Мистика как протест

4

2218 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 54 (октябрь 2013)

РУБРИКА: Литературоведение

АВТОР: Барданов Евгений

 

О книге Виктора Власова «Последний рассвет»На первый взгляд, роман перегружен иностранными словами. Имена, значение которых автор зачем-то расшифровывает в сносках, оказывается, имеют смысл! Они отражают черты характеров действующих лиц. Этот приём интересен, и впервые был использован Власовым в повести «Под стопой Одина». Много внимания автор уделил внедрению в сознание читателя японских слов, обозначающих предметы обихода тамошних жителей. Сперва это читать неудобно, приходится отвлекаться на сноски, но впоследствии, если перетерпеть самое начало, иностранные слова уже не вызывают отторжения – их читаешь легко и ясно понимаешь, о чём идёт речь. Автор мог бы избежать такого неудобства, если бы ввёл в роман главного героя-европейца и уже его понятиями описывать ситуацию. Но тогда самураи сражались бы не катанами и нагинатами, а мечами, саблями, алебардами, обувались бы не в гэтта и дзори, а в сандалии и сапоги. Что осталось бы японского в романе?

 

Сюжет романа «Последний рассвет» словно в волшебном зеркале искажённо отображая исторические реалии, показывает нам символизм той интереснейшей переломной эпохи Страны Восходящего солнца, когда создавалось и укреплялось своеобразие культуры японского народа, начинавшего отделять свою самобытность от китайского или корейского культурного образца. Интерес Власова к проблеме героического служения Отечеству можно усмотреть в схожести двух его произведений, написанных одно за другим в 2012, високосном, году Чёрного Дракона накануне ожидаемого светопреставления. Средневековье горной Шотландии, отображённое в повести «Под стопой Одина», столь же насыщено героикой, сепаратизмом и непримиримым национализмом, что и средневековье Ямато, притом, Япония – тоже горная страна, раздробленная на многочисленные изолированные горными хребтами анклавы, и её исторические пути подобны путям становления Шотландии.

Проблема междоусобной борьбы кланов и группок в раздробленной при слабой центральной власти стране на фоне растущего национализма актуальна и для современности, поэтому роман читается легко – мотивы героев понятны. Но Виктор Власов не был бы собой, придерживайся он исторического реализма. Наверное, причина увода вполне реалистичного сюжета в открытую демонстрацию мистической природы событий – это протест автора, отказ признавать рациональными мотивы противоборствующих сторон. Вроде бы вожди обоих лагерей по-своему любят народ и видят благо страны в её объединении под началом справедливого и разумного правителя, приверженца традиции. Но почему же они никак не могут поладить, отчего непременно должна литься кровь этого самого обожаемого народа? Причины неприязни современников, считает Власов, коренятся в приверженности нынешних патриотов славе предков, которые в своё время не сумели установить мир и оставили вражду в наследство потомкам. Наверное, поэтому тема патриотизма звучит в романе «Последний рассвет» даже не двусмысленно, а с отчётливо ироничной интонацией.

 

Надуманность официальной Истории, искусственность официальной Культуры – как никогда контрастно выявляются именно в переломный период, и таким периодом для Японии был конец правления сёгуната Муромати. Роль сёгуна из рода Асикага в романе – нулевая, роль императора Гонары тоже ограничена его присутствием во дворце в Киото. Император Нинтоку вместо руководства подконтрольной ему страной тихонько сидит в пронизанном интригами Эдо, в полной безопасности, потому что он – марионетка и ничего не способен решать. Зато активна роль придворной аристократии, во все века строившей всевозможные козни друг против друга, изыскивая новейшие средства для преобладания шкурных интересов, и тем самым двигавшей исторический процесс. Такие средства Власов показывает, создавая образы придворных и военных аристократов – советника Мотохайдуса, сёгуна Ёсисады, главаря якудза Кендзо, генералов Ямамото, Хавасана, Риозо, Имагавы. Каждый из них являет в романе свою правду, собственное видение происходящих событий, их поступки индивидуальны.

Яркая индивидуальность присуща и героям, наиболее близким читателю эмоционально, к числу которых можно отнести и мятежную принцессу Суа, и мастеров Лао, Шуинсая, известных нам по повести «Красный лотос». Глубокий драматизм их личностных переживаний обусловлен сплетением нелепых и тяжёлых внешних обстоятельств, в которых им невольно приходится участвовать, то и дело, принимая ответственные решения – правильные, или ошибочные, зачастую вынужденные. И вновь иррациональная природа подсознательного выдвигается автором на передний план. Как элемент, связующий мистическое и реалистичное, в романе действуют предсказатели и медиумы: настоятель храма Минобусан, ямабуси Сэндей, Саюке-химэ в образе демонессы Оннигороши, мудрец Генбо и его дополняющий образ – кот с подселившейся в животное душой самурая Идзавары, старая шаманка народной традиции – Казуми ёси, придворный звездочёт из Эдо, жрица святилища Исэ Юкио-мико, неизвестная женщина на острове Иё, и прочие. Такое разнообразие действующих лиц, отображающее различия отнюдь не единой мистической традиции японской культуры говорит об очень серьёзной работе автора романа с материалом источников.

 

Любопытен сам факт рождения такого романа в городе на Иртыше. По свидетельствам этнологов, Японские острова заселялись с нескольких направлений, и в генофонде наиболее успешного народа, который мы называем японцами, определяются маркеры, указывающие на их родство с аборигенным населением… Сибири. Судя по склонности автора «Последнего рассвета» к мистификациям в периодике и к мистике в прозе, вполне возможно то, что древние духи, бестелесно населяющие сибирские просторы, как-то повлияли на выбор Виктором Власовым темы и идеи странного жанра «мистико-исторического авантюрного романа». Второе замечательное художественное явление – смелое, сказал бы я, соединение двух произведений, совершенно разностильных, в дилогию. Действительно, если повесть «Красный лотос» - очевидная мультипликация, авторская речь и образы в ней откровенно упрощены, то роман «Последний рассвет» - это «взрослый» триллер, с детективным сюжетом, с яркими внутренними переживаниями героев, насыщенный познавательными сведениями.

 

   
Нравится
   
Комментарии
Игнат
2013/10/18, 07:24:12
Спасибо, Евгений, за толкование времени. Я ни в коем случае не оспариваю ценность романа. Вещь эта трудная для восприятия, но оригинальная сама собой. Мало читал что-то вдумчивое про Японию вообще. Начиная с В. Овчинникова и заканчивая Б. Окуниным, могу сказать следующие: есть омский автор, который достойно поднял эту тему. Но присутствуют в ней излишки, которые можно было подработать чётче.
Иван
2013/10/18, 06:09:03
Не пойму, что тут уважаемая Светлана написала!? Отзыв Барданова о японской вещи есть-напечатан? Почему бы уважаемому В.В. не сделать ссылку на его страницу в "ВК"? Про плагиат - вы ссылку на плагиат предоставили? Известный факт, что Лифантьева про фантастов рассказывает всем одно и то же. Не меняется их жизнь со временем, ничего нового к ним не приходит, кроме их страничек на самблибе и на ЖЖ. К тому же в той статье про фантастов из омского Алькора есть такие слова: по словам Лифантьевой... как рассказывает Лифантьева... об этом говорили. Вы, Светлана, что-то не по делу говорите, нет оснований на это. Где у вас Власову сказали, что у него нет будущего? В предыдущем номере омской "Точки зрения" опубликован его отрывок из японского романа и две рецензии на этот отрывок. Козырев не даст соврать. Идём дальше - Н. Трегубов (руководитель лито им. Якова Журавлёва) печатает в каждом номере "Преодоления" труды В.В. В "Преодоление" 12 выйдет большой рассказ В.В. про Малевича. А вот свежая печатка журналистская В.В - в "Красном пути" КПРФ, где и работает сама Лифантьева и Федоровский:

http://www.omsk-kprf.ru/biblioteka/krasnyj-put/18158-sila-dukha-sila-tela

Какую-то пургу мелите, Светлана...
Светлана
2013/10/17, 16:29:52
Извините, я просто балдею... от этого Власова. Уважаемая Редакция, прекратите его публиковать, сколько уже раз ловили на плагиате. На всех ресурсах одно и то же. Это же не смешно: зачем пускать человека на сайт, если он творит такие вещи! Получается, он выкладывает "Отзыв Евгения Барданова о моей японской повести "Красный лотос" на Великороссе" (скопировала с его страницы ВКонтакте), а сам Барданов не в курсе! И чего Вы, уважаемые, ждёте??? Забаньте его уже, просмотрите - то же самое он творит везде - выкладывает восхваления себе от имени других людей. Он же совершенно бессовестный человек. Не литератор...когда уже все это поймут? Ему давно уже у нас сказали: нет, Виктор, у вас будущего. И главная причина - то, что понимать не хотите, что такое хорошо, а что такое плохо. он с упорством и дуростью делает всё время одно и то же с видом деревенского простачка.
Я же
2013/10/17, 15:15:41
А кто такой г-н Панаев-Скабичевский? Интеллигент-разночинец, или очередной тупорылый тролль прикалывается?
Евгений Барданов - Игнату
2013/10/17, 15:07:17
Это средневековье, начало периода Эдо. Век где-то 15-16 судя по именам персонажей (Токугава Иэясу, император Гонара и некоторые другие). Костюмы придворных тоже относятся к этому периоду и политический бардак - тоже. После утверждения у трона Тоётоми Хидэёси и затем Токугавы Иэясу Ямато закрылась от внешнего мира, мужиков разоружили, отобрав мечи, оставили им только деревяшки-бокены, восстание икко-икки, кстати, подавленное "большим дураком из Нагоя" Одой Набунагой, - отличный маркер, как и "Северный Тигр" Уэсуга и "Горный Тигр" Такэда. А также пока ещё вполне независимые синоби (ниндзями их тогда не называли - только в конце 18 века появилось это название, кажется), которых исторический Токугава придушил и заставил переквалифицироваться в полицейские. Религиозные склоки реально существовали, а культура, которой восхищаются нынешние япономаны, ещё только начала формироваться. Есть там и анахронизмы вроде карпов кои, педальной механики на лодке, англичан... Но ведь роман - художественный, а не документальный. Главное в нём - вложенные идеи, схожие с современностью
Панаев-Скабичевский
2013/10/17, 13:14:35
М-дя...интересные речи....гениальные....
Игнат
2013/10/17, 12:57:24
В романе невнятно прописано время. Это Новое время или средневековье? Роман, безусловно, имеет место быть. Динамичный сюжет и "квесты", которые преодолевают герои, за это автора можно похвалить. Но вот перегруз японскими словами - это тяжба. Нельзя было написать проще? Читатель ждёт простого и увлекательного чтения, сейчас не такое время, чтобы задумываться подолгу.
Евгений Барданов
2013/10/17, 12:46:39
Глубокоуважаемая Редакция, я ничуть не сомневаюсь, что Вы поставили то, что Вам прислали, не изменив даже единую букву. Но лично я именно эту статью не писал, а тому "автору", который сократил рецензию под названием "Ямато: Неизвестная история" и без спроса её выложил Вам - надо оторвать уши. Его тут уже склоняли и спрягали по-всякому за плагиат. А я только что добавил по телефону за неуважение к товарищам. Принимайте от него только собственные материалы и, возможно, вместе мы воспитаем-таки этого балбеса.
Анатолий П.
2013/10/17, 12:43:33
Отзыв неплох, спасибо!
Редакция
2013/10/17, 10:05:23
Уважаемый Евгений, в журнале публикуются только произведения, присланные авторами. Ни воровством текстов, ни их перевиранием редакция не занимается.
Евгений Барданов
2013/10/17, 05:42:24
Вот так "здрасьте"! Господа, перед Вами только кусок другой моей рецензии, хотя ни слова, кажется, не переврали (как иной раз я обнаруживаю в собственных материалах, переданных для публикации). Что ж, перечёл с интересом и ни от чего не отказываюсь! Роман "Последний рассвет" - это и есть "стилистически кривое зеркало истории", читать его трудно, понимать - ещё труднее. Но В.Власов в нём действительно подналёг на самообразование и преодолел себя самого - личный его подвиг. Для Омска этот роман - в определённом смысле - событие... постольку, поскольку ЗАМЫСЕЛ этой книги весьма оригинален. После того, как главу романа опубликовали в "Точке зрения", имели место и читательские отзывы, и вот с учётом этой критики Власов сочинил повесть "Сон в зимнюю ночь", принятую многими "на ура", и заслуженно.
Ольга
2013/10/16, 15:30:57
Хочется, конечно, сказать культурнее. Но, боюсь, не поймут друзья этого "гения". Скажу словами известного человека:
"Я пророчить не берусь
Но точно знаю, что вернусь
Пусть даже через сто веков
В страну не дураков, а гениев".
Хочется верить, что это когда-нибудь сбудется. Но таких "гениев" нам не надо.
P.S. Комментарии друзей в расчёт не берутся - они одни и те же на все публикации Власова. Одни имена и одни слова.
Олег Романов
2013/10/16, 15:03:25
Прочёл с большим интересом! Мне нравиться всё, что пишет мой коллега - замечательный критик Евгений Барданов. Теперь мне еще больше хочется прочесть новый роман Виктора Власова! Мне захотелось сравнить его с историей культуры древней Японии, с которой я специально ознакомился. Изучил и оружие древних воинов по справочникам оружия. Дело за малым - книга в бумаге. Читать с монитора просто не могу. Нас критиков - часто мутузят. И почти всегда - не за что! А с отслоением сетчатки - уже не пошутишь. Ну, а по прочтениию - поспорю с обоими и автором и критиком - возможно объемной статьёй! Если уж моя критика переведена на японский язык, то и другим читателям – придётся по вкусу!
Юлия
2013/10/16, 13:34:51
Рецензия довольно интересная, только, по-моему, можно было бы шире сказать как-то.
Иван
2013/10/16, 13:22:46
Нашёл перепечатку отзыва Зырянова Алексея на его ЖЖ, там указана ссылка на Великоросс и на Нашу молодёжь:

http://alexey-zyryanov.livejournal.com/15021.html
Степан Ерёменко
2013/10/16, 12:47:49
Роман и повесть, слышал, разные совсем уж. Роман перегружен иностранными словами, что усложняет чтение, а повесть, говорят, проще, интереснее. Хотелось бы почитать повесть.
Роман
2013/10/16, 12:38:24
Здесь анализ хоть есть неплохой. У Зырянова А. поверхностно всё как-то.
Иван
2013/10/16, 12:24:54
Хороший отзыв. Столько всего по поводу этого романа.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Яндекс цитирования
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов