Привычное дело

2

2661 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 57 (январь 2014)

РУБРИКА: Вера

АВТОР: Казаков Анатолий Владимирович

 

Привычное дело Как-то после воскресной службы мы с Африканом Филипповичем, присев на беленькую лавочку, на которой ещё совсем недавно сидела всеми памятная Анна Ивановна Чусова, разговорились. Оказалось, что Африкан Филиппович помогал ремонтировать времянку этой сердешной богомолице, и были они очень дружны. Я подивился: как, мол, это вы, человек немолодой, топором да рубанком махали. Но тут к нам подошёл прихожанин  Михаил Тарасов и, улыбаясь, сказал:

– Когда здесь (в храме Преображения Господня – авт.) было строительство, мы только Африкана Филипповича и слушали, и делали всё, что он велит… 

 

Странное имя

 

Африкана Филипповича я знаю давно, но всякий раз встречая его, удивлялся редкому имени и невольно вспоминал Ивана Африкановича из беловской повести. И вот ведь чудеса: оказалось, и мой знакомый, и беловский герой – люди близкие по духу и делам… 

Родился Африкан Филиппович 3 октября 1936 года в деревне Чалбучи Читинской области. Деревня – маленькая, дворов двадцать – стояла на правом берегу реки Шилки, и жили в ней в основном родственники. Бабушка Африкана, Параскева, рассказывала: «Прадедушка твой – Давид, дедушка – Феофан Давидович. У деда было три сына: Арсений, 18-го года рождения, Григорий – 26-го, и  отец твой, Филипп, с 11-го…»

Судя по рассказам бабушки Параскевы, имена в семье Осиповых давали по святцам. Много позже, когда Африкан Филиппович пойдёт в самостоятельную жизнь, бабушка Параскева, встав на колени, будет умолять его: «Не меняй имени – оно тебе дано неспроста». И лишь повзрослев, Африкан Филиппович узнает, что назван был в честь великомученика Африкана, и православная церковь три раза в году празднует это имя. Верующие  предки словно оберегали Африкана Филипповича всю его жизнь… 

Учился Африкан хорошо. Когда закончил четвёртый класс, за хорошую работу дали путёвку в пионерский лагерь. В  шестом классе Африкан тяжело заболел. Лечили – стало ещё хуже. Оставили в покое «на выживание», и весь месяц стояла температура под сорок. Мать, Еликонида Ионовна (в девичестве Елина), почернела враз. Но в конце мая привезли самолётом врача из Читы, и тот поставил диагноз: тропическая малярия. Даже бывалые врачи были поражены: откуда в Сибири взяться такой болезни?

Из больницы Африкан вернулся худой, хилый, но тут же пошёл работать: «Мама во время войны с нами четверыми надорвалась, стала сильно болеть, отец пришёл с фронта тоже больной, и одному Богу известно, как он ещё работал в МТС. Мы тогда с сестрой Ларисой бросили дневную школу и поступили в вечернюю. Мама с папой наточили пилу, и мы всю зиму пилили дрова для хлебопекарни».

Вечернюю школу Африкан закончил с отличием. Продолжать учёбу дальше не мог, пошёл работать грузчиком, но сил поднимать чурки не было, и его поставили грузить колотые дрова – «швырки». Пришлось освоить и пилораму, и строгальный станок… 

 

Наводнение

 

В 1946 году Осиповы переехали семьёй в районный центр Усть-Карск неподалёку от Нерчинска с его печально известным острогом и тюрьмой. Огромное каменное здание с высокими заборами. В народе говорили, что сбежать оттуда невозможно, но судя по знаменитой песне: «Шилка и Нерчинск не страшны теперь, горная стража меня не догнала», –  кому-то всё же это удалось.

Африкан учился на водителя в Нерчинске, а службу проходил в Монголии, на станции Дивизионка. Демобилизовали его и ещё четверых отличившихся солдат досрочно. Но, вернувшись домой, не отдыхал ни дня. Случилось наводнение, и несколько деревень вместе с Усть-Карском были затоплены. Произошло это днём после сильного ливня. Шилка вышла из берегов, вода мгновенно поднялась, погиб весь скот, унесло много домов, и люди спаслись лишь благодаря тому, что убежали в горы…

– Район был расформирован, – рассказывает Африкан Филиппович, работавший в это время водителем, – и нас бросили на вывозку людей. Многие после затопления уехали на Дальний восток, в Братск на строительство ГЭС. Перевозить приказали даже те деревни, что стояли на возвышенности и не очень пострадали. Ломали дома, люди плакали и говорили: «Зачем? Ведь здесь не топит». Смотреть на всё это было горестно. Людей увозили, а потом они возвращались и отстраивались заново. Наш дом от наводнения тоже покосился, и мы с братьями Юрием и Германом, поддомкратив его, подготовили к зиме…

 

Учёба

 

В 1959 году Африкан приехал в Читу. Работал на базе в Трестзабайкалтрансстрой водителем и одновременно – на кране и дрезине. Здесь же, на базе, работала девушка Зоя, познакомились, и в июле 1959-го сыграли свадьбу. Вскоре Африкана вызвали в отдел кадров и предложили поехать в Тулу в машиностроительный техникум. Вступительные экзамены сдал на отлично. Поначалу обучение было за счёт предприятия, а потом вышел закон об общих основаниях, и учиться стало тяжело. Тяготила разлука с женой, и Африкан уже подумывал, не бросить ли учебу, но тут позвонила жена Зоя: в Чите открыли такой же техникум…

– Встретил меня ректор фронтовик, мой однофамилец, – вспоминает Африкан Филиппович. – Хорошо помню, что у него не было руки. Ответил, мест нет, но предложил учиться без зачисления. Сказал: «После новогодней сессии вопрос может решиться положительно».

Африкан Филиппович улыбается: «Наивные мы, молодые. Я уже и новогоднюю, и весеннюю сессию сдал, а всё не знал, зачислен или нет. Пошёл к директору. И тот был крайне удивлён, что меня не ознакомили с приказом о зачислении… 

 

На правом берегу

 

Закончил техникум Африкан Филиппович на одни пятёрки, и его назначили начальником эксплуатации автобазы.

– Но все родные, мама и братья, были в Братске, и я попросил перевести меня в этот город...

В 1978 году Африкан Филиппович стал начальником по эксплуатации автомобильного транспорта автобазы Ангарстроя. 17 с половиной лет служил родному предприятию верой и правдой.

– Настали лихие девяностые… Коллектив у нас был хороший, дружный, и в эту лихую годину мы всё же держались. Но было всё сложнее и сложнее, сильно переживал за коллектив: у всех же семьи, и случился у меня инсульт. Вскоре всё растащили, и на работу я уже не вышел… 

 

Храм

 

С этого момента в жизни Африкана Филипповича наступает переломный момент – теперь всё свое время он посвящает церковным делам.

– Я всегда был верующим, ездил на службу в Падун, и понимал, как нелегко даются эти поездки старым людям. Так думали многие. Назову несколько имен: Чусова Анна Ивановна, Науменко Татьяна Дмитриевна, Ефимова Надежда Сергеевна, Ташлыкова Наталья, Саватеев Сергей, Щеулова Светлана, Чернышова Нина Егоровна, Орищенко Галина Ивановна, Ершова Валентина Александровна, Московских Людмила Семёновна, водитель Наумов… Мы создали что-то вроде «ячейки», назвав «двадцаткой» по количеству её членов, и начали действовать. Приметили заброшенное здание детского сада, списанное и подлежащее ликвидации. Съездили в отдел образования Падунского района, получили разрешение на использование этого здания и решили переоборудовать его под храм. Денег не было, батюшки не было, внутри полный хаос. Приезжал Епископ Иркутский и Ангарский Вадим и благословил нас на строительство. Начинать пришлось с потолка, ибо наверху было много шлака, и мог произойти обвал. Потихоньку с Божией помощью убирали маленькие комнатки. Необходимо было много строительного материала, и хорошо, что у меня была «Нива», а по прежней работе остались связи с ДОКом и другими организациями. Просил доски, гвозди, цемент. Один только престол месяц пришлось скоблить. Староста Ирина Николаевна Попова привезла строгальный станок, на ДОКе сделали ножи…

Стояли голодные девяностые, и Африкана Филипповича нередко спрашивали: а время ли строить храмы?

– Самое время, – отвечал он. – Не хлебом единым сыт человек…

Главными строителями храма были бабушки – приходили рано утром и просили работу. «Без них и храма бы не было, – уверен Африкан Филиппович. – Помогали, слава Богу, многие: жители округа, правобережная администрация, Анатолий Васильевич Бродягин, Анатолий Алексеевич Карчебный, учитель Анатолий Пуговский…».

О себе Африкан Филиппович промолчал, но мне вспомнились слова хранителя церковной библиотеки Александры Егоровны Сухоруковой: «Помню: уже поздно, и вижу Африкана Филипповича наработавшегося в храме, всего уставшего, идущего к своей Ниве. Сядет в машину, откинет голову и отдыхает. Подойду, прислушиваюсь к его дыханию: жив ли? Он ведь после инсульта, а работал, как молодой». 

С таким же уважением рассказывала об Африкане Филипповиче и староста церкви Ирина Николаевна Попова: «Он был моим заместителем и, конечно же, главным строителем. Сначала переустроил фундамент, потом всю коробку здания сцепил по всему периметру швелерами, и всё это приварено косынками и привинчено болтами. Специалисты потом подтвердили, что всё сделано правильно, а ведь это он, Африкан Филиппович, придумал. Даже если случится землетрясение, храм всё равно будет стоять.

Работали зачастую до часу ночи. Денег не хватало, и приходилось прибегать к рационализаторству. Как-то закончилась шпатлевка, а тут кто-то пожертвовал несколько мешков муки, и мы на свой страх и риск добавили в замес муки и яиц. Сильно переживали, что нашу шпатлёвку мыши будут есть. Но до сих пор не тронули.  Я благодарна Господу, что у нас есть такой человек. Его семья всем строящимся храмам в Братске помогала. И на этот раз он работал вместе со своей венчаной супругой Зоей Николаевной и сыновьями Сергеем и Андреем. Их младшему сыну Александру я как-то дала одну церковную книгу. Прочитав её, он сказал: “Мы неправильно живём”. И поступил в семинарию. Помню, как по ночам Африкан с сыном Андреем и ныне покойным Виктором Щербаковым проводили проводку – днём были другие дела. Наш сердобольный народ, видя, как мы трудимся, нёс продукты, но я никогда не видела, чтобы Африкан Филиппович что-то ел». 

 

Начало службы

 

И вот наконец состоялась первая служба в храме Преображения Господня. Было это 19 августа 1997 года. Служили отец Павел, отец Александр, отец Андрей Скрынько, отец Андрей Огородников. Из Вихоревки приехал отец Евгений.

– Помню, все мы были сами не свои от долгожданной радости, – вспоминает Ирина Николаевна. – Африкан Филиппович сразу после открытия храма от физической перегрузки и волнений слёг в больницу, и мы молились за него в устроенном им же храме.

Едва оправившись от болезни, Африкан Филиппович с Зоей Николаевной поехали в Новую Игирму. Там погиб отец Игнатий, и их сына Александра, к тому времени закончившего семинарию, благословили стать настоятелем храма в честь светильника и ходатая перед Божией Матерью Серафима Саровского. И там три года работали – помогали сыну храм обустраивать. И, конечно же, не случайно старший внук Африкана Филипповича был назван Серафимом. Всего у Александра четыре сына, и все носят имена святых. Старший Сергей, например, рождён на Сергия Радонежского (сейчас он работает водителем у Епископа Братского и Усть-Илимского Максимилиана). И как тут не вспомнить бабушку Параскеву: «Не меняй имени – оно дано тебе неспроста».

 

 

Если вас интересует, где можно найти тендеры в Хабаровске, рекомендуем оставить свои данные на главном Дальневосточном портале, чтобы можно было создать для вас учетную запись в соответствии с интересующими регионами и разделами и подписать на бесплатную рассылку уведомлений о новых тендерах. На портале вся информация по государственным закупкам, коммерческим тендерам и другим конкурсным торгам по всем регионам Дальнего Востока.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов