонамъ внизъ Днѣпра рѣки, и присовокупилъ Княженiе оное къ своему владѣнiю, учредилъ во ономъ намѣстника перваго, племянника своего, Князя Миндона Голшанскаго, и отъ онаго времени подъ управленiемъ разныхъ Князей же намѣстниковъ состояло Кiевское Княженiе подъ властiю Литовскою, даже до послѣдняго намѣстника жъ, князя Семiона Олелковича (Александровича).

Съ другой стороны Поляки въ 1340 году завоевали всѣ оную часть Россiи, которая Краснорусiею именовалась, простирающаяся отъ Малой Польши и Литвы до Днѣпра. Оная подала поводъ, что многiе въ тѣхъ странахъ обитавшiе Россiяня, бояся чужой власти, принуждены были оставить свои жилища и поселиться на нижныхъ рѣкъ Днѣпра и Днѣстра мѣстахъ.

Потомъ число сихъ новыхъ переселенцовъ еще болѣе умножилось тогда, когда Татары въ 1415 году вторично напали на Кiевъ и тамошныя мѣста разоряли, а когда Король Польскiй Казимiръ IV, отобравши область Кiевскую отъ Литвы и принявъ под Польское управленiе, тогда съ начала, по смерти Князя Семiона Олелковича, опредѣлилъ быть въ Кiевѣ воеводою Литвина Мартына Госполду. Но потомъ оное Княжество или область въ 1471 году на воеводство переименовалъ и всю ту Украйну (по слову Польскому край, по положению своему на границахъ) разделилъ на повѣты (уѣзды), и уже изъ Россiянъ, живущихъ тамъ, учредилъ воеводъ, каштелянъ, старостъ, судей и прочихъ чиновниковъ, и многихъ Россiйскихъ людей честiю и вольностiю Польскимъ чиновникамъ и шляхте соравною и привилегiею своею утвердилъ, и оное учрежденiе наслѣдникамъ своимъ подъ присягою подтвердилъ (Лѣтописное повѣствоанiе о Малой Россiи и ея народѣ и о казакахъ вообще, собрано и составлено чрезъ труды инженеръ-генералъ-маiора Александра Ригельмана 1785—86. М., 1847). 

 

Притисненіе малороссіянъ въ Рѣчи Посполитой

 

По соединенiи Великаго Княжества Литовскаго съ Польшею Король Казимиръ, Ягайловъ сынъ, учинилъ въ 1471 году изъ Кiевскаго Княженiя Польское воеводство. Жители ея, козаки, признали надъ собою власть Польши, съ тѣмъ только условiемъ, чтобы короли не вмѣшивались въ иъ церковные дѣла и предоставили Малороссiи полную свободу богослуженiя. Короли обѣщали, но не только не сдержали даннаго слова, а еще явно стали оказывать пренебреженiе и притѣсненiя нашей вѣрѣ. Польскiе ксендзы (священники), большею частью Iезуитскаго ордена наводнили Малороссiю и самовольно упраздняли православные храмы, воздвигали вмѣсто ихъ римско-католическiе костелы (Исторiя Россiи отъ ея основанiя до настоящаго времени. Общепонятно разсказанная А.М. Станюковичемъ. М.,1875).   

Утѣсненiе Россiянъ въ исповѣданiи Греческаго закона, были причиною, какъ удаленiю многихъ молодыхъ людей къ нижнимъ мѣстамъ рѣки Днѣпра, такъ и всѣмъ междуусобнымъ войнамъ, отъ которыхъ тамошнiе жители, да не меньше же и Поляки, чрезъ долгое время страдали…Ежегодно знатно умножилось число оныхъ прибѣгающими къ нимъ со всѣхъ сторонъ изъ Россiи, изъ Польши, изъ Молдавiи, Валахiи, Булгарiи, и отъ самыхъ Татаръ пришлецами. Всякъ ими принятъ былъ, лишь бы повиновался ихъ обычаямъ, исповѣдовалъ Христiанскую Греческаго закона вѣру. Они здѣлали себѣ на Хортицкомъ острову укрѣпленное мѣсто, по ихъ Сѣчь называемое… Они населяли въ отдаленiи отъ Сѣчи, между Днѣпромъ и Бугомъ рѣками, деревни, въ которыхъ жительствовали женатые съ ихъ семьями, когда въ Сѣчи однимъ холостымъ прибывать позволялось…Первой у нихъ предводитель, о коемъ въ исторiи упоминается былъ Польскiй дворянинъ Предславъ Ланскоронскiй, который въ 1516 году счастливо воевалъ противъ Турковъ и Татаръ, и подъ Бѣлгородомъ, или Аккерманомъ, богатыя у нихъ добычи получилъ. Польскiе писатели пишутъ, что тогда впервые у нихъ слышно стало имя Казаковъ, которое, отъ самого ли сего вольнаго и легкаго войска произошло, или отъ Поляковъ имъ придано было, не явствуетъ. Можетъ уподобляли ихъ козамъ дикимъ, для ихъ скорости, но есть другiя сего имени толкованiя, изъ коихъ которое больше вѣроятно есть…Имя Черкасъ уповательно имъ отъ Донскихъ Козаковъ, которые оное приняли отъ Черкесъ Пятигорскихъ и по коему какъ городъ Черкассы на Днѣпрѣ, именованъ, гдѣ Король Сигисмундъ  I разсуждая сколь сiе новое пограничное войско Польскому Королевству для обереганiя отъ Татаръ полезнымъ быть можетъ, позволилъ имъ укрѣпляться и держать войсковыя орудiя и всякiе запасы (Миллеръ Г.Ф).

По этому поводу А.И. Ригельманъ пишетъ: «Отъ сего то носящегося молвою въ народѣ имяни Козаки Запорожскiе, живущiе въ Сѣчѣ, особливо о себѣ произносить стали, якобы они подлинно от Козаръ произшествiе свое имѣли, и тѣмъ представляли себя быть народу вольному…». Ссылаясь, прежде всего, на лѣтописное повѣствоанiе А.И. Ригельманъ, выскаываетъ мненiе, что «…надлежало бъ имъ себя прямо называть Славянами, Алянскаго роду, а не Козарскаго, такъ равно какъ мы, Россiяня, отъ Славянскаго жъ рода себя именуемъ; а естъли бъ вести имъ имя особое, то слѣдовало бъ называться Черкассами, по пришедшимъ потомъ въ Украйну изъ Черкеской Кабарды, Черкесамъ, которые, смѣсившись съ Украинцами вообще, проименовались тамъ имянемъ, коимъ и до нынѣ еще именуются. При томъ доказыветъ и то, что сходство лица, одежды и нѣсколько жительство, обычай и во многомъ обряды, равные съ Черкесами имѣютъ... «Имя Козаковъ или Козацкаго народа извѣстно стало съ 948 году, такъ какъ объ нихъ упоминаетъ Греческiй Царь, Константинъ Порфирогенъ, и что оные жили въ нынѣшней Кабардѣ, близъ Кавказскихъ горъ… Какъ господинъ Тайной Совѣтникъ, Василiй Никитичъ Татищевъ, въ своей Россiйской Исторiи, говоритъ, и жительствовали въ городѣ Цыркасѣ; по Христѣ были въ законѣ Христiянскомъ; сему свидѣтельствуютъ и донынѣ въ Малой и Большой Кабардѣ запустѣлы отъ нашествiя и разоренiя прежде реченныхъ иноплеменныхъ церкви Греческаго исповѣданiя, каменныя и прочiе Христiанскiе знаки по мѣстамъ».  

Римское духовенство въ Польшѣ всякими мѣрами старалась, Россiйскiя православныя церкви въ Малой, въ Чермной и Бѣлой Россiи къ себѣ въ соединенiе, или въ такъ называемую Унiю склонить. Въ 1593 году собранъ былъ въ Брестъ Литовскомъ соборъ, и на ономъ 2 Декабря, 1594, учинено такое опредѣленiе, какъ Римскому духовенству желалось. Въ силу того два Россiйскiе Епископа, Володимерскiй и Луцкой, для признанiя Папежскiя надъ собоюдуховныя власти и для засвидѣтельствованiя своего съ Флорентiйскимъ и Тридентiйскомъ соборами согласiя, въ 1595 году въ Римъ отправлены были (Миллеръ Г.Ф).        

Тогда-то образовался въ Малороссiи унiатскiй расколъ, происшедшiй отъ мнимаго соединенiя церквй Греческой и Римской. Богослуженiе унiатское представляло смѣсь обрядовъ обѣихъ церквей и, такимъ образомъ, унiаты были ни православные, ни католики. Жителей неунiатовъ польскiе священники немилосердно преслѣдовали и угнетали, наконецъ, съ согласiя короля, нанесли нашей церкви тяжелое оскорбленiе. Православные храмы Кiева, Чернигова, Переяславля и другихъ городовъ были отданы на откупъ Евреямъ. Праволсланые не могли служить обѣдни, вѣнчаться, крестить дѣтей, хоронить родныхъ, не заплативъ откупщику за ключъ, которымъ отпирали церковь и который постоянно находился под сохраненiемъ у Еврея…Въ праздничные дни, цѣны за церкви увеличивались по волѣ откупщиковъ…Малороссiяне цѣлыми семействами переселялись въ Россiю и основали тамъ города: Ахтырку, Сумы, Харьковъ и другiе (Исторiя Россiи отъ ея основанiя до настоящаго времени. Общепонятно разсказанная А.М. Станюковичемъ. М.,1875).  

«Между тѣмъ правительство польское возобновило, - пишетъ Дѣйствительный Членъ Имераторскаго Общества исторiи и древностей  Россiйскихъ при Московскомъ Университетѣ, Дмитрiй Николаевичъ Бантышъ-Каменскiй, -  и увеличило прежнiя гоненiя: кромѣ податей подымныхъ и поземельныхъ, наложенъ на малороссiянъ пошлинный сборъ съ покупки и продажи съѣстныхъ припасовъ. Предъ праздникомъ Воскресенiя Христова вездѣ продавались на торжищахъ пасхальные хлѣбы. Польская стража окружала продавцовъ. Когда покупающiй пасху имѣлъ на груди лоскутъ съ надписью «унитъ», онъ прiобрѣталъ ее за обыкновенную цѣну; кто являлся безъ сего начертанiя, обязанъ былъ платить дань по одному злоту и болѣе, соотвѣтственно величинѣ хлѣба... Въ февралѣ 1625 года прибылъ въ Москву изъ Кiева Исаакiй, епскопъ Луцкiй. Ему поручено отъ митрополита Iова Борецкаго ходатайствовать у царя и Патриарха Филарета Никитича о принятiи Малороссiи и запорожскихъ казаковъ въ высокое покровительство, о прощенiи имъ вины, содѣянной противъ государя <участiе въ нападенiи и разоренiи Москвы>. Исаакiй представилъ боярамъ бѣдствiя, претерпѣваемыя отъ унiатовъ благочестивыми, безсилiе казаковъ, нуждающихся въ помощи, надежду ихъ на царя православнаго, восточнаго. «У малороссiянъ одна только дума», - говорилъ онъ боярину Ивану Борисовичу Черкасскому и дьяку Ивану Грамотину –«какъ-бы поступить подъ государскую руку: они страшатся поляковъ, еще болѣе отказа царскаго; имъ, кромѣ государя, некуда дѣваться».

…Храмъ св. Софiи и другiе въ Кiевѣ были опустошены; монастырь Выдубецкiй отъ унiатовъ ограбленъ. Они завладѣли церквами Новгородъ - Сѣверскаго, Стародуба, Козельска. Священники изъ многихъ мѣстъ ими изгнаны; младенцы умирали безъ крещенiя, взрослые не могли вступать въ бракъ, были лишены исповѣди и причастiя Святыхъ Таинъ. Тѣла умершихъ продолжали хоронить безъ совершенiя обрядовъ, Православною Церковью установленныхъ…

Древнiй Кiевъ (какъ описываетъ современный писатель Бопланъ <французскiй инженеръ, служившiй въ польской армiи въ 1630—48 гг., руководившiй строительствомъ крѣпостей въ Малороссiи>) отъ многочисленныхъ храмовъ вмѣщалъ одни развалины… Черниговъ,… поляки выстроили въ немъ двѣ каменныя церкви и при одной основали огромный монастырь Доминиканскаго ордена. Въ Переяславлѣ, по словамъ Боплана, считалось до шести тысячъ дворовъ. Городъ сей былъ лучшимъ во всей Малороссiи… воевода брацлавскiй, староста переяславскiй основалъ въ ономъ, съ утвержденiя сейма, 1638 года, коллегiумъ iезуитовъ…Черкассы, столица гетмановъ малороссiйскихъ, главное убѣжище казаковъ, обращенъ въ пепелъ поляками 18 Декабря 1637 года»  (Исторiя Малой Россiи отъ водворенiя Славянъ въ сей странѣ до уничтоженiя Гетманства. Въ 3-хъ частяхъ. Изд. четвертое. С.-Петербургъ. Кiевъ. Харьковъ. 1903.)  

Когда Польша принялась настойчиво закрепощать  свободныхъ малороссiйскихъ  крестьянъ порубежья (украйны)  и  вводить унiю,  Запорожская  Сечь встала на защиту крестьянъ  и  православiя,  и  весь периодъ времени съ 1625 по 1638 годы ознаменованъ жестокой борьбой  Запорожской  Сѣчи съ Польшей. Казаки Запрожскiе съ Гетманомъ Жмайла  и  Тарасомъ Трясилой сражались подъ Переяславомъ противъ короннаго Гетмана Конецпольскаго, a когда последнiй заложилъ на Днѣпрѣ, ниже рѣки Самары, крѣпость Кодакъ, запорожцы, подъ начальствомъ Сулимы въ 1635 году разрушили ее. Бились козаки запорожскiе съ поляками и подъ предводительствомъ Павлюка, Гуни, Остраницы, Скадана, послѣ чего въ 1638 году опять была восстановлена крѣпость Кодакъ.

Однако ничего важного не происходило, пока въ 1647 году Зиновiй или Богданъ, Хмельницкiй, бавши до сего время у Козаковъ писаремъ, за главнокомандующаго не былъ признанъ.   

 

Принятіе Малой Руси въ вѣчное подданство государства Россійскаго

 

Въ самое бѣдственное для малороссіянъ время настала благополучна минута освобожденія ихъ отъ тягостнаго ига польскаго. Вазглавилъ столь важную для Малой Руси освободительную борьбу Зиновій Богданъ Хмельницкій, мужъ знаменитый пламенною къ отечеству любовью и отличными дѣяніями.

Объявилъ онъ напередъ собравшимся нѣму козакамъ вину прихода своего къ нимъ съ тѣмъ, что возжелалъ, единственно изъ любви къ отечеству своему, заступить всю Малороссію и отомстить за всѣ бывшія и нынѣ еще чинимыя наглости, усильства, обиды и налоги полякамъ, за которыя по многократнымъ приносимымъ прошеніямъ и жалобамъ еще никакого правосудія отъ Польской Республики получить не могли, но вмѣсто всякаго удовольствія только вящую бѣду и изнуреніе отъ нихъ терпѣть принуждены. Объ ономъ бы имъ обнародовать всѣмъ живущимъ землякамъ своимъ въ Малороссіи и приглашали бъ на соединеніе съ ними, стать единодушно противу полякъ и отомщевать за обиды и озлобленія свои, напоминая имъ всѣ причиненныя оскорбленія подробно. Что нынѣ, де, «козаки отъ вольности и почтенія ужѣ уничтожены, силы ихъ уменьшены, начальниковъ своихъ природныхъ лишены и отданы подъ началъ поляковъ, а иныя и въ подданныя имъ; что грунта всѣ отобраны и въ крайнее неимущество доведены, разогнаны и истреблены многіе; оставшихъ же Козаковъ заставляютъ въ непристойныя и необыклые для козака, какъ то въ городовыя и прочія работы, употребляютъ къ топленію печей, къ чищенію дворовъ, коней, къ кормленію псовъ, дровомелями и на почты вмѣсто почтарей посылаютъ (Ригельманъ А.И.).

Весной 1648 года Богданъ Хмельницкій былъ избранъ Запорожскимъ низовымъ войскомъ Гетманомъ всѣй Малороссіи и рѣшился освободить родную землю отъ власти иноплеменниковъ. Козакамъ было не подъ силу однимъ бороться съ Польшею, они призвали въ помощь крымцевъ. Въ Апрѣлѣ 1648 года Хмельницкій въ битвѣ y Желтыхъ Водъ наголову разбилъ поляковъ; здѣсь былъ нанесенъ первый ударъ игу Польши надъ Малороссіей. Послѣ побѣды подъ Желтыми Водами, коазаки разгромили подъ Корсунемъ въ Маѣ 1648 года всю коронную армію Польши мирнаго времени.

Въ Іюнѣ 1648 года Богданъ Хмельницкій изъ Черкасъ направилъ первое письмо царю Алексѣю Михайловичу съ сообщеніемъ о побѣдахъ надъ польскимъ войскомъ и желаніи запорожскаго казачества перейти подъ власть русскаго царя:

«Наяснийший, велможний и преславний цару московский, а нам велце милостивий пане и добродию. Подобно с презреня Божого тое ся стало, чого ми сами соби зичили и старалися о тое, абихмо часу теперишного могли чрез посланцов своих доброго здоровья вашей царской велможности навидити и найнижший поклун свой отдати.

…<<Тв>>орець избавитель наш Исус Христос, ужаловавшис кривд убогих людей и кривавих слез сирот бидних, ласкою и милосердем своим святим оглянувшися на нас, подобно, пославши слово свое святое, ратовати нас рачил. Которую яму под нами били викопали, сами в ню ся обвалили, же дви войска з великими таборами их помог нам Господь Бог опановати и трох гетманов живцем взяти з иншими их санаторами: перший на Жолтой Води, в полю посеред дороги запорозкои, комисар Шемберк и син пана краковского ни з одною душею не втекли. Потом сам гетман великий пан краковский из невинним добрим чоловиком паном Мартином Калиновским, гетманом полним коронним, под Корсуном городом попали обадва в неволю, и войско все их квартянное до щадку ест розбито…

Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо. А меновите будет то вашому царскому величеству слишно, если ляхи знову на нас схотят наступати, в тот же час чим боржей поспешайся и з своей сторони на их наступати, а ми их за Божею помощу отсул возмем. И да исправит Бог з давних виков ознаймленное пророчество, которому ми сами себе полецевши, до милостивих нуг вашему царскому величеству, яко найуниженей, покорне отдаемо. Дат с Черкас, Июня 8, 1648» (Под стягом России. Сборник архивных документов. М.,1992.).
Въ Сентябрѣ произошла битва подъ Пилявцами, а въ Октябрѣ козки съ крымцами послѣ непродолжительной осады захватили Львовъ. За снятіе осады магистратъ согласился выплатить контирибуцію въ суммѣ 220 тысячъ злотыхъ. Объединенной войско получивъ оговоренныя деньги сняло осаду. О которомъ времени и польская исторія говоритъ между прочимъ, что «Хмельницкій находитъ на польское войско при Пилавеце, побѣждаетъ оное совершенно, продолжаетъ путь свой въ Лембергъ, то ѣсть въ Львовъ, главный городъ Красноруссіи, который для избѣжанія крайняго несчастія сдается; распространяетъ страхъ до самаго Кракова — оттуда вывозятъ корону для сохраненія оной въ безопасное мѣсто…» (Ригельманъ А.И.).

Оттуда пошелъ онъ къ городу Замостью; тамъ остановясь, онъ пустилъ козаковъ и татаръ до самой рѣки Вислы, кои, простираючись тамо, вездѣ селенія всѣ опустошали, а на Волыни знатныя города разграбили, какъ-то: Великій Острогъ, Заславье, Луцкъ, Володимиръ, Кобринъ и даже до Бресты Литовской.

Въ Декабрѣ 1648 года въ Кіевѣ проѣздомъ въ Москву находился Іерусалимскій Патріахъ Паисій который по нѣскольку часовъ въ день бесѣдовалъ съ Хмельницкимъ, уговаривая его создать отдѣльное православное Русское княжество и упразднить унію. Патріархъ согласился также передать письмо Хмельницкаго царю съ просьбой о принятіи Войска Запрожскаго подъ высокую государеву руку. Митрополитъ Коринфскій Іоасафъ препоясалъ гетмана мечомъ, освященнымъ на Гробѣ Господнѣмъ въ Іерусалимѣ. На второй день новаго 1649 года Гетманъ Хмельницкій тріумфально въѣхалъ черезъ Золотыя Ворота въ Кіевъ, который привѣтствовалъ его перезвонами церквей, пушечными выстрѣлами и тысячными толпами народа. Освободителя народа отъ польской неволи встрѣчали Патріархъ Іерусалимскій Паисій и Митрополитъ Кіевскій Силивестръ.

Весной польскія войска стали стягиваться на Волынь. Хмельницкій разослалъ по Украйнѣ универсалы, призывая всѣхъ на защиту родины. Посланный универсалъ отъ Хмельницкаго для обнародованія всѣмъ, живущимъ въ Украйне, и о призывѣ ихъ къ себѣ:

«Зиновей Богданъ Хмельницкій, Гетманъ славнаго Войска Запорожскаго и всея по обоимъ сторонамъ Днѣпра сущей Украйны Малороссійскаго. Вамъ, украинскимъ, по обоимъ стронамъ Днѣпра-рѣки, шляхетнымъ и посполитымъ, большого и меньшаго всякаго чина людямъ, а особливо шляхетно урожонымъ козакамъ изъ той братьи нашей знаменитымъ симъ универсаломъ нашимъ ознаймуемъ, ижъ не безъ причинъ нашихъ слушныхъ мусилисмо зачати войну и поднести оружіе наше на поляковъ, чрезъ которое, що ся при всесильной помощи божественной на Желтой Водѣ Мая 8 дня, а потомъ подъ Корсуномъ Мая 16 дня, надъ ними, поляками, стануло, тое вамъ всѣмъ уже совершенно ѣсть вѣдомо.
…Со всѣми силами своими пришедши въ Украйну нашу Малороссійскую, латво насъ огнемъ и мечемъ звоевати, мешканья наши разорити, въ прахъ и пепелъ обернути и насъ самихъ всѣхъ выбити, а другихъ въ немилостивую неволю забрати и на иншіе далечайшіе мѣста за Вислу, запродавши славу нашу, не только въ части свѣта европейскаго присно славную, но и въ отлеглыхъ за моремъ Чернымъ странахъ азіятскихъ довольно народомъ тамошнимъ вѣдомую…

Для чего, притягнувши отъ Корсуна и станувши обозомъ нашимъ войсковымъ тутъ, подъ Бѣлою Церквою, пишемъ до васъ сѣй универсалъ, чрезъ который, взываючи и заохочуючи васъ, малороссіянъ, братью нашу, къ намъ до компаніи военной, тое прикладаемъ и извествуемъ, ижъ онѣ, поляки, подлугъ ихъ же кроникаровъ польскихъ свидѣтельства, отъ насъ савроматовъ и руссовъ уродившися и изшедши и съ самовластною братіею нашею савроматами и руссами съ початку бывши, по несытому желанію славы и богатства, душѣ временнаго, отъ сопребыванія съ предками нашими древнихъ оныхъ вѣковъ отдалилися и, иншое именованіе (ежѣ ѣсть ляхи и поляки) себѣ учинивши и за Вислу заволокшись, на чужихъ грунтахъ и земляхъ тамъ, между знаменитыми рѣками Одрою и Вислою сели, многимъ околничимъ землямъ и панствомъ немецкимъ и инымъ западнымъ и полуношнымъ зашкодивши и державы ихъ съ людскими населеніями военнымъ и разбойническимъ способомъ прошлыхъ оныхъ древнихъ вѣковъ утрутивши и укравши себѣ, завладѣли, потомъ, за прошествіемъ многихъ временъ, въ селеніяхъ своихъ по надъ Вислою и за Вислою въ пространныхъ тамошнихъ чужихъ земляхъ расплодившися и умножившися, а преречоными людскими шкодами и выдирствами недовольны будучи, поустали напрасно и безсовѣстно, яко иногда Каинъ на Авеля, на руссовъ, албо савроматовъ — власную (яко выше писалось) съ древности природную братію свою — и за предводительствомъ Короля своего, Казимера Великаго, иже ѣсть имени того третій, року отъ Рождества Христова 1333 албо 1339, звлаща умалившимся и оскудѣвшимъ тогда Кіевскимъ и Острожскимъ и инымъ истиннымъ Русскимъ Княземъ нашимъ завоевали и къ своей несытости попривлащали, и подчинили истинныя изъ древнихъ вѣковъ земли и провинціи наши Савроматискіе и поселенія наши жъ Русскія отъ Подола и Волохъ по Вислу ажъ до самаго Вилня и Смоленска, дальніе и обширныя границы свои имущія, а именно: Кіевскую, Галицкую, Львовскую, Хелмскую, Белзскую, Подольскую, Волынскую, Премысльскую, Мстиславскую, Витебскую и Полоцкую.

И не только въ помененныхъ земляхъ и провинціяхъ нашихъ Русскихъ славное имя наше козацкое испразднили и загладили, але, що и найгорше и найжалостнѣйше всѣхъ оныхъ, братію нашу, роксоляновъ, въ невольническое подданическое ярмо запрягши, отъ вѣры Чесной Православной, душеспасительной греко-русской отринули, а до пагубной Унеи римскаго заблужденія силою, гвалтомъ и многими надъ совѣсть христіянскую мученіями и тиранствомъ привлекли и приневолили всѣхъ прежнихъ Князей и Королей своихъ польскихъ, благочестіе наше греко-русское не хулившихъ, присягами и привилегіями утвердившихъ, привилегіи и мандаты презрѣвши и уничтоживши и целе противъ политики шляхецкой и доброй совѣсти скасовавши.

… Що вамъ, братьи нашей, обще всѣмъ малороссіянамъ, предложивши и до разсужденія здраваго подавши, поспехъ вашъ къ намъ въ обозъ подъ Бѣлую Церковь прилежно и пильно жадаемъ и имъ же упрійме зычимъ отъ Господа Бога здоровья и благополучнаго во всѣмъ узнавати поведенья.

Данъ въ обозѣ нашемъ подъ Бѣлою Церковью, 1648, мѣсяца Мая 18 дня» (Ригельманъ А.И.).

Всѣ, старъ и младъ, горожане и селяне, бросали свои жилища и занятія, вооружались чѣмъ попало,и шли въ казаки. Подъ Чигириномъ образовано было войско общей численностью около 120—150 тысячъ человѣкъ. Подъ предводительствомъ Гетмана Хмельницкаго войско выступило изъ Чигирина и соединившись на Черномъ Шляху съ прибывшимъ войскомъ крымскаго хана Исляма III Гирея, объединенное войско подступило къ Зборову (Збаражъ), гдѣ осадили войско польское. Численность польскаго войска оборонявшаго Зборовъ составляло 15 тысячъ жолнеровъ, руководилъ обороной Адамъ Фирлей. На помощь осажденнымъ выступилъ самъ король Янъ Казимиръ во главѣ двадцатитысячнаго отряда. Папа прислалъ королю освященное на престолѣ святаго Петра въ Римѣ знамя и мечъ для истребленія схизматиковъ, то ѣсть православныхъ. Въ Августѣ 1649 года произошла битва. Побѣда была на сторонѣ Хмельницкаго. Тогда поляки начали вѣсти переговоры съ крымцами, склонивъ ихъ на свою сторону. Хмельницкій былъ вынужденъ пойти на договоръ съ поляками.

Списокъ съ договоровъ, учиненныхъ подъ Зборовымъ между Поляками и Хмельницкимъ въ 1649 году:

«А о замѣшанье вѣры для Унеи какъ въ Корунѣ, тако жъ и въ Великомъ Княжествѣ Литовскомъ, тако же и о цѣлости и о сохраненiи церквей и къ нимъ и приналежащихъ вотчинъ и всякомъ строенье, которое прежде бывало, тако же всякихъ правъ Церковныхъ, какъ при отцѣ Митрополитѣ Кiевскомъ и онъ духовнымъ чиномъ, на Соймѣ близко пришломъ договорено и поставлено бытии имѣеть по желанiю отца Митрополита и всего духовнаго чина, позволено было и Его Королевская Милость содержить то, чтобъ всякой тешился до справъ и вольностей своихъ, и мѣста въ Сенатѣ засѣдати Митрополиту Кiевскому Его Королевская Милость имѣти позволилъ, начальство жъ и достоинство, всякое въ воеводствѣ Кiевскомъ, Бряславскомъ и Черниновскомъ роздавать Его Королевская Милость тамъ живущимъ чину Шляхетцкаго Рускiе вѣры противъ духовнаго уложенья обещаетъ.

Въ городѣ Кiевѣ, которые суть школы Рускiе по грамотамъ отцы Езуиты не имѣютъ тамъ и по иныхъ городахъ быти строены, но гдѣ индо принесены Езуиты быти имѣютъ, тако жъ школы иные, которые тѣмъ суть отъ давныхъ временъ, ни чемъ ненарушены бытии имѣютъ» (Источники Малороссийской истории, собранные Д.Н. Бантышемъ-Каменскимъ // Чтенiя въ Императорскомъ Обществѣ Исторiи Древностей Россiйскихъ при Московскомъ Университетѣ. 1858. Генварь-Мартъ. Книга первая. – М., 1858).

Хмельницкій предвидя, что не будетъ ему и всему народу его отъ полякъ спокойствія, но сдѣлается, конечно, между ими еще вяшщая война, сего ради разсудилъ заблаговременно послать въ Москву и предувѣдомить обо всѣмъ, а паче о своемъ прибѣжищѣ, къ великому государю царю и великому князю, Алексѣю Михайловичу, открывая ему притомъ о всѣхъ тайныхъ замыслахъ и поступкахъ польскихъ противу Россіи, при чѣмъ и просилъ у государя помощи, за что обнадеживалъ отъ Литвы отстоять всѣ россійскія поветы, или уѣзды съ городами по Трубчевскъ, которыя въ 1634 году, послѣ Смоленской войны, отошли подъ Польшу. Царь Алексѣй Михайловичъ оказалъ ему на то свое благоволеніе и обѣщалъ какъ защиту, такъ и всѣ подлежащее въ его требованіяхъ впредь ему въ томъ вспомоществовать, а въ ожиданіи къ тому времени имѣлъ бы терпѣніе, ибо безъ важной причины разорвать съ ними мира не можно было.

Въ сіи жъ времена прибылъ къ Хмельницкому отъ турецкаго султана Чаушъ Османъ-ага, представляя ему благоволеніе султанское, чтобъ онъ отступилъ отъ Польши и приклонился бъ къ его величеству, препоруча при томъ ему въ даръ знаки милости султанскія: бунчугъ, мечь, знамя и булаву. О семъ какъ скоро сведалъ кіевскій воевода Адамъ Кисель, послалъ немедленно къ Хмельницкому изъ Кіева племянника и брата своего Григорія до Чигирина со увѣщаніемъ, чтобъ, конечно, не отступалъ отъ Польши и не отдавался бъ въ покровительство турецкое. Но признали посланныя, что Хмельницкій якобы со всѣми козаками своими болѣе склоненъ къ туркамъ, нежели полякамъ, за ихъ къ нимъ несправедливость, отъѣхалъ сего для оный племянникъ и съ дядею своимъ въ Польшу. Хмельницкій же провидѣлъ замыселъ крымскаго хана, чего ради онъ дружиться началъ съ поляками, чтобъ его и Украйну неотмѣнно по-прежнему предать въ польскія руки. Того для умышленно отдавался якобы подъ защиту турецкую, доколѣ что будущее время окажетъ (Ригельманъ А.И.).

Ханъ Крымскій, съ Мурзою своимъ, Нагайбекомъ, 11 Ноября, 1650 года, прислалъ къ Гетману Хмельницкому Турецкаго Агу, Нурадина, съ письмомъ своимъ и предложеніемъ отъ стороны Султана, соглашая Хмельницкаго, съ народомъ Малоросійскимъ, соединиться съ Портою Турецкою въ протекцію Султанскую, на самыхъ выгодныхъ договорахъ и кондиціяхъ, какіе только онъ избрать и присланному Агѣ поручить можетъ для донесенія и утвержденія Султану. Хмельницкій, принявъ посланниковъ съ отличными дружескими почестьми и угощеніями, отклонилъ, однако, предлагаемую протекцію до времени, представлял, что народъ, имъ командуемый, не расположенъ еще ни къ какимъ протекціямъ, опасаясь, дабы не нажить тѣмъ завистниковъ и не взорвать новой войны, отъ которой не совсѣмъ оправился, и что онъ всегда будетъ стараться преклонять народъ въ ихъ пользу. Посланники оные, не могши успѣть въ первомъ ихъ предложеніи, совѣщали Гетмана на другое, уговаривая его итти войною съ Ханомъ на Царство Московское, которому объявитъ Султанъ  войну за завладѣніе Царями Московскими Татарскимъ Астраханскимъ Царствомъ и если оно Портѣ и Хану тою войною возвращено будеть, то ему, Гетману, удѣленъ будеть участокъ завоеванія изъ прилеглыхъ къ Малоросіи областей Московскихъ или Татарскихъ (Исторiя русовъ или Малой Россiи. Сочиненiе Георгiя Конискаго, Архiепископа Бѣлорусскаго. М., 1846).    

Зиновiй Богданъ Хмельницкій, выправивши оть себя посланниковъ оныхъ, писалъ заразъ къ Царю Алексѣю Михайловичу секретно, увѣдомляя о всѣмъ, произходившемъ у него съ посланниками, и о новой наступающей съ Поляками войнѣ, и просилъ при томъ Царя прилежно сдѣлать ему въ сей войнѣ пособіе или, по крайней мѣрѣ, учинить войсками своими диверсію въ Смоленщину и Бѣлорусію, и показать тѣмъ Малоросіянамъ и ихъ войскамъ благосклонность свою на ихъ пользу и защиту, которою они непремѣнно подвигнуты будутъ на приверженность къ нему, Царю, и его народу для вѣчнаго съ ними соединенія, и послужитъ она, такъ сказать, задаткомъ къ будущимъ впредь договорамъ и соглашеніямъ. Царь, поблагодаря Хмельницкаго за его дознанное къ нему и его народу усердіе и новое извѣщеніе, обѣщалъ учинить ему просимую помощь отправкою войскъ своихъ къ Смоленску и въ Бѣлорусію, не объявляя, однако, Польшѣ формальной войны, дабы не прослыть нахальнымъ нарушителемъ мира и заключенныхъ на него прежнихъ трактатовъ безъ слушныхъ къ тому причинъ, а сдѣлаетъ ту высылку войскъ своихъ подъ видомъ союзныхъ обязательствъ, если токмо не помѣшаютъ въ ней непріятные слухи, приходящіе отъ Астрахани и другихъ понизовскихъ мѣстъ, въ которыхъ съ недавнихъ временъ начало что-то шевелиться неладное (Исторiя русовъ или Малой Россiи. Сочиненiе Георгiя Конискаго, Архiепископа Бѣлорусскаго. М., 1846).

И указалъ Государь думному посольскому дьяку Алмазу Иванову имъ объявить свое государево жалованье, что Гетмана Богдана Хмельницкаго и Войско Запорожское пожаловалъ велѣлъ ихъ принять подъ свою государеву высокую руку и посылаетъ для того къ нимъ своего царскаго величества ближняго боярина и намѣстника тверского Василья Васильевича Бутурлина да окольничаго и намѣстника муромскаго Ивана Васильевича Алферьева, и думнаго дъяка Ларіона Дмитріева сына Лопухина (Ригельманъ А.И.).

По адресу Хмельницкаго Царь Алексѣй Михайловичь прислалъ къ нему Боярина,Василья Васильевича Бутурлина, своего Совѣтника, и съ нимъ другихъ двухъ думныхъ Бояръ, и чрезъ нихъ наказывалъ и писалъ Царь къ Хмельницкому слѣдующее: «Высокомочному и славному Малоросійскому и Козацкому Гетману, Зиновію Михайловичу Хмельницкому, наше Царское и почтительное слово. Извѣстіемъ Вашимъ о враждебныхъ помыслахъ сосѣднихъ Державъ и добрыми противу нихъ совѣтами, мы оченно довольны и благодарны Вамъ, предостойный Гетманъ, а войска наши давно стоятъ на границахъ своихъ въ добромъ порядкѣ и благонадежности; а выступать имъ за границу безъ добраго пріятеля и надежнаго помощника сумнительно. А когда бы Ты, Гетманушка, изволилъ съ нами соединиться, то бы всѣ сумнительства на сторону, и мы поручили бъ Вамъ всю свою армію, такъ какъ человѣку умному и воину славному. А что Ты пишешь про договоры и обовязки, то мы готовы все исполнить вѣрою и правдою, какъ законъ Христіанскій и совѣсть повелѣваютъ. Одначе чтобы впредъ не было разнодумья и шатостей съ обѣихъ сторонъ, то хорошо бы соединиться и укрѣпиться намъ на вѣчныя времена, какъ единовѣрнымъ и единокровнымъ, и чтобы враги наши не помѣвались о насъ; а договоры объ томъ и уставы суть права старые Малоросійскіе и Козацкіе, которые мы за ними укрѣпимъ и подпишемъ за себя и наслѣдниковъ нашихъ, и не будутъ они нарушимы вѣчно. А что ты придумаешь къ лучшему съ нашими Боярами и своими думными людьми, мы на тое будемъ согласны. А коль скоро согласіе утвердимъ, такъ и войска выправимъ на непріятелей, а межъ себя воевать сохрани насъ, Господи! Самъ дьяволъ развѣ на то поступить можетъ, а намъ, православнымъ, и мыслити о такомъ зломъ дѣлѣ, право, со грѣхомъ; а дума наша есть и будетъ, еже бы защитити и охранити народъ православный отъ врага и местника, чего мы и отъ васъ ищемъ, и видитъ Богъ, что въ правдѣ и истинѣ, и подъ Его святой порукой, соединиться вѣчно съ Вами и народомъ Вашимъ желаемъ, и Вамъ объ томъ почтительно пишемъ» (Исторiя русовъ или Малой Россiи. Сочиненiе Георгiя Конискаго, Архiепископа Бѣлорусскаго. М., 1846).         

Хмельницкій же, коль скоро объ ономъ сведалъ, тотчасъ прибылъ сего дня въ городъ Переяславль и туда для великихъ оныхъ постовъ собралъ всѣхъ своихъ старшинъ, полковниковъ, сотниковъ и разнаго званія начальниковъ, также и Козаковъ, и во оной Раде, по прочтеніи и объявленіи къ нимъ присланной царской грамоты и по принятіи жалованныхъ знаменъ и прочаго, а начальникамъ всѣмъ — соболи, охотно учинили того жъ часа всѣмъ обществомъ своимъ, въ церкви Успенія Пресвятыя Богородицы, при присланныхъ отъ государя, въ истинномъ желаніи своемъ быть вѣчными подданными его царскому величеству всероссійскому и наслѣдникамъ его, присягу 1654 году Генваря въ 6 день. И тотчасъ по всѣмъ полкамъ разослали стольниковъ съ приданіемъ къ нимъ Козаковъ, дабы какъ козаки всѣ, такъ и войты со всѣмъ посполитствомъ учинили на вѣчное подданство, что по всей Украйне живущія всѣ россіяне присягою жъ себя утвердили и вѣчно подъ россійскую державу охотно отдалися (Ригельманъ А.И.)

Копiя съ листа, писанного къ Государю Царю и Великому Князю Алексѣею Михайловичу, всея Россiи Самодержцу, отъ Богдана Хмельницкаго, Гетмана Запорожскаго, съ Посланниками своими, Самоиломъ Богдановымъ съ товарищи, въ 7162 году (отъ Сотворенiя Мiра):

«Отъ многихъ лѣтъ многочестнѣ мы, Богданъ Хмельницкiй, Гетманъ возвѣстили, и знамена войсковые и жалованье великое Твоего Царского Величества намъ отдали… и въ то время мы, Богданъ Хмельницкiй, Гетманъ войска Запорожского, и все войско Запорожское, и весь мiръ Христiанскiй въ городѣхъ, въ селѣхъ, и въ деревняхъ начальные и чернь, непорочно Христа Бога нашего заповѣди послѣдующiе…Тебѣ, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексѣею Михайловичю, всея Россiи Самодержцу, Твоему Царскому Величеству, вѣру совершенную учинили есмы, и ни якового изввѣту имѣли есмы въ Царѣхъ окрестныхъ, которые искали насъ себѣ присовокупити. Мы, не радѣвши о нихъ, яко невѣрныхъ, вседушно Тебя единаго, Благочестиваго, Великаго Государя Царя нашего, Твое Царское Величество, избравши, возлюбили есмы, и всѣмъ сердцемъ, и силою и помышленiемъ прилѣпилиса къ Твоему Царскому Величеству…до лица земли Твоему Царскому Величеству припадающiе, молимся, дабы намъ вся сiя, елико просимъ нынѣ, и проситя учнемъ впредь, получити отъ Тебе… и Тебе, Великому Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, усердiю прiяли, и прямо и вѣрно служили до кончины живота нашего…

Писано въ Чигиринѣ мѣсяца Февраля 17 дня, 1654 года.

Вашему Царскому Величеству, прямые подданные, найнижайшiя и вѣрнныя слуги: Богданъ Хмельницкiй, Гетманъ зъ войскомъ Вашего Величества Запорожскимъ» (Бантышъ-Каменскiй Д.Н.).

Челобитна Богдана Хмельницкаго:

«Граждане съ города нашего украинскаго, Переясловского полку, съ самаго Переясловля, учинивши непорочныя Христа Бога нашего заповѣди, вѣруемъ тебѣ, Великому Государю нашему, Царскому Величеству, нынѣ челомъ бити учиняютъ и милости въ Твое Царское Величество, дабы ихъ Твое Царское Величество пожаловати изволилъ и права ихъ, привилегіи и свободы, которыя имѣютъ отъ древнихъ Князей и Королей Польскихъ, подтвердить изволилъ, и грамотами своими Царскими укрѣпилъ на вѣки. О которыхъ и мы, Богданъ Хмельницкій, Гетманъ Войска Запорожскаго, и все Войско Запорожское, ходатайство и поспешество наше приносимъ предъ Тебя, Великаго Государя нашего, Твое Царское Величество, и молимся усердно пресвѣтлому лицу Твоего Царскаго Величества, дабы моленіе ихъ Твое Царское Величество не презрилъ, но, милостивно послушавъ, исполнити изволилъ. Онѣ же, отъ Твоего Царскаго Величества таковое пожалованіе и милость великую получивши, прямо служити и вѣрно пріяти тебѣ, Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, будутъ повеки. И мы, Богданъ Хмельницкій, Гетманъ, и всѣ Войско Запорожское, ходатайство наше въ событіе пришедшее увидѣвши, возрадуемся о семъ и благодарственная Твоему Царскому Величеству воздадимъ: а нынѣ, въ премногую благодать Государскую Твоего Царскаго Величества тѣхъ же гражданъ переясловскихъ вручивше, и себя въ премногія щедроты Твоего Царскаго Величества всею душею вметаемъ на вѣки. Изъ Чигирина 17 Февраля 1654 году. Твоему Царскому Величеству прямыя и вѣрныя слуги и подданныя Богданъ Хмельницкій, Гетманъ, съ Войскомъ Вашего Царскаго Величества Запорожскимъ» (Ригельманъ А.И.).

Договорныя статьи Козаковъ съ Царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ, подписанные 13 Марта 1654 года:

«Въ началѣ изволь Твое Царское Величество подтвердити права и вольности наши войсковые…, чтобъ ни Воевода, ни Бояринъ, ни Стольникъ въ суды войсковые не вступался…чтобъ при своихъ Шляхетскихъ вольностяхъ прибывали, и межъ себя старшихъ на уряды судовые обирали…, въ городѣхъ урядники изъ нашихъ людей чтобъ были обираны на то достойные…чтобъ войско Запорожское само межъ себя  Гетмана избирали и Его Царскому Величеству извещали…оставить права духовныя мiрскiя безъ всякого нарушенiя; Митрополиту же Кiевскому, также и инымъ духовнымъ Малыя Россiи быть подъ благословенiемъ Святѣйшаго Патрiарха Московскаго, а в права духовныя Патрiархъ вступать не будетъ…Великiй Государь Его Царское Величество для Православныя Христiанскiя Вѣры, хотя ихъ отъ гонителей и хотящихъ разорити церкви Божiя и искоренити Вѣру Христiанскую , отъ Латынъ оборонити…» (Бантышъ-Каменскiй Д.Н.).

Рѣшеніе Земскаго Собора о принятіи Войска Запорожскаго зъ городами и зъ землями въ подданство:

 «В прошлом во 161-м году мая 25 по указу Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца говорено на соборех о литовском и о черкаском делех.
А в нынешнем во 162-м году Октября в 1 день Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец указал о том же литовском и черкаском делех учинити собор, а на соборе быти великому государю святейшему Никону, Патриарху Московскому и всеа Русии, и митрополитом, и архиепискупом, и епископу, и черным властем, и бояром, и окольничим, и думным людем, и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и дьяком, и дворяном, и детем боярским из городов, и гостем, и торговым и всяких чинов людем. И указал Государь им объявити литовского короля и панов рад прежние и нынешние неправды, что с их стороны делаютца к нарушенью вечного докончанья, а от короля и от панов рад исправленья в том не бывало. И чтоб те их неправды ево Государевым Московского государства всяких чинов людем были ведомы. Также и запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого присылки объявити, что они бьют челом под государеву высокую руку в подданство.    

…И они у Царского Величества запорожские черкасы милости просят со многим слезным челобитьем, чтоб он, Великий Государь, православные християнские веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем их и клятвопреступником не дал и над ними умилосердился, велел Гетмана Богдана Хмельнитцкого и все Войско Запорожское принять под свою государеву высокую руку. А будет Государь их не пожалует, под свою государеву высокую руку приняти не изволит, и великий б Государь его Царское Величество для православные християнские веры и святых Божиих церквей в них вступился, велел их помирити через своих государевых великих послов, чтоб им тот мир был надежен. А собою они с поляки миритца отнюдь не хотят, потому что поляки в правде своей не стоят.
… И по тому по всему приговорили: Гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами и з землями принять.
А стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и дьяки, и жильцы, и дворяне ж и дети боярские из городов, и головы стрелецкие, и гости, и гостиные и суконные сотни, и черных сотен и дворцовых слобод тяглые люди, и стрельцы о государской чести и о приеме Гетмана Богдана Хмельницкого и всего Войска Запорожского допрашиваны ж по чином порознь.
И они говорили то ж, что за честь блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии и за честь сына его государева, Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии стояти и против литовского короля война весть. А они, служилые люди, за их государскую честь учнут с литовским королем битися, не щадя голов своих, и ради помереть за их государскую честь. А торговые всяких чинов люди вспоможеньем и за их государскую честь головами ж своими ради помереть.
А Гетмана Богдана Хмельницкого для православные християнские веры и святых Божиих церквей пожаловал бы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всеа Русии по их челобитью, велел их приняти под свою государскую высокую руку» (Под стягом России. Сборник архивных документов. М.,1992).

Богданъ Хмельницкій изъ Перяславля направилъ Царю Алескею Михайловичу листъ съ благодарностю о пріемѣ въ подданство Малой Россіи:

 «… Божиею милостйю Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малые Русии самодержцу (п. т.) и иных многих государств Государю и Обладателю Вашему Царскому Величеству Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все войско Запорожское низко до лица земли челом бьет.
Богу милостивому и Вашему Царскому Величеству велико благодарим, получивше ныне, что от веку жадали есом, промыслом Божиим и милостйю неизчетною вашего царского величества. Что Ваше Царское Величество пожаловати под крепкую и высокую руку свою государскую нас, верных слуг своих, приняти изволил, мы, Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское за милость неизреченную Вашему Царскому Величеству паки и паки до лица земли низко челом бьем.
… Дабы Ваше Царское Величество на Великих Престолех Великого Царства Росийского долголетне царствовал и нас милостию и великими щедротами своими государскими прямых и верных слуг и подданных своих жаловати и миловати изволил, просим, паки и паки просим, и себе самих в милость премногую Вашего Царского Величества усердно вручаем.
Дан с Переясловля, дня 8-го Генваря лета Божияго 1654-го. Вашему Царскому Величеству верные подданные и нанижайшие слуги Богдан Хмельницкий, гетман с Войском Вашего Царского Величества Запорожским» (Под стягом России. Сборник архивных документов. М.,1992).

Богдану Хмельнецкому Царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ было выдано три жалованныеъ грамоты. Въ жалованной грамотѣ, выданной 27 Марта 1654 года, въ частности говорилось:

«Божiею Милостiю Мы, Великiй Государь и Великiй Князь, Алексѣй Михайловичъ, всея Великiя и Малыя Россiи Самодержецъ, Московскiй, Кiевскiй, Владимiрскiй, Новгородскiй, царь Казанскiй, Царь Астраханскiй, Царь Сибирскiй, Государь Псковскiй и Великiй Князь Тверской, Югорскiй, Пермскiй, Вятскiй, Болгарскiй и иныхъ Государь и Великiй Князь Новагорода Низовскiя земли, Черниговскiй, Резанскiй, Ростовскiй, Ярославскiй, Бѣлоозерскiй, Удорскiй, Обдорскiй, Кондiйскiй и всея Сѣверныя страны Повелитель, и Государь Иверскiе земли, Карталинскихъ и Грузинскихъ Царей и Кабардинскiе земли, Черкасскихъ и Горскихъ Князей, и инымъ многимъ Государствамъ и землямъ, Восточнымъ и Западнымъ, и Сѣвернымъ Отчичь, и Дѣдичь, и Наслѣдникъ, и Государь, и Обладатель. Пожаловали есмя подданнаго нашего Богдана Хмельницкаго, Гетмана войска Запорожскаго, за Православную Христiанскую вѣру и за Святые Божiи церкви крѣпкое и мужественное стоянiе…, многiе вѣрные службы, пожаловали велѣли ему и потомкомъ его тѣмъ городамъ Гадичнымъ владѣть… прежними своими вотчинами владѣть… пожаловать тому Староству Чигиринскому, для всякаго урядства, велѣти быти при булавѣ Гетманской по прежнему» (Бантышъ-Каменскiй Д.Н.).   

Соединеніе Малоросіи съ Царствомъ Московскимъ встревожило всѣ почти дворы Европейскіе. Система о равновѣсіи Державъ начинала уже тогда развиваться. Царство Московское, хотя само собою и не дѣлало еще у сосѣдей важнаго замѣчанія, яко разоренное и униженное недавними ужасами самозванцевъ и междоусобій, однако зависть сосѣдей, знавшихъ довольную обширность соединявшейся съ нимъ Малоросіи и ея многолюдство, съ толикимъ храбрымъ и мужественнымъ воинствомъ, не осталась безъ своихъ дѣйствій. И сколько Польша ни набридла 168 сосѣднимъ державамъ тревогами своими и непостоянымъ правленіемъ; но всѣ желали лучше имѣть дѣло съ сею республикою, подверженною всегдашнимъ превратностямъ, чѣмъ видѣть въ Россіи державу абсолютную, вдругъ возвысившуюся въ степень Царствъ могущественныхъ и страшныхъ, безъ всякихъ при томъ потеряній и убытковъ, и какъ бы съ неба симъ безцѣннымъ даромъ обогащенную. По сему Гетманъ Хмельницкій со всѣхъ сторонъ атакованъ былъ нареканіями и угрозами за свою протекцію, и отъ многихъ Дворовъ требовано возвращенія его въ прежнее неутральное состояніе; а отъ стороны Турецкой, Польской и Крымской объявлена ему за то война, вмѣстѣ съ Царствомъ Московскимъ, и Хмелъницкій принужденъ нѣсколько разъ повторять съ прискорбіемъ извѣстныя слова Царя Давыда: «Тѣсно мнѣ отвсюду!» Однако великодушіе его и здравый умъ и разсудокъ, съ обширнымъ знаніемъ политики, превозмогли всѣ страхи и ни мало не поколебали въ приверженности къ Царю и Царству Московскому, и онъ, начавъ приготовляться къ новой войнѣ, сообщилъ Царю свои объ ней разпоряженія, которыя Царь во всемъ одобрилъ и заразъ сталъ производить въ дѣйствіе (Исторiя русовъ или Малой Россiи. Сочиненiе Георгiя Конискаго, Архiепископа Бѣлорусскаго. М., 1846).         

При Алѣксѣѣ Михайловичѣ Россiя не имѣла еще счастья принадлежать къ политической системѣ европѣйскихъ государствъ, и потому у ней были развязаны руки, и она была единственнымъ судьею въ своихъ дѣлахъ (Данилевскiй Н.Я.).               

Польскiй Король Янъ Казимиръ направилъ универсалъ за рукою Старшинѣ и Козакамъ Запорожскимъ, коимъ, обличая въ изъмѣнѣ Гетмана Хмельницкаго, подвергнувшаго вѣчной Россiйской неволи всю Малороссiю, советуетъ одуматься и прiйти по прежнему въ подданство его, Короля, и Рѣчи Посполитой 6 Iюня 1654 года (Бантышъ-Каменскiй Д.Н.).

Польскiй король, желая воротить богатую страну, доставшуюся Россiи безъ боя и переговоровъ, объявилъ намъ войну. Самъ Государь повелъ войска и 20 Сентября взялъ Смоленскъ, вскорѣ за тѣмъ сдались Русскимъ: Могилевъ, Витебскъ, Вильно, и наконецъ овладѣли всею Белоруссiею, то есть нынѣшними губернiями: Витебскою, Могилевскою, Минскою, Виленскою и Смоленскою (Исторiя Россiи отъ ея основанiя до настоящаго времени. Общепонятно разсказанная А.М. Станюковичемъ. М.,1875).        

 Царь Алексѣй Михайловичь, получа отъ военачальниковъ своихъ, Золотаренка и Хованскаго, донесенія о покореніи державѣ его всея Бѣлорусіи и большой части Литвы, въ томъ же 1656 году воротился изъ Смоленска и Вязмы, гдѣ онъ тогда проживалъ, въ столичный городъ Москву, и тамо, сдѣлавъ великое торжество и собраніе всѣхъ Царственныхъ чиновъ, по отпѣтіи съ ними въ церквахъ благодарственныхъ Богу молебствій съ колокольнымъ звономъ и пушечною пальбою, возсѣлъ тріумфально на тронъ царскій и, въ присутствіи всего правительствующаго, Духовнаго и Мирскаго, Синклита, принялъ на себя титулъ Царя и Самодержца Великія, Малыя и Бѣлыя Россiи, а соединенно говоря, Царя Всероссійскаго; о чемъ тогда же провозглашено въ столицѣ и обнародовано грамотами въ провинціяхъ съ колокольнымъ такъ же звономъ и пальбою. И оть сего времени начались и утверждены названіе Россіи и титулъ Царя Всероссійскаго; прежній же титулъ Царя Московскаго оставленъ и вмѣщенъ въ грамотахъ между титуловъ провинціальныхъ. Царь съ симъ новымъ титуломъ послалъ первѣе благодарственныя грамоты къ Гетману Хмельницкому за его разпоряженіе въ войнѣ и за мужественное воинство, а къ Наказному Гетману, Золотаренку, и Князю Хованскому за великіе ихъ подвиги и успѣхи воинскіе, за которые обослалъ ихъ знатными дарами и другими почестьми, повелѣвъ при томъ оставить при границахъ и крѣпостяхъ гарнизоны.

Старый Гетманъ предъ кончиною своею по упорному настоянію собранія, согласясь на его волю, пригласилъ къ себѣ сына своего, Георгія <Юрiя>, и поручилъ собранію, со изреченіемъ: «Вручается онъ въ покровительство Божіе и въ вашу опеку, и анафемѣ предаю того, кто совратитъ его съ пути истиннаго и сотворитъ притчею во языцѣхъ и посмѣяніемъ въ людѣхъ! Предаю и самаго его, если онъ пойдетъ путемъ строптивымъ и удалится отъ правоты, чести и Христіанскихъ добродѣтелей; и завѣщеваю ему на всю жизнь его служить отечеству вѣрно и усердно, блюсти его, яко зѣницу ока и пролить за него всю кровь свою, ежели она будетъ ему полезна и спасительна! Болѣе сея жертвы я ничего другаго отъ него не требую, и сіе да будеть ему всегдашнимъ моимъ паролемъ и лозунгомъ! А васъ прошу и заклинаю подкрѣплять его благими совѣтами и постояннымъ мужествомъ, которое всему племени нашему Славянскому есть искони сродно и наслѣдственно» (Исторiя русовъ или Малой Россiи. Сочиненiе Георгiя Конискаго, Архiепископа Бѣлорусскаго. М., 1846).         

 

 

   
Нравится
   
Комментарии
Владимир Ютрименко
2014/02/19, 09:45:16
Спасибо за оценку.
Светлана Демченко
2014/02/11, 22:05:03
Веско и основательно.
Лорина Тодорова
2014/02/08, 04:01:43
Отлично, Владимир!
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов